Книга "Новый крестовый поход. Украина в крови". ч.46 Последние события при Януковиче у власти

Это часть книги, которую я создавал на протяжении нескольких лет, собирая материалы о роли Католической церкви в протестных движениях и госпереворотах в наше время. В книге детальнейшим образом описано как проходила организация Майдана на Украине, в Гонконге, о протестной деятельности в Бразилии, Никарагуа, России и некоторых других странах. Аналогов данной книге на данный момент я нигде не встречал, поэтому книга по-своему уникальна. Ввиду того, что книга задумывалась как дар Православной Церкви и обществу, который имеет целью поднять к обсуждению возникающие проблемы взращивания в религиозной среде радикализма и терроризма, я решил каждый день публиковать на своей странице несколько глав этой книги, а когда все главы будут опубликованы, выложу ссылку для скачивания всей книги.

___________________

Последние события при Януковиче у власти

Уже в середине февраля майдановцы в масках нападали на сотрудников милиции и избивали их на глазах у прохожих. Вот, например, сообщение о событии, которое имело место 16 февраля: «Несколько работников МВД проходили мимо Киевской городской государственной администрации, в руках у них были папки с документами. Спецснаряжения при себе они не имели. Несмотря на это, группа охранников Майдана, вооруженных битами, в масках и касках, догнали милиционеров, нанесли несколько ударов палками, а одного из них повалили на землю и пинали ногами»[1].

Когда стало известно о возможном разгоне Майдана 18 февраля, глава УГКЦ приказал бить в колокола и не допускать насилия[2]. Вечером того же дня была попытка наступления силовиков в сторону Майдана и зачистки Дома профсоюзов, где, как известно, базировались радикалы. В результате этого обнаружилось, что майдановцы не только имели огнестрельное оружие, но и начали активно применять его против силовиков. Позже пресс-секретарь МВД Украины Сергей Бурлаков сообщил, что было убито 7 сотрудников правоохранительных органов, 270 – госпитализировано, из них 59 – госпитализировано с огнестрельными ранениями[3] (сохраненная копия видео здесь). На следующий день в СМИ было уточнение, что в ходе противостояния погибло 14 майдановцев и 9 сотрудников правоохранительных органов.

При этом СМИ западных стран продолжали называть майдановцев «мирными протестующими», умалчивая о раненых и убитых среди силовиков и о том, что майдановцы имеют огнестрельное оружие и применяют его в ходе противостояний. 18 февраля премьер-министр Украины Николай Азаров отдал распоряжение вывести 25-ю отдельную Днепропетровскую воздушно-десантную бригаду и 79-й отдельный Николаевский аэромобильный полк из состава вооруженных сил и передать в подчинение внутренним войскам МВД для наведения порядка в столице[4]. Ситуация накалялась. Организаторы протестов понимали, что после того, как был открыт огонь по правоохранителям, власть попытается разогнать протестующих, в противном случае ситуация могла перерасти в вооруженные столкновения в регионах и привести к уличным перестрелкам в столице. В любой момент сотрудникам СБУ и МВД на подмогу могли прибыть войска. В то же время организаторы Майдана видели, что ситуация всколыхнула общество, наличие оружия и стрельба по силовикам вызвали самые разные отзывы – ведь начинался Майдан именно как мирная акция протеста. В сложившейся ситуации стало понятно, что-либо ситуация перерастет в гражданскую войну, либо протестующие будут подавлены, либо же произойдет нечто, что приведет к смене власти.

19 февраля руководство Украинского католического университета сделало публикацию на своем официальном сайте, где полностью возложило вину за жертвы в Киеве на власть[5]. В том, что более полусотни силовиков получили огнестрельные ранения и некоторые погибли, виноваты не священники, которые годами культивировали радикализм среди верующих, духовно опекали радикалов, призывали к терактам, участвовали в организации протестов, виноваты не майдановцы, которые вели огонь по сотрудникам милиции, а виновата, по их мнению, власть. То есть по сути, было заявлено, что университет оправдывает действия радикалов, наличие оружия на Майдане, который они продолжали называть мирным, и убийства силовиков.

Здесь стоит отметить, что радикалы организации «Тризуб» имени Степана Бандеры, ставшей ядром Правого Сектора, регулярно собирались на территориях храмов и монастырей УГКЦ, как для участия в мероприятиях этой организации, так и для вышкола бойцов «Тризуба». 

Капелланами «Тризуба» являлись священники УГКЦ. Как упоминалось ранее капеллан Петр Бурак еще за месяц до начала протестов говорил бойцам «Тризуба»: «Надо бороться, нужно добывать власть – это безо всяких сомнений. Для того чтобы добыть власть, нам нужно сегодня брать пример с предшественников – без колебаний брать в руки оружие. А после оружия придет и власть…» 

И вот, когда протесты таки начались, когда протестующие таки начали требовать отставки властей, когда на Майдане было использовано оружие против правоохранителей, среди которых были раненые и убитые, оказалось, что по мнению УКУ во всем виноваты власти.

В любой западной стране подобное собрание протестующих при попытке сопротивления властям было бы давно подавлено, а в случае применения оружия против силовиков были бы задействованы спецназ и армия. Подобное мы неоднократно видели во время протестов в США – и ни одна религиозная организация, ни один епископ, прикрываясь тем, что он член Католической церкви, не посмели осуждать власть за применение таких мер. Потому что в любой стране понимают, что если кто-то стреляет из огнестрельного оружия по представителям власти – это терроризм, и оправдание таких действий – поддержка терроризма. Но на Украине усилиями униатов все было наоборот: убийцы на Майдане полностью оправданы, пострадавших силовиков как будто и вовсе не было, а во всем виновата власть.

Понимая, что дело принимает весьма серьезный оборот, и Майдан может быть подавлен, глава УГКЦ в тот же день объявил о своей поездке в Рим. На следующий день появилось его распоряжение, в котором он категорически запретил священству своей церкви высказываться на политические темы и заявил, что Украинская греко-католическая церковь является участником общественных, а не политических процессов[6]. Вечером 21 февраля, когда Янукович бежал из Киева, Шевчук сообщил, что когда услышал о планах проведения антитеррористической операции, был удивлен – ведь на Майдане не происходило ничего, что можно было бы назвать терроризмом. После этого он уже уверенно заявил, что власть сменят люди с Майдана[7]. При этом Шевчук заявил, что Украина все три месяца очищалась от зла.

Сейчас, когда уже видны результаты госпереворота, читать такое одновременно и смешно, и грустно. Ведь люди, которые начали свой путь с преступлений и убийств, уже не могли остановиться, и теперь Украина настолько «очистилась», благодаря «революции достоинства», что коррупция, преступность и зарплаты чиновников выросли в разы, в то время, как народ не живет, а выживает. Видимо, это и есть то «очищение от зла», о котором говорил Шевчук.

О последних событиях в стране был информирован и Папа Римский, который 19 февраля, когда возникла реальная угроза силового разгона Майдана, призвал прекратить насилие на Украине[8]. Я не нашел, где бы понтифик осуждал протестующих за умышленное убийство силовиков. В церковных католических кругах обсуждались лишь «жертвы противостояния», а виноватой, конечно, объявлялась власть.

В тот же день исполняющий обязанности министра обороны Украины Павел Лебедев отдал приказ отправить в Киев 25-ю отдельную воздушно-десантную бригаду из Днепропетровска[9]. Одновременно с этим, с оглядкой на убийства силовиков и множественные ранения правоохранителей, СБУ объявила о начале антитеррористической операции на Украине: «События последних суток на Украине свидетельствуют о нарастающей эскалации силовых противостояний и массовом применении оружия со стороны экстремистски настроенных группировок. Сегодня происходит сознательное, целенаправленное применение насилия путем поджогов, убийств, захвата заложников, устрашения населения с целью достижения преступных целей, все это с использованием огнестрельного оружия»[10].

20 февраля спецподразделение «Беркут» начало разгонять Майдан. В этот момент неизвестные снайперы открыли огонь как по представителям правоохранительных органов, так и по протестующим. В этот раз были убиты, по сообщениям СМИ, 73 человека из числа протестующих и 11 силовиков[11]. Многие исследователи этих событий, в том числе за рубежом, указывали, что убийцами были сторонники и организаторы Майдана. Среди прочего отмечалось, что 5 марта 2014 года был предан огласке телефонный разговор министра иностранных дел Эстонии с верховным представителем ЕС по иностранным делам Кэтрин Эштон. Эстонский политик рассказал о своей беседе с врачом Ольгой Богомолец, которая сообщила ему, что по всей видимости, силовиков и протестующих убивали одни и те же снайперы, и поэтому его «крайне тревожит то, что новая коалиция не желает расследовать, что на самом деле произошло. Так что все сильнее и сильнее понимание того, что за снайперами стоял не Янукович, а кто-то из новой коалиции»[12].

Кто были эти снайперы, и кому они подчинялись, до сих пор доподлинно не известно. Вот что писали об этом даже западные СМИ: «Большая часть доказательств о совершении преступлений на Майдане и в Киеве уничтожена. Об этом в пятницу, 18 сентября, заявил спецдокладчик ООН по вопросам внесудебных казней Кристоф Хайнc, передает УНИАН. В ходе выступления на брифинге в Киеве Хайнc подвел итоги своего десятидневного визита на Украину. Докладчик выразил обеспокоенность по поводу расследования протестных событий на Майдане, а также беспорядков и пожара в Одессе, произошедших 2 мая 2014 года. "В целом, наша обеспокоенность касается обоих этих случаев, потому что многие улики были уничтожены сразу же после этих событий", - подчеркнул Хайнс, отметив, что это затруднило расследование. Он также добавил, что процесс выявления и привлечения к ответственности виновных идет очень медленно, и посоветовал Киеву ускорить его»[13]. С тех пор прошло еще шесть лет, но никаких результатов нет, что лишь еще больше указывает на то, что некоторым людям после Майдана не выгодно чтобы общественность узнала правду о преступлениях на Майдане.

Вот как спустя год после убийств на Майдане Ольга Богомолец, врач с Майдана, прокоментировала процесс расследования этих убийств постмайданными властями: «Не было приложено достаточно усилий, не было своевременной воли к быстрому расследованию, начиная с того момента, как были уничтожены доказательства убийств. А это было сделано всего через десять дней после расстрела Майдана. На баррикадах оставались следы крови, пуль, можно было рассчитать их траекторию - это должно было быть зафиксировано криминалистами и судмедэкспертизой. Исследование причин смерти и направление пулевых отверстий должно было оставаться под контролем следственных оперативных органов. В архивах силовых ведомств было много доказательств, которые тоже были уничтожены. Почему расследование с первых дней не шло должным образом? Знаете, после того, как я пять раз в прямом эфире сказала о том, что спустя два месяца после трагедии на Майдане меня никто не вызвал в прокуратуру как свидетеля, только после этого меня, наконец, вызвали. На мой вопрос, как продвигается следствие, мне сказали: у нас проблемы со свидетелями. После этого я поняла: у нас до сих пор проблема с государством и его системой правосудия»[14].

Однако есть свидетельства тому, что майдановцев убивали именно сторонники оппозиции. Например, видео, на которых протестующие идут навстречу сотрудникам «Беркута» со щитами в руках, и в этот момент начинается стрельба. При этом видно, как пуля попадает в дерево из-за спин протестующих, а не со стороны силовиков, навстречу которым двигались майдановцы (см. 00:23) [15] (сохраненная копия видео здесь). То есть, огонь велся со спины протестующих, откуда могли стрелять только участники майдана.

А в начале 2018 года грузинские военные, которые с их слов участвовали в Майдане, заявили, что были свидетелями и исполнителями убийств, и дали показания исключительно из страха физической ликвидации, поскольку другие причастные к расстрелу на майдане погибли при невыясненных обстоятельствах[16]. При этом они указали, что приказы получали от Андрея Парубия и Михаила Саакашвили.

Соответствующие органы дадут этому когда-то оценку, но данные сведения придают делу определенный оттенок. Ведь фигуры Саакашвили и Парубия теснейшим образом связаны с униатской церковью. Именно униат Андрей Парубий постоянно пытается продвинуть вопрос создания единой украинской церкви с участием УГКЦ. Для этого он даже ездил к главе Константинопольского Патриархата. Что же касается Саакашвили, его связь с униатами будет показана в главе о «Михомайдане».

С громкими заявлениями выступила и народный депутат Верховной Рады Украины Надежда Савченко. В марте 2018 года она заявила: «преступления против Майдана никогда не будут расследованы, потому что это не выгодно нынешнему руководству Украины. "Горбатюку не дают работать. Лично я давала ему свидетельства о том, что Луценко с трибуны призывал к тому, чтобы снести власть, и обещал людям, что будет на Майдане оружие. Я говорила, что видела, как подъезжала синяя машина, микроавтобус, как из нее выходы люди с оружием. Я говорила, кто эти люди. Эти люди в парламенте. Я видела, как Парубий заводил снайперов в гостиницу "Украина" (Позже Савченко заявила, что перепутала спикера ВР Андрея Парубия с Пашинским, когда говорила, что видела, как Парубий заводил снайперов в гостиницу "Украина" в 2014 году). Она также обвинила генпрокурора Юрия Луценко в том, что он препятствует расследованию преступлений против Майдана. "Генеральному прокурору Юрию Луценко нужно было стать генеральным прокурором, чтобы никогда в жизни не расследовались его преступления против украинского народа", - добавила Савченко»[17].

С весьма схожим заявлением, после того как Порошенко и его команда ушли от власти, выступил и председатель Верховной Рады Украины Дмитрий Разумков: «Я понимаю, что часть доказательств была утеряна, часть, видимо, была уничтожена», - предположил спикер. При этом он добавил: «Я не уверен, что была действительно надлежащая, в том числе политическая позиция относительно этих расследований»[18]. Естественно, что после Майдана именно Порошенко и его соратники управляли процессами, и значит, именно о них было сказано об отсутствии политической воли к расследованию убийств на Майдане. Равно как и уничтожение улик, вместо расследования преступлений, могло совершаться только при власти Порошенко. На практике получилось, что постмайданная власть не только не стремилась найти виновных, но и улики, которые могли бы вывести следствие на преступников умышленно уничтожались при власти Порошенко, что лишний раз наводит на мысль о том, что именно сторонники Майдана, которые после реализации госпереворота пришли к власти, стояли за убийствами протестующих и сотрудников правоохранительных органов.

Заставляет задуматься и речь самого Луценко, который за день до расстрелов заявил: «люди будут защищаться и получать эту защиту в казармах внутренних войск. У нас нет другого выхода, если мы не хотим идти на расстрел… И рано или поздно ребята, которые кричат об оружии: «Оно приедет, но я бы очень хотел, чтобы обошлось без этого»… Успокойтесь, мы не люди, которые хотят нападать, мы будем защищаться, и сегодня ночью у нас будет чем защищаться»[19]. То есть когда Луценко говорил об оружии, о том, что он считает происходящее войной, где все средства хороши, получается, что он говорил об этом буквально, а не абстрактно. 

Да и самим властям уже трудно скрывать тот факт, что после Майдана у руля оказались убийцы. Через два года после «революции достоинства», когда вместо «преступного режима Януковича» к власти пришли «борцы за права человека», жители Украины были в очередной раз шокированы заявлениями высшего руководства МВД. В сентябре 2016 года глава полиции Донецкой области Вячеслав Аброськин написал в «Фейсбуке», что неизвестный расстрелял двух сотрудников полиции, закончив следующей фразой: «Могу только одно добавить – найти сволочь и при задержании кончить». Мало того, что это, по сути, было прямое указание начальника полиции убить человека после задержания, настоящий скандал разгорелся, когда пользователи соцсетей обнаружили, что запись одобрил, поставив лайк, министр МВД Украины Арсен Аваков[20].

19 февраля 2014 года произошли захваты зданий прокуратуры, милиции и СБУ на Западной Украине[21]. Радикалы захватили склады с оружием, и Луценко заявил, что ночью оружие уже будет на Майдане, что лишний раз показывало тесную связь между определенными политиками и радикалами. Кроме того, это в очередной раз доказывает, что основным двигателем процессов были именно жители западных областей, где доминируют униаты. В отличие от городов в западных областях, в Запорожье попытки развить протесты тут же были подавлены, а в Одессе силовики, несмотря на попытки майдановцев заблокировать их базу, прорвались и поехали в столицу для наведения порядка. Кроме западных областей, Майдан не находил серьезной поддержки населения.

Радикалы «Правого сектора» захватили склады с оружием и амуницией не только во Львове, но и в других городах. Например, в Ровно в тот же день радикалы оделись в форму «Беркута» и бронежилеты. Все это, вероятно, досталось им из захваченной базы «Беркута». Кроме того, сообщалось, что в тот день из Ровно в Киев пытались выехать автобусы с вооруженными людьми[22]. Если даже забыть о снайперах, есть множество фотографий того, как сами сторонники Майдана в тот день ходили с оружием и использовали его[23].

20 февраля синод УПЦ КП принял решение прекратить поминовение действующей власти на богослужениях[24], чем дал явный сигнал поддержки протестующих. В тот же день главы МИД Франции, Германии и Польши направились в Киев, где провели переговоры с представителями оппозиции и Януковичем. Одновременно было озвучено заявление канцлера ФРГ Ангелы Меркель, которая предложила посредничество в переговорах между властью и оппозицией на Украине[25].

В тот же день ехавшая в Киев 25-я аэромобильная бригада сошла с поезда[26] в районе Новомосковска из-за того, что несколько десятков гражданских лиц засыпали железнодорожные пути мусором. Все это выглядело именно как нежелание руководства бригады ехать в Киев, так как убрать препятствие и разогнать кучку гражданских вооруженным солдатам не составило бы никакого труда. 80 солдат пересели в грузовики. Вскоре колонна с грузовиками попала в ДТП, трое солдат погибло, восемь получили ранения. После ДТП колонна развернулась и двинулась обратно в Днепропетровск[27].

Тогда же вечером офицеры 79-й аэромобильной бригады были срочно вызваны в часть для возможной отправки в Киев[28]. Однако на экстренном заседании Верховной Рады голосованием было принято постановление о запрете применения оружия и спецсредств со стороны силовиков. Также депутаты запретили проведение антитеррористической операции СБУ[29]. При этом Юрий Луценко начал собирать во Львове бывших и действующих силовиков, которые поддерживали Майдан и имели оружие, для отправки в Киев. Тогда же он заявил, что еще за несколько дней до этого у протестующих на Майдане в Киеве было огнестрельное оружие, и это стало причиной отказа «Беркута» штурмовать Майдан. Саму эту ситуацию со сбором вооруженных людей Луценко прокомментировал так: «Это война. А на войне как на войне»[30].

Более того, известный радикал с Майдана Владимир Парасюк, ставший затем депутатом Верховной Рады, говоря о стрельбе на Майдане, упоминает о том, что он с друзьями был в здании консерватории, откуда велась стрельба по людям, и что многие взяли оружие и начали стрелять по силовикам именно после того, как их к этому призвал Юрий Луценко. На вопрос о мотивах убийств и о том, кто это мог сделать, Парасюк заявил в эфире одной из программ: «Когда у меня спросили, какие у кого мотивы были, то я заявил, что мотивы были у тех, кто сегодня при власти. Когда у меня спросили об оружии, то я сказал, что Юрий Витальевич Луценко, который сейчас является Генеральным прокурором Украины, сказал тогда: «Ребята, идите, берите оружие и защищайте свою честь и достоинство». Он назвал это политическим заявлением, чтобы кого-то напугать, но люди в разных областях буквально восприняли это, что нужно брать охотничье оружие и ехать на Майдан. И за это никто не несет ответственности»[31] (сохраненная копия видео здесь).

По сути, на власть велось колоссальное давление международного сообщества, которое требовало не применять оружия в отношении протестующих. Сами же протестующие вооружались, называли ситуацию войной и убивали силовиков. В своей речи Луценко заверил, что оружие им нужно исключительно для защиты, но в те дни майдановцы в Киеве планомерно захватывали административные здания, и из сообщений СМИ известно, что десятки сотрудников милиции при этом были убиты и попали в больницу с огнестрельными ранениями. То есть оружие на самом деле нужно было для защиты – для защиты позиций при силовом захвате административных зданий.

Некто Иван Бубенчик через какое-то время сознался на камеру, что убивал сотрудников «Беркута» выстрелами в затылок. Спустя несколько лет дело дошло до суда. При этом власть до сих пор делает все, чтобы этот человек не был осужден: «В интересах Бубенчика действуют высокопоставленные лица – депутаты Владимир Парасюк и Егор Соболев. Два министра готовы взять его на поруки. Генеральный прокурор Юрий Луценко, по сути, встал на сторону Бубенчика и мешает объективному расследованию. Чиновникам и депутатам не нужно, чтобы Бубенчик находился под следствием. Из этого можно сделать вывод: эти политики и активист действовали в связке… Есть место, время и способ совершения убийств. Место – Майдан, время – примерно 8 утра 20 февраля 2014 года, способ – огнестрельные ранения. В это время погибли три безоружных сотрудника милиции. Они стояли в шеренгах, у них не было огнестрельного оружия, только дубинки. Установлено и оружие, из которого произведены выстрелы – карабин «Сайга». Из такого же оружия стреляли и по майдановцам. И милиционеров, и майдановцев расстреливали с того места, где находился Бубенчик, по его собственным словам» – заявил Александр Горошинский, адвокат сотрудников «Беркута», которые проходят по делу об убийствах на Майдане[32].

При этом глава Института правовой политики и социальной защиты имени Ирины Бережной Елена Бережная указывает: «В рамках уголовного дела по событиям на Майдане было бесспорно доказано с помощью экспертизы, что данное убийство – циничное, намеренное, умышленное – совершено Бубенчиком». В этих условиях попытки должностных лиц избавить Ивана Бубенчика от наказания в очередной раз свидетельствуют о том, что после Майдана у власти оказались люди, которые прямо заинтересованы в том, чтобы преступники оставались на свободе. Возможно, потому, что эти преступники исполняли их же указания.

Примечательно, что почти все, кто обвиняет тех или иных представителей Майдана в преступлениях, указывают на причастность Юрия Луценко, который, с одной стороны, является одним из давнишних и ближайших соратников Петра Порошенко, а с другой, с самого начала Майдана занимал особое место среди тех, кого поддерживало священство УГКЦ в интернете: с первых дней же униатские священники не высказывались в пользу какой-то отдельной партии, но при этом всегда выказывали доверие к Луценко.

В то же время глава УГКЦ Святослав Шевчук продолжал настаивать на том, что майдановцы – безобидные, мирные, невооруженные люди, а оружие применяет только власть, убивающая мирное население. В записи на официальном сайте УГКЦ подчеркивалось, что по поводу убийств на Майдане было направлено множество писем представителям власти[33]. О каких-либо обращениях к майдановцам, радикалам и экстремистам там нет ни слова. Для СМИ и верующих умышленно создавалась односторонняя картинка: вся ответственность должна была лечь на тех, кто заранее был назначен на роль виновного.

Наблюдая напряженную ситуацию в Киеве, 20 февраля 2014 года глава крымского парламента заявил, что страна идет по пути развала, и возможно отделение от Украины Крыма, который не поддерживает Майдан и русофобскую риторику, звучащую на Майдане с первых дней[34].

Если сторонники Майдана изначально своим центром поддержки считали Львов и оттуда направляли силы для штурма Киева, то те, кто не поддерживал Майдан, видели опору на востоке страны – в Харькове. Так, Михаил Добкин 20 февраля заявил, что «Киев исчерпал себя как столица» и более уместным в качестве столицы он видит Харьков[35]. 22 февраля в Харькове прошел съезд порядка трех с половиной тысяч депутатов юго-востока страны всех уровней. На съезде обсуждалась сложившаяся ситуация в стране и в Киеве, где незаконные вооруженные формирования захватили правительственный квартал, Верховную Раду и прочие административные здания Киева[36]. Однако все было далеко не однозначно, и в том же Харькове в тот же день прошла маршем многотысячная толпа сторонников Майдана. Как много среди них было харьковчан, сложно сказать, поскольку майдановцы часто перебрасывали активистов из одного города в другой для проведения массовых акций. Тем не менее, была проведена демонстрация, будто и Харьков поддерживает Майдан.

21 февраля представители МИД зарубежных стран убеждали оппозицию провести переговоры с Януковичем. Журналисты зафиксировали, как министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский прямым текстом заявил лидерам оппозиции, что если они не пойдут на переговоры, будет введено чрезвычайное положение, и они будут убиты[37] (сохраненная копия видео здесь).

В тот же день Янукович подписал с лидерами оппозиции соглашение об урегулировании политического кризиса в присутствии министров иностранных дел Польши и Германии, а также представителя МИД Франции[38]. По этому соглашению с улиц Киева снимались патрули «Беркута», которые были отправлены в места своих расположений, а протестующие обязывались перевести противостояние с улиц города за стол переговоров.

Однако если Янукович выполнил свою часть соглашения, то радикалы воспользовались ситуацией, и как только начался отвод вооруженных подразделений из Киева, стали захватывать город. Видя полную дестабилизацию ситуации, Янукович вечером того же дня улетел в Харьков, что на следующий день подтвердили даже в Госдепе[39]. И вот, 23 февраля на официальном сайте УГКЦ появилась интересная подробность данной ситуации. В то время глава униатов Святослав Шевчук был в Риме, где рассказывал о роли церкви на Майдане. Там он упомянул, что именно представители церкви убедили лидеров оппозиции пойти на переговоры с Януковичем, поскольку была угроза введения чрезвычайного положения, что переросло бы в бойню[40]

Заявление это интересно тем, что, по сути, УГКЦ оказалась замешана в обмане Януковича: уговорила оппозиционеров подписать соглашение с ним, которое он исполнил, а «Правый сектор», также связанный с УГКЦ, даже не собирался исполнять. Возникает вопрос: мог ли Шевчук спланировать это – убедить Януковича убрать силовиков из столицы, чтобы радикалы этим воспользовались? Безусловно, мог, тем более для него это было жизненно важно. В случае введения чрезвычайного положения и подавления Майдана он сам мог оказаться на скамье подсудимых, ведь еще в январе Янукович прямо обвинил его в координировании действий радикалов, когда говорил ему «передайте своим людям, которые захватывают областные администрации, что все они будут сидеть». Шевчук отлично понимал, что дело закончится либо свержением власти, либо его уголовным преследованием и закрытием УГКЦ на территории Украины. А в случае свержения власти именно УГКЦ получала наибольшие выгоды, что мы и увидим далее: не только произошла мощная экспансия УГКЦ на юг и восток, но и в ряды новой власти попали люди, многие из которых по вероисповеданию являлись униатами, которые поддерживали УГКЦ уже на уровне государства, в то время как при Януковиче униаты во власти были редкостью.

К 22 февраля ситуация на Украине была крайне сложной. Верховная Рада была окружена и заблокирована двухтысячной толпой сторонников Майдана, и депутаты оказались, по сути, заложниками. Те из них, кто не хотел поддерживать протестующих и пытался бежать из здания Рады, тут же подвергались атакам толпы[41]. В результате Рада начала штамповать одно решение за другим в пользу Майдана. Янукович был объявлен самоустранившимся от власти и лишенным полномочий с последующим избранием человека на должность «исполняющего обязанности» президента[42], хотя такая должность вообще не предусмотрена Конституцией Украины. Новым председателем парламента, а потом и исполняющим обязанности президента, стал Александр Турчинов, который сразу же получил приветствие от посла США Пайетта, написавшего в «Твиттере»: «Приветствую назначение господина Турчинова на должность спикера Верховной Рады… Мирный, демократический переход, Верховная Рада сейчас управляет»[43]

Американский дипломат прекрасно знал, что идет незаконный захват власти, который США с самого начала поддерживали, финансировали и, без сомнения, помогали организовывать, но все это прикрывалось словами о демократии.

Сообщалось, что 21 февраля произошел телефонный разговор президентов США и РФ, где обсуждалась ситуация на Украине. Как потом уточнил президент РФ Владимир Путин, Барак Обама позвонил и просил повлиять на Януковича, чтобы последний не применял армию в отношении радикалов на Майдане. Сложно сказать, что именно Обама обещал предпринять со своей стороны для урегулирования ситуации, но комментируя те события, Путин заявил: «Так грубо и нагло, пожалуй, в первый раз. Так, чтобы сказали «давайте сделаем так», а на самом деле все сделали по-другому и даже не соизволили что-то сказать на этот счет – такого, пожалуй, не было»[44]. На следующий день в телефонном разговоре с госсекретарем США Джоном Керри министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что незаконные экстремистские группировки отказались сдать оружие согласно договоренности, на что Керри ответил, что постарается повлиять на представителей оппозиции, поддерживает соглашение от 21 февраля между властью и оппозицией, но реально со стороны США ничего не было сделано, чтобы остановить разгул террора и экстремизма. И после всех этих заверений со стороны президента США Барака Обамы и Госсекретаря США Джона Керри посол США на Украине пишет о всецелой поддержке экстремистов, которые захватили власть, и о признании их законной властью.

Пайетт поспешил поддержать госпереворот, хотя Янукович никоим образом не объявлял о своем устранении от власти. Так события, повлекшие за собой десятки убитых, незаконное отстранение президента от власти и ее узурпацию, посол США называет «мирным, демократическим переходом». Подобным образом США развязали уже далеко не первый конфликт в мире. Вспомним, например, Ирак, где законный глава государства был приговорен к смерти.

Подобным образом они действовали и на Украине, поддержав радикалов, которые захватили власть и посеяли в стране хаос. Лгал ли Керри, когда общался с главой МИД РФ Лавровым и заверял в поддержке переговорного процесса? Судя по всему, да. И дело не только в реакции посла Пайетта. Президент США Джо Байден в своих мемуарах прямо говорит, что за день до бегства Януковича из страны позвонил последнему и начал давить на него, чтобы тот покинул свой пост, потому что Янукович якобы утратил доверие людей в стране[45]. То есть никакой помощи в стабилизации ситуации на Украине оказывать и не планировалось.

Бывший премьер-министр Украины Николай Азаров, комментируя откровения Байдена, говорит: «Для меня же эти воспоминания Байдена интересны только одним: свидетельством наглости и бесцеремонного вмешательства в наши внутренние дела, признанием участия американцев в реализации государственного переворота. И они, безусловно, будут важными доказательствами обвинения участникам переворота на будущем судебном процессе»[46].

Но вернемся к событиям в Киеве. Андрей Парубий утром 22 февраля заявил, что Киев полностью взят под контроль представителями Майдана и оппозиции[47]. Вслед за этим министры иностранных дел Польши, Германии и Франции, которые поставили свои подписи под соглашением оппозиции и правительства, покинули страну, даже не пытаясь как-то повлиять на ситуацию[48]. Мы видим, как впервые за долгую историю европейской дипломатии подписанты соглашения вероломно нарушают его так спешно, что даже чернила еще не успели высохнуть. Не прошло и суток с момента подписания соглашения, а они уже его нарушили. На глазах этих дипломатов оппозиция и радикалы захватывали власть, совершали террор и насилие. И какова же была реакция тех, кто гарантировал Януковичу безопасность при выводе из Киева подразделений милиции? Никакой. Как будто и не было никакого договора. По сути они помогли оппозиции и радикалам ослабить власть, сделать ее беспомощной и бессильной против террора.

После этого президент Украины, который скрылся из Киева днем ранее, сделал заявление, в котором заявил о госперевороте и обратился к международным представителям, давшим свои гарантии. Он сообщил, что его машина была обстреляна террористами, и он скрывается, но считает себя законно избранным президентом, который не отказывается от своей власти[49] (сохраненная копия видео здесь).

Депутаты из Партии регионов подверглись преследованиям и запугиванию. Юлия Тимошенко была освобождена и на инвалидной коляске прибыла на Майдан. Майдановцы торжествовали победу. На волне террора и травли несогласных с совершившимся госпереворотом произошел погром столичной штаб-квартиры Компартии Украины[50]. Многие чиновники отказались от своих полномочий под давлением майдановцев или из страха[51]. Некоторые, видя разгул экстремизма, пытались бежать из страны, однако пограничники не выпустили бывшего генпрокурора[52], бывшего министра МВД[53] и других.

Интересное обращение от имени ректората Украинского католического университета появилось 24 февраля на официальном сайте этого заведения. Были озвучены требования по созданию международного трибунала и «возобновления справедливости», чтобы сделать невозможными события, подобные убийствам на майдане, в будущем, что, по сути, означало поражение в правах или публичное осуждение оппонентов Майдана. После чего было сказано: «Наш гражданский долг перед ними (погибшими) – построить Украину, в которой никогда уже не встанет потребность в такой кровавой жертве»[54]. Фраза о потребности жертвы уже не первый раз прозвучала из УКУ, и поскольку сказано это было людьми, которые организовали госпереворот, приведший к этим самым жертвам, лично я вижу здесь прямую угрозу: если в будущем в стране возникнет неугодная униатам модель государства, они будут создавать движения, которые опять могут привести к убийствам и кровавым жертвам.

Сразу после бегства Януковича было сформировано «временное правительство». Исполняющим обязанности президента стал Александр Турчинов, который 26 февраля подписал амнистию участникам Майдана по целому ряду статей Уголовного кодекса Украины[55]. Весьма показательным в этом деле является то, что сами лидеры Майдана прекрасно понимали: происходит не мирный протест, как это декларировалось в СМИ, а силовой захват власти и госпереворот. Поэтому первой в списке амнистии стояла 109-я статья Уголовного кодекса Украины, которая звучит так: «Действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти». А следом за ней список, состоящий из еще 61 статьи. Интересно было бы узнать мнение западных представителей, называвших Майдан мирным протестом и волей народа, о том, что сами политические лидеры Майдана признавали за собой нарушения более 60 статей Уголовного кодекса, в том числе и насильственное свержение государственной власти.

В конце этой главы хотелось бы упомянуть, что уже через десять дней после бегства президента Украины из страны в Киев прибыл Госсекретарь США Джон Керри[56]. Тот самый, который 21 февраля в телефонном разговоре с главой МИД России обещал, что приложат все усилия для того, чтобы радикалы ушли с улиц города. Учитывая, что такая поездка требует определенного времени для согласования и подготовки, видимо, она была согласована с представителями Майдана сразу после захвата власти. Та спешность, с которой высокопоставленный чиновник прибыл на Украину вести переговоры с людьми, захватившими власть, как мне кажется, лишний раз подчеркивает избыточное участие США в этих процессах: «большой начальник» приехал раздавать указания тем, кто кричал: «Мы не рабы!»

_____________________

Традиционно прошу всех своих читателей воздерживаться от комментариев содержащих дискриминацию по национальному или религиозному признаку.

Вас никто не спрашивает!

Актриса Саша Бортич известна тем, что где-то снималась, родилась в Беларуси и крайне нелогична в своей поддержке российских оппозиционеров. В прошедший четверг у Саши произошёл конфуз, подробностям...

Хитрость Молдавии по невозвращению долгов за российский газ больше не работает

Политики Молдавии привыкли, что стремление в Европу им обеспечивает финансирование из России и надеялись на сохранение этой схемы. Как только возникала необходимость заключить договор по газу и получи...

Как солист «Агаты Кристи» Самойлов сказал жёсткую правду «Ельцин-центру» и возмутил либералов
  • Tay
  • Вчера 14:07
  • В топе

Новость, вызывающая чувство гордости. Основатель группы «Агата Кристи» Вадим Самойлов во время выступления на фестивале Ural Music Nigh сильно попортил кровь ненавистник...

Обсудить