О мифах и фантазиях историка А. Исаева о штурме Зееловских высот.

63 1778

16 апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция – завершающая операция Великой Отечественной Войны 1941-1945 г.г.

Она проводилась с 16 апреля по 8 мая 1945 года силами трех фронтов - 1 Белорусского (Г.К. Жуков), 1 Украинского ( И.С. Конев), 2 Белорусского ( К.К, Рокоссовский), с участием Войска Польского. Ударами 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов намечалось прорвать оборону противника на Одере и Нейсе, окружить и уничтожить основные силы берлинской группировки и, выйдя на Эльбу, соединиться с наступающими с запада союзниками. Численный состав наших войск в операции - 2 062 000 человек. Советские войска превосходили противника: в личном составе — в 2,5 раза, в артиллерии и танках — в 4 раза, в самолетах — более чем в 2 раза. Приближался конец войны, естественно мы и союзники по антигитлеровской коалиции думали о взятии Берлина. Ещё на Ялтинской конференции 4-11 февраля 1945 года были согласованы оккупационные зоны четырёх держав в Германии после войны. При этом, независимо от того, чьи именно войска возьмут Берлин, столица Германии также была поделена на четыре оккупационные зоны. Причём западным союзникам выделялось больше 70% территории. Но никакой договоренности о том, чьи войска будут штурмовать Берлин, не существовало. 

После Висло-Одерской операции продвижение советских войск на запад из-за упорного сопротивления немцев несколько замедлилось, нужна была передышка, и мы остановились в 70-80 км от Берлина. Американцы, почти не встречая сопротивления, форсировали Рейн, и у западных союзников появился шанс войти в Берлин раньше нас. 11-12 апреля 1945 года американцы вышли к Эльбе и захватили несколько плацдармов на ее восточном берегу. У. Черчилль требовал от Главнокомандующего союзными войсками генерала Д. Эйзенхауэра (будущий Президент США) не колеблясь идти на Берлин. Но после анализа обстановки и оценки своих возможных потерь - порядка 100000 человек, Д. Эйзенхауэр решил, что это «слишком высокая цена за престижную цель, особенно если учесть, что нам потом придётся отойти и уступить место другим парням», имея в виду, что часть Берлина в соответствии с договоренностями все равно придется уступить Советскому Союзу”...

28 марта 1945 года он направляет послание И. Сталину, в котором сообщает , что не придает Берлину стратегического значения и отказывается от намерения его штурмовать, что в его планы входит окружение и разгром немецких войск, оборонявших Рур, а также изоляция данного района от остальной части Германии. Последнее потому и входило в планы генерала, ибо там, в Руре, были сосредоточены интересы крупнейших корпораций США. И он, видимо, думая и о будущем своем президентстве, обязан был принять все меры по их защите, в том числе и от возможных разрушений советской авиацией. Но об этом Эйзенхауэр, конечно, ничего не написал в своем письме Сталину, но он и без него всё это знал… Свое сообщение Эйзенхауэр согласовал с Д. Маршаллом, начальником штаба армии США и его одобрил Президент США Ф. Рузвельт. США хотели выиграть войну с возможно меньшими человеческими потерями. К тому же И.Сталин пообещал, через несколько месяцев после разгрома Германии вступить в войну с Японией, что, как хорошо понимали США, быстро приведет ее к поражению и предотвратит гибель тысяч американских солдат. В связи с этим, видимо, США не хотели раздражать Сталина, и говорить о своем наступлении на Берлин…

Тем не менее, вопрос сохранение жизни своих солдат для западных союзников оказался главенствующим, чем штурм Берлина, и они от него отказались. На главном направлении действовали войска 1-го Белорусского фронта, которым командовал маршал Г. К. Жуков, являвшийся одновременно заместителем Верховного главнокомандующего. Войска фронта наносили три удара. С кюстринского плацдарма наступали четыре общевойсковые и две танковые армии. Уже на шестой день операции они должны были взять Берлин. Севернее и южнее плацдарма атаковали две общевойсковые армии. Отрезав противника от Берлина, им предстояло на одиннадцатый день выйти к Эльбе” (ВОВ. 1941-1945 гг т.5).

Главным препятствием на пути к Берлину для 1-ого Белорусского фронта были Зееловские высоты. Проведенный штурм этих высот маршалом Г.К. Жуковым вызывает до настоящего времен самые противоречивые оценки историков, начиная от “мясорубки”, под лозунгом “мы за ценой не постоим”, заканчивая тем, что это была “гениальная операция”, которая не допустила отход 9 немецкой армии с этого плацдарма в Берлин и облегчила его штурм. Одним из тех, кто считает, что это была “гениальная операция” является историк А. Исаев. Сейчас это довольно модный и очень “писучий” историк. Весьма часто мелькает на ТV. Он считает себя апологетом Г.К. Жукова.

Долго откладывал, но вот недавно прочитал его книгу “Мифы и правда о Маршале Жукове”. Начну с того, что сам автор о себе пишет в книге: «Вообще, когда называют книгу «правда о чем-то», меня это сразу настораживает. Если автор позиционирует себя как носителя абсолютного знания, то он, либо не слишком умен, либо относится не к ученым, а к агитаторам-пропагандистам». Интересно, назвав свою книгу “Мифы и правда…”, к какой категории из здесь перечисленных автор себя относит…?! К категории не “слишком умных”, или к “агитаторам-пропагандистам”? Его книга полна экзотическими предположениями и литературно оформленными фантазиями, этакий исторический новояз. Если принять позицию, изложенную А. Исаевым в его книге, то создается впечатление, что в Великой Отечественной войне у нас был только Г.К. Жуков. О всех остальных военоначальниках, с которым он сталкивался, практически ничего не сказано, ему они просто мешали осуществлять его планы. И по А. Исаеву “вызывали у него злость и досаду, что не видели очевидных вещей, понятных ему самому”, путались под ногами, как, например, И.С. Конев в Берлинской операции..

Приведены весьма нелестные, даже циничные характеристики некоторых, например: “И.С. Конев не понимал законы войны так, как это было дано понимать Г.К. Жукову”;
“Cфера умственных интересов генерала М.Г. Ефремова (Командующий 33 армией в дни сражения под Москвой погибший в окружении) лежала где-то вне плоскости военного дела....”

А вот некоторые из восторженных эпитетов, которыми награждает А. Исаев Г.К. Жукова:
“он кризис-менеджер на полях сражений…”;.
“он был полководцем, способным фехтовать армиями и дивизиями лучше своих коллег”;
“назначение Георгия Константиновича на трудные участки фронта означало снижение потерь за счет его квалификации”;
“Вообще, одной из проблем Красной армии зимой 1941/42 г. было то, что Г.К. Жукова нельзя было клонировать и поставить дубли во главе каждой дивизии и армии. Он мог придумывать сколь угодно дерзкие и грамотные ходы, но они наталкивались на непонимание механизма ведения наступления в тактических звеньях...   Несмотря на свою неукротимую энергию и суровый характер, командующий Западным фронтом не мог стоять с наганом в руке над каждым командиром дивизии и командующим армией”...

Это что по Исаеву - над Рокоссовским и Говоровым, будущими маршалами и командующими фронтами, надо было стоять с пистолетом?! На мой взгляд А. Исаев впал просто в идолопоклонство перед Г.К. Жуковым.

Вот что он пишет: “Его судьба - это воплощенный в жизнь древний миф о Геракле. Ему было суждено уничтожить устрашающую «лернейскую гидру» (в древнегреческой мифологии змееподобное многоголовое чудовище) танковых соединений вермахта. Он держал на своих плечах «небесный свод» сдерживающего наступление группы армий «Центр» на Москву Западного фронта… Проведенный им штурм Берлина стал «советской атомной бомбой», доказавшей миру могущество легионов Красной армии” и т.д и т.п.

А где же были, позволю спросить у господина А. Исаева, наши другие полководцы, командующие фронтами и армиями: Маршалы Советского Союза А.М. Василевский, К.К. Рокоссовский, И.С. Конев, Р.Я. Малиновский, Ф.И. Толбухин, Л.А. Говоров, К.А. Мерецков, А.И. Еременко (маршал с 1955 г), И.Х. Баграмян (маршал с 1955 г), генералы армии Н.Ф. Ватутин, И.Д. Черняховский и другие крупные военачальники времен войны... А ведь за время войны командующими фронтами побывали 43 маршала и генерала.

Что касается того как оценивает А. Исаев штурм Зееловских высот, то об этом поговорим далее. По плану операции, утвержденному Ставкой, Зееловские высоты предполагалось взять ударами общевойсковых армий 1-ого Белорусского фронта, а 1-ую гвардейскую танковую армию М.Е. Катукова и 2-ую гвардейскую армию С.И. Богданова, направить в обход с севера и северо-востока.

Но Жуков изменил план Ставки.

На Зееловские высоты Г.К. Жуков, верный своей любимой стратегии, пошел на лобовой штурм - “восток-запад”, явно с целью опередить в овладении лаврами победителя Берлина своего соперника - Командующего 1 Украинским фронтом И.С. Конева, войска которого наступали с юга. Вот это факт “соревнования” защитники Г.К. Жукова, в том числе и А. Исаев, категорически не хотят воспринимать и всячески его отвергают, выставляя основной довод - надо было не допустить отхода 9 немецкой армии с этого плацдарма в Берлин для усиления его обороны и усложнения его штурма. Через Зеелов - прямая и главная дорога на Берлин - 70 километров. Обходить и бомбить - терять время. Г. К. Жуков торопился и вот почему. И.С. Конев к этому времени уже опережал Г.К. Жукова. Войска 1-ого Украинского фронта форсировали Нейсе, и 17 апреля две его танковые армии вышли к Шпрее, 18 апреля форсировали ее. И тогда И.С. Конев, с разрешения И. Сталина, тут же повернул свои танковые армии на Берлин.

Зееловские высоты. Они протянулись на двадцать километров вдоль русла реки Одер, высота - 40–50 метров над долиной Одера, крутизна склонов — 30–40 градусов. Там был создан главный узел гитлеровской обороны. Сплошные траншеи, дзоты, пулеметные площадки, окопы для артиллерии, противотанковые и противопехотные заграждения. На протяжении двадцати километров перед высотами был вырыт противотанковый ров глубиной до трех метров и шириной до трех с половиной метров. Штурм Зееловских высот начался утром 16 апреля 1945. В 5 утра началась мощная артподготовка, продолжавшаяся 30 минут и как пишет Г.К. Жуков в своих мемуарах: “…противник не сделал ни одного выстрела, что свидетельствовало о полной подавленности и расстройстве системы обороны, было решено начать атаку.. вспыхнули 140 прожекторов, установленные через каждые 300 метров… пехота бросилась… в атаку. К рассвету войска преодолели первую позицию и начали атаки второй позиции…”

Как все чудесно и прекрасно у Г.К. Жукова.

А теперь, что было на самом деле. Не заметив отвода немецких войск, артиллерийская подготовка была проведена Г.К. Жуковым фактически по пустому месту, так как накануне противник перенес свои огневые точки. Вот что представлял этот огневой вал на пустое место:
- 1 млн. 197 тысяч снарядов, это - 2450 вагонов, что составило 98 тыс. тонн металла, на 100 тыс. снарядов больше чем было запланировано. Немецкий историк Фризер пишет: “Генерал Хайнрици (командующий группы армий “Висла”) увел из - под огня войска первой линии обороны.. гигантский советский огневой удар ушел в песок. Также не продуктивным и вредным было применение прожекторов. Они ослепляли не обороняющихся, а наступающих. Освещенные сзади они были хорошей мишенью..”
Командарм 8 гвардейской армии В. Чуйков, чья армия непосредственно штурмовала Зееловские высоты, вспоминает: “Реальной помощи войска от применения прожекторов не получили.., после артиллерийской подготовки поля боя застилала стена дыма, невозможно было понять светят прожектора или нет. На самом деле такая подсветка не помогла, а наоборот — осложнила наступление. Свет прожекторов, отражаясь от ночного тумана и дыма, слепил наступавших солдат, более того, на фоне такого освещения силуэты наступавших стали более заметны противнику”.
Маршал бронетанковых войск Павел Ротмистров: “Cвет прожекторов, отражаясь от поднятых столбов дыма, создавал впереди танков сплошную световую завесу и мешал ориентации танковых колонн при их движении.”

Несмотря на это, Жуков, давая в июне 1945 года пресс-конференцию в завоёванном Берлине, выделил именно прожекторную атаку как нечто выдающееся. Это один из примеров “гениальных открытий” придуманных Г.К. Жуковым. Помните фильм “Освобождение”, в котором он восторженно показывает свое “открытие”. Однако, следует заметить, что он не был пионером в применении прожекторов. 30 августа 1941 года этот приём применили войска немецкого 52-го корпуса генерала фон Бризена при захвате плацдарма на Днепре. В феврале 1944 года прожектора применил для наступления командующий Ленинградским фронтом генерал армии Л. Говоров. В декабре 1944 года с «прожекторной атаки» начал прорыв в Арденнах командующий 5-й танковой армией вермахта генерал фон Мантёйфель.

Далее Г.К. Жуков пишет в мемуарах: “К 13.00 (16 апреля) я отчетливо понял, что оборона противника здесь в основном уцелела, и в том боевом построении, в котором мы начали атаку и ведем наступление, нам Зееловских высот не взять…мы решили, посоветовавшись с командармами, ввести в дело две танковые армии. … ”.

Заметьте, “мы” , а не “Я”, хотя у командарма 8 армии Чуйкова было другое мнение, о котором я скажу позже. Вот как сам Г.К. Жуков оценивает необходимость своего решения о вводе в сражение на Зееловских высотах 1 и 2 гвардейских танковых армий. А именно - не возможностью взять высоты без их поддержки!!!

И в 14.30 16 апреля танки 1 гвардейской армии М.Е. Катукова и 11-й отдельный танковый корпус генерала И.И. Ющука пошли в атаку на высоты. Вот что пишут в своей книге “Люки открыли в Берлине” Маршал бронетанковых войск А.А. Бабаджанян и генерал-лейтенант Н.К. Попель (А.А. Бабаджанян был тогда командиром 11 гв. танкового корпуса, Н.К. Попель - член Военного Совета 1 гв. танковой армии): “На Зеловских высотах стояли немецкие дивизионы артиллерии, врытые в землю «тигры», «пантеры», «фердинанды» и другая боевая техника… Все подступы были заминированы. Крутизна восточных скатов доходила до 30—40 градусов. В связи с этим при подъеме танки вынуждены были обходить крутости, обрывы, попадали в огненный тупик, не имея возможности развернуться и уйти с уже забитой другими танками полосы и тем самым подставляли борта под огонь противотанковых средств врага. Чтобы прорвать такую оборону, необходимо было ее предварительно надежно подавить мощными ударами артиллерии и авиации, чего сделано не было”. Причем Г.К. Жуков поставил М.Е. Катукову боевую задачу: “На второй день ввода в прорыв (т.е. 17 апреля) овладеть восточной и северо-восточной окраины Берлина - Марцан, Карлсхорст, Шеневейде..” В дальнейшем поставлена задача ударом на юго-запад, во взаимодействии со 2-й гвардейской танковой армией, овладеть районом Шарлоттенбург, Вильмерсдорф, Целендорф, Лихтенраде, Рудов, приг. Трептов, Нейкельн”.

Это был просто нереальный приказ, выполнить который просто было невозможно. Поэтому Г.К. Жуков, как погоняло, направо и налево раздает новые приказы командирам корпусов и соединений фронта с угрозами и взысканиями за промедление… Только за 2 дня в трех приказах: «К исходу дня 19 апреля 1945 г. любой ценой… выйти в район Фройденберга»; «Любой ценой 19.4 выйти в район Вердер, Беторсхаген»; «Не позднее 4 часов утра 21 апреля 1945 г. любой ценой прорваться на окраину Берлина и немедля донести для доклада т. Сталину и объявления в прессе».

Как видим, везде “любой ценой”.

Итог нереально поставленной боевой задачи Г.К. Жуковым 1-ой гв. танковой армии был такой, что 1 гв. танковая армия М.Е. Катукова, которая была брошена на высоты, доложила, что ”…в район задачи второго дня операции 1 гв. ТА вышла только к 11-му дню боевых действий…”, т.е. к 25 апреля!!! “Танковым армиям, которым предписывалось на второй день наступления выйти к Берлину, оторваться от пехоты не удалось” (ВОВ 1941-1945 гг. т.5). 17 и 18 апреля танкисты продвигались не более 4 километров в сутки. Представляете этот "прорыв" танковой армии — 4 километра в сутки?

Когда Г.К. Жуков доложил о вводе в сражение 1 гв. танковой армии И. Сталину, то он ему сказал: «Действуйте, как считаете нужным, Вам на месте виднее». Таким образом, И. Сталин надеялся, что Жуков хорошо оценил обстановку, и согласился с ним. Вечером этого же дня (16 апреля), когда Г.К. Жуков доложил Сталину о “затруднениях на подступах к Зееловским высотам”, тот ему ответил: “Вы напрасно ввели в дело 1 гв. танковую армию на участке 8 гвардейской армии, а не там, где требовала Ставка…”, т.е. в обход с севера и северо-востока, с целью последующего окружения Берлина. На что Г.К. Жуков пообещал И. Сталину взять высоты к исходу дня 17 апреля!!! Эти изменения Г.К. Жуковым плана Ставки привело к тому, что 1 и 2 танковые армии затем вынуждены были войти в Берлин, и понесли тяжелые потери, стали добычей немецких фаустников, а бои на Зееловских высотах превратились в кровавую мясорубку.

Танки 1 гв. танковой армии и 11 отдельного танкового корпуса пошли на абсолютно неподавленную немецкую оборону Зееловских высот, А они должны были по плану Ставки быть введены в места прорыва пехоты и обойти высоты с севера и северо-востока, и двинуться на тылы противника... Однако, вместо этого танки полезли вверх на высоты, пошли по коммуникациям нашей пехоты, создав кровавый хаос в оперативных построениях атакующих армий. Сохранились документально зафиксированные свидетельства раненых, как танки давили свою же пехоту. Под огнем противника войска перемешались, создалась полная неразбериха в управлении ими. Сюда надо добавить и действия нашей авиации, которая ввиду очень плотного соприкосновения наших и немецких войск, порой “работала” по своим.

Вот мнение В.И. Чуйкова- Командующего 8 гв. армией: “Я считаю, что введение в бой в первый день танковых армий не совсем удачно (как он очень мягко выразился), тем более, что пехота и наши танки НПП (танки непосредственной поддержки пехоты, имеющиеся войсковых соединениях) не выдохлись в своем наступлении так, чтобы поддерживать их танками. Ударная сила у нас была достаточная.”
Вот мнение Института военной истории МО, которое приводит в своей статье “Новые мифы о Великой Отечественной” (журнал ВИА №9-10 2007 г.) военный историк, полковник, участник ВОВ Сафир В.М.: “Командующий фронтом торопил танкистов, когда бросал их в первых эшелонах на абсолютно не подавленную глубоко эшелонированную оборону немцев. Сотни танков уже горели на передовой… танкисты внутренне сопротивлялись, командиры же корпусов долго не могли понять, почему маршал сделал основную ставку на бронетехнику, тогда как планом, утвержденным в Москве, этого не предусматривалось”

Итог этого решения Г.К. Жукова подвел один из главных участников событий на Зееловских высотах - Командующий 1-й гвардейской танковой армии М.Е. Катуков.: «… Когда мы вышли к Зееловским высотам, развернулись и устремились вперед, все наши попытки успеха не имели. Все, кто высунулся вперед, моментально горел, потому, что на высотах стоял целый артиллерийский корпус противника (а это мощные пушки Pak-38 (50 мм), Pak-40 (75 мм), 88 мм: Pak-43 (полевые) и Flak-37 (зенитные) и др..), а оборона на Зееловских высотах сломлена не была… Ведь у меня погибло 8 тыс. танкистов, 4 командира бригады, 22 комбата, несколько командиров полков, две сотни танков…”

Вот оценка Маршала бронетанковых войск стратегии “непобедимого Маршала”!!!

Только к исходу дня 19 апреля (а не 17 апреля - как Жуков обещал Сталину) завершился прорыв 3-й полосы обороны на Зееловских высотах и немцы стали отходить на Берлинские рубежи обороны. До Берлина оставалось еще 30 км.

Теперь вернемся в 1941 год, к сражениям под Москвой. Привожу запись переговоров Г.К. Жукова с командующим 50-й армией И.В. Болдиным: “Не пойму я Вас, почему Вам понадобилось вести танки на артиллерийский огонь? Азбучная истина обязывает: прежде чем бросить танки, нужно подавить систему огня, а тогда только бросать танки. А у вас делается наоборот. Бросание танков без подавления системы огня противника я считаю Авантюрой ! Виновников гибели танков, танкистов, безусловно, надо судить!”. Вот сам Уважаемый Г.К. Жуков и дал оценку своим действиям на Зееловских высотах! Кого же надо судить в апреле 1945 года?!

Директор мемориального центра «Битва на Зееловских высотах» Герд-Ульрих Херманн в 2005 году на памятных мероприятиях в год 60-летия сражения в интервью «РИА Новости» привел следующие цифры потерь: “При штурме Зееловских высот, который длился с 16 по 19 апреля 1945 года, погибли 33 тысячи советских и 5 тысяч солдат Войска Польского, 12 тысяч военнослужащих вермахта”. Безвозвратные наши потери только 1 Белорусского фронта на Зееловских высотах за 4 дня боев, составляют половину от всех безвозвратных потерь всех фронтов в Берлинской операции!!!

Как опять пишет Г.К. Жуков в своих мемуарах, когда он проанализировал построение войск фронта, то в наших решениях: “…ошибок не было… Однако, следует признать, что нами была допущена оплошность, которая затянула сражение на один, два дня. При подготовке операции мы несколько недооценили сложность характера местности в районе Зееловских высот, где противник имел возможность организовать труднопреодолимую оборону”. Обратите внимание, опять не “мною”, а “нами” и всего лишь “оплошность”, и опять - “недооценили характер местности...” И сколько человеческих жизней стоила эта “оплошность?!”

После неудачной операции “Марс” Г.К. Жуков причиной этого назвал также: “не учли влияние местности”, это там, где бои проходили чуть ли не целый 1942 год!!! (Вторая Ржевско-Сычевская операция “Марс” проходила с 25 ноября по 20 декабря 1942 года. Цель операции была разгромить 9 немецкую армию, составлявшую основу группы армии Центр в районе Ржев, Сычевка Общие наши потери .по официальным же данным - 215,7 тыс. человек, из них безвозвратные потери 70,4 тыс. человек, по немецким данным наши потери около полумиллиона человек. Потери немецкой стороны составили около 40 тысяч человек). Так что же, за два года Войны и кровопролитных сражений Г.К. Жуков так и не научился учитывать влияние местности?!! Где же непревзойденное искусство полководца, как утверждают его ярые защитники?

Военный историк В.М. Сафир приводит мнение немецкого историка Фрезера: “Предназначенные для развитии оперативного успеха силы он применил для прорыва тактической обороны - сотни танков в качестве тарана, тем более, что 8 гвардейская армия имела собственные танки НПП …Руководствуясь не столько чисто военными, сколько личными мотивами высокого соперничества, Жуков выбрал самый прямой и самый короткий путь, казавшийся самым быстрым. Роковой просчет оплачен гибелью многих советских солдат…” Кстати, Г.К. Жуков в одном из своих интервью говорил, что “немецкие генералы и историки реально отражают события”.

А дальше Командующие фронтами Маршалы Г.К. Жуков и И.С. Конев начали “соревнование” – Кто первый войдет в Берлин! Опередить союзников! К этому времени мы стояли на пороге Победы. Уже решением Тегеранской и Ялтинской конференций были определены послевоенные границы в Европе, и разделен Берлин между союзниками, Американцы отказались штурмовать Берлин.

Вот приказы маршалов Конева и Жукова, отданные в один и тот же день - 20 апреля 1945 г.
“Исх.167. 20 апреля 1945 г. «Командующим 3-й и 4-й гв. танковыми армиями. Войска Маршала Жукова в 10 км от восточной окраины Берлина. Приказываю обязательно сегодня ночью ворваться в Берлин. Исполнение донести. Конев”
“Исх.10624. 20 апреля 1945 г. 21.50 1-й гвардейской танковой армии поручается историческая задача первой ворваться в Берлин и водрузить знамя Победы. Мною Вам поручено организовать исполнение. Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу не позднее 4 часов утра 21 любой ценой ворваться а окраину Берлина и, немедля, донести для доклада т. Сталину и объявления в прессе. Жуков”.

И опять мы видим у Г.К. Жукова – “любой ценой”. Вот Вам и сбережение солдатских жизней и снижение потерь, о чем говорят защитники Г.К. Жукова, в том числе и историк А. Исаев в своей книге:  “на деле назначение Георгия Константиновича на трудные участки фронта означало снижение потерь за счет его квалификации”.

При этом защитники Г.К. Жукова утверждая, что у него всегда потери были меньше, чем у других комфронтами, имеют в виду при этом потери - в процентах от общей численности войск, которые действительно у Жукова были меньше за счет всегда большей численности его войск. Так эти историки, в том числе и А. Исаев, что называется и “туманят” мозги о сбережении солдатских жизней, умалчивая о реальных потерях, которые у Жукова были всегда больше.

 Московская наступательная операция: 
Г.К. Жуков (Западный фронт), войск всего – 748,7 тыс.чел; Безвозвратные потери (БП) - 101,19 чел, что составляет - 13,5% от численности войск. 
И.С. Конев (Калининский фронт ), войск всего – 192,2 чел ; БП – 27,34, что составляет 14,2 % от численности войск.
Итог: у Жукова процент потерь меньше, реальные же потери почти в 4 раза больше.
Берлинская наступательная операция:
Г.К. Жуков (1 Белорусский фронт ), войск всего – 908,5 тыс. чел; БП – 37,61 тыс. чел; что составляет 4,14% от численности войск..
И.С. Конев (1 Украинский фронт), войск всего – 550,9 тыс. чел ; БП – 27,58 тыс. чел; что составляет 5% от численности войск.
Итог: хотя у Жукова процент потерь меньше, реальные же потери почти в 1,5 раза больше
Так где же реальное “снижение потерь за счет его квалификации”?

21 апреля части 3 ударной армии, 2-й гв. танковой армии, 47-й и 5-й ударной армий 1-го Белорусского фронта ворвались на окраины Берлина. Теперь вернемся к тому как историк А. Исаев оценивает в своей книге штурм Зееовских высот, проведенный Г.К. Жуковым: “…Штурм хорошо укрепленной полосы немцев на Зееловских высотах Г.К. Жуков организовал так, что остается только снять шляпу и сказать: «Какой же вы хитрый, дяденька, Георгий Константинович!”;
“простой и гениальный план Жукова по вводу в сражение танковых армий был всесторонне продуманным и отвечал обстановке”.

Что называется, приехали… Извините, но иначе, как “телячьим восторгом” это я назвать не могу.

Тысячи погибших остались на Зееловских высотах, и вот перед ними, а не перед Г.К. Жуковым надо снять Вашу шляпу, господин А. Исаев, а лучше склонить голову! По А. Исаеву “ простой и гениальный план Жукова по вводу в сражение танковых армий был всесторонне продуманным и отвечал обстановке”!!!?
Так как по его мнению стоявшая на Одере 9-я немецкая армия насчитывала 200 000 человек, и ей нельзя было дать возможность отойти в Берлин для усиления немецкого гарнизона. И танковые армии должны были это обеспечить, выйдя на окраины Берлина и образовав заслон - “кокон” вокруг него. “И не к Рейхстагу рвалась 1-я гв. танковая армия, а на перехват коммуникаций немецкой 9-й армии..” - пишет А. Исаев.
И далее продолжает:
“В битве за Берлин ум подсказал Жукову необходимость строить сражение в форме операции на окружение защищавшей Берлин 9-й армии, а решительность – подвигла его на трудное решение прорыва сильно укрепленных позиций противника на Зееловских высотах во имя этого окружения”.
Он также пишет, что Г.К. Жуков “…сознательно пошел на большие потери в штурме высот ради снижения потерь и быстрого выполнения задач в Берлинской операции в целом…”.

Цинизм редкой силы!

Позволю себе заметить, что это миф и фантазия господина А. Исаева, который за Г.К. Жукова выдумал этот “простой и гениальный план”.
И вот почему:
Во - первых, чтобы не допустить отхода в Берлин 9 немецкой армии после прорыва 1 Белорусского и 1 Украинского фронта на Одере и Нейсе, еще при планировании Берлинской операции в Ставке, было решено нанести удары силами 69 и 33 армий 1 Белорусского фронта из района Франкфурта на Одере в направлении на Бонсдорф, чтобы не допустить ее прорыва в Берлин, или в юго-западном направлении, чтобы сдаться союзникам.
Это и было в ходе операции и сделано.
Об этом даже сам Г.К. Жуков пишет в своих мемуарах!. Но почему-то господин А. Исаев этого не заметил, а скорее не захотел заметить.
В этом ударе также участвовали 3 гв. армия, 13, 28 армии, 3 гв. танковая армия 1-ого Украинского фронта Маршала И.С. Конева, которые сыграли основную роль в этой операции.
24 апреля войска 1 Белорусского фронта соединились с войсками 1 Украинского фронта в районе Бонсдорф, в результате чего 9 немецкая армия генерала Буссе и 4-я танковая армия и другие немецкие соединения (франкфуртско-губенская группировка) были отрезаны от Берлина, окружены и затем разгромлены юго-восточнее Берлина, в районе Хальбе.
В так называемый “Хальбский котел”, помимо частей 9 армии и 4-ой танковой армии, попали и другие немецкий части, общей численностью порядка 200 тысяч человек, около 300 танков и 2000 орудий.
Причем И.С. Конев, чтобы уменьшить потери наших войск бросил на прорывающихся на запад из котла немецкие части, чтобы сдаться союзникам, 2 воздушную армию своего фронта. Эта была именно та 9 немецкая армия, от которой наши войска, в том числе и Западного фронта, которым тогда командовал Конев, понесли большие потери в операции “Марс”.
Здесь же И.С. Конев выдал этой армии, что называется по полной! С 24 апреля по 1 мая 2 воздушной армией был произведен 6001 самолето–вылет, уничтожая бронетехнику и живую силу. В этом котле сброшено 4850 тонн бомб, выпущено 980000 снарядов авиапушек и 9200 реактивных снарядов;
Во - вторых, как было выше сказано, ничем другим, кроме как невозможностью взять Зееловские высоты без введения в сражение танковых армий, сам Г. К. Жуков это не объяснял, и ни о каком заслоне и “коконе” вокруг Берлина речи не вел! 1-я гв. танковая армия, согласно его боевому приказу рвалась именно к восточной и северо-восточной окраинам Берлина, а отсечение 9 немецкой армии от Берлина стало для нее сопутствующей задачей, когда она была повернута на юго-восток. И все, что говорит по этому поводу А. Исаев, это скорее миф и плод его неуемной фантазии и желания еще раз оправдать Г.К. Жукова за введение в сражение танковых армий на абсолютно не подавленную и глубоко эшелонированную оборону немцев на высотах и те громадные потери, которые мы там понесли.

Но А. Исаев не унимается и пишет: “Прорыв обороны немцев 1-м Белорусским фронтом в апреле 1945 года, достоин изучения в учебниках тактики и оперативного искусства. К сожалению, ни блестящий план с «коконом», ни дерзкий прорыв танковых армий к Берлину в учебники не попали…”. Но ведь никакого “кокона” или локона, как показано выше, Г.К. Жуков и не замышлял. И в учебники надо занести мифы и фантазии на эту тему господина А. Исаева.

Общие потери танков и САУ только 1 Белорусского фронта во всей операции таковы:
из 1476 танков вышли из строя 1234 танка (90%) . Из них безвозвратные потери - 441 танк (32%), в том числе на улицах Берлина- 208 танков (15.1%).
1. гв. танковая армия Катукова из 709 танков и САУ потеряла безвозвратно 232 боевые машины, 2 танковая армия С.И. Богданова безвозвратно потеряла 209 из 667 имевшихся боевых машин, половина из которых была подбита фаустниками на улицах Берлина.

Вот оценка применения Г.К. Жуковым танковых соединений в Берлине Маршалом Советского Союза А.М. Василевским: “Опыт этой Берлинской операции еще раз убедительно показал нецелесообразность применения крупных танковых соединений в сражении за большой населенный пункт: они теряют здесь свои главные преимущества – ударную силу и маневренность”.

25 апреля 1945 года части 1 Украинского фронта встретились на Эльбе с частями 1-ой американской армии, которые стояли там уже две недели и не шли на Берлин. Д. Эйзенхауэр сдержал свое слово и не захотел, как он говорил, жертвовать жизнью американских парней. Завершилось полное окружение Берлина, Судьба фашистской Германии была решена, Было только неясно, когда последует полная и безоговорочная капитуляция вермахта. Но это было уже не так важно. А гибель наших солдат еще продолжалась. За 23 дня, с 16 апреля по 8 мая, потери Красной армии и входивших в ее состав частей Войска Польского составили 361 367 солдат и офицеров, из них безвозвратные потери (убитыми) - 78 300 человек. На завершающем этапе войны Берлинская операция превратилась в кровавую мясорубку для советских солдат и офицеров при несоразмерно возросших и огневой мощи наших войск, и их военного искусства! Среднесуточные потери наших войск в Берлинской операции составляли 15700 человек это целая дивизия!!! Для сравнения: Среднесуточные наши потери в наступлении под Москвой — 10 910 человек, под Сталинградом — 6392, на Курской дуге — 11313; в Белоруссии — 11262. Ведь это уже конец войны, а под Берлином гибнут опытные, закаленные в боях и уцелевшие в них солдаты и офицеры, которые “пол Европы по пластунски пропахали..”, и надеялись остаться живыми в этом последнем трудном и последнем бою за победу России. «А за нее и умереть совсем не страшно, – как писал поэт Михаил Ножкин, – но каждый все-таки надеется дожить”. (Отмечу, что за все время войны с Японией с 09 августа 1945 года по 2 сентября 1945 года наши безвозвратные потери составили 12 тыс. человек).

Поэтому могу согласиться c одним высказыванием господина А. Исаева, что “проведенный Г.К. Жуковым штурм Берлина действительно стал советской атомной бомбой…”, но по количеству наших потерь в этой операции...

Во что говорит известный историк Ю. Жуков о своем однофамильце: “…На протяжении недели он безжалостно жертвовал тысячами солдатских жизней. Заставлял части 1-го Белорусского фронта вести кровопролитные бои за каждый квартал германской столицы. За каждую улицу, каждый дом. Добился капитуляции берлинского гарнизона 2 мая. Но, если бы эта капитуляция последовала не 2 мая, а, скажем, 6-го или 7-го, можно было бы спасти тысячи наших солдат. Ну, а славу победителя Жуков стяжал бы и так…”.

2 мая в 01.00 рации 1-го Белорусского фронта получили сообщение на русском языке: «Просим прекратить огонь. Высылаем парламентёров на Потсдамский мост». Слава полководца, взявшего Берлин и Рейхстаг и принявшего капитуляцию Германии, прошла мимо К.К. Рокоссовского и И.С. Конева. А для Г.К. Жукова загремели медные трубы славы!
8 мая 1945 года в 22.43 по центрально-европейскому времени (в 00.43 9 мая 1945 года) в берлинском предместье Карлсхорсте был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германии. От СССР капитуляцию принял и подписал Акт Маршал Советского Союза Г.К. Жуков.
24 июня 1945 года в Москве, на Красной площади, состоялся исторический Парад Победы в честь Победы Советского Союза над Германией в Великой Отечественной войне. Парад Победы принимал Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Командовал парадом Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский.

Относительно оценки действий наших командующих фронтами на войне и их успешности, то привожу вот такие данные из книги военного историка А.Б. Мартиросяна “На пути к Победе”: “За годы войны командующими фронтами побывали 43 маршала и генерала. За период с 5 августа 1943 г. по 9 мая 1945 г. прозвучало 363 салюта в честь побед наших войск. Так вот, на долю войск под командованием Маршала Советского Союза Константина Константиновича Рокоссовского выпала честь удостоиться 61 салюта... В таком количестве, как войскам под командованием Рокоссовского. Москва не салютовала никому! Каждый шестой салют - в честь войск под командованием Маршала Рокоссовского!” 

Вот Вам и ответ на вопрос, кто был нашим самым успешным Маршалом- полководцем в Великой Отечественной войне.

В заключение хотел бы привести слова сына Д. Эйзенхауэра, Джона, 23-х летнего лейтенанта американской армии, который был вместе с отцом в августе 1945 года во время его официального визита в СССР, по приглашению И. Сталина. Они побывали в Москве и Ленинграде. На банкете, в Ленинграде, Г.К. Жуков попросил его произнести тост. Молодой человек сказал: «Я слышал, как вы славили лидеров союзных стран, маршалов, генералов, адмиралов и поднимали за них бокалы. А я хочу предложить тост за самого важного русского всей Второй мировой войны. Господа, прошу вас поднять бокалы за простого солдата Красной армии!» На мой взгляд, этот молодой человек еще много лет назад поставил точку в спорах о звании “Маршал Победы”. 

Истинным “Маршалом Победы” является самый важный русский всей Мировой войны - простой солдат Красной Армии и никто другой!!

ИСТОЧНИК

Хохлостан обрёл статус "враждебного государства"
  • sntdpni
  • Сегодня 00:37
  • В топе

Ну, наконец-то - свершилось!На днях Песков в одном из своих спичей присвоил хохлостану статус "враждебного России государства", и это есть хорошо!Ну, не то чтобы прямо хорошо-хорошо сам...

Памяти павших 20 февраля

«Велика Россия, а отступать некуда…» Да, велика наша Россия – на большей ее территории 23 февраля празднуют весело, но в 2021 году крохотная часть русского Юго-Запада, зовущаяся народны...

Комментарии из сети № 691

Доброе утро, КОНТ!) Поздравляю вас началом короткой рабочей недели. Сомневаюсь что до пятницы успею набрать на очередную подборку, так что, вполне возможно, придется терпеть аж до понедельника. П...

Обсудить
  • Автор высера сражается с тенью Жукова, как Дон Кихот с ветряной мельницей., в русле добрых традиций перестроечной антисоветской пропаганды
  • =назначение Георгия Константиновича на трудные участки фронта означало снижение потерь за счет его квалификации= ------------------------------------------------------------------------------ Именно так. Войска, которыми командовал Жуков, несли меньше потерь, чем войска, которыми командовал Конев, Рокоссовский или Малиновский. =Это что по Исаеву - над Рокоссовским и Говоровым, будущими маршалами и командующими фронтами, надо было стоять с пистолетом?! = ------------------------------------------------------------------------------ Рокоссовский струсил во время битвы под Москвой. И Жукову пришлось достаточно жестко его приводить в чувство. Говоров провалил вторую часть операции "Искра". В результате чего блокада Ленинграда затянулась еще на целый год. =На Зееловские высоты Г.К. Жуков, верный своей любимой стратегии, пошел на лобовой штурм - “восток-запад”, явно с целью опередить в овладении лаврами победителя Берлина своего соперника - Командующего 1 Украинским фронтом И.С. Конева, войска которого наступали с юга.= ------------------------------------------------------------ Это откровенно глупая ложь. Глупая, потому что легко опровергается. Достаточно открыть директивы Ставки на разработку планов Берлинской операции, чтобы понять, что войска 1-го Украинского фронта, которым командовал Конев, вообще не должны были наступать на Берлин. Они должны были обойти город с юга и наступать на запад, на соединение с союзниками. Так что никакого соревнования с Коневым не было. :blush: =Немецкий историк Фризер= ----------------------------------------------------------------- Немецкий историк может писать все что угодно и сочинять какие угодно сказки про "гениальных" немецких генералов и фельдмаршалов. Есть документы, которые говорят о том, что первую линию немецкой обороны наши войска взяли практически без выстрелов. В принципе, вполне достаточно, чтобы понять уровень представленной критики.
  • очередные измышления индивидуума пубертатного возраста, ни чего тяжелее собственного члена не державшего. Одна миллиардная той ответственности, которая лежала на плечах Г.К. Жукова, раздавила бы автора и мокрого места бы то него не осталось бы.
  • Всецело "За" статью. Браво автор.
  • =Среднесуточные потери наших войск в Берлинской операции составляли 15700 человек это целая дивизия!= --------------------------------------------------------------------- Только это потери трех фронтов: 1-го Белорусского (Жуков), 2-го Белорусского (Рокоссовский) и 1-го Украинского (Конев).