Наступление на Артемовск, финансовый крах Украины и критика Дмитрия Медведева

Архимед и «Титаник» античного мира. Для чего построили «Сиракузию»?

0 492
Кто дерзновенный корабль исполинский воздвигнул на тверди?
Крепким канатом его сдвинуть по суше сумел?
К ребрам дубовым приладил он прочные, гибкие доски,
Острой секирой срубил чреву гигантскому крепь.

Отрывок из произведения Афинея «Пир мудрецов».

Посетить библиотеку или храм, зайти в конюшню, прогуляться в саду или просто полюбоваться сценами из «Илиады», которые выложены мозаикой на полу — обычные действия для человека античного мира. За одним исключением. Всё это можно было сделать, находясь в открытом море! Звучит невероятно, но только не на борту «Сиракузии» — настоящего «Титаника» до нашей эры, в чьём создании и спуске на воду участвовал сам Архимед.

Суперпроект античности

На берегу Средиземного моря, в Сиракузах, примерно в 240 году до нашей эры кипела работа. На глазах у людей вырастал очередной корабль. Впрочем, в отличие от других, он поражал воображение с самого начала строительства. Древесины, необходимой для его постройки, хватило бы на создание 60 четырёхрядных кораблей, размеры которых, к слову, вовсе не отличались миниатюрностью и достигали примерно 35 метров в длину — что сравнимо с высотой 10-этажного дома. Цифры подлинных размеров «Сиракузии» разнятся, однако усреднённые данные гласят, что она достигала 110 метров в длину, ширина её равнялась 14 метрам, а высота — 13. Водоизмещение же этого античного суперкорабля насчитывало 4200 тонн! Примерно таким же обладал, скажем, лидер «Ташкент».

Город Сиракузы в древности

Но как возникла идея создания такого судна? По одной из версий, Гиерон II, правитель Сиракуз в то время слыл «ревностным строителем кораблей и строил суда для перевозки хлеба». Он решил создать корабль невиданных размеров перед второй Пунической войной. Вероятно, Гиерон полагал, что такой монстр станет неким «супероружием» в предстоящем конфликте и уже одним своим видом деморализует врага. Другая версия предполагает, что это был всего лишь навсего зерновоз, пускай и таких ужасающих размеров.

И уже целых полгода под руководством архитектора Архия из Корианды на жарком солнце почти три сотни плотников, а также ремесленников и грузчиков трудились не покладая рук. За это время огромный корабль построили лишь наполовину — каждую готовую часть обшивали свинцовыми пластинами для большей прочности. И можно лишь представить, сколько ресурсов помимо дерева требовалось для создания такого гиганта. При этом стоит принимать во внимание, что это III век до нашей эры, учитывать уровень технологий того времени и, соответственно, осознавать сложность обеспечения материалами такой грандиозной стройки. К примеру, было нелегко найти подходящие деревья для мачт — если для второй и третьей удалось, хотя и не сразу, то для первой мачты дерево нашли почти случайно.

Точка опоры Архимеда и плавучий жилой квартал

Поскольку корпус был закончен, корабль решили спускать на воду уже в таком виде, но из-за его размеров задача оказалось совсем нетривиальной. Однако порой всё складывается как раз так, как должно. Именно в то время в Сиракузах жил Архимед, которому покровительствовал правитель города Гиерон II, и разумеется, проект таких масштабов не мог обойтись без великого математика. Считается, что именно тогда, изготовив сложную систему блоков и сдвинув корабль в воду при помощи лишь нескольких человек, Архимед произнёс одну из самых известных фраз: «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю!»

Правитель Сиракуз Гиерон II и Архимед

После того как «Сиракузия» оказалась на плаву, началась её дальнейшая достройка. Когда все необходимые части скрепили гвоздями, каждый из которых, кстати, весил по 4,5 килограмма, принялись за внутреннее устройство. И дальше работы стали приобретать такой масштаб, который практически нивелировал слово «корабль», как полностью неподходящее к этому сооружению, заменив на более уместное словосочетание «плавучий жилой квартал». И это совсем не гипербола. Так, «Сиракузия» имела три продольных прохода: «Самый нижний проход, к которому нужно было спускаться по множеству крепких лестниц, вёл к трюму, второй был сделан для тех, кто хотел пройти в каюты, и, наконец, последний предназначался для вооружённых воинов».

По обеим сторонам среднего прохода располагалось 30 четырёхместных помещений, а капитанское помещение имело пятнадцать мест, и при нём было три трёхместных каюты. Возле верхнего прохода были соответствующие размерам корабля места для прогулок, среди которых были различные сады. «В них были грядки, дивно цветущие разными растениями, получавшие влагу из скрытых свинцовых желобов. Были там и беседки из белого плюща и виноградных лоз, корни которых питались из наполненных землею глиняных бочек». Кроме того, там же был устроен пятиместный кабинет с библиотекой, трёхместная баня, разукрашенная мрамором, и самый настоящий храм, посвящённый Афродите. Пол в нём был выполнен из агатов и других камней, стены и кровля сделаны из кипариса, а двери — из слоновой кости. В носовой части был закрытый водоём емкостью 80 тысяч литров — что легко ассоциируется с бассейном на современных круизных лайнерах топ-класса.

Один из вариантов изображения «Сиракузии». Исходя из масштабов, можно представить усилие, необходимое для движения этого корабля.

Понятно дело, что такое «хозяйство» нуждалось в обслуживании, а многочисленный экипаж и пассажиры — в пище. Потому с каждого борта были выдвинуты на соразмерное расстояние балки, где покоились клети для дров, кухни, мельницы, печи и многие другие службы. С наружной стороны корабль опоясывали трёхметровые атланты, которые держали всю тяжесть надстроек. Существовали помещения для морской пехоты и стойла для лошадей — по десяти у каждого борта. На корабле было 12 якорей — восемь из железа и четыре из дерева. В движение всё это приводилось двадцатью рядами вёсел, и судно разгонялось не быстрее 5-6 узлов.

Боевой потенциал

Мачтами звёзд достигает; трёхглавые гордые башни,
Скрытые пологом туч, мощным подобны горам.

Несомненно, такой корабль должен был обладать и соответствующей боевой составляющей. И он обладал ей в полной мере. На «Сиракузии» было восемь башен — под стать размерам корабля: две башни на носу, две на корме и ещё четыре в средней части. В каждом из этих защитных сооружений несли службу по два лучника и по четыре воина. Кроме того, на каждой башне наличествовали балки, а на них висели корзины, наполненные камнями, которые следовало сбрасывать на неприятеля. По всей протяжённости судна проходила укреплённая на сваях стена с навесом и бруствером. На стене располагался камнемёт, способный метать камни весом около ста килограммов или стрелы длиной около 5,5 метров на расстояние в 155-165 метров.

Создателем этой машины был Архимед, который также сделал для корабля устройство, позволяющее откачивать трюмную воду. При помощи этого устройства, которое называлось, как ни странно, винт Архимеда, вычерпывать воду мог лишь один человек. Это был настоящий технологический прорыв для того времени.

Принцип действия винта Архимеда. Механизм мог обслуживаться лишь одним человеком

На каждой из трёх матч было по две камнемётных реи, и с них на нападавших спускались крючья и сбрасывались свинцовые глыбы. Корабль был обнесен частоколом из железных брусьев против тех, кто захотел бы ворваться на него. Для противодействия вражеским кораблям имелись железные кошки, которые механически спускались, цепляли врага и подводили его под удар.

По 60 воинов в полном вооружении стояли на каждом борту, у каждой мачты и камнемётной реи. «Были и на самих мачтах в медных гнёздах люди, на первой трое, а на каждой из следующих это число уменьшалось на одного. Им подавались рабами в эти защищенные гнёзда при помощи воротов камни и стрелы».

Корабль двух портов

Обладающая огромным потенциалом, как грузовым (могла вмещать более 2 000 человек и порядка 1700 тонн груза), так и военным, «Сиракузия», тем не менее, стала заложницей своих размеров. На тот момент места, чтобы принять такой корабль, хватало лишь в двух средиземноморских портах — в самих Сиракузах и в Александрии.

В действительности неизвестно, планировал ли Гиерон II использовать этого мастодонта против римлян или же он на самом деле решил помочь голодающим египтянам и подарил корабль с грузом Птолемею III Эвергету. «Зерна грузили на корабль шестьдесят тысяч талантов, сицилийской солёной рыбы – десять тысяч бочек, шерсти – двадцать тысяч талантов и двадцать тысяч талантов других товаров; кроме этого, продовольствие для плывущих на корабле». Однако, как бы там ни было, «Сиракузия» совершила единственное плавание. Из Сицилии в Египет. Благополучно добравшись до Александрии, она оказалась на берегу и получила новое имя — «Александрида». А дальше не имевший аналогов, как, впрочем,и адекватных возможностей использования, корабль, по некоторым сведениям, разобрали, и он навсегда канул в мутные воды истории.

Порт Александрии в древности

Разумеется, размеры «Сиракузии» и в принципе факт её существования постоянно вызывают дебаты среди историков. Некоторые считают, что её не было, другие говорят, что это был просто крупный корабль, описание которого, по славной традиции античной литературы, не более чем гипербола, а третьи склоняются к мысли, что это сооружение вполне себе могло покачиваться на волнах Средиземного моря именно в таком виде, каким оно было описано в «Пире мудрецов». Поставить точку в этом вопросе невозможно, поскольку однозначных археологических данных так и не было найдено.

В общем и целом, античный мир оказался не готов принять ещё одно чудо света, к тому же в такой необычной форме. И хотя «Сиракузия» была первой в своём роде, но не единственной. После неё появилась ещё более впечатляющая Тессераконтера и плавучие дворцы римских императоров. И ещё не раз в человеческой истории появятся столь грандиозные проекты.

Плавучий дворец Калигулы

В будущем над их созданием будут трудиться уже не сотни, а десятки тысяч людей, однако многие из них, несмотря на амбициозность и усилия, окончат свой путь бесславно или вовсе трагически — объявленный непотопляемым «Титаник», который нашёл свой айсберг, или суперлинкор «Ямато», который остался в истории одной из трёх самых бесполезных вещей в мире.

Чтобы создать что-то глобальное, технология обычно проделывает долгое и методичное путешествие, «тренируясь» на обыденном. Важнейший аспект существования и прогресса населявших Средиземноморье людей — кораблестроение — оттачивался столетиями. О том, как мастера корабельного дела набирались опыта и, наконец, подошли к созданию «Сиракузии», можно узнать в статье «Заря кораблестроительной эпохи».

Материал подготовлен волонтёрской редакцией WoWs

Скользкая тема августа-сентября 1939 года

Своей статьёй В.В.Путин вынужден за историков и аппарат государства выполнять их работу, освещать факты истории, чтобы сбить волну политических и информационных провокаций. По сути дела, историкам и л...