• РЕГИСТРАЦИЯ
Коронавирус. Последние новости

Торговля Московского государства с Западом в XVI и XVII ст. Торговля англичан и голландцев

0 218

Отрывок из девятой главы книги Кулишера И.М. «История русской торговли до девятнадцатого века включительно.» – Изд-во «Атеней». – СПб., 1923.

До XVI ст. главным пунктом, где соприкасалась хозяйственная жизнь России с Западом, являлся Новгород. Дополнением к нему были северо-западные города – Полоцк, Смоленск, Витебск, развивался путь по Западной Двине. Теперь выдвинулся север, Белое море вместо Западной Двины – Северная Двина, путь по ней и дальше до Москвы; впервые установились непосредственные морские сношения между Россией и Европой. После открытия Америки Христобалем Колоном (Колумбом) во всех европейских государствах обнаруживается страсть к открытию новых стран, снаряжаются экспедиции для отыскания новых путей. Из Англии экспедиции направляются на север – ищут новых земель как на западе, так и на востоке. Идя к западу, англичане попадают на крайний север Америки, к Гудсоновой реке; двигаясь к востоку, они не находят, правда, нового пути в Азию, но зато, подобно Колону, открывают если не новую часть света, то во всяком случае новую страну – Московию.

Вновь возникшее «общество купцов-искателей для открытия стран, земель, островов, государств и владений неведомых и доселе морским путем не посещаемых отправило три корабля, из которых два были затерты полярными льдами, и смелые мореплаватели без теплой одежды и пищи медленно умирали; корелы нашли на Мурманском море корабли, которые стоят на якорях в становищах, а люди на них все мертвы и товаров на них много. Ричарду же Чанслеру, ехавшему на «Благом предприятии», удалось благополучно добраться до Усть-Двины, где он пристал к монастырю св. Николая: того же лета – читаем в Двинской летописи под 1553 г. «августа в 24 день прииде корабль с моря на устье Двины реки и обослався: приехали на Холмогоры в малых судех от английского короля Эдварда посол Рыцарт а с ним гости». Чанслер был вызван в Москву Иоанном Грозным и представил ему грамоту, экземпляры которой были даны каждому кораблю ко всем владетелям стран, в которые они могли бы попасть. «Мы предоставили почтенному и храброму мужу Гугу Вилибею и прочим с ним находящимся – говорится в ней – нашим верным и любезным подданным идти по их усмотрению в страны, им прежде неизвестные, чтобы искать того, чего у нас нет, и привозить из наших стран то, чего нет в их странах. И таким образом произойдет выгода и для них, и для нас и будет постоянная дружба и ненарушимый союз между ними и нами.» Чанслер был милостиво принят Грозным, желавшим установить сношения с Англией, в особенности для получения с Запада вооружения, которого поляки и шведы не хотели пропускать: государь, царь и великий князь – говорится в той же Двинской летописи – «королевского посла Рыцарта и гостей аглинские земли пожаловал, в свое государство российское с торгом из-за моря на кораблях им велел ходить безопасно и дворы им покупать и строить невозбранно.» Чанслер во время своего пребывания в Московском государстве собирал сведения о торговле, как это известно из записки его к дяде своему Фронтингэму, а находившийся при нем Иоганн Гассе описал для английского купечества русские монеты, меры и весы, указал производимые в России товары и советовал устроить складочное место для английских товаров не только в Москве, но и в Вологде. После этого Чанслер благополучно «отошел в свою землю».

После таких успешных результатов, открывавших для английской торговли новое поприще и подготовивших все для нее необходимое, образовалась уже новая компания, во главе с губернатором, 4 консулами и 24 ассистентами. Получившая в 1555 г. у короля Филиппа и королевы Марии хартию на исключительное право торговли с Московским государством, как и с другими странами, которые она откроет на севере, северо-востоке или северо-западе от Англии; всякая попытка посторонних лиц нарушить монополию компании, торгуя с этими странами, наказывается конфискацией товаров. Компанией была выработана инструкция для своих агентов, отправляющихся в Россию, которые должны были собираться и советоваться о том, что было бы всего приличнее и выгоднее для компании, а в то же время изучать русский народ во всех его сословиях, его нравы, обычаи, подати монету, вес, меру, счет, товары, которые могут быть с выгодой проданы в России; наконец, они должны были всемерно стараться выведать путь в Китай, морем или сушей. Кроме того, им предписывалось не нарушать никаких законов в Московии, ни религиозных обычаев населения, торговать без нарушения порядка, с населением обращаться вежливо, не насмехаясь над ним, и не трогать женщин. Русского желательно заманить на корабль и напоить его, чтобы выведать у него разные тайны, но не делая ему при этом никакого зла. Далее слугам воспрещается богохульство, игра в карты, непристойные разговоры, всякие интриги и ссоры, предписывается обязательная утренняя и вечерняя молитва и чтение вслух Библии. В то же время компания приказывает соблюдать осторожность по приезде в Архангельск – не уходить далеко от своих судов, не расставаться по возможности с оружием, как и не проявлять жадности к подаркам.

В 1555 году Грозным была выдана компании первая привилегия, в которой установлена беспошлинная торговля англичан, свободный приезд в Россию и обратный выезд, а также было гарантировано, в случае кораблекрушения, возвращение компании всего спасенного имущества. В знак особого благоволения царя, она получила в Москве дом на Варварке. Новая привилегия была дана компании в 1567 году, привилегия крайне важная, ибо, помимо подтверждения прежних прав, ей дозволено вести беспошлинную торговлю также в Казани и Астрахани, Нарве и Дерпте, следовательно, ездить не только северным путем, но и чрез Балтийское море. Предоставлено и право торговать с восточными народами, в особенности вести торговлю с Персией, торговать в Болгарии и Шамахе. Мало того, ни другим иностранцам, ни англичанам, не входящим в состав компании, не дозволено приезжать в Московское государство северным путем – гавани на Ледовитом океане и Белом море открыты для одной лишь компании. В 1569 г. к этому прибавлено право чеканить английскую монету на русских монетных дворах, и привилегия «жить везде в России по своему закону» – право суда и наказания над англичанами принадлежит главному агенту компании, русские власти обязаны оказывать ему содействие. Наконец, за преступления, совершенные агентами компании, будет взыскиваться с них самих, но отнюдь не со всего общества – принцип личной ответственности, отказ от права репрессалий. Это были чрезвычайно широкие права – исключительное право приезжать северным путем, возможность торговать с Персией, беспошлинная торговля, право торговать и иметь свои дворы во всевозможных городах, наконец, право самоуправления в широких размерах. Это был кульминационный пункт; никогда впоследствии компания не пользовалась столь широкими привилегиями. Правда, уже два года спустя Иоанн Грозный, разгневавшись на английскую королеву Елизавету за ее нежелание заключить с ним политический союз, выместил свою злобу на «торговых мужиках», т.е. английских купцах, арестовав все их товары и заявив Елизавете, что «и без английских гостей Московское государство не скудно было». Но вскоре припадок царя прошел, и он вернул и товары, и прежние вольности компании. И не без основания дьяк Щелкалов говорил английскому послу Боусу после смерти Грозного: «умер твой английский царь». [Юрий Толстой. Первые сорок лет сношений между Россиею и Англиею. Грамоты. 1875- Его же. Обзор первых сорока лет, сношений между Россиею и Англиею. 1875 - Гамель. Англичане в России в XVI и XVII ст. Зап. Имп. Акад. Наук. Т. VIII. Прил. № 1. Любименко. История торг. снош. России с Англией. Вып. 1.1912. Ключевский. Сказания иностранцев о Московском государстве. Гл. XI. Цветаев. Протестантство и протестанты в России до эпохи преобразований. 1890. Гл. IV. Костомаров. Очерки истории торговли Моск. госуд. в XVI и XVII ст. 1889. Гл. I].

Привилегии Федора Иоанновича и Бориса Годунова, которого англичане именовали «лордом-протектором», при всем доброжелательном отношении их к компании, дают ей уже гораздо меньше. Правда и здесь говорится: «мы, ради нашей сестры королевы Елизаветы и во внимание к тому, что согласно их свидетельству, они подвергаются большим потерям и препятствиям при мореплавании, даруем... дозволение свободно приезжать в Москву и во все наши владения со всякого рода товарами и торговать ими, как пожелают. Приказываем не взимать никаких пошлин с их товаров, ни других сборов при переезде с места на другое водою или сухим путем, при спуске кораблей, при проезде через какую-нибудь землю, за корабли и суда, как и поголовных денег не брать с них, ни денег за проезд через мосты или за переправу и за свидетельство в местах остановки». [Милостивая грамота Федора Ивановича, нового царя, дарующая привилегии английским купцам. Записки о Московии XVI века Сэра Джерома Горсея. Перев. Белозерской. 1909 Прил., стр. 117].

Таким образом, англичанам даруется по-прежнему право повсеместной торговли без уплаты пошлин и сборов. Но, помимо того, что им здесь не дозволена торговля в розницу, они уже не являются более монополистами. Северный путь открыт и другим народам, как открыт всем англичанам, а не одной только компании. Между тем англичане считали, что, открыв впервые северный путь в Россию, они имеют право на исключительную монополию торговли с Россией и не только на Архангельск, но и в Новгороде и Нарве. Англичанин Гаклейт еще в 1598 году писал, что английская нация приобрела себе великую славу навсегда, вследствие открытия моря у Северного мыса, ранее неизвестного, и удобного пути в Русскую империю через залив св. Николая и реку Двину. Он сравнивал это открытие с открытием португальцами моря у мыса Доброй Надежды и морского пути в Индию, а итальянцами и испанцами – неизвестных прежде стран к западу и юго-западу от Гибралтара и от Геркулесовых столбов. [Гамель. Англичане в России в XVI и XVII. ст. Прил. I к т. VIII. Зап. Имп. Акад. Наук, стр. 32].

Таким образом, открытие морского пути в Московию приравнивалось к открытию морского пути в Индию, а открытие самой Московии к открытию Америки – англичане хотели доказать, что они в области открытий не уступят португальцам и испанцам. В силу этого, в грамоте, переданной английским послом Елизаром Флетчером в 1587 г. царю Федору от «Елизавет Королевны», говорилось, что торговля предоставлена была английским - «торговым людям, которые впервые на Русь дорогу нашли морем с великими убытки и с томленьем», и прибавлено: «ино иным не пригодитца на Русь ездити, которые ся не убытчили и не промышляли тем первым путем». И обращаясь к «любительному брату своему, государю, о том, что которые статьи написаны были в торговой грамоте, которую гостем дал прежний государь Иван Васильевичь, а те бы статьи, которые пригодятца, написати велел в нынешнюю грамоту», – Елизавета прежде всего бьет челом Федору Иоанновичу, «чтоб англичанин никакое и иные иноземцы не ездили торговать в его государеву землю, по сю сторону Варгава, ни к которому пристанищу, к Двинскому устью, и к Ругодиву (Нарве) и в Новгород без королевнины проезжие грамоты и ослобоженья». Иначе говоря, кроме компании никто торговать не должен, ибо только ее агенты будут получать «королевнины проезжие грамоты». Флетчер в своей речи прибавил к этому подробное объяснение и заявление от имени королевы, «чтоб он, государь, вспамятовал, что ее прежреченные торговые люди первое дорогу проискали и торг уставили всее земли, и им стали в то убятки в их товарех, а его, государеве, земле и его, государевым, подданным людям от них великая прибыль учинилась», а королевна надеется, «что государь и его государевы разумные думцы то их страданье вменят им за доброе дело». Он ссылается как на то, что «те, которые дорогу проложат и пристанища находят, в великой чести бывают и их везде берегут, во всех землях», так и на пример («а болши того обрасца ненадобеть») «великоразумного и мудрого» отца государя, «как он с великою любовью принял ее торговых людей и дал им свои жаловалные поволные грамоты, что им одним торговати во всем в его государстве, и для его государевы любви гости ее радовалися его государевым жалованьем и того для пребывали в торговлях на Руси и не отвели своее торговли к иным землям». А между тем «здесь торгуючи мало прибытка имеют протии того, что им можно взяти в иных государствах, которые государства поближе к ним... толко они все на себя приимают, не хотя отстать от него, от государя».

Заслуги компании, следовательно, велики. Ею впервые найден путь, она торгует с убытком на Руси, а могла бы в других землях иметь большую прибыль, для Руси же большая выгода получается. Отсюда, по примеру Грозного, ей следует даровать исключительное право, торговли. Королева Елизавета просит, чтоб государь «от нее выслушал, что ей известно есть про ее гостей, как они от иных терпели и что иноземцы над ними чинили, которые иноземцы вытеснили их из их торговли, а они сперва здесь торг уставили». В ответ на это велено было объявить «королевнину посланнику Елизару», какие огромные привилегии англичане получили: им «было жалованье мимо всех иноземцев, а какова им дана была поволная торговля во всех государя нашего государствах, и дворы им подаваны во многих городех государя нашего безданны, и грамота им жаловалная... сперва дана, какова им была люба, и пошлин с них имати не велел в своем государстве, на Москве и по всем городом». «А в те поры – читаем далее – за государем нашим... была государя нашего вотчина, Лифляндская земля и большое пристанище морское было у Ругодива (Нарвы), и всех поморских государств торговые люди с товары приходили к Ругодиву, а не одни аглинские гости, приходя в государя нашего государстве торговали... а ты ныне в своих речех говорил, будто одним аглинским гостем торговать ведено (было) в государя нашего государстве, и то гости аглинские ложно сказывали королевне». «А как Ругодивское пристанище от государевы вотчины отошло и отец государев... у морского пристанища, у Колмогор велел поставити город и всяким торговым людем изо всех государств поволил приходить к своему государству к Двинскому городу к пристанищу морскому, а аглинским гостем в своем государстве поволил государь торговати по прежнему всякими товары без вывета и свое государево жалованье к ним держал великое, свыше всех земель гостей». При этом Флетчеру указывается и на то, что англичане на Руси вовсе не «великие убытки терпели», а напротив «торгуючи безпошлинно много лет, многие корысти себе получили». Особые же их преимущества, которые им дарованы «мимо всех иноземцев», заключаются и в том, что им дозволено проезжать «в Бухары, в Шамаху, и в Казбин, в Кизылбашскую землю... и мимо Казани и Астрахани во все в те государства пропущати торговати государь велит и пошлин с них имати не велит»; тогда как «иным иноземцем никому никуды мимо Московское государство, ходити не велено ни одное версты за Москву, не токмо в Казань и за Казань, и за Астрахань, а аглинским гостем, мимо всех иноземцев, через свои государства так поволил ходить в такие далние государства, любя сестру свою любителную Елизавет Королевну». [Статейный список приезда и пребывания в России английского посла Елизара Флетчера. Временник Имп. Моск. Общества Истор. и Древн. Российск. Кн. VIII. Стр. 5- 7- I2-15].

Таким образом, сохранить за одной лишь компанией торговлю северным путем не удалось. Еще менее шансов на успех имела, конечно, попытка запретить другим иностранцам торговать в Нарве и других русских городах. Впрочем, ответ, данный Флетчеру царем Федором, не во всем соответствовал действительности. В Нарве, правда, всегда торговали купцы других национальностей, шведы, ганзейцы и т. д., и вели там торговлю еще гораздо раньше, чем появились на Руси англичане. Что же касается Архангельска, то в ответе Федора Иоанновича дело изображается так, как будто с потерей Лифляндии Грозный перенес торговлю к Северному морю, хотя, как мы знаем, инициатива исходила от англичан. В Архангельск первоначально приезжали одни представители английской компании, а вовсе не «всякие торговые люди», и только позже стали появляться и голландцы, французы, гамбургцы, как и посторонние компании англичане. Англичане несомненно впервые открыли путь в Архангельск, хотя отдельные случайные поездки этим путем, как указывает Гамель, совершались еще до них. Из этого однако еще нельзя делать вывода, будто без них торговые сношения на Белом море не установились бы. В эту эпоху, когда все народы стали совершать путешествия для открытия новых земель, и этот путь, не мог остаться неизвестным; если бы не англичане, то голландцы, которые уже делали попытки в этом направлении, несомненно попали бы в Белое море и установились бы сношения между Западом и Московским государством. Белое море являлось в то время единственным, открывавшим России свободный выход и непосредственные сношения; путь на Архангельск был вполне естественным, необходимым.

Англичане явились пионерами в морской торговле с Русью; они дали Московскому государству возможность вступить в непосредственные сношения с Западом, получая оттуда и товары, и опытных мастеров, тогда как другие страны – Германия (император) и в особенности Польша относились к этому крайне недоброжелательно, опасаясь, как бы Московия, «враг наследственный всех свободных народов», который до сих пор «был невежествен в художествах и незнаком с политикой», не научился промыслам и искусствам, не приобщился бы к европейской культуре, а в то же время не стал бы выделывать нужные для войны предметы; в этом случае Запад мог опасаться «ужасного нашествия жестоких врагов – московитов». Отсюда нападения поляков, датчан, шведов на английские, французские и иные корабли, направляющиеся в Архангельск. Но причина захвата этих судов была и другая – попросту конкуренция различных народов, желание ослабить других и захватить в свои руки торговлю с Московским государством. Это было обычное явление в ту эпоху, когда западноевропейские страны – Англия, Голландия, Франция, Швеция, Дания – выступали на арену мировой торговли и в значительной мере посредством насильственных действий старались выбить конкурентов из различных стран. Такая борьба происходила и в Индии, и в Северной и Южной Америке, и других частях света.

Московское правительство создало такую конкуренцию и у себя и тем самым лишило англичан возможности стать монополистами и распоряжаться на русском рынке по своему усмотрению. Правда, как мы видели, англичане и после Грозного пользовались гораздо большими привилегиями, чем купцы других стран. Беспошлинная торговля, право жить и строить свои дворы во всевозможных городах, ездить в страны Востока – все это было дано одной лишь английской компании, в качестве своего рода признательности за ее заслуги в деле сближения. России с Западом, за то, что она положила почин в этой области. Но наряду с пятью пристанями на севере, предоставленными англичанам, две были отданы голландцам и, кроме того, в Коле было разрешено приставать и французам; и те, и другие получили право торговать в различных городах с уплатой половинной пошлины. Мало того, наряду с компанией торговали и отдельные, не входившие в состав ее, части, английские купцы, объединявшиеся иногда в товарищества и наносившие крупный ущерб компании. Так, напр., в 1567 г. в Нарву приезжало до 70 английских кораблей, нагруженных главным образом сукном, металлами и винами, но привезенными не только из Англии, но также из Франции, Италии, Нидерландов. Посланы они были образовавшимся в Англии обществом для торговли с Нарвой, в составе 46 членов, во главе которого стоял один из бывших агентов компании Беннет и еще несколько человек, также из покинувших службу у компании приказчиков. На такие, происходившие неоднократно попытки бывших агентов компании устраивать конкурирующие с нею общества компания реагировала, добиваясь у королевы Елизаветы писем к царю с просьбой о выдаче «непослушных подданных, неблагодарных граждан своего отечества», но и Грозный и Федор Иоаннович решительно отказывались выполнить ее волю. [Любименко. История торг. снош. России с Англ. в XVI ст. Стр. 52].

Представитель компании Горсей среди своих заслуг указывает на ту пользу, которую он принес компании, не только добившись права ездить чрез Россию в страны Востока и уплаты различных долгов компании, но также того, что «все купцы, которые вели торговлю в этой стране контрабандою, без позволения английской компании, в числе 29, были отданы в его руки для препровождения их в Англию». [Записки о Московии XVI века сера Джерома Горсея. 1909-стр. 78].

Но он ошибался: это была лишь небольшая часть «контрабандистов», остальные продолжали свободно торговать и впоследствии. Привилегия царя Бориса, данная компании в 1598 г., подобно предыдущим, не содержала никакого запрещения для этих лиц торговать в России, как ни добивалась этого компания. В других частях света, где английские компаний открывали новые земли и вступали в торговые сношения, они поступали гораздо решительнее как с купцами других национальностей, так и с теми англичанами, которые позволяли себе торговать помимо привилегированной компании. Происходили форменные сражения с первыми и изгнание их из данной местности, пускали ко дну суда вторых, и они рассматривались в качестве пиратов. Но там речь шла о завоевании новых стран и покорении туземцев, строились форты, содержалось войско. В России положение было совершенно иное, все зависело от благоволения и согласия правительства. Только на пути туда, на море можно было производить нападения на суда конкурентов, но в пределах страны приходилось, скрепя сердце, мириться со всеми нарушителями монополии, ограничиваясь распространением про них всяких ложных слухов и наветов, называя их шпионами польского короля и т. п. И так поступала не только английская компания, но и иные английские товарищества по отношению к ней, голландцы относительно англичан и т.д. Как мы видели, в Московское государство приезжали для торговли купцы всевозможных наций. Действительно, торговали по всей Руси литовцы и поляки, со времени Тявзинского мира 1595 г. и шведы (первоначально только в Новгороде), с 1587 г. французы. Посещали Россию ливонцы, гамбургцы и бременцы, датчане. Но наибольшую роль играли первоначально англичане, а затем первое место стали занимать голландцы. Эти две крупнейшие торговые нации, соперничавшие за преобладание и в других странах и частях света, и здесь вели ожесточенную борьбу, и в результате победа осталась за голландцами, – по крайней мере в XVII и в начале XVIII ст. В 1618 г. нидерландский резидент в России Исаак Масса писал в своем донесении генеральным штатам из Архангельска, что «в настоящее время англичане здесь осрамлены, а наша речь теперь в силе. Наконец, в Москве князья узнают истину относительно всего, что прежде говорилось о торговле с англичанами, от которой, в течение 50 лет, царь не получил никакой выгоды, между тем, как от голландцев ежегодно поступают значительные суммы в таможню; теперь узнают, кто лучше и усерднее служит России во всех отношениях... Насколько здесь прежде англичан уважали, настолько их ныне презирают; насколько они прежде держали здесь себя гордо, настолько они теперь повесили нос и сделались чрезвычайно ласковы к нам; впрочем, иначе они и не могли поступить, и если не представится какого-либо средства, то компания их рушится в этом году, так как в этом году прибыло лишь три английских корабля в Архангельск, а наших было больше тридцати, и они продали весь свой товар и возвращаются в Голландию, нагруженные русскими произведениями». «С нашими купцами – прибавляет Масса – в нынешнем году поступлено чрезвычайно милостиво. Они заплатили с купленных и проданных товаров пошлины в размере не более 2 проц». Он указывает на то, что англичане всячески стараются возбудить ненависть к генеральным штатам, что они подали царю записку с сообщением о том, что Голландия «желает вмешиваться в дела всех стран и вселить в них раздор», что она была виновницей шведской войны, которая большей частью производилась ее силами и средствами, и что она добилась выступления Польши против России. [Записки о России XVII и XVIII века по донесениям голландских резидентов. Три письма Исаака Массы генеральным штатам, 2-ое и 3-е письмо. «Вестн. Евр.» 1868. VIII. Стр. 802 – 03. 809 – 10]

Англичанин Коллинс, с своей стороны, 50 лет спустя, характеризовал деятельность голландцев на Руси следующим образом: «Голландцы, как саранча, напали на Москву и отбивают у англичан хлеб. Они гораздо многочисленнее, богаче англичан, ничего не щадят для достижения своих целей и всюду бросаются, куда манит их выгода. В России принимают их лучше, чем англичан, потому что они подносят подарки боярам и таким образом приобретают их покровительство. Точно также они стараются унизить и осмеять англичан: рисуют карикатуры, сочиняют пасквили и тем вызывают у русских отрицательное представление о нас. Они изображают нас в виде бесхвостого льва с тремя опрокинутыми коронами и множества больших собак с обрезанными ушами и хвостами... И эти изображения их производят на русских большое впечатление». [Коллинс. Нынешнее состояние России. Чтен. Имп. Общ. Истор. и Древн. 1894-1, 38 – 39].

Таким образом, обе стороны прибегали к одним и тем же средствам. Голландцы в особенности старались добиться отнятия у англичан тех усиленных привилегий, которыми московская компания пользовалась. Эти привилегии были подтверждены еще в 1614 и в 1628 г.г: Царь Михаил Феодорович, по примеру царя Феодора и царя Бориса, предоставлял «аглинским гостем сер Томасу Смиту Книхту с товарищи ходити к Москве и в нашу отчину в Великий Новгород и во Псков и все наши государства с товаром торговати беспошлинно... для великого государя брата нашего любительного Якуба (Якова) короля любви». Им разрешено по-прежнему «товар свой продавати на Колмогорах и на Двине и на Вологде и в Ярославле», причем подробно перечисляются всякие пошлины (замытные, свальные, проезжие, судовые, с голов и с мостовщины, с явки и с перевозов), которых «имати есмя не велели». Впрочем, в жалованной грамоте 1628 г. все эти права распространяются только на «Сер Джона Мерика Книхта с товарищи с двадцати трех человек, которым гостем имена подал... его королевского величества агент Фабян Смит». На самом деле не только эти 23 человека, но и целый ряд других лиц, под видом их слуг и факторов, торговали беспошлинно; не говоря уже о том, что англичане нарушали постановление «чужих товаров за свои товары с собою не привозити», а продавали, пользуясь освобождением от пошлин, и товары, привозимые из других стран или принадлежащие купцам других национальностей, под видом своих, нанося убыток не только казне, но и русским купцам. Последние с восшествием на престол царя Алексея Михайловича били челом ему, что «после московского разорения, как воцарился отец твой, государев, английские немцы, зная, что им в торгах от Московского государства прибыль большая и желая овладеть всяким торгом, через подкуп думного дьяка Петра Третьякова взяли из Посольского приказу грамоту, чтобы торговать английским гостям у Архангельска и в городах Московского государста 23 человекам; но начали приезжать в Московское государство человек по 70 и больше, понастроили себе домов и живут без съезду, товара своего у Архангельска русским не продают и не меняют, а везут его прямо в города и продают, когда поднимутся в цене; русские же товары, которые мы прежде на их товары выменивали, теперь они покупают сами, своим заговором, чрез посылаемых ими по городам и селам покупщиков и отвозят в свою землю беспошлинно или, тоже без платы пошлин, тайно продают на деньги у Архангельска купцам других наций, голландским, брабантским и гамбургским немцам; всеми торгами, которые принадлежали нам, завладели английские немцы». [Акты Археография. Экспед. IV. № 13. Соловьев. Изд. 3-е. X. 129 ел. Цветаев, стр. 268].

Здесь мы находим всевозможные обвинения – и в беспошлинной торговле целой массы не имеющих на то права лиц, и в непосредственной закупке товаров у местных жителей, минуя купцов, что было запрещено, и в продаже товаров другим гостям, что также не дозволялось, – словом, во всех грехах, которые можно было поставить в вину купцам того времени. «Милосердый государь – заключают они, – пожалуй нас, холопей и сирот своих, не дай нам от иноверцев быть в вечной нищете и скудости, не вели искони вечных наших промыслишков у нас бедных отнять». Челобитная возымела свое действие, ибо совпадала с интересами самого московского правительства, несшего явный убыток от привилегий компании, которая не платила пошлин. В виду развития торговых оборотов ее, эти убытки были уже весьма значительны, и московское правительство, у которого не хватало решимости лишить сразу англичан этой привилегии, воспользовалось удобным случаем и покончило с прежними их льготами. Когда после воцарения Алексея Михайловича возник обычный вопрос о подтверждении жалованной грамоты англичанам, он сослался на то, что англичане учинили «злое дело, государя своего Карлуса до смерти убили». Как писал Кильбургер, «царь сказал, что такие люди, которые своего собственного короля лишили жизни, недостойны его привилегий». «Когда вы своему королю по изменнически дерзнули голову отсечь, чего подлее нигде на свете не слыхано, то я с вами никакого сообщения не хочу» – велел им сказать царь. Английскую революцию и убийство короля Карла искусно эксплуатировали и голландцы, обвиняя англичан в неблагонадежности. Указ 1649 года ссылается на то, что царь Михаил Федорович разрешил англичанам повсюду торговать в России, но теперь, в 1649 г., многие прежде пожалованные англичане умерли, – стало быть, и привилегия потеряла свое значение. Далее приводятся обычные обвинения англичан, что они составили союз, торгуют заповедными товарами и т.д., отчего русские торговцы беднеют, англичане богатеют. И в заключение указывается на то, что прежде торговали они по государевым жалованным грамотам, которые даны им по прошению «английского Карлуса короля», а теперь они убили его и потому грамота потеряла силу. В результате англичане были выселены из Москвы – им в Московском государстве «быть не довелось», а велено «со всем своим имением ехать за море, а торговать с Московскими торговыми людьми всякими товарами, приезжая из-за моря у Архангельского города» и притом с уплатой пошлин. [Мартене. Собрание трактатов и конвенций. Т. IX (X). 1882. Введен. XCIII-XCIV].

Если когда-то в шутку говорили, что английский двор будет превращен в монастырь, то теперь в нем была устроена «большая тюрьма». Сношения между Россией и Англией после этого не прекратились. Царь Алексей не признавал Кромвеля и весьма нелюбезно обошелся с его послом, напротив, поддерживал переписку с принцем Карлом, а по восшествии его на престол, возобновился обмен посольствами. Стюарты после реставрации стали вновь поднимать вопрос о возвращении их подданным привилегий в Московском государстве, ссылаясь на то, что, лишенные царем прежнего своего положения в наказание за измену законной династии, они теперь, по возвращении ее, должны получить полное прощение. Но ни обращения в этом смысле к Алексею Михайловичу, ни такие же просьбы, направленные к Федору Алексеевичу, а затем к Иоанну и к Петру, не привели к каким-либо результатам. «Прежним компаниям (соглашениям) быть не годится – от них более ссоры, чем дружбы, – открылось, что они торгуют подкрадными обидными товарами», т.е. контрабандой. Решено было раз навсегда покончить с теми особыми, чрезмерными льготами, которыми пользовались на Руси англичане. [Любименко. Торговые сношения России с Англией при первых Романовых. Журн. Мин. Нар. Проев. 1915- XI. 15. Соловьев. Ист. Росс. Т. XII. 241].

Более глубокая причина отмены этих привилегий заключалась в том, что русское население не нуждалось более в посредничестве англичан для сношений с Западом, ибо имелось достаточно купцов других национальностей, которые занимались привозом товаров в Россию и вывозом их оттуда. За сто лет до потери английской компанией исключительных привилегий в Московском государстве английское правительство лишило ганзейцев тех особых преимуществ, которыми они пользовались в Англии, и закрыло их двор в Лондоне («суконный двор»). Теперь Россия таким же образом поступила с англичанами. Однако, полного соответствия между этими действиями не было. Англичане освободились в XVI ст. от посредничества ганзейцев и итальянцев, в руках которых находилась прежде торговля между Англией и другими странами. Они сами стали теперь не только приобретать за границей нужные им товары, но и выполнять в других странах ту же роль, какую играли прежде ганзейцы. В XVII ст. Ганза была вытеснена и из Скандинавских государств. Подобно Англии, и последние уже не нуждались в иностранных купцах, а напротив, стали теперь сами посещать другие страны, в том числе Московское государство и производить там торговлю. Русские до такой ступени еще не успели подняться в XVII ст. Они могли отнять прежние жалованные грамоты у англичан, но обойтись без иностранцев вообще они еще не в состоянии были. Хотя они и старались уже сократить привилегии иноземных купцов вообще, по возможности ограничивать их требование в Архангельске и не пускать вглубь страны, но фактически это далеко не всегда удавалось – приходилось (как мы увидим ниже) делать исключения в пользу многих отдельных купцов и даже целых национальностей. Русские флота не имели и еще не научились ездить за границу и там вести активную торговлю. Эта цель еще и значительно позже достигнута не была. Следовательно, без иностранных купцов обойтись невозможно было.

Пока сделан был лишь первый шаг в этом направлении. Жалобы на иноземцев раздаются и впоследствии, да и англичане продолжали по-прежнему торговать, хотя и только в Архангельске и с уплатой пошлин, на общих с прочими иностранцами основаниях. Лишь некоторым из них выдавались специальные грамоты на приезд в Москву и в другие города.

дьявол кроется в деталях.

    А я предупреждала
    • Tay
    • Сегодня 10:31
    • В топе

    25 марта, в эфире телеканал ТРЦ, мэр Москвы Сергей Собянин назвал Куршевель «чемоданом вирусов». Пожалуй, процитирую градоначальника: «Многие побывали в Куршевеле, привезли про...

    "Мои 17 лет пришлись на 1991 год. Вся шваль, что сейчас критикует Путина, была у власти."

    Я не помню ничего, что они хорошего сделали. Я помню, как развалили мою страну, я помню, как люди годами не получали зарплату, как профессор ядерной физики работал у меня и мездрил шкур...

    "Зараженный авианосец" или "В осаде-3"

    Давно хотел попробовать себя в продакшене. И вот подходящий случай. Предлагаю российскому Минкульту сценарий для фильма. Гарантирую, это будет хит. Итак, в начале голосом гундосого переводчика &...

    Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

    0 новых комментариев

      water 4 апреля 15:59

      Джамский минарет

      "Джамский минарет — уникальный хорошо сохранившийся минарет XII века на северо-западе Афганистана." - википедия"Минаре́т (араб. منارة‎, манара, «маяк»), ми’зана (араб. مئذنة‎) или саума’а (араб. صومعة‎) — в архитектуре ислама башня (круглая, квадратная или многогранная в сечении), с которой муэдзин призывает верующих на молитву." - википедияКа...
      729
      water 2 апреля 05:35

      Динамика антропологического облика древних популяций Сибири и Казахстана.

      В основу анализа изменчивости были положены краниологические материалы из большого числа могильников с изучаемой территории. Список их приводится ниже.* Неолит: могильники Коскудук (Западный Казахстан); Протока и Сопка (юг Западной Сибири).* Бронза: Икпень-I (федоровская к-ра, XV-XIV вв. до н. э., Казахстан), Кара-Тумсук (алакульская к-ра, Казахстан XV в. до...
      1232
      water 31 марта 15:12

      Неизвестный Жюль Верн

      Кадр киноверсии " Триумф Михаила Строгова" 1961 годаНачну с того, что я, как и другие поколения советских школьников, выросших на приключенческих романах Жюля Верна, в детстве зачитывался до утра его потрясающими историями. "Таинственный остров", "Дети капитана Гранта", "Пятнадцатилетний капитан", "Двадцать тысяч лье под водой" - герои этих книг были дл...
      2173
      water 31 марта 07:12

      Фильм недели: «Заражение» Содерберга как точная инструкция по выживанию

      В связи с эпидемией коронавируса стали актуальны страшилки про конец света. Но самую большую популярность на стриминг-платформах приобрел фильм девятилетней давности. Андрей Гореликов — о том, почему «Заражение» — это лучший фильм на тему глобальной эпидемии. Нехорошие параллели между лентой Содерберга и происходящим в мире вспомнили еще п...
      1412
      water 30 марта 18:13

      Непокоренный: умер Юрий Бондарев

      Всего две недели назад он отметил 96-летие — возраст, дающий полное право именоваться патриархом русской словесности. Впрочем, Юрий Бондарев стоял в первом ряду русских писателей еще со времен «Батальоны просят огня» (1957). В первом — не только в смысле художественном; скорее даже, тут уместнее военная терминология, — на линии фронта. Он боролся всю жизнь — и пусть и...
      117
      water 29 марта 16:57

      Неудобные вопросы историкам

      Вместо предисловия"Гипотеза и научная теория.В общем случае теория – удостоверенная логикой модель в виде понятий, допущений, утверждений и выводов. Но при этом мы можем иметь дело и с не проверенной моделью, то есть гипотезой. Гипотеза уже непротиворечива, но еще не подтверждена опытом. Она является зачатком будущей научной теории и либо будет подтверждена и станет т...
      3272
      water 28 марта 13:35

      Старая Линза...

      Шабровское месторождение талько-магнезита и комбинат находятся в 27 км к югу от города Екатеринбург. Кустарную добычу талька в этих местах начали ещё в XIX веке. Механизировали процесс в 1931 году с созданием объединения «Уралтальк», когда СССР остро требовались огнеупоры. Талькомагнезитовый камень выпиливали блоками. Изначально «Старая линза» был небольшим рудником —...
      1534
      water 26 марта 20:20

      Шукшин...

      Меня зовут Алексей Николаевич Варламов, я писатель и автор книги о Василии Макаровиче Шукшине в серии Жизнь замечательных людей. Василий Макарович Шукшин. Шукшин родился 1929 году, Шукшина не стало в 1974. Он прожил чуть больше 45 лет. Успев сделать невероятно много. И как актер, и как режиссер, и как писатель. История его жизни поразительна стремит...
      241
      water 26 марта 05:40

      РУСЬ РЮРИКОВИЧЕЙ, ЛЕТОПИСНЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ

      В обществе уже сложилось ошибочное мнение начинать историю Руси с появлением Рюриковичей и их родственников на землях восточных славян. Но это, мягко говоря, не соответствует действительности. Славянщина была Русью ещё до появления Рюрика в записях монашеских летописей, о чем свидетельствуют иностранные хроники. Итак, начнем. В Лето 6370 (862), по Ипатье...
      522
      water 25 марта 10:52

      Это было в сорок втором…

      Чем ближе 75-летие Великой Победы, тем ярче предстает перед историками во многом трагическая, но, вместе с тем, и победоносно-этапная роль 1942 года. Года, закончившегося на Восточном фронте окружением немецко-фашистских войск в Сталинграде, а в Северной Африке — победой над германо-итальянским корпусом Эрвина Роммеля у стен Эль-Аламейна. Насколько заме...
      550
      water 24 марта 05:05

      Почему засекретили суперрасу советских людей

      Иногда новые науки возникают не из-за открытий, а из-за появления новых философских концепций. В конце XIX века такой концепцией стала идея Ницше о сверхчеловеке. И вскоре ученые всего мира начали мечтать об искусственном «выведении» «сверхлюдей» и об искоренении бесполезных «недочеловеков», которыми уже тогда признавались все преступники, больные и ни...
      2269
      water 24 марта 04:08

      Кто стоит за попытками запуска Величайшей депрессии

      Последние недели мир захватила волна паники из-за коронавируса, следствием чего стал обвал на мировых биржах. Ключевой вопрос – это начало обвала и Величайшей депрессии, «о которой так долго говорили большевики» или все же коррекция. Ответ был очевидным – коррекций, пока в дело не вступили арабы. В пятницу 14 марта автор записал на ИА «Авроре» роли...
      6154
      water 23 марта 19:38

      О том как они любят Путина, 12 часов в день за 40 000 рублей в месяц.

      Бывший кремлевский тролль из Петебурга Марат Буркхард, за деньги оставлявший комментарии в интернете, рассказал о своей работе журналистам российского Радио "Свобода". По его словам, в социальных сетях и на различных форумах в России каждый день работают сотни специально обученных людей, которые оставляют тысячи комментариев, формирующих у граждан Росси...
      1580
      water 23 марта 15:56

      Сталин и окончательное решение евгенического вопроса

      Стремительная «звериная философия»Первый международный евгенический конгресс состоялся в 1912 году в Лондоне и вызвал в Российской империи неоднозначную реакцию. В частности, князь Петр Алексеевич Кропоткин писал в связи с этим событием:«Кого же считать неприспособленными? Рабочих или бездельников? Женщин из народа, самостоятельно выкармливающих своих д...
      1374
      water 22 марта 10:25

      Кони великой Скифии

      «…Вперед вы, монгольские кони, Вашу тень обгоняет народов страх!..»Перед нами строки из песни, которую когда-то пели покорители вселенной, непобедимые, могучие русоволосые воины с голубыми глазами из гвардии Тимчака, по-тюркски Чингисхана. Но почему тогда «монгольские», если у них были голубые глаза и русые волосы? Дело в том, что с древнерусского и са...
      529
      water 22 марта 04:18

      Главный закопыш Московской тартарии

      Автор kadykchanskiy 26 февраля, 2020 Историю, как известно, пишет победитель. Вот почему в учебниках осталось место только для Российской империи. Тартария-то проиграла. (Безымянный пассажир с Казанского вокзала)Что имеем – не храним, потерявши – плачем… (Русская народная поговорка)Смысл поговорки, казалось бы, понятен каждому: истинная ценность чего-либ...
      2812
      water 21 марта 13:11

      Подлинный смысл старинных сказок...

      Мы привыкли воспринимать сказки как простые, яркие и добрые истории для детей. Однако многие сказки вышли из народных легенд и сказаний, наполненных страшными, непристойными, а порой и совершенно безумными деталями. Золушка - проститутка, Красная шапочка - каннибалМногие известнейшие сказочники - братья Гримм, Шарль Перро - были, прежде всего, не авторами, а соби...
      3451
      water 21 марта 06:44

      Сказка о нашей подлинной истории

      Статья Алексея Кунгурова, аж за 2012 год, но актуальности и сегодня не потеряла. Каждый приходит к пониманию истории разными путями. Чем серьёзнее начинаешь изучать историю, тем больше начинаешь понимать, что в ней абсолютно всё искажено и специально перевёрнуто с ног на голову! От нас пытаются скрыть нечто, очень для нас важное, необходимое для выживани...
      4719
      water 20 марта 06:39

      Катастрофа...

      В этой статье мы рассмотрим описание катастрофы. Книгу, описывающую катастрофу, я нашла благодаря своей соратнице по перу, называется книга «The black death and the dancing mania» (Черная смерть и танцевальная мания), изданная в Лондоне в 1888 году. Ее автор - немецкий врач и медицинский писатель Юстус Гекер (Justus Hecker 1795-1850 гг.) Сначала он опис...
      2453
      water 19 марта 18:05

      Мир после средневекового потопа...

      В этой статье будет представлен разбор карты, показывающей многие территории суши как затопленные, особенно, что касается низменных территорий Сибири и Восточной Европы. Как я поняла, эта карта имеется всего в одном экземпляре. В смысле только один человек изобразил такую географическую ситуацию континента Евразии. Карта называется «Карта плавания аргонавтов Первобытн...
      3509
      Служба поддержи

      Яндекс.Метрика