МОНАРХИЗМ КАК НАПРАВЛЕНИЕ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ МЫСЛИ

3 1755

Мировая история политико-правовой мысли насчитывает не одно тысячелетие. За это время рождались, развивались и умирали самые разнообразные представления о государстве и праве. В последние двести лет все многообразие политико-правовых теорий традиционно, но достаточно условно делятся на три основных направления: консервативное, либеральное и социалистическое.

Возникновение консерватизма обычно связывают с революционными событиями во Франции в конце XVIII в. и необходимостью противостоять распространяющейся реформаторской идеологии. Сам термин «консерватизм» (от латинского concervare – «сохраняю») впервые был употреблен французским писателем Р. Шатобрианом, который в 1818 г. начал издавать журнал «Консерватор». Основные доктринальные положения консерватизма были изложены в работах мыслителей рубежа XVIII – XIX веков: Эдмунда Берка, Жозефа де Местра и Луи де Бональда. Хотя его основателем обычно называют Э. Берка, который в 1790 г. опубликовал работу «Размышления о революции во Франции». В России, по мнению многих исследователей, политический консерватизм также зародился в начале XIX в., а именно в 1811 г., когда появилась «Записка о Древней и Новой России» Н.М. Карамзина[10, с. 169]. Хотя, ряд ученых относят зарождение консерватизма в России к значительно более раннему периоду. Так американец Р. Пайпс в 1970 г. определил начало этой идеологии в XV в.[9, с. 1], а профессор В.А. Гусев в 1993 г. переместил его в XI в., когда митрополит Иларион выступил с трактатом «Слово о законе и благодати»[6, с. 44].

В дальнейшем разработка консерватизма в мировой политической мысли привела к выделению его основных положений: приоритет духовных целей государственной деятельности; культ нравственности; признание авторитета церковных и семейных ценностей; культ традиций, национальной культуры; приоритет интересов государства над интересами отдельного человека; сильное иерархичное государство; конкретно-историческая обусловленность личных прав и свобод; постепенность и осторожность проводимых преобразований. Однако, несмотря на это, слова «консервативный» и «консерватизм» не получили четких значений не только в теории государства и права, но в публицистике, употреблялись произвольно, в зависимости от политической или научной конъюнктуры.

В XIX – ХХ вв. в российской публицистике, где фактически тон задавали либеральные и социалистические издания, и в советской науке консерватизм характеризовался как, безусловно, отрицательное идейно-политическое течение, противостоящее «прогрессивным тенден¬циям социального развития»[12, с. 273], было синонимом мракобесия и реакции. В тоже время были определенные попытки осмысления сущности понятия «консерватизм». Например, в 1969 г. А.Л. Янов вычленил два типа «реакционных идеологий»: «охранительный» и «консервативный», хотя надо признать, что фактически это один и тот же политический тип, а различия, приведенные А.Л. Яновым несостоятельны[14, с. 100].

В 90-е годы ХХ в. проблема определения консерватизма долго дискутировалась. Так, например, профессор А.Г. Дугин выдвинул идею «консервативной революции», которая объединяет мировоззрение очень многих мыслителей[3, с. 15 – 16]. Профессор В.А. Гусев дал определение консерватизма, как идеологии, основанной на признании ценности исто¬рической традиции, «при этом принцип следования традиции выступает наиболее об¬щим принципом консервативного мышления. Следовательно, консерва¬тизм, сохраняя общую верность принципу следованию традиции вообще, может иметь существенные различия в зависимости от того, какой имен¬но исторической традиции они собираются следовать»[2, с. 34]. Таким образом, признается существование нескольких видов консерватизма. Своеобразной попыткой уйти от разночтения термина является использование С.М. Сергеевым термина «традиционализм», который он делит на «консерватив¬ный традиционализм» и «творческий традиционализм»[11, с 6]. К.А. Лотарев, в свою очередь, разграничивает консервативное, охранительное и реакционное направления в русском традиционализме[7, с. 14]. Однако, в целом, консерватизм признается единым мировоззрением, например, И.Л. Беленький указывает, что консерватизм – это «система воззрений на мир, ориентированная на сохранение и поддержание исторически сформировавшихся «органических» форм государственной и общественной жизни, ее морально-нравственных оснований»[1, с. 15].

В результате, надо признать, что для политико-правовой мысли понятие «консерватизм» слишком широкое, в нем, собственно, государственно-правовых составляющих, не так уж и много. Следовательно, данный термин не может быть признан достаточно точным для юриспруденции. А ведь давно стало аксиомой утверждение, что теория государства и права, наука, прежде всего, понятийная. Естественно, что и история политико-правовых учений, вынуждена в первую очередь опираться на строго определенные термины. Особое значение приобретает вопрос о тождественности понятия и сущности явления, когда речь идет о том или ином направлении политико-правовой мысли. Ведь совершенно ясно, что для того чтобы постичь сущность того или иного явления необходимо дать ему правильное наименование. Как справедливо отметил П. Флоренский: «суть науки – в построении, или, точнее, в устроении т е р м и н о л о г и и (разрядка автора – И.Т.). Слово, ходячее и неопределенное, выковать в удачный термин – это и значит решить поставленную проблему»[13, с. 210].

В связи с этим думается, что необходимо более четко разграничить такие термины, как «консерватизм» и «монархизм». Довольно долгое время эти два понятия для большинства и ученых и публицистов, являлись синонимами. Такая ситуация объяснялась тем, что вплоть до окончания Первой Мировой войны, большинство государств были монархиями, и, следовательно, всякий кто исповедовал монархические взгляды, автоматически провозглашался консерватором. Однако, надо признать, что и для того времени полное отождествление монархизма и консерватизма было неверным: история государства и права знает немало примеров монархистов-реформаторов. В России такими были М.М. Сперанский, Император Александр II, М.Т. Лорис-Меликов, П.А.Столыпин и многие другие. В ХХ в., наоборот, стали появляться примеры республиканцев, придерживающихся крайне консервативных взглядов. Привычными для политической публицистики 80-90-х годов ХХ в. были такие выражения, как «консервативные круги ЦК КПСС», «консервативное большинство съезда» и т.п. Думается, что совершенно прав профессор И.А. Иванников, утверждавший (правда по другому поводу), что «причисление к консерваторам И.Л. Солоневича и И.А. Ильина лишь за то, что они являлись монархистами и приверженцами православия, является ошибочным»[5, с. 13]. Таким образом, можно сказать, что бывает монархизм реформаторский, а бывает республиканский консерватизм.

Еще одним доказательством невозможности полного отождествления консерватизма и монархизма является история политических партий Великобритании. Уже более двухсот лет существует консервативная партия Англии, главным соперником которой сначала была либеральная партия, а с 30-х годов ХХ в. – лейбористская (рабочая) партия. Консерваторы, естественно, являются монархистами, однако, и их противники, ни либералы, ни лейбористы, никогда не выступали против монархической формы правления.

Главным же аргументом, в пользу разделения понятий «консерватизм» и «монархизм» в политико-правовой мысли, на мой взгляд, является их основополагающее различие. Термин «консерватизм», в первую очередь, идейно-политический, поскольку связан не с той или иной характерной чертой государства и права, а с решением вопроса о желательности или нежелательности перемен, причем не только в государственно-правовой сфере, но и в других сферах жизни общества. Понятие «монархизм» является, прежде всего, государственно-правовым, так как выражает отношение в такой важнейшей составляющей формы государства, как форма правления.

Поскольку именно форма правления и государственно-правовой режим, по общему убеждению теоретиков государства и права, оказывают основное воздействие на решение большинства проблем в любом государстве. Как известно, наиболее существенными чертами государственно-правового режима являются: «способы и порядок формирования органов государственной власти, управления и правосудия; порядок распределения между различными государственными органами компетенции и характер их взаимоотношений; степень реальности прав и свобод граждан; роль права в жизни общества и в решении государственных дел; место и роль в государственном механизме армии, полиции… и других аналогичных им структур; степень реального участия граждан и их объединений в государственной и общественно-политической жизни в управлении государством; основные способы разрешения возникающих в обществе социальных и политических конфликтов и др.»[8, с. 182 – 183].

Вопрос о форме правления, как характеристики порядка образования высших органов государственной власти, организации взаимодействия между собой и населением, является одним из важнейших в политико-правовой мысли. Ведь в государственном устройстве она играет огромную роль, так как именно эта часть государственного механизма в ответе за ключевые решения в области управления страной. Форма правления соблюдает или уничтожает, ускоряет или замедляет те или иные процессы общественно-государственной жизни, которые, соответственно, отвечают или противоречат ее сущности. Монархия, как известно, это форма правления, при которой главой государства является один человек – монарх, должность и титул которого передается по наследству. Монарх обладает властью пожизненно и бессрочно; он олицетворяет собой государство и выступает от имени всего народа; не несет никакой юридической ответственности за результаты своей деятельности. Его власть может быть абсолютна, а может быть ограничена конституцией или парламентом. Но и в томи в другом случае, монарх признается сакральным руководителем, духовным вождем, возведенным на престол Божьей милостью. Он возвышается над всеми классами, сословиями, партиями, олицетворяя весь народ. При этом власть монарха имеет, помимо всего прочего, нравственное ограничение – это ответственность монарха перед Богом и собственной совестью.

Соответственно, монархизм представляет собой направление политико-правовой мысли, главной характеристикой которого является принцип принадлежности Верховной власти, как главе государства, одному лицу, монарху который получил ее по наследству. Для монархизма характерны иррационалистические и антииндивидуалистические подходы, поскольку наследование Престола не связано с каким-либо рациональными условиями (как, например, выборы президента или победа диктатора над своими противниками), при этом индивидуальные качества и способности официального главы государства также никакого значения не имеет. Монархия, с точки зрения всякого монархиста, является естественной властью, которая имеет Божественное происхождение и строится, прежде всего, на религиозных ценностях: самопожертвование, патриотизм, нравственность, самобытная национальная культура.

Другим постулатом этого учения является законопослушание, поскольку это неразрывно связано с верой и верноподданностью. Уже в наши дни Патриарх Алексий говорил: «Первый закон, первые заповеди были даны по воле самого народа и должны были способствовать единению людей с Творцом. Так и во все века человечество не могло и не может жить без закона. Неуважение к закону и утрата нравственных ценностей весьма печально сказались в этом веке на духовном состоянии народа и, как следствие – уровне преступности, которая выливается во все новые формы»[4, с. 13].

Монархизм естественным образом воспитывает культ таких понятий как «честь» и «достоинство», а также верность Отечеству и готовность к его защите, даже если это сопряжено с риском для жизни. Эти принципы чрезвычайно важны и в современном мире, например, в процессе воспитания военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов.

Итак, можно сказать, что поскольку понятие «консерватизм» является больше идеологическим, чем юридическим, его можно использовать в качестве обозначения направления политико-правовой мысли только в очень широком смысле. Причем, в зависимости от конкретно-исторических условий, характеристика «консервативный» может быть отнесена к совершенно разным государственно-правовым идеологиям и явлениям. В связи с этим более правильным представляется выделением монархизма как отдельного направления политико-правовой мысли. Это обусловливается тем, что данное понятие сразу дает сущностную характеристику государственной идеологии, а именно, отношение к такой важнейшей характеристике формы государства, как форма правления. При этом, монархизм, как направление политико-правовой мысли, выступает за монархию (неважно, абсолютную или ограниченную), главной особенностью которой является наследственный и единоличный характер Верховной власти главы государства.

Признание монархизма как самостоятельного направления политико-правовой мысли позволит более четко классифицировать учения о государстве и праве, поскольку главным критерием в данном случае будет выступать отношение того или иного мыслителя к форме правления. Это особенно важно, при рассмотрении истории политико-правовой мысли России.

Литература

1. Беленький И.Л.. Консерватизм // Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года. Энциклопедия. Т. 3. М., 2000.

2. Гусев В.А. Консервативная русская политическая мысль. Тверь, 1997.

3. Дугин А.Г. Консервативная революция. Краткая история идеологий третьего пути // Элементы: Евразийское обозрение. 1992. № 1.

4. Духовность. Правопорядок. Преступность. // Материалы научно-практической конференции 28 марта 1996 г. – М., 1996.

5. Иванников И.А. Проблема эволюции формы российского государства в истории русской политико-правовой мысли второй половины XIX – середины ХХ веков. – Дисс. … докт. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2000.

6. Консерватизм в России. (“Круглый стол”) // Социологические исследования. 1993. № 1.

7. Лотарев К.А. Политический консерватизм в процессе реформирования российского общества. История и современные проблемы.: Автореферат дисс. на соискание уч. ст. канд. полит. наук. М., 1995.

8. Общая теория государства и права. Академический курс. Т.1. Теория государства. М., 2000.

9. Пайпс Р. Русский консерватизм во второй половине XIX века. М., 1970.

10. Пивоваров Ю.С. Политическая культура пореформенной России. М., 1994.

11. Сергеев С.М. Вступи¬тельная статья / Тихомиров Л. А. Монархическая государственность. М., 1998.

12. Философский энциклопедический словарь / Редкол.: С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичёв и др. 2-е изд. М., 1989.

13. Флоренский П. Соч. в 4-тт. Т.3. М., 1999.

14. Янов А.Л. Славянофилы и Константин Леонтьев // Вопросы философии. 1969. № 8.

Первая публикация: Тушканов И.В. Монархизм как направление политико-правовой мысли // Философия права. 2009. № 6 (37). С. 14 – 17.

Стамбул в январе 2022 – трейлер к серии видеороликов

Первое путешествие 2022 года и первый после двухлетнего патриотического перерыва выезд за границу. Стамбул – город уникальный и очень атмосферный. Понимаю, что в рамках полутораминутног...

За что Россия воюет в Сирии?

Зачем русские поехали воевать в Сирию? Этот вопрос часто поднимался диванными аналитиками-либералами. Официальный ответ был сух: "Чтобы защитить нашу страну, остановить наступление терр...

Мудрый совет старшего брата Майкрофта Холмса младшему брату Шерлоку Холмсу.

И еще, Шерлок. Хочу тебе дать братский совет.Поскольку ты будешь иметь дело не с уголовным миром, а с политиками не верь никому. Ни единому слову!

Обсудить
  • +++
  • Спасибо за статью!