Акция.

9 454

По центру асфальтированной дороги не спеша двигались два всадника. Впереди, на гнедой кобыле, восседал благородный легат в серебристом одеянии. За ним трусил на муле секретарь Митька, с волнением поглядывающий на экран смартфона. Редкие электромобили, завидя парочку, прижимались к обочине, показывая свое почтение и не трогались с места, пока двое посланников не проезжали мимо них.

Наконец, Митька не выдержал и обратился к старшему:

- Ваша Светлость! Уже обед скоро, а у нас ни одной акции!

Легат Максимус оторвался от своих раздумий и посмотрел на секретаря с любопытством профессора-энтомолога.

- Не спеши, юноша! До заката солнца еще далеко.

Всадники проехали указатель населенного пункта «Горки-8» и направились к центральной площади поселка, где привычно тусились его обитатели, необремененные общественно-полезной работой.

Завидя важных посетителей, жители начали подтягиваться к гостям поближе. На их лицах можно было разглядеть смесь страха и любопытства.

Легат испытующе осмотрел толпу перед собой, достал из чехла планшет, зыркнул на секретаря. Митька встрепенулся и быстро поднял над толпой папский штандарт, в виде золотой змеи, обвивающей серебряную колбу.

Держа перед собой планшет с папским знаком, легат зачитал громким голосом указ Московской курии:

«По благословению его Святейшества папы Сергия XIII Собантина, Великомудрого и Непогрешимого! В целях сохранения учения о Великом Ковиде Ужасающем и Всенаказующем! С сего дня даны полномочия Отделу Единомыслия курии выявлять явных и скрытых еретиков, не принимающих Учения и совершать над ними скорый и справедливый суд, для спокойствия паствы и во имя будущего! Способ наказания оставить на усмотрение легатов.»

Народ молча прослушал указ, потупив глаза, особо недоверчивые начали проверять его наличие на сайте курии.

- Итак! - обратился Максимус к слушателям. - Есть ли среди вас еретики, сомневающиеся в учении папы о Ковиде? Если вы знаете таких, то должны немедленно объявить мне их имена. Укрывающие преступников, будут причислены к их числу.

Народ испуганно зашевелился, в толпе начали обсуждать кандидатуры подозрительных и неблагонадежных жителей поселка.

- Есть! Есть у нас такой! – с облегчением объявил легату полненький заместитель старосты поселка. – Пенсионер, в четырнадцатом доме живет!

Митька быстро пробил по базе указанный адрес:

- Профессор Клюев, вирусолог бывший. Все ясно с ним – мракобес!

- Приведите его сюда! – приказал людям легат.

Через десять минут привели худого, давно не стриженного старика в очках и домашнем халате.

- Привяжите его к мачте! – легат указал на мачту G6, недавно установленную посреди площади. – И соберите дров для костра!

Народ засуетился: кто тащил бумагу, кто дрова, наиболее сознательные принесли несколько канистр с бензином. Профессора привязали к мачте, сложили под ногами материал, щедро полили все бензином.

Легат удовлетворительно покачал головой:

- Спасибо!

И обратился к профессору:

- Брат и сын мой! Мы слышали, что ты сомневаешься в светлом учении папы о Ковиде, ниспосланном нам природой для исправления и очищения. Так ли это?

Профессор учащенно задышал и начал нести какую-то несуразицу о низкой вирулентности, недостоверности тестирования и прочей, непонятной простому народу чепухе.

- Я же говорю – мракобес! – радостно подтвердил свой диагноз Митька.

Легат строго посмотрел на своего помощника и снова обратился к профессору:

- Значит, ты упорствуешь в своей ереси? То есть, ты утверждаешь, что учение папы, непогрешимость которого подтверждена лицензией ВОЗ, ложно?

Профессор опустил голову и замолк. Борение отразилось на его лице. Кажется он осознал, что этот день может стать последним для него, если он не откажется немедленно от того, что составляло смысл его жизни.

- Я … не прав. – выдавил он из себя.

- Громче! – подзадорил его легат. – Народ хочет услышать тебя. Каешься ли ты в своих заблуждениях?

- Каюсь. Каюсь. – закивал головой профессор. По его щекам потекли слезы.

- Хорошо, хорошо. Молодец! – радостно воскликнул легат.

И обратился к народу:

- Вот видите, как благодатно действует слово папы на заблуждающиеся души! Как важно соблюдать его учение для спокойствия совести! Кстати, все из вас прошли обряд утренней вакцинации?

В толпе радостно закивали:

-Да, да, конечно!

Легат удовлетворенно вздохнул, посмотрел на часы – пора. Достал кубинскую сигару, с наслаждением понюхал отличный табак. Чиркнул позолоченной зажигалкой, прикурил. С сожалением посмотрел на красивую гравировку на зажигалке и вдруг, резким движением руки бросил ее под ноги профессора.

Огонь вспыхнул мгновенно, профессор страшно закричал. Но все закончилось очень быстро, никто не успел опомниться.

- Прости, Дмитрий! – обратился легат к побледневшему секретарю. – Я не мог лишить паствы такого ценного урока. Кто знает, сколько сомневающихся душ спасутся сегодня? Надеюсь, много.

Легат осмотрел еще раз место акции. На пепелище суетились пожарные, сбивая остатки пламени. Представитель экологической службы брал пробы воздуха на предмет превышения концентрации допустимых веществ, с этим в Москве стало очень строго.

Зрители торопливо тыкали пальцами в айфоны, спеша поделиться с друзьями редким видео, подсчитывали лайки.

В стороне стояли два сотрудника Имперского Непотребнадзора в черной униформе с невозмутимыми лицами, рассылали штрафы за нарушение социальной дистанции во время акции.

Два всадника уже собирались покинуть площадь, когда на смартфон легата пришло срочное сообщение. Прочитав его, Максимус переменился в лице, благодушное настроение моментально улетучилось.

- Братья и сёстры! – обратился он зычным голосом к собиравшемуся расходиться народу. – Страшное известие пришло только что из Нью-Йорка! Начинается 1273-я волна коронавируса!

Наступившую тишину разорвали крики ужаса и отчаяния. Молодые дородные тела катались по земле, модники и модницы рвали на себе пирсинги, до крови раздирали акриловыми ногтями татушки.

Вдоволь налюбовавшись на картину, легат подал знак Митьке – пора уезжать!

Всадники медленно двинулись в сторону «Бургер Кинга», восстанавливать потраченные силы.

 - Хороший все-таки у нас народ, - сказал Митьке легат. – Добрый, доверчивый! Приедем в Отдел, напомни, чтобы я написал папе прошение о снижении лояльным гражданам налога на пользование интернетом, на один процент. Они это заслужили.

Россия в глобальном мире

Многие из тех, кому сейчас пятьдесят лет и больше должны помнить популярный в эпоху поздней перестройки анекдот, согласно которому, когда у японцев спросили насколько отстал от Страны В...

Обсудить