Продвижение наших войск в Соледаре. Трибунал над «Азовом»* пройдет до конца лета, Killnet взломали сайт Lockheed Martin

Хабиби.

12 2187

Сегодня, когда даже «сороковник» кажется юностью, когда давно простил своих врагов, когда женщины волнуют уже не так как прежде и единственное, чего по-настоящему жаль, так это того, что не успел или не сумел сказать дорогим людям, как сильно их любил — судьба иногда преподносит странные подарки.

Если в твоей душе осталась хоть одна цветущая ветвь, на неё всегда сядет поющая птица (восточная мудрость).

*****

Подобные вещи обычно принято посвящать кому-то, тогда пусть будет просто — Ей…

Целый день мы купались и загорали, вечером, уже собираясь, Олька спросила:

— Татуировка у тебя на плече, она на каком языке?

— Арабском.

— Ты что, знаешь арабский?

— Немного, самую малость, наш сосед в Термезе — мулла.

— И что она означает?

— Брат — это крыло.

— Объясни…

— Ну… если человек назвал тебя братом, он пойдёт с тобой до конца.

Она звонко рассмеялась:

— Ты хоть сам веришь в это?

Большинство женщин абсолютно не умеют смеяться, они или хихикают, прикрыв рот ладошкой, или ржут как лошади. Ольга была одной из немногих у кого получалось смеяться красиво. Нет, даже не так — смеяться сексуально.

А, я не верил, я даже тогда знал — мужская дружба — самая дорогая валюта в этом грёбанном мире, к тому же, не подверженная девальвации со временем.

Мы долго шли молча, потом она вдруг сказала:

— Слушай, а как на арабском будет мой любимый?

— Зачем тебе?

— Скажи, ну, пожалуйста…

— Хабиби.

Она несколько раз повторила, словно пробуя на вкус:

— Хабиби… хабиби… Красиво звучит. А, говорят арабы не очень…

— Оль, ты подойди к любой пивной, когда народ с работы возвращается, посмотри на соотечественников. Зачем в чужом дворе соломинку искать, если в своём бревно.

Познакомились мы на какой-то совместной вечеринке Политеха и ТГУ, сейчас уже и не вспомнить, причём как-то сразу. Я пригласил её танцевать и больше в тот вечер мы не расставались. Ближе к концу, она ушла с подругами, написав номер телефона на моей ладони:

— Позвони обязательно.

А меня поджидали на выходе её однокурсники. Как в том анекдоте — и было их пятеро. Верзила за метр девяносто, копируя блатных, процедил:

— Слышь, чувачок, Оля — наша девушка и чужим здесь ловить нехер. Ты меня понял?

Здесь стоит сказать — от родителей мне досталась вполне интеллигентная внешность. Добавьте к этому очки, что носил практически всю жизнь, наверное, лет с шестнадцати, пока не перешёл на контактные линзы. Уже и не припомню скольких облик типичного ботаника сбил с толку. Попробуй угадай за подобной маской, выросшего на городской окраине уркагана, где в ходу был лишь один закон — или ты, или тебя. Где ребята, начиная с четырнадцати, периодически «приседали», кто на два-три года, а кто и на десять-пятнадцать.

Плюс давнее увлечение боксом. Тренер наш был большим оригиналом, он забил на все методички и учил так, как считал нужным, часто повторяя, — боксёрами вы всё равно не станете, так хоть научу постоять за себя. Вдобавок был одним из немногих кто хорошо знал сават. Как-то разбирая уличную стычку одного из наших, он на удивление всем сказал: «Чё руками то махал, пнул по яйцам и всё». Совсем недавно с удивлением обнаружил, оказывается всю свою жизнь я руководствовался его убеждениями — и друзьям, и врагам воздавай полной мерой.

У решивших попугать не имелось ни единого шанса — они не воспринимали меня как противника, а я им был.

В подобных случаях, когда на тебя «наезжают», не стоит затевать разговоры, бить надо первым. Я молча изобразил согласие, разведя в стороны руки, и «уронил» для начала среднего роста крепыша в дорогом импортном костюме. Судя по всему, он и был заводилой в группе. Следом упала «каланча». Это только считается, что свалить быка можно лишь кувалдой, на самом деле ни рост, ни вес не имеют особого значения. Тело, на рефлексах, вбитых в подкорку годами тренировок, сделает всё само, просто надо ему не мешать.

— Ну, я пошёл? — остальные лишь кивнули головами.

Назавтра я позвонил Ольге…

И первое, что услышал:

— Ты зачем наших ребят побил? Они просто поговорить с тобой хотели.

— Ну… я тоже…

— Что тоже?

— Тоже поговорил.

— Придурок!

И бросила трубку.

Фу-ты, ну-ты, ножки гнуты, подумаешь, какие мы. В Политехе и своих девчонок хватает.

Если честно, я уже забыл про неё, когда, спустя недели три или четыре, был остановлен в коридоре комсоргом факультета — тот по каким-то своим комсомольским делам ездил в универ:

— Слушай, там фифа тебя спрашивала, сказала, чтобы ты немедленно позвонил ей.

Хмыкнув, добавил:

— Симпотная деваха, я на твоём месте закадрил бы обязательно.

Так началась наша, называйте как хотите: любовь, страсть, проклятие… Вряд ли найдётся хоть один куст в Лагерном саду, где бы мы не любили друг друга. Потом она гладила меня по щеке и шептала на ухо: хабиби… хабиби…

Сейчас я понимаю — не было у нас ни единого шанса. Профессорская дочь и простой парень из южной республики, у которого мама школьная училка, а папа — обычный инженер. Как только её родителям стало известно о нашей связи, Ольгу тут же отправили к родственникам в Москву. Предлогом стал перевод в МГУ. Прощаясь, мы разругались, наговорили друг другу гадостей и больше уже не виделись…

*****

Отпуск, что я давно обещал Юльке, всё же случился. Нудное ожидание рейса под непрекращающийся поток объявлений. Терпеть не могу быть просто так, без дела.

— Пойду газет каких куплю…

— Возьми и мне что-нибудь — Marie Claire или Cosmopolitan.

Рассчитываясь, перебросился парой слов с продавщицей и уже собирался вернуться, когда кто-то сзади взял меня за руку, ладошка была явно женской.

— Отвали, я не один.

— Хабиби, ты меня за проститутку принял?

Чёрт, это была она, моя незажившая рана, слегка постаревшая, но по-прежнему привлекательная своей, уже взрослой красотой.

— Ты как здесь оказалась?

— Дочка с мужем из Англии прилетают, встречаю. А, ты?

— Да, вот, в отпуск собрались — кивнул в сторону стоявшей поодаль Юльки.

— Хм… она ничего… молодая… хотя… бабы тебя всегда любили… не понимаю только за что…

— Хорошим девочкам нравятся плохие мальчики.

Ольга рассмеялась своим обычным смехом, что когда-то сводил с ума, опять сладко заныло в груди…

Мы ещё постояли немного, говоря о каких-то пустяках, и разошлись. Дважды не войти в одну и ту же реку…

Уже в самолёте, Юлька, делая вид что это ей совсем, ну, не капельки, не интересно, спросила:

— С кем ты там разговаривал?

— Так, давнишняя знакомая… случайно встретились…

Вот, всегда удивляла эта бабская сенситивность. Такое впечатление, что соперниц, пусть даже потенциальных, они каким-то шестым чувством определяют:

— У вас что-то было?

— В каком смысле, мы просто пообщались несколько минут?

— Хватит дурачка из себя строить, я не про сейчас.

— Ты, вообще, о чём?

— О том, что бывает между мужчиной и женщиной.

— Юля! У тебя других проблем нет?

Она больно ткнула меня локтем в бок и отвернулась к иллюминатору. А, я сидел и вспоминал: промелькнувшую незаметно молодость, страну, которую мы проебали, ушедших друзей и хрупкую светловолосую девочку, называвшую меня когда-то хабиби…

I do not sleep tonight. I may not ever. The sins of the past have come, see how they sit down together.

Мне не уснуть этой ночью. Нет. Ошибок прошлого не отменить, они всегда рядом и ждут ответа.

(Chris Rea, And You My Love)

Пенсионеры - отработанный материал, пусть мрут, их не жалко.

Если не давление с сердцем, так что-то еще их убьет. Нет смысла тратить деньги на стариков! © Зам. гл. фармацевта РоссииНесколько дней назад в социальных сетях широко разошёлся скриншот...

Обсудить
  • Очень хорошо. Но те, кто с нами рядом-- важнее! :thumbsup:
  • Бывает.
    • iero
    • 12 июня 2020 г. 13:35
    Хорошо написано. не про меня, но хорошо.
  • Дмитрий Игнатьич?
  • Не верю.....