Конфликт Армении и Азербайджана

«Снежный человек». Вымысел или правда?

3 2195

Проблемой реликтовых гоминид в СССР занимались достаточно серьёзно. Стоит вспомнить лишь экспедицию на Памир 1958 года участие в которой, помимо двух академиков АН СССР, приняли ректор Ленинградского университета, глава исполкома Горно-Бадахшанской автономной области и академик-секретарь АН Таджикской ССР. И это только то, что стало известно широкой общественности спустя много лет. Сколько попыток обнаружить «йети» было на самом деле — установить не представляется возможным. Многие архивы научных экспедиций тех лет засекречены и по сей день.

Мне могут возразить — но, ведь так ничего и не нашли. Да, не нашли, когда пытались специально. Это тоже самое, что пытаться отыскать иголку в стоге сена: поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что. Одна только Горно-Бадахшанская АО имела размер более 64000 кв. км при средних высотах 4000 (макс. 7500) метров над уровнем моря и почти полном отсутствии дорог.

Надеюсь, вы хотя бы раз бывали в лесу. Много встретили зверей? А они там есть. Даже в подмосковных лесах имеются лоси, медведи — их немного, но тем не менее… Весь живой мир хорошо усвоил правило — от человека стоит держаться подальше. Это ещё один фактор «неуловимости».

Зато случаев непреднамеренных встреч было сколько угодно. Даже если описание 95% из них — обычный фейк, остальные 5% заставляют задуматься: а, собственно, с чем мы имеем дело?

*****

Как там у Михалкова: «Дело было вечером, делать было нечего». Сидели на даче, хорошо сидели — с пивом, раками. Сегодня мы редко собираемся вместе. А, выпить и не поговорить — день насмарку. Речь зашла о книге Белова «Расы космических пришельцев. Запрещённая антропология». Конечно заспорились… есть или нет…

Я сидел и глазам не верил — вспомнился точно такой же разговор, только тридцатилетней давности. Боже мой… А, мы ведь совсем не изменились… Недаром говорят: пацаны не стареют — они просто дряхлеют.

Можете меня пинать, но я сторонник существования реликтовых гоминид. Пусть и не сейчас, но в недавнем прошлом. Слишком уж много тому подтверждений — дыма без огня не бывает.

Но сначала свидетельство, давно уже ставшее классикой.

Профессор Б.Ф. Поршнев в своей работе «Современное состояние вопроса о реликтовых гоминидах» (ВИНИТИ, Москва, 1963) приводит рассказ генерала М.С. Топильского, бывшего на то время комиссаром кавалерийского полка. 

Цитата достаточно длинная, но она стоит того, чтобы потратить на чтение пару минут: «С разведывательным отрядом мы преследовали банду, действовавшую в горах Западного Памира и намеревавшуюся уйти от преследования через Восточный Памир в Синьцзян. От Ховалинга мы прошли по Дарвазу до района узла Гармо, оттуда повернули на юг, пересекли в верхней части Ванчский и Язгулемский хребты, в дальнейшем также Рушанский. Ещё в пути, в Ванчском районе, в высокогорных кишлаках мы слышали рассказы о волосатых человеко-зверях — чудовищных существах (названия не помню), живущих в горах, однако отнюдь не только в снегах. К людям («к мусульманам») они якобы относятся враждебно, сами не нападают, но столкнувшись где-нибудь на горной тропе могут убить, оторвать голову. Согласно поверьям, встреча с таким существом, его взгляд, его вой обязательно приносят человеку несчастье и смерть. Те места в высоких горах, где они обитают, являются их царством, и человеку туда ходить нельзя, там не живут даже архары и барсы. Из опрошенных только один утверждал, что он лично видел такое существо. Но по словам охотников, они часто слышат их вой (крики), и жители верхних кишлаков хорошо отличают голос этого «получеловека» от человеческого или звериного. Высоко в горах нам показали священную для мусульман пещеру, где с давних пор находился ссохшийся труп сидящего святого-отшельника, однако паломничества к этой святыне можно было совершать только в определенное время года, летом, когда снежная черта поднимается, так как в остальное время в тех горах якобы безраздельно царили человеко-звери, не пропускавшие людей. Мы не придали особого значения этим рассказам.

Ещё до время преследования банды в горах Памира нас предупреждали, что мы вступаем на территорию, где царят эти человеко-звери (о таком же предупреждении позже рассказал и раненый член банды узбек). Однажды, двигаясь по следу банды горной тропой, находясь уже на высоте вечных снегов, мы увидели пересёкшую тропу цепочку следов. Наш отряд имел вьючных яков и отличных местных собак. Собака почуяла упомянутый след, но по нему не пошла. След был отчётливый, не вызывал сомнения в том, что он оставлен босыми человеческими ногами. Он тянулся на протяжении 150 метров и кончался у подножья крутой голой скалы, едва ли доступной для человека. Тщательно обследовав следы, медик (лекпом) нашего отряда не только безоговорочно признал их человеческими, но и нашёл подтверждение этому в том, что обнаружил место, где существо, оставившее следы. испражнялось, причём кал был подобен человеческому, кал был сухой, состоял из остатков сухих ягод.

Продолжая преследование, мы настигли остатки истощённой банды на привале, в месте, где ледник, вдоль которого вела знакомая лишь их проводнику едва заметная тропа, был как бы разорван каменной стеной: на ней лежал и свисал верхний язык ледника; в каменной стене была щель или пещера. Мы окружили местонахождение банды, находясь на возвышенностях выше места привала. Установили пулемёт. Когда была брошена первая ручная граната, на ледник выбежал человек и на русском языке (это был русский офицер, находившийся в составе банды) закричал нам, что от стрельбы лёд неминуемо обрушится и всех засыплет. На наше требование сдаваться он попросил время для совещания и скрылся в пещеру. Вскоре мы услышали зловещий шорох от начавшейся подвижки льдов. Почти одновременно до нас донеслась снизу стрельба, которую мы не знали, как объяснить, допуская, что это начало атаки. Сверху каменной стены начали падать обломки льда и снега, понемногу засыпая вход в пещеру. Когда он был почти засыпан, оттуда успели вырваться трое человек, остальные (как оказалось, пять) были погребены в пещере обвалом. Нашим огнём из троих были двое убиты, один тяжело ранен. Когда мы спустились к нему, он указал нам место, где обвал засыпал труп русского офицера, который мы откопали. Раненый же оказался узбеком-чайханщиком из Самарканда, человеком довольно развитым. Вот что мы от него услышали в ответ на наши расспросы. В то время, когда в пещере происходило совещание банды, из какой-то расщелины (возможно, ведшей из пещеры куда-то вверх скалы), ворвались волосатые человекоподобные существа, издававшие нечленораздельные крики. Их было несколько. В руках у них были палки. Осаждённые пытались отстреливаться. Бывший в числе последних ишан (духовное лицо) был убит палками этими существами. Рассказчик, получив удар палкой по левому плечу, ринулся к выходу, преследуемый одним из этих чудовищ, которое выбежало вслед за ним из пещеры, но тут же пало от выстрелов и было засыпано снегом.

Для проверки этого странного рассказа, мы потребовали указать нам место и произвели расчистку снега. Действительно, был обнаружен труп. На нем — три пулевых ранения. А невдалеке нашлась и палка из очень крепкого дерева, хотя нельзя считать бесспорным, что она принадлежала этому существу. На первый взгляд мне показалось, что передо мной труп обезьяны: он был покрыт шерстью. Однако я знал, что на Памире нет обезьян. Да и труп оказался вполне похожим на человека. Мы пробовали дёргать за шерсть, чтобы выяснить, не натянута ли на человека шкура для маскировки, но убедились, что это его подлинная естественная шерсть. Мы неоднократно переворачивали труп на живот и на спину, измеряли. Тщательный и длительный осмотр трупа, произведённый нашим лекпомом (погибшим позже в том же году), исключает допущение, что это был человек.

Труп принадлежал особи мужского пола, ростом 165 – 170 см, пожилому иди даже старому судя по седому оттенку волос в некоторых местах. В общем цвет его шерсти можно определить как серовато-бурый. Но в верхней части тела, на груди волосы были более бурые, на животе более серые. В разных местах тела они имели разную длину и густоту: на груди более длинные, но редкие, на животе короче, но гуще. В общем шерсть весьма густая, хотя и без подшёрстка. Меньше всего волос на ягодицах, из чего лекпом сделал заключение, что существо это сидит как человек. Больше всего волос — на бёдрах. На коленях волос совсем нет, заметны мозолистые образования. На голени волосатость меньше, чем на бедре, и постепенно уменьшается книзу. Вся стопа, как и подошва, совершенно без волос, покрыта грубой коричневой кожей. Плечи и руки покрыты волосами, густота которых уменьшается к кисти, причём на тыльной стороне кисти волосы есть, а на ладони совершенно отсутствуют, кожа на ладони грубая, мозолистая.

Волосы покрывают и шею. Но на лице они полностью отсутствуют; цвет лица тёмный; нет ни бороды, ни усов, и лишь немногие волоски по краям над верхней губой создают впечатление намёка на усы. На передней части головы надо лбом волос тоже нет, как если бы тут были глубокие пролысины, зато на задней части головы — густые, свалявшиеся как войлок волосы. Убитый лежал с открытыми глазами, оскаленными зубами. Цвет глаз тёмный. Зубы очень крупные, ровные, по форме не отличающиеся от человеческих. Лоб покатый. Над глазами очень мощные брови. Сильно выступающие скулы, придающие всему лицу сходство с монгольским типом. Нос приплюснутый, с глубоко продавленной переносицей. Уши безволосые, кажется несколько более заострённые наверху, чем у человека, и с более длинной мочкой. Нижняя челюсть очень массивная.

Убитый обладал мощной широкой грудью, сильно развитой мускулатурой. В строении тела мы не заметили каких-либо отличий от человека. Половые органы как у человека. Руки нормальной длины. В пальцах рук и ног особенностей не отмечено. Однако кисть несколько шире человеческой, а стопа заметно шире и короче человеческой.

Мы не знали сколько-нибудь точно, где находились, так как хороших карт Памирского высокогорья тогда не было. Лишь предположительно можно считать, что это было между Язгулемским и Рушанским хребтами. Поскольку операция была закончена, мы должны были двинуться в путь. Упомянутый раненый узбек на второй день скончался. Природа описанного убитого существа представляла для нас загадку. Но брать с собой труп в предстоявший очень тяжёлый и неясный путь было невозможно. К тому же могли возникнуть осложнения с местным населением. Сказать, что мы везём труп животного? Но убитый был слишком похож на человека. Обсуждалось предложение снять с него шкуру, однако и это походило бы на сдирание кожи с человека. В конце концов, было решено закопать труп на месте происшествия. Раскопок засыпанной пещеры мы не предпринимали, опасаясь подвижки льдов.

Мы следовали дальше на юг и при первой возможности спустились по хребту вниз, где переправились через реку (Пяндж?). Редкие жители горного района, белуджи, принимали нас за какую-то экспедицию. Они с удивлением расспрашивали у нас, как мы могли спуститься из мест, которые считаются обиталищем человекоподобных чудовищ (местного названия я не помню), недоступным для людей. От этих белуджей мы услышали много новых сведений. Нам рассказывали, что человекоподобные волосатые существа встречаются не только в одиночку, но подчас парами или втроём с детёнышем, однако большими группами не встречаются. Нас познакомили с одним из белуджей, которого считают «тронувшимся» в результате близкой встречи с таким существом. Он рассказал нам, что однажды, охотясь вдвоём с товарищем в горах, они наткнулись на дикого волосатого человека, которого пытались подстрелить, но тот, обороняясь, большим брошенным камнем убил товарища, а рассказчик спасся бегством, после чего и потерял психическое равновесие. В одном из селений нам рассказали, что в недавнем прошлом охотники обнаружили пещеру с большим количеством костей архаров. Родовой старейшина объяснил, что это — «стойбище» таких чудовищных существ и наложил строгое табу на эту пещеру, запретив охотникам посещение тех мест».

*****

А теперь моя история.

Во времена оны, раз в год, мы ездили на кабана — такая, вот, традиция. Ну… Кто-то ходит в баню, кто-то отправляется на охоту. И куда бы не заносила судьба, осенью я обязательно брал отпуск и летел в Термез к друзьям.

Тот раз мы отправились в горы Байсуна. В паре километров от Дербента, в одном из ущелий, была турбаза. Принадлежала она Сурхандарьинскому обкому партии — несколько вечно пустующих гостевых домиков, небольшая столовая, — так, ничего особенного. Лишь изредка партийные бонзы, набрав водки, блядей, поваров, заваливались сюда на пару дней оттянуться.

Охота оказалась удачной — взяли пару свинок и полугодовалого подсвинка. Вечером, за рюмкой чая, разговор как-то сам по себе плавно перешёл на «снежного человека». Большинство сошлось во мнении: может когда-то и существовали эти самые человеки, но они давно уже вымерли и все рассказы о них — обычная брехня. Тамошний сторож, пожилой таджик, до этого молчавший, вдруг сказал: «А, я видел Гула».

Помните сцену из «Ревизора», когда после отъезда Хлестакова жандарм докладывает о приезде из столицы настоящего ревизора. Потом кто-то из нас, уже и не помню кто, спросил:

— Он тебе побороться предлагал, да?

Все засмеялись — среди местных бытует легенда — если Гул встречает мужчину, то предлагает ему помериться силами, если женщину… ну…

— Нет, я видел мёртвого Гула, его убили наши.

Несмотря на то, что сам Имран хорошо говорил по-русски, стилистика русского и его родного сильно отличается,— в пересказе я постараюсь сохранить дух и манеру его повествования и что-то по ходу поясню.

Рассказ Имрана.

Случилось это за 2-3 года* до войны. Женщины из кишлака пошли собирать орехи*, моя мама тоже была с ними. В лесу на них напал Гул. Женщины стали убегать, прятаться, две из них, самые молодые, побежали за помощью. Мужчины, кто был в кишлаке, схватили лопаты, кетмени* и пошли спасать женщин.

Я тогда был ещё мальчишкой, совсем молодым. Мы с ребятами узнали и тоже побежали вслед за взрослыми, взяли с собой камни, палки. Когда пришли, Гул уже был мёртвый, наши его убили.

Он был как человек, только голый и шерсть была на теле. Его кутак* был точно, как у мужчины, но не обрезан. Женщины закрывали лицо руками. Всё равно смотрели. Я в Термезе, в музее*, потом увидел портрет доисторического человека — сразу узнал Гула.

Взрослые стали думать — что делать. Он дикий, но человек. Как милиции сказать? Зачем убили? Надо было просто связать и в район отправить. Старики решили — пусть никто не узнает. Мужчины, четыре человека, его где-то закопали, никому не говорили место. Потом война началась, мужчин стали забирать в армию, кушать ничего не было, все забыли эту историю. Больше я Гула никогда не видел.

Примечания.

*Т.е. в 1938-1939 гг.

**Когда-то в тех местах были целые рощи грецкого ореха (лат. Juglans regia) — собирать можно было мешками.

*Стоит заметить — узбекская лопата отличается по форме от обычной и всегда остро заточена. Мне известен случай, когда человека убили подобной лопатой, перерубив ему артерию на шее. Кетмень — обычная тяпка, только большего размера, при случае может служить грозным оружием. Почему именно взялись за шанцевый инструмент? Так к тому времени всё имевшееся оружие и огнестрельное, и холодное, советская власть конфисковала. А кто не хотел отдавать добровольно — сильно об этом жалел.

*Кутак — пенис. Несмотря на татарское происхождение термин широко распространён в Узбекистане.

*В областном краеведческом музее действительно висело полотно, изображавшее первобытную стоянку Тешик-Таш в Байсунских горах.

*****

До новых встреч, друзья!

Украинский след американской смуты

Вчера и сегодня я славно (и продуктивно) посидел на различных американских форумах, новостных сайтах и ютуб-каналах. Частично результаты этого серфинга я уже выкладывал на своём аккаунте вконтакте, ...

Обсудить
  • :blush: Любопытно. Но самое расхожее представление "снежного человека" отличается от описанного автором прежде всего размерами: рост - больше раза в два-три, соответственно и размеры конечностей аналогично. А здесь описаны, скорее всего, сохранившиеся "древние человеки".
  • Автор, погуглите Бурцев Игорь Дмитриевич, Майя Генриховна Быкова. Почитайте, это признанные криптозоологи. Быкова уже умерла, а Бурцев живет в Москве. https://vk.com/id10349881
  • ///... В паре километров от Дербента, в одном из ущелий, была турбаза. Принадлежала она Сурхандарьинскому обкому партии .../// А ничего, что Дербент находится в Дагестане, а Сурхандарьинская область - в Узбекистане, с другой стороны Каспия?