Удары возмездия. США тайно модифицировали РСЗО HIMARS, переданные Украине

Почему нам не оставили выбора

6 1680

Этот текст - попытка, скорее всего, увы, обречённая, объяснить происходящее между Россией и Украиной тем, кто искренне считает, что «война - это плохо» и кто за всё хорошее и против всего плохого.

Так вот. Война - это действительно плохо, потому что это смерти, разрушения и так далее. Тем более между настолько близкими народами как народы России и Украины. Собственно, любая смерть - это плохо.

Только вот у плохо есть различные градации. Например, тысячи смертей - гораздо хуже, чем единицы или десятки смертей. А миллионы смертей - гораздо хуже, чем десятки и сотни тысяч смертей.

Одна из главных задач любого государства - защитить наибольшее число жизней. И поэтому, когда встаёт выбор жертвовать или не жертвовать тысячами, чтобы спасти миллионы, любое государство обязано, и именно обязано пожертвовать тысячами. Иначе оно проявит по-настоящему преступное бездействие.

Принцип ведьмака тут не работает – для государства отсутствие решения в ряде ситуаций и будет выбором самого большого зла.

И поэтому, когда перед государством возникает прямая угроза перспективы ядерной войны, которую можно попытаться предотвратить конвенциональной военной операцией - оно обязано начать эту конвенциональную военную операцию.

И именно так началось то, что мы знаем, как специальная военная операция на Украине. 21 сентября Путин сказал об этом уже совсем открыто, прямо упомянув в обращении ядерный фактор и претензии Киева на ядерное оружие.

Поясню, о чём речь, поскольку уже давно лично для себя изучал этот вопрос.

Точкой невозврата стала Мюнхенская речь Зеленского от 19 февраля, а конкретно вот этот её отрывок:

"Я, как президент, впервые инициирую проведение консультаций в рамках Будапештского меморандума. Украина делает это в четвертый раз. Но и Украина, и я — делаем это в последний раз. <…> Если они снова не состоятся или по их результатам не будут приняты конкретные решения по гарантиям безопасности для нашего государства, Украина будет иметь полное право считать, что Будапештский меморандум не работает и все пакетные решения 1994 года поставлены под сомнение".

Перевожу с дипломатического языка на более понятный - это ультиматум Киева, в котором он оставил всего две альтернативы:

1. Украина получает требуемые гарантии в своей интерпретации, т. е. де-факто и де-юре союз против России с ядерными державами Запада (США, Великобританией и/или Францией).

2.Украина выходит из пакетных соглашений "Меморандума о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия" - это официальное название Будапештского меморандума. Украинская часть тех пакетных соглашений - собственно вступление в ДНЯО и отказ от ядерного арсенала. Поэтому иначе как заявление о готовности начать военную ядерную программу данную реплику воспринять невозможно.

Или союз с ядерными державами Запада, или собственное ядерное оружие - это было сказано 19 февраля 2022 г. президентом Украины Зеленским в официальном выступлении в качестве президента. Не где-то в кулуарах или личном твиттере, а в публичном официальном выступлении в качестве президента страны.

Рассмотрим оба варианта.

1. Союз Украины с ядерными державами Запада в форме гарантий.

Если гарантии распространяются на Крым, тут всё совсем просто - это равносильно прямому объявлению войны России, причём со стороны этих ядерных держав Запада.

Но если даже нет и гарантии формально не распространялись бы на Крым, после их получения Киев мог бы "спокойно" начинать военную операцию против Донбасса или российского Крыма, зная, что, когда Россия ответит ударом по украинской территории (например, аэродромам или пунктам управления), в дело вступят ядерные гаранты.

Отступление немного в сторону: именно из-за этого России было так важно получить гарантии невступления Украины в НАТО - вступление Киева в НАТО приводило к ровно такой же ситуации и означало неизбежную войну из-за Крыма с участием ядерных держав Запада.

Собственно, Путин об этом в начале февраля сказал прямо. Кроме того, фактор, что ситуацию Украины отличало именно наличие у Киева прямых территориальные претензии к России (Крым) позднее, комментируя возможное вступление в НАТО Швеции и Финляндии подчеркнул Медведев.

И украинское руководство, кстати, отлично понимало уровень неприемлемости вступления Украины в НАТО для России - небезызвестный Арестович ещё в 2019 г. прямо сказал, что курс на вступление в НАТО означает неизбежную большую войну с Россией, хотя и подвёл под эту неизбежность другие причины (стандартные "имперские амбиции" и прочее).

Но при этом он честно озвучил следующую вилку (полная версия интервью): или мирное поглощение Украины Россией в течение 10-12 лет, если ничего не делать, или держать курс на вступление в НАТО, что гарантирует украинскую независимость, однако приводит к большой войне с Россией. И когда ведущая его спросила, что из этого лучше, он честно ответил: 

"Конечно крупная война с Россией и переход в НАТО по результатам победы над Россией".

2. Ядерная программа.

Тут ключевой вопрос, какие у Украины были возможности её проводить?

Ответ - очень высокие, причём даже в том случае, если до выступления Зеленского ничего для этого специально не делалось. Поскольку большая её часть Киеву досталась в наследство от СССР, включая как инфраструктуру, так и специалистов, и научную школу.

Самое сложное в изготовлении ядерной бомбы - получение соответствующего материала. Это или уран, или плутоний.

С ураном сложнее - подходит только оружейный уран, т. е. обогащённый до 90% и более (содержание "боевого изотопа" уран-235 относительно остальных). И его обогащение - отдельный и сложный процесс.

А вот что касается плутония, плутоний может вырабатываться реактором любой АЭС. На Украине таких было четыре: Ровенская, Хмельницкая, Южно-Украинская и теперь всем известная Запорожская. Однако Киеву по состоянию на 19 февраля 2022 г. и вырабатывать было ничего не нужно – потенциальный материал в более чем достаточном количестве и так был под рукой.

Как мы знаем с мая, на Запорожской АЭС официально хранилось 30 тонн плутония и 40 тонн урана - это не российская пропаганда, это директор МАГАТЭ Гросси

Украинская сторона на эту реплику Гросси сказала, что никакой сенсации в ней нет и это топливо, хранящееся на любой АЭС мира, которое нельзя использовать для военных целей.

Это почти правда. Но есть два нюанса.

Во-первых, в таких количествах - далеко не на любой АЭС мира. Собственно, из всех 4 АЭС только на ЗАЭС было единственное на Украине хранилище отработанного ядерного топлива (по крайней мере, официально известное)

Во-вторых, касательно якобы невозможности использования для военных целей. "Грязную бомбу" сейчас даже не будем рассматривать (про неё подробно есть в этой статье).

Так вот. В случае урана ядерную бомбу действительно можно сделать только из оружейного, а не реакторного урана. Но вот в случае плутония ситуация прямо противоположная - ядерная бомба из реакторного плутония делается.

Процитирую уже упомянутую статью: 

"Такие заряды успешно изготавливались и испытывались еще в 1960-е гг. и позднее, и хотя, по сравнению с классикой, у них меньший КПД и меньший срок хранения, заряд, изготовленный из реакторного плутония, — это полноценный ядерный заряд, особенно если надо создать бомбу быстро".

Единственный вопрос - как быстро бы на Украине смогли воспроизвести технологию 40-х гг. по выделению плутония из остального топлива?

Тут сказать точно сложно, но в худшем для России случае, грубо непрофессионально и с дивана оценивая, несколько месяцев, в более благоприятном варианте - пару лет.

Однако в любом случае, с момента принятия Украиной политического решения о начале военной ядерной программы, готовность которого озвучил президент Зеленский, обратный отсчёт запускался, и России никак нельзя было допустить, чтобы он дошёл до нуля.

Да, ещё может быть такой вопрос - а как же всевозможные проверки и инспекции МАГАТЭ? Разве они бы не заметили в чём дело, после чего международное сообщество не воспрепятствовало бы?

Ну, как "международное сообщество" препятствует, мы можем наблюдать по реакции на обстрелы Киевом ЗАЭС - "Россия виновата" и прочее. Заодно, кстати, вот вам и ответ на ещё один вопрос - применит ли Киев ядерное оружие, если получит такую возможность? После обстрелов ЗАЭС, как мне кажется, ответ очевиден - применит.

Собственно, поскольку Киев исходит из того, что он воюет за независимость и само существование Украины, применение ядерного оружия или обстрелы АЭС с его точки зрения вполне рациональны и логичны - опять же см. статью

А теперь касательно инспекций МАГАТЭ. Выход из "Меморандума о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия" логично означает выход из этого самого Договора о нераспространении ядерного оружия, а, следовательно, и выход из МАГАТЭ, после чего никаких инспекций МАГАТЭ на Украине бы не было.

После чего вопрос незаметности для Киева бы просто не стоял за ненадобностью.

***

Итак, 19 февраля Зеленский на дипломатическом языке озвучивает эти два варианта: гарантии от ядерных держав Запада в интерпретации Киева или начало Киевом военной ядерной программы.

В этот момент Россия находится в ситуации, когда уже идёт военно-политический кризис со взаимным сосредоточением войск с российской и украинской стороны.

Между прочим, далеко не первый в части взаимного сосредоточения войск, что вы легко можете проверить, погуглив или пояндексив (если вы хотя бы немного следили за ситуацией и новостями в предыдущие годы, вы должны быть и так в курсе).

Кроме того, как признают даже американцы, которые засекли сосредоточение с российской стороны, это сосредоточение само по себе не означало, что окончательное решение воевать Россией и лично Путиным уже было принято. Как минимум, такой вывод сделал директор ЦРУ Бёрнс по итогам визита в Москву в ноябре 2021 г. – на тот момент окончательное непересматриваемое решение воевать ещё не было принято .

(Прим.: Это ещё к вопросу об аргументах американской версии о вторжении из-за «имперских амбициях», которое они якобы вскрыли. «Имперские амбиции» как чувство близости между народами двух наших стран, из-за чего мы считаем друг друга не чужими, а своими и родными (хотя в семье бывают ссоры, а уровень ненависти в худшем случае может переходить все пределы) отрицать глупо – но это стало далеко не решающим фактором.

Более того, скорее всего нежелание вступать в полноценные боевые действия с братским народом было для Москвы одним из главных сдерживающих факторов. В отличие от угрозы санкций, на которые в такой тяжёлой ситуации, как точно отметил наш посол в Швеции, действительно «насрать».

Да и даже в логике «имперских амбиций» Россию бы куда больше устроило то мирное «поглощение в течение 10-12 лет» которого в 2019 г. опасался Арестович - хотя бы потому что этот вариант не предполагает восстановление территорий Украины от последствий боевых действий, которое в любом случае обойдётся дороже любых санкций.)

Однако к 19 февраля ситуация уже сильно ухудшилась по сравнению с предыдущими кризисами. В частности, ВСУ резко увеличили интенсивность обстрелов ДНР и ЛНР с задействованием тяжёлой артиллерии - это было зафиксировано мониторинговой группой ОБСЕ начиная с 16 февраля и особенно 17 февраля.

И вот на этом фоне в Мюнхене 19 февраля озвучиваются два варианта от Зеленского: гарантии Киеву от ядерных держав или собственная ядерная программа.

Ужас для России в том, что второй вариант ещё не самый худший - он хотя бы даёт минимум несколько месяцев форы.

А вот гарантии Киеву со стороны Запада, при желании, могли быть даны в любой момент. Конечно, с одной стороны, это не самый вероятный вариант, но, с другой стороны, исключать его Москва уже тоже не могла. Тем более, что речь Зеленского была всего через два дня после совместного заявления Украины, Великобритании и Польши о поддержке двумя последними борьбы Украины с "российской агрессией" за суверенитет и территориальную целостность в, цитата, "международно признанных границах", т. е. с российским Крымом. Россия не могла исключать, что заявления Зеленского в какой-то степени могли быть согласованы с той же Великобританией и Лондон вскорости эти гарантии Киеву предоставит.

В этих условиях Россия оказалась перед прямым риском ядерной войны: или прямо сейчас, если гарантии Киеву таки дадут, или немного отложенной, если Киев начнёт разработку своего ЯО.

В таких условиях было преступно НЕ начинать конвенциональную военную операцию, которая и резко уменьшит вероятность немедленного предоставления Киеву гарантий, и значительно затормозит возможный прогресс Киева в ядерной программе (собственно, именно поэтому российские войска, скорее всего, как можно скорее постарались взять под контроль конкретно Запорожскую АЭС).

Да, увы, в международной политике бывают ситуации, когда преступно бездействие, а начало боевых действий наоборот является этим необходимым действием.

21 февраля, через два дня после речи Зеленского, ДНР и ЛНР были признаны Россией, а Путин выступил с последним предупреждением, в котором уже с российской стороны практически открыто пригрозил началом военных действий, если Киев и Запад не одумаются.

22 и 23 февраля обстрелы украинской артиллерией ДНР и ЛНР продолжались с прежней высокой интенсивностью. Вот отчёт мониторинговой миссии ОБСЕ за 22 февраля от 23 числа.

Отчёт за 23 февраля дать не могу, поскольку 24 февраля миссия ОБСЕ занималась уже другим.

Поэтому 24 февраля у России не осталось иного выбора, кроме как начать конвенциональную военную операцию. Не потому что кто-то посчитал это хорошим решением и грезит имперскими амбициями. А потому что это плохое решение, но альтернатива, а именно ядерная война, гораздо хуже.

Поэтому произошло то, что произошло. И сейчас оно ещё не закончилось. У Киева под контролем всё ещё три АЭС. Киевом обстреливается Запорожская АЭС. Киев с ещё большей решимостью (что вполне понятно) пытается получить военный союз с ядерными державами Запада.

Кроме того, для России Крым, а скоро уже окончательно Донбасс, а также Херсонская и Запорожская области - территория и, главное, население России, поскольку жители этих регионов проголосовали/проголосуют (что по опубликованным опросам и явке первых дней уже очевидно) за вхождение в состав России. Но для Украины всё это также свои территории и главное люди, от которых она вряд ли откажется.

Поэтому, увы, я не вижу перспективы мирного разрешения конфликта (такое в международной политике, увы, тоже бывает - даже несмотря на постоянные ритуальные и часто пустые фразы о необходимости мирного разрешения по поводу и без). Перемирие теоретически возможно, но оно приведёт к возобновлению военных действий в ещё более худшей конфигурации - обе стороны дополнительно подготовятся, причём Киев максимально постарается либо самостоятельно получить ядерное оружие, либо ядерных союзников, либо и то, и другое. Поэтому жертв в этом случае будет гораздо больше.

Лично я, по понятным причинам, надеюсь, что боевые действия завершатся победой России. И лично мне бы очень хотелось, чтобы по итогам произошло воссоединение России и Украины в нашу общую единую Родину - это будет лучшей гарантией, что ещё раз подобное плохое, но необходимое решение уже никогда не придётся принимать вновь.»

Источник

Взрыв на авиабазе Энгельс

Относительно взрыва на авиабазе Энгельс. По неофициальной информации прилетел беспилотник (какого типа не указывают) и повредил два самолета. По сути атакован один из объектов ядерной триады РФ. Если ...

Содержанки

И снова на связи творческая элита. «Нет у россиян большей героини, чем Алла Пугачёва. Кто сейчас? Эти, которые поют какие-то сумасшедшие песни с лицами такими озверелыми? Они вместе не переве...

Войну начали НАТО и Украина, но писать историю будут не они

Японский эксперт Ивао Осаки (Iwao Osaki – доктор политологии, окончил юридический факультет Университета Кейо и докторантуру Высшей школы международных отношений Университета Рицумейкан...

Обсудить