В Швейцарии будет всего 57 делегаций. Детали в телеграм Конта

Мария Склодовская (Кюри) – женщина-киборг или радиация убивает только тех, кто в неё верит.

3 10738

Из этой женщины движение феминисток и либероидная шушера сделали фетиш, как же - первая женщина, получившая по блату Нобелевскую премию. Однако, изучая её биографию, за украшательством и ретушью, выглядывает портрет совсем другого человека.

Читая биографию Марии Склодовской-Кюри, бросается в глаза постоянные причитания биографов о том, как бедно жили она и её семья, всё время им было тяжело и трудно, они едва сводили концы с концами, им вечно не хватало денег. Эдакий плачь Ярославны по деньгам. Пришлось посмотреть кем же были предки Марии. 

Итак, Мария Склодовская (Кюри) появилась на свет в богатой, аристократической семье, где отец работал на должности директора гимназии для мальчиков в Варшаве, а мама директором привилегированной варшавской школы-пансиона для девочек. Дедушки по мужской и женской линии были дворянами и помещиками. Варшава, как мы знаем, была в то время столицей Царства Польского в составе Российской Империи. Так что жили они лучше, чем 99% населения страны. Понятно, что богат не тот, кто имеет много денег, а тот, кому хватает, однако зачем пудрить мозги общественности их бедностью?

Маша родилась 07 ноября 1867 года и стала пятым ребёнком в семье, а умерла 04 июля 1934, прожив 66 лет. Биографы пишут, что прожила она мало, т.с. умерла практически юной и жизни девка толком не видала. И это при средней продолжительности жизни у женщин в западной Европе в то время в 45-50 лет.

Как написано в биографии - семья Склодовских жила трудно, мать долго и мучительно умирала от туберкулёза, отец выбивался из сил, чтобы лечить больную жену и кормить пятерых детей, работая на должности директора гимназии для мальчиков в Варшаве, что однако не мешало ему вести антигосударственную деятельность. Когда Марии было 10 лет, её мать, в 1878 году, скончалась, а отец был уволен за антигосударственные настроения и вынужден был занимать более низкооплачиваемые должности. Но это видимо от большого ума и повышенного чувства ответственности за детей.

Посмотрим, как трудно было жить семье директора гимназии для мальчиков и директору привилегированной варшавской школы-пансиона для девочек и сколько они получали в царской России, куда в то время входила Польша.

В табеле о рангах директор гимназии был - в VII классе и имел статус надворного советника. Директор гимназии имел 1200 руб. жалования и 800 руб. столовых (тоже при казённой квартире); проводимые ими уроки оплачивались отдельно. Учитель, исполнявший обязанности директора, мог получать 3500 руб. В год – это больше ординарного профессора в университете. («Материальное положение учителей в дореволюционной России» - Т. В. Филоненко, А. В. Шипилов). При пересчёте через стоимость золота, на сегодняшний день это 93 000 евро (7700 евро в месяц) или 7 035 000 современных рублей.

После школы сестры Склодовские — Мария и Бронислава — договорились по очереди отработать несколько лет гувернантками, чтобы по очереди получить образование. В 1885 году Мария получает место в семье богатого адвоката. В конце XIX века для девушки это означало хорошо пристроится. И вы не поверите, для Маши на работе условия оказались ужасными, а заработка недостаточно, чтобы покрывать свои расходы и откладывать деньги для Брони.

Но где наша не пропадала, Маша находит и соглашается на другую, так же хорошо оплачиваемую работу репетитора, которая находится далеко от дома, в сельской местности, в богатом имении Щуки. Однако спустя год Мария видит, сколь наивным был её план. Нужно не только несколько лет поддерживать Броню, отдавая ей половину жалованья, но и помогать стареющему отцу, который был уволен с должности директора гимназии за антигосударственные настроения. В имении, девушке так же жилось непросто, под её наблюдением и воспитанием было пятеро детей богатого помещика. Преподавала она однако только младшим.

Через некоторое время её отец находит неприятную но доходную работу и полностью берет учёбу Брони на себя. Не понятно, что имел в виду биограф и что значит: «находит неприятную но доходную работу»? В любом случае если на работе нужно работать, то она не приятная. Протирать штаны на должности директора гимназии, ведя антигосударственную деятельность и получая от этого же государства зарплату, большую, чем у ординарного профессора в университете, конечно же приятнее.

Далее Мария выбрала для себя в Сорбонне, факультет естественных наук, где изучала математику, химию и физику. Днём, Маша Складовская, чрезвычайно интенсивно училась, а вечером преподавала за небольшую оплату. Так, в 1892 году её бюджет составлял 40 рублей, или 100 франков в месяц (при пересчёте через стоимость золота, на сегодняшний день это 1065 евро или 80 000 современных рублей). Этих денег ей однако едва хватало на еду и оплату жилья, не говоря уже про отопление и тёплые вещи. Через некоторое время это сказалось на её здоровье, и она падает в обморок прямо на занятиях.

Я бы пожалел Машу, за её нищенскую зарплату от репетиторства в 40 руб. в 1892 г., но я посмотрел какие зарплаты были в то время. Например, в 1913 г. в пересчёте на рубли (а в 1892 г. они были и того меньше), в Италии средняя зарплата на производстве и у государственных служащих низких чинов была 32 рубля в месяц, в Австро-Венгрии – с 44 рубля, во Франции – 41 рубль, Германии - 57 рублей, в Англии – 61 рубль, в США –112 рублей.

Так же параллельно с обучением она проходила научную стажировку в лаборатории, которой руководил её кузен Юзеф Богуски, помощник Дмитрия Менделеева. Её трудолюбие и способности привлекли к ней внимание (скорее всего именно тогда на неё обратили внимание Ротшильды), и ей была предоставлена возможность вести самостоятельные исследования. В начале 1894 году, в доме польских эмигрантов Ковальских, Мария Склодовская встретила Пьера Кюри. На тот момент, Мари занималась в лаборатории профессора Габриэля Липпмана исследованием магнитных свойств разных марок стали. Эту работу заказало ей Общество поощрения национальной промышленности - будущие её протеже. Пьер же, был руководителем лаборатории, при Муниципальной школе промышленной физики и химии.

В конце 1897 года исследование по магнетизму было завершено. В это время супруги познакомились с Анри Беккерелем. Он открыл что урановые соединения испускают глубоко проникающее излучение. Пьер стал профессором физики в Сорбонне, а Мария работала у своего супруга заведующей лабораторией. Мария Кюри побудила своего мужа Пьера провести сравнение соединений урана, полученных из разных месторождений, по интенсивности их радиации. Только кто побудил Марию сравнивать соединения урана из разных месторождений? Не тот ли человек, который оплатил доставку 10 тонн урановой руды? Но об этом ниже.

Читая биографию Марии Кюри дальше не возможно удержаться от смеха, где пишется, что не имея лаборатории и работая в помещении институтской кладовки, а позже в сарае не имевшем пола на улице Ломон в Париже, Мария, используя ионизационную камеру, собранную из консервных банок,  с 1898 по 1902 годы буквально голыми руками, переработала одиннадцать тонн урановой руды. Однако, как известно, именно в это же время Мария числилась у своего супруга Пьера, профессора физики в Сорбонне, заведующей лабораторией.

При содействии геофизика Эдуарда Зюсса, тогдашнего президента Австрийской академии наук, австрийское правительство согласилось подарить супругам Кюри тонну урановой смоляной обманки. Другие десять тонн оплатил миллионер барон Эдмон Ротшильд, который был как заказчиком, спонсором так видимо и куратором этих опытов. Вполне возможно, что Эдмон знал, чего и как искать, привлекая к этому делу талантливых учёных и оплачивая их опыты.

Из одной тонны выходило 0,1 грамма чистого хлорида радия, всего за 4 года удалось выделить 0,8 грамма радия. Его радиоактивность в миллион раз превышала радиоактивность урана. 

Радий довольно редок. За прошедшее с момента его открытия время, добыча его ничтожна — за 120 лет удалось произвести меньше 5 килограммов. Поскольку извлечение радия из руды — дело дорогое, искусственные изотопы сейчас изготавливают с помощью ускорителей, бомбардируя протонами с энергией 800 МэВ мишень из природного тория. Но супруги Кюри или сказочники, сочинявшие их биографию, об этом видимо не знали. Для добычи 1 грамма радия в виде его солей в смеси с барием и хлором, нужно израсходовать 500 тонн химических реагентов, 10 000 тонн дистиллированной воды, квалифицированный труд 150 человек в течение месяца и огромное количество электроэнергии. Однако Мария Кюри проделала эту титаническую работу одна, намыв голыми руками это же количество радия в тазике.

В 1898 году Кюри открыли радий и полоний – последний именовали в честь родины Мари. Полоний чрезвычайно токсичен, радиотоксичен и канцерогенен и если он попадает в организм, то он смертелен даже в ничтожно малых дозах. Он в 4 триллиона раз токсичнее синильной кислоты. Его удельная активность настолько велика, что, хотя он излучает только альфа-частицы, брать его руками нельзя, поскольку результатом будет лучевое поражение кожи всего организма - полоний довольно легко проникает внутрь сквозь кожные покровы. Он опасен и на расстоянии, превышающем длину пробега альфа-частиц, так как его соединения саморазогреваются и переходят в аэрозольное состояние.  Поэтому работают с полонием только в герметичных боксах. В ходе исследования 2007 года учёные Министерства здравоохранения Великобритании показали, что после попадания полония в кровь его мощное действие почти невозможно остановить. У отравившейся жертвы наступает постепенный отказ различных органов, по мере того как альфа-частицы атакуют печень, почки и костный мозг.

Но это сейчас. А тогда Мария Кюри не знала о токсичности полония, поэтому он не оказывал на её организм никакого воздействия. И вообще супруги Кюри, не имея средств и необходимой аппаратуры и не такие такие фокусы проворачивали сначала в кладовке, а затем в сарае с земляным полом – в ручную переработали 11 тонн урановой руды за 4 года. Учёные из Ирана и Северной Кореи нервно курят в сторонке. Какие там центрифуги по обогащению урана! Лопухи! Вон, супруги Кюри голыми руками радий, полоний и уран мусолили в тазике.

Как мы видим, Мария и Поль Кюри имели зафиксированную связь с Ротшильдами уже с 1898 г., а скорее всего Марию заметили и стали курировать ещё со времени её учёбы в Сарбоне. И если миллионер барон Эдмон Ротшильд оплатил 10 тонн урановой руды для опытов, то наверняка и аппаратура и лаборатория имелась соответствующая. А сколько реально было добыто чистого радия, полония и урана, а так же какие реально проводились ими опыты, никому не известно. Но связь онкологии и радиации наверняка была установленна ещё тогда, когда Пьер Кюри ещё был жив. Не зря они выдвинули идею использовать радиоактивные изотопы в медицине. А нам сейчас будут вешать лапшу про сарай и тазики. Заказ на эти работы был сделан мировой финансовой элитой для их узкоклановых целей.

Далее оказывается, что Марию на самом деле не выдвигали на Нобелевскую премию по физике. Со времени вручения первой Нобелевской премии в 1901 году существовал процесс номинирования потенциальных лауреатов, после которого их достижения долго оценивались. В 1903 году Французская академия наук номинировала Анри Беккереля и Пьера Кюри как кандидатов на премию по физике. И только по личной просьбе Пьера Кюри к шведскому математику Магнусу Гёсту Миттаг-Леффлеру, члену номинационного комитета, кандидатуру Марии все же добавили в списки кандидатов на нобелевскую премию. Т.е. она её получила по чистой протекции мужа.

Ещё более сложной была ситуация с Нобелевской премией по химии. Не для всех было очевидно, что Мария была достойна второй награды, поскольку она была за ту же самую работу, за которую ей была вручена премия в области физики. Её исследования не были революционными. Так что обе Нобелевских премии она имеет, как говорят - по блату.

В 1903 году Мария и Пьер Кюри совместно с Анри Беккерелем получили Нобелевскую премию по физике «за выдающиеся заслуги в совместных исследованиях явлений радиации». Теперь они наконец получили возможность оснастить свою лабораторию необходимой аппаратурой (!!!) и купить для своей квартиры ванну.

Через 6 лет работы (без защиты от радиации) с ураном, радием и полонием, Мария Кюри родила вторую дочь - Еву Кюри (1904—2007), которая прожила 103 года!!! Выясняется, что липовую биографию Марии Кюри писала именно Ева Кюри.

Мария без всякой противорадиационной защиты проработала с радиоактивными элементами 36 лет. По сведениям биографов она носила пробирку с радиоактивным изотопом радия в кармане и хранила её в ящике своего стола, подвергаясь при этом воздействию рентгеновских лучей от не экранированного оборудования.

Чем знаменит радий? Тем, что он — самое радиоактивное долгоживущее вещество на свете - период полураспада 1600 лет, уровень облучения от одного грамма радия примерно такой же, как от тонны чистого урана. 

Так например перед аварией в реакторе четвёртого блока Чернобыльской АЭС находилось 180-190 тонн ядерного топлива - диоксида урана. По оценкам, которые сейчас считаются наиболее достоверными, в окружающую среду в момент аварии попало от 5 до 30 % этого топлива. Получается, по минимальным оценкам, Мария Кюри носила при себе радий, который фонил как 1/9 от всего радиационного выброса при аварии на Чернобыльской АЭС. В результате той аварии более 115 тысячи человек из 30-километровой зоны были эвакуированы. Для ликвидации последствий были мобилизованы значительные ресурсы, более 600 тысяч человек участвовали в ликвидации последствий аварии.

Биограф пишет, что руки супругов Кюри покрылись ранами от постоянного контакта с радиоактивными образцами, что послужило возникновению идеи об использовании радия в медицинской практике. Это обстоятельство было подчёркнуто Пьером Кюри в его Нобелевской речи. Как это? Перечитываем ещё раз... 

Лечение радиоактивным радием, звучит как лечение полонием! И не говорите, что он супер токсичен. Спеклись ваши Литвиненко и Ясер Арафат от полония, копыта отбросили, а вот Машка с граммом радия в кармане ходила, который фонил как тонна чистого урана, причём беременная работала с радиацией и дочка родилась здоровой, и прожила 103 года.

19 апреля 1906 года Пьера насмерть сбил конный экипаж, когда он переходил улицу. Его голова оказалась раздробленной. Ну это же тогда, в наше время толкнули бы под грузовик или под поезд. Так что дело ясное, что дело тёмное и не понятно сам упал или кто помог, ибо пишут, что случилось это тёмным дождливым парижским вечером, когда он шёл из дома в лабораторию. Короче, типа поскользнулся, упал... Пьер прекрасно мог понимать, какое мощное оружие против человечества находится у них в руках. Как понимали это и заказчики опытов семейства Кюри, понимали они и то, что будет, если именитый учёный расскажет правду.

В 1909 году парижским университетом и Институтом Пастера принято решение об образовании Института Радия. Когда в 1913 году институт был открыт, в нём было два отделения — радиоактивная лаборатория под руководством Марии Склодовской-Кюри и лаборатория биологических исследований и радиотерапии, которую возглавил видный французский медик Клод Рего – он одним из первых во Франции занялся изучением действия ионизирующего излучения на живые ткани, а начиная с 1905 г. выполнил ряд радиобиологических исследований, посвящённых эффектам лучевого воздействия на половые железы высших животных.

И кто же, как вы думаете спонсирует Клода? А спонсируют Клода те же люди, что и Марию Кюри - барон Анри Ротшильд и братья Лазар. Клод Рего лез из кожи, чтобы получить все необходимое для его дела: радий, аппаратуру, помещения, больницу (для опытов с железами высших «животных»). Ввиду огромного количества больных и неотложных материальных нужд ему пришлось брать радий в долг: «Рудное объединение» доверило ему десять граммов, которые имели стоимость равнозначную 1600 кг чистого золота. Пришлось взывать к правительству о субсидиях и прибегать к частным пожертвованиям. Барон Анри Ротшильд и братья Лазар внесли основной пай. Некий необычайно щедрый и деликатный покровитель науки, прибегший к сложным мерам предосторожности, чтобы скрыть своё имя, подарил Фонду Кюри три миллиона четыреста тысяч франков. 

Ну как вам распространённость онкологии в XX-XXI веках? А методы лечения облучением? А ведь всё это разрабатывал Институт Радия, который спонсировали представители мировой финансовой элиты - Ротшильды, Лазары и некий необычайно щедрый и деликатный покровитель науки, прибегший к сложным мерам предосторожности, чтобы скрыть своё имя.

Во время Первой мировой войны Мария Кюри хотела отдать все свои золотые награды за научные достижения, чтобы внести свой финансовый вклад в поддержку армии. Однако Национальный банк Франции отказался от её пожертвования. Тем не менее, она все же потратила все средства, которые получила вместе с Нобелевской премией для покупки необходимого оборудования и создания в прифронтовой зоне рентген-аппаратов «на колёсах». Откуда спрашивается такая бескорыстность, тем более, что правительство от её помощи отказывается? А ответ лежит здесь - с помощью мобильных амбулаторий, называемых «мини-Кюри», радиацией было облучено почти три миллиона французских солдат. Это же масштабный опыт на людях, в котором кто заинтересован? - Спонсоры - представители мировой финансовой элиты.

В 1915 году Кюри придумала полые иглы, содержащие бесцветный радиоактивный газ радон, который использовался для стерилизации инфицированных тканей. Более миллиона раненых военных прошли лечение с применением данных технологий. Она также ввела в практику радонотерапию во французских больницах.

В итоге правительство Франции не выразило ей благодарности за активное участие в «помощи» армии. Знала ли французская разведка и правительство Франции о неоднозначных опытах над людьми, их результатах и последствия? Наверняка, да.

Известно, что радон радиотоксичен и канцерогенен. Попадая в организм человека, он способствует процессам, приводящим к раку лёгких. Распад ядер радона и его дочерних изотопов в лёгочной ткани вызывает микроожог. По данным департамента здравоохранения США радон — второй по частоте (после курения) фактор, вызывающий рак лёгких. Рак лёгких, вызванный радоновым облучением, является шестой по частоте причиной смерти от рака. Радон и его дочерние продукты обусловливают более половины всей эффективной дозы облучения, которую в среднем получает организм человека от природных и техногенных радионуклидов окружающей среды.

По почину барона Ротшильда в 1920 году создаётся Фонд Кюри, автономное учреждение, имеющее право получать пожертвования, субсидии для развития научной и лечебной работы Института радия. Деятельность института по инициативе Кюри сосредоточилась на изучении рака.

А ведь ещё не так давно многие медики считали онкологические заболевания прискорбной реалией новейшей эпохи — обнаружить их достоверные описания в медицинских трактатах древности не удавалось. Из этого врачи делали вывод, что рак возник в индустриальную эпоху, когда организм человека столкнулся с созданным им же самим загрязнением окружающей среды. Или таки Радиевый институт? Выводы делайте сами.

Биографы часто пишут, что между Пьером и Марией Кюри было настолько сильное чувство любви, что она больше никогда не встречалась с мужчинами. С мужчинами может и нет, но с любовником таки встречалась, хотя назвать его мужчиной в моральном плане можно с натяжкой. А вот начали ли они дружить организьмами до смерти Поля Кюри или после, сказать трудно.

Так проработав 12 лет с ураном, полонием и радием, подвергаясь при этом воздействию рентгеновских лучей от не экранированного оборудования и не растеряв своё либидо. В 1910-11 годах, через четыре года после смерти мужа, у Кюри возникает роман с её давним знакомым, бывшим учеником Пьера Кюри, физиком Полем Ланжевеном.

Это весьма колоритный тип. Вот как о нём пишет биограф: "Он младше Мари на 5 лет и женат. Однажды он появился в лаборатории в синяках от жены. В момент романа к жене Поля попадает часть писем Марии к Полю Ланжевену и она начинает шантажировать обоих. Шурин Поля, редактор одной из парижских газет, публикует эти письма. Ланжевен вызывает одного из журналистов на дуэль, которая закончилась ничем, оба отказались стрелять. Жена Поля грозит убить Мари. Сам Поль не принимает никакого окончательного решения, хотя Мария предлагала ему развестись с женой". 

Во французском и научном обществе поднялся скандал. Но Альберт наш, Эйнштейн поддержал таки Машу, написав ей письмо: «Уважаемая Мария, пожалуйста, не смейтесь надо мной за то, что в этом письме я не скажу ничего здравого. Но меня приводит в ярость, как общество выражает свою озабоченность вашим поведением, и мне необходимо выпустить накопившиеся чувства наружу. Конечно, я убеждён, что вы последовательно презираете всю эту чернь, и когда она вами восторгается, и когда она, пользуясь вами, удовлетворяет страсть к сенсационности. Я не могу не отметить, как уважаю вас за ум, устремлённость и искренность и как я рад тому, что познакомился с вами в Брюсселе. Любой, кто не относится к этим рептилиям, был и остаётся в восторге, что среди нас есть такие люди, как вы и Ланжевен, знакомство с которыми — большая удача. Если чернь и дальше продолжит уделять вам повышенное внимание, то просто не читайте эту чушь, а оставьте её тем рептилиям, для кого её сочинили».

Вот таким было отношение Альберта Эйнштейн к французам и научному обществу – презрение к черни. Ну вы поняли.

В 1921 году вместе с дочерьми Кюри посетила Соединённые Штаты, чтобы принять в дар 1 грамм радия для продолжения опытов. Напомню, что в этом же году она получает поддержку Ротшильдов. 

Во время своего второго визита в США в 1929 году она получила пожертвование, на которое приобрела ещё грамм радия для терапевтического использования в одном из варшавских госпиталей (должно быть повезло пациентам этого госпиталя, где Мария Кюри проводила свои эксперименты над живыми людьми).

Вследствие многолетней работы с радием её здоровье стало заметно ухудшаться. Ну ещё бы, 66 то, это уже не шишнадцать. У неё развилась катаракта и повторные проблемы с почками. Весной 1934 года Мария заболевает, температура держалась необычно долго, врачи считали, что это грипп, но это была новая болезнь, которую скоро назовут лучевой. 

Виновник болезни — её детище, радий. Мария носила своим талисманом пробирку с радиоактивным изотопом в кармане, и хранила её в ящике своего стола, подвергаясь при этом воздействию рентгеновских лучей. 

Радий имел чрезвычайно высокую стоимость — например, в 1910 году он оценивался в 180 тысяч долларов за грамм, что было эквивалентно 160 килограммам золота. Радий очень редок и золото - в 160 000 раз менее ценный металл. Так может причина гибели Марии Кюри - элементарная алчность - таскать в кармане вещицу, равноценную 160 кг чистого золота.

Мария Кюри погребена в свинцовом гробу. Личные книги и лабораторные журналы Марии Кюри до сих пор считаются опасными и будут храниться в освинцованных ящиках ещё 1500 лет. Т.е. ещё 1500 лет никто достоверно не узнает над чем именно работала Мария. Концы в воду, как говориться. Что ещё на это сказать - видимо никто, кроме Марии Кюри, не способен работать при таком радиационном излучении. Хотя, это не плохой повод засекретить то, над чем действительно могла работать Мария Кюри после смерти мужа.

Ещё раз напомню, что радий, который носила Маша при себе — это самое радиоактивное долгоживущее вещество на свете время полураспада – 1600 лет, уровень облучения от одного грамма радия примерно такой же, как от тонны чистого урана. 

Жить долго и счастливо в ядерном реакторе можно, что и доказала всем Мария Склодовская (Кюри) или её биография – полная липа. 

Эфир 14 июня О том, что сказал Путин и почему многих это так возбудило

/?r=wd Вчера Владимир Путин выступал перед работниками МИДа. Вроде бы ничего нового сказано не было, ВВП все это уже говорил и не раз. Но много подписчиков и вообще, часть интернета, с...

Суицид как способ стратегического давления

Дети переходного возраста часто романтизируют смерть. Многие известные мемуаристы и выдающиеся писатели — авторы автобиографических произведений — вспоминали, как между двенадцатью и во...

Обсудить
  • Радиация, очень часто куча психически наведенных болезней. У нас в институте было три человека, реально бывшие в Чернобыле. Один умер . Второй болел много и упорно, а третий был здоров. И именно он попал в Чернобыль на третий день, по воинской спецухе дозиметрист, именно он с товарищами клещами собирал радиоактивные куски, очищал местность. Но с открытыми глазами, зная где загрязнения запредельные, чистил и убирал. и ходил по чистому. Пил там много. Но не бздел лишнего. И оказался здоров.
  • Про деньги до революции. Мой дед, директор земской школы, получал 18 рублей в Азове. Ну к праздникам купечество премии накидывало до 20 рубликов на Пасху и Рождество
  • Доктор Менгеле отдыхает.