Карантинное чтиво. КУКУРУЗНИК

157 5453


✔ Эта история случилась много лет назад. В то время я даже не догадывался, как может быть связана работа сельскохозяйственной авиации с деятельностью санитарно-эпидемиологической службы.

На первый взгляд – никак. Это же совершенно разные направления работы! Но, как оказалось, это только на первый взгляд.

Однажды, когда я учился в институте, в период летних каникул мне довелось гостить у дядьки в деревне. Мой дядька работал главным агрономом в крупном хозяйстве.

Кто знаком со спецификой сельского хозяйства, знают, чем занимаются агрономы в летний период между посевной и уборкой. Неправильно! Не пьют водку, а борются с сорной растительностью на полях.

Однажды, ранним июльским утром мы с дядькой на его бортовом УАЗике выехали в поля. Ну, как – в поля? Выехали за околицу, где на прилегающих к селу посевах в тот день должен был отработать самолёт сельхозавиации.

Дядька раздал флажки и респираторы сигнальщикам, которые должны перемещаться по краю поля и наводить пилота на цель. Проверил наличие ядохимикатов в бочках, стоявших на краю поля, и все стали ждать самолёт.

Через некоторое время мы услышали звук приближавшегося кукурузника. Спустя несколько минут из приземлившегося самолёта выпрыгнул пилот и приветственно махнул в нашу сторону.

Надо сказать, что вид у этого пилота был довольно специфический.

От экипировки лётчика Ан-2, которую мы привыкли видеть в фильмах, у него был только кожаный шлем и защитные очки. Во всём остальном – от красной клетчатой рубашки до тапочек – он гармонировал с трактористом Серёгой, возившим воду по полям.

После короткого совещания над картами и заправки ёмкостей гербицидами сельхозавиация приступила к работе.

Но ненадолго.

Во время третьего или четвёртого захода, из села, поднимая клубы пыли, на бешеной скорости вылетела белая «Нива», как выяснилось позже, принадлежавшая местной санэпидстанции (СЭС).

– Этого здесь ещё не хватало, – буркнул дядька и затушил окурок.

На всех парах к нам приближался начальник СЭС, он же главный санитарный врач района, он же Матвеевич (в простонародье – Матвеич).

– Что здесь поисходит?! В чём дело?! – с ходу начал наводить санитарно-эпидемиологическое благополучие Матвеич. – Почему наушаете пьявила йаботы с ядохимикатами? Сади самолёт сейчас же! Сади самолёт, я сказал!

(Тут надо оговориться, что Матвеич имел небольшой дефект речи – не выговаривал букву «р» и заменял её звуком, похожим на «й»).

Когда самолёт произвёл вынужденную посадку, Матвеич достал красное удостоверение и начал махать им перед носом у лётчика:

– Почему пьяизводишь йаботы во вьемя ветга в стойону населённого пункта?! Да я тебя с йаботы сниму! Пойдёшь на скотобойню йаботать! Штьяф тебе будет! Штьяф!

Ас сельхозавиации растерянно поглядывал то на санврача, то на моего дядьку.

– Подожди, Матвеич, – вмешался в санитарно-воспитательный монолог дядька. – Когда мы начали работать, никакого ветра не было, да и сейчас он небольшой. За что штраф? Давай всё уладим на месте?

Здесь надо сделать ещё одно отступление.

Матвеич был человеком отходчивым, и все знали, что с ним всё можно уладить на месте.

Особенно он любил проверять предприятия общепита.

Собираясь на кустовое совещание, и заехав с друзьями в винно-водочный магазин, он обязательно заезжал проверить работу столовой. Как говорится, на предмет соблюдения санитарно-гигиенических норм и правил.

– Так. Откойте холодильник, – начинал проверку Матвеич. – В чём дело? Почему вчеяшние котлеты лежат йядом с мясом?! Да вы у меня сейчас свои санкнижки на стол положите!

В это время работники столовой активно отгружали беляши и чебуреки в сумки помощникам санврача.

– Так. А это ещё что такое? – распалялся Матвеич. – Как это понимать?! Овощи в йыбном цеху? Да я вам сейчас такой штьяф выпишу! Вы у меня без штанов останетесь!

Помощники санврача, смущённо улыбаясь, уже подталкивали полными сумками Матвеича к выходу, но он не унимался:

– Не дай Бог! Не дай Бог, ещё йаз я такое здесь увижу! Я вас пьедупьедил! Ещё йаз!

Проверка и профилактическая беседа с нарушителями санитарного законодательства заканчивалась только тогда, когда закрывалась дверь «Нивы» и она отъезжала в сторону озера.

– Ну, так что, Матвеич? – переспросил дядька. – Давай, уладим на месте?

Матвеич заметно подобрел:

– Значит, так. Сегодня больше не опылять, иначе отьявите людей и всем нам отойвут головы. Будет тихая погода, будете йаботать. Так и быть, на пейвый йаз я вас пьящаю, но если ещё йаз я подобное увижу!..

После небольшой паузы, в ходе которой агроном представил, как уже через неделю поля зарастут сорняками, а лётчик – что останется без премии за невыполненный план, Матвеич продолжил:

– Так это Ан-2? Никогда не летал.

Молчавший до этого пилот кукурузника преобразился и, поправив пыльный шлем, живо поинтересовался у санврача:

– А что? Может, вас прокатить? С ветерком-то! А?

– Ну, не знаю, – смущённо ответил Матвеич. – Я, вообще-то, сейчас на йаботе. Пьи исполнении, так сказать. Но если с ветейком? А давай с ветейком!

Самолёт взлетел.

Ни до, ни после мне не доводилось видеть столько пилотажных элементов, выполненных на кукурузнике на предельных режимах.

Самолёт то быстро набирал высоту, то, вращаясь и заглушив двигатель, падал вниз. Затем переворачивался и, пронесшись над самой землёй, снова взмывал в небо.

Бледное лицо второго пилота, говорило о том, что первый пилот выполнял работу качественно и на совесть.

Поднявшись в очередной раз ввысь, самолёт сначала на мгновение замер, а потом стремительно пошёл в крутое пике. Причём, это пике прямиком упиралось в провода высоковольтной линии электропередач 10кВ, проходившей по краю поля.

Самолёт с рёвом набирал скорость.

Казалось, что что-то пошло не так.

Вдруг с небес послышался истошный вопль:

– Пьявода! Пьявода!

Матвеич отчаянно жестикулировал и показывал рукой вперёд.

– Пьявода! Впееди пьявода!

Первый пилот с непонимающим видом оглядывался и показывал пальцем на ухо.

Жители села высыпали из своих домов.

– Пьявода! – разлетался над округой отчаянный крик. – Пьявода!!!

Все замерли. Самолёт шёл на таран.

До трагедии оставались считанные секунды.

В последний момент первый пилот взял штурвал на себя, и кукурузник на огромной скорости буквально в нескольких метрах пролетел над опорой ЛЭП.

Когда самолёт приземлился, из него, молча, вывалился Матвеич.

Он остановился, растерянно огляделся по сторонам и, судя по всему, хотел сказать: «Ещё йаз!..». Но не стал.

Дверь захлопнулась, и «Нива» медленно повезла его домой.


Гамбит Вепря, специально для проекта NewsPrice

Источник

Уважаемые читатели!

Если вам понравилась статья, не забудьте оценить её ⇧ и подписаться на мой блог.

Впереди много увлекательных историй. Не пропустите!

Русских детей в массовом порядке на усыновление в Израиль

Итак, коротко и по теме.Россия и Израиль упростили процедуру усыновленияРоссия и Израиль заключили договор о сотрудничестве в области усыновления, говорится в сообщении Минпросвещения.С...

Обсудить
  • :thumbsup: :mask:
  • /...столько элементов, выполненных на кукурузнике на предельных режимах.../ - я был награждён как лучший пионер ПОЛЁТОМ на таком кукурузнике АН-2 :point_up: Тогда всё закончилось благополучно! :blush:
  • Заценили... :thumbsup:
  • :thumbsup: :joy: Пьекьясно!
  • :joy: :joy: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: