Книга "Новый крестовый поход. Украина в крови". ч.54 Стремление создать объединенную церковь после смены власти, давление на УПЦ МП. Участие представителей новой власти в этих процессах.

0 880

Это часть книги, которую я создавал на протяжении нескольких лет, собирая материалы о роли Католической церкви в протестных движениях и госпереворотах в наше время. В книге детальнейшим образом описано как проходила организация Майдана на Украине, в Гонконге, о протестной деятельности в Бразилии, Никарагуа, России и некоторых других странах. Аналогов данной книге на данный момент я нигде не встречал, поэтому книга по-своему уникальна. Ввиду того, что книга задумывалась как дар Православной Церкви и обществу, который имеет целью поднять к обсуждению возникающие проблемы взращивания в религиозной среде радикализма и терроризма, я решил каждый день публиковать на своей странице несколько глав этой книги, а когда все главы будут опубликованы, выложу ссылку для скачивания всей книги.

___________________

Стремление создать объединенную церковь после смены власти, давление на УПЦ МП. Участие представителей новой власти в этих процессах.

22 февраля 2014 года стало известно о бегстве Януковича. В тот же день в контексте договоренностей, заключенных перед Майданом, Филарет Денисенко на официальном сайте УПЦ КП призвал лояльные стороны в УПЦ МП незамедлительно начать переговорный процесс по объединению церквей[1]. Собственно, такое уже было: сразу после Майдана 2004 года Денисенко точно так же, ощущая поддержку новой майданной власти, пытался повлиять на УПЦ МП и УАПЦ, чтобы привлечь их к объединению[2] (с.15). Тогда же сразу после майдана 2004 года глава униатов кардинал Любомир Гузар раскрыл суть новосозданной концепции «Церкви Владимирового крещения» и устремлений униатов: «Ни одна из конфессий не может считать себя целой Киевской церковью или ее основой, поскольку исторически, экклезиологически и культурно они творят такую церковь вместе. Такая объединенная Киевская церковь должна стать вершиной экклезиального видения каждой конфессии, независимо от количественных характеристик и общественных воздействий. Движение к единой поместной церкви приобретает особую актуальность именно в контексте нового ощущения единства в народе»[3].

При этом ведь всем известно было, что никакого единства народа после Майдана нет. Наоборот, Майдан расколол страну на западную и восточную части (запад дружно голосовал за Ющенко, а восток – за Януковича). Но власть была на стороне униатов, видимо, поэтому Гузар решил, что можно выдать свои фантазии за нечто правдоподобное.

23 февраля 2014 года синод УПЦ КП издал документ, призвавший митрополита Владимира, который находился в тяжелом состоянии в больнице, продолжить процесс создания единой церкви[4]. В это же время Самооборона Майдана, которой руководил униат Андрей Парубий, оцепила крупнейшие святыни УПЦ МП, в том числе Киево-Печерскую лавру. Митрополит Антоний Паканич, комментируя ситуацию, подтвердил, что были слухи о планах захвата лавры[5].

24 февраля 2014 года отряды Самообороны Майдана блокировали Свято-Успенскую Почаевскую лавру под надуманным предлогом, что там прячутся вооруженные люди или даже сам беглый президент Виктор Янукович. О возможности нахождения Януковича в каком-то монастыре, в частности, заявил депутат Александр Бриганец, поддерживающий раскольников УПЦ КП. Он сказал, что Янукович, по его сведениям, находится в бункере монастыря на востоке страны[6]. По другим версиям, из храмов УПЦ вывозят святыни за рубеж. В Тернополе представители раскольников и радикалов озвучили версию, что на территории лавры находятся представители иностранных спецслужб, вооруженные казаки и, возможно, сам Янукович.

То есть предлоги были абсолютно надуманными, призванными дискредитировать УПЦ МП в обществе и найти хотя бы формальный повод для агрессивных действий. Попутно звучали и истинные мотивы – требование доступа для раскольников к святыням УПЦ. Как сообщила ведущая новостей, по словам собравшихся в оцеплении священников и активистов, Почаевская лавра должна стать международным экуменическим центром. Само же оцепление СМИ оправдывали стремлением не допустить разворовывания святынь и вывоза их за рубеж[7] (сохраненная копия видео здесь).

25 февраля в епархиальное управление Сумской епархии УПЦ ворвались представители УПЦ КП и сторонники Майдана и начали предъявлять священству надуманные обвинения, а потом заявили, что если не будет реализовано совместное богослужение с раскольниками, собор и епархиальное управление будут сожжены при помощи коктейлей Молотова[8] (а также здесь (сохраненная копия видео здесь).

Вполне вероятно, что существовала реальная угроза одновременного захвата святынь с целью принудить УПЦ МП к переговорам об объединении. В тот момент глава УПЦ МП митрополит Владимир был в крайне тяжелом состоянии, и 24 февраля местоблюстителем был избран митрополит Онуфрий Березовский. После бегства Януковича и до 24 февраля УПЦ МП находилась фактически без высшего управления и была хорошей мишенью для нападок радикалов и раскольников с униатами.

10 марта Георгий Коваленко, пресс-секретарь УПЦ МП и «правая рука» ушедшего впоследствии в раскол Александра Драбинко, известного своим стремлением отделить УПЦ МП от РПЦ, опубликовал запись своего диалога с главой УПЦ КП Филаретом Денисенко: «Филарет: "Надо объединяться!" Коваленко: "Надо объединяться так, чтобы уже не разъединялось"»[9]. 

Очевидно, таким образом сторонники Драбинко пытались заверить Филарета и других, с кем была договоренность об объединении перед Майданом, в неизменности своих намерений.

7 мая 2014 года митрополит Одесский и Измаильский Агафангел заявил, что по всей Украине священники УПЦ МП подвергаются нападениям, и ему лично также угрожали физической расправой[10]. Однако через лояльных представителей в УПЦ МП продолжалась работа, направленная на объединение с раскольниками и униатами.

Новая проуниатская майданная власть не осталась в стороне от агрессии против Украинской Православной Церкви и пыталась устроить ее изоляцию, чтобы легче было оказывать на нее давление. Безо всякого объяснения 10 мая 2014 года было отказано в праве на въезд на Украину главе ОВЦС РПЦ митрополиту Илариону Алфееву[11].

8 – 10 мая 2014 года в Канаде по инициативе Константинопольского Патриарха Варфоломея проходил симпозиум[12], в котором принимали участие представители УПЦ КП, УПЦ МП, УАПЦ и униатов. 

От УПЦ МП туда был направлен протоиерей Николай Данилевич, заместитель главы Отдела внешних церковных связей, а также автокефалисты, сторонники Драбинко – Виктор Бедь, Андрей Дудченко, Кирилл Говорун. Впоследствии Бедь и Дудченко ушли в раскол, а Говорун стал одним из главных критиков УПЦ и сослужил во время богослужения с раскольниками. Был там и Владимир Бурега, профессор Киевской духовной академии, и религиовед Александр Саган. Так называемый Киевский Патриархат представлял Евстратий Зоря, епископ и председатель информационного отдела. С ним на симпозиум прибыли Александр Трофимлюк – председатель издательского совета, Александр Мирончук – секретарь Синодального управления по вопросам образования, а также профессор Киевской богословской академии УПЦ КП Ирина Перловская. От греко-католиков прибыли Петр Галадза – литургист из Оттавы и диакон Роман Завийский – проректор УКУ во Львове, который начал свою речь с приветствия собравшихся от имени епископа УГКЦ Бориса Гудзяка[13] (сохраненная копия видео здесь). Со стороны УАПЦ присутствовал епископ Игорь Исиченко, который позже вместе со всей епархией ушел в УГКЦ. Этот состав практически идентичен тому, который был на встрече в 2009 году[14] – тогда те же люди с подачи Александра Драбинко и Виктора Ющенко работали над созданием проекта «единой церкви» и провели официальную встречу с теми же представителями УПЦ КП.

Главная цель симпозиума заключалась в поиске возможности объединения церквей. Канадская сторона от имени Константинопольского Патриархата приветствовала единодушное стремление к этой цели. Участник от УПЦ МП священник Андрей Дудченко, комментируя это событие, написал в статье: «Форум, организованный Украинской православной церковью в Канаде с благословения вселенского Патриарха Варфоломея, стал историческим событием – впервые клирики и миряне разных украинских юрисдикций встретились в таком формате диалога и вместе обсуждали вопрос о перспективах церкви на Украине»[15]. В видеозаписи симпозиума есть выступление Евстратия Зори, заявившего: «Я абсолютно убежден и у меня нет никакого сомнения, что мы будем иметь единую поместную церковь и то, что происходит здесь сегодня – это один из шагов. И когда-нибудь этот шаг будет отмечен, потому что сегодня впервые мы были вместе на богослужении, вместе произносили молитвы… И я думаю, что это как раз и есть тот путь, которым нам нужно идти»[16] (см. с 26:57) (сохраненная копия видео здесь).

У читателя может возникнуть вопрос: зачем на симпозиум, посвященный объединению православных церквей, позвали униатов, и почему он прошел именно в Канаде? Дело в том, что именно униаты раньше всех на Украине подняли тему объединения церквей и были одними из главных инициаторов этого процесса. Как выразился в свое время Филарет Денисенко, на Украине возможно провести объединение УПЦ КП с униатами, но это должно быть согласовано между Константинопольским Патриархатом и Ватиканом. Постоянное сближение Патриарха Варфоломея с Католической церковью уже многих наводит на мысли, что престарелый иерарх может уйти в унию с Римом. Другое дело, что Ватикану без солидного приданого в виде Украины Константинопольский Патриархат не интересен, поскольку обременит его огромным количеством проблем. Именно в сближении Константинопольского Патриархата с Ватиканом, по моему мнению, кроется причина того, что на все переговоры об объединении церквей приглашали участвовать и представителей УГКЦ. Впрочем, было бы интересно услышать версию представителей Константинопольского Патриархата, с какой целью они позвали униатов на переговоры о создании единой церкви в качестве полноправных участников.

В этом смысле весьма неслучайным выглядит и выбор места. В одной из статей об этой епархии Константинопольского Патриархата содержится следующая информация: «Чтобы предупредить возможные недоумения, следует кратко объяснить, каким образом эта УПЦ в Канаде оказалась в составе Константинопольской церкви. Образованная в 1918 году община украинских иммигрантов под названием Украино-греческая православная церковь в Канаде (Ukrainian Greek Orthodox Church of Canada) в начале своего существования часто меняла юрисдикцию, причем как каноническую, так и неканоническую. С 1949 по 1951 годы их возглавлял глава раскольнической УАПЦ Мстислав Скрипник. В 1990 году эта церковная структура, не имевшая на тот момент канонического статуса, была принята в юрисдикцию Константинопольского Патриархата, условием чего было изменение названия на Украинскую православную церковь в Канаде и перерукоположение константинопольскими иерархами духовенства этой церкви»[17]. То есть изначально это была община раскольников, которая после определенных событий состоит в лоне канонической Православной церкви неполные 30 лет. Нужно отметить, что для них униаты всегда были настолько близки, что можно было даже говорить некотором сращивании униатов и раскольников в этой структуре. Это сращивание с униатами продолжилось даже после того, как структура вошла в состав Константинопольского Патриархата. Сообщается, что даже спустя 16 лет после того, как УПЦ в Канаде вошла в состав Константинопольского Патриархата, иерархам приходилось писать специальное послание, где запрещалось причащаться с инославными[18]. В июле 2006 года произошла интронизация главы УПЦ в Канаде митрополита Иоанна Стинки, и в новостях мы находим упоминание, что в этом же месяце он написал послание, где запрещал причащаться с инославными, подчеркивая, что причащение с униатами не должно проводиться, несмотря ни на какие аргументы. То есть вплоть до 2006 года внутри УПЦ в Канаде была распространённой практика совместного причащения с униатами. Естественно, для симпозиума, куда позвали униатов, это была оптимальная среда.

Уже на следующий день после окончания симпозиума появляется запись Андрея Дудченко, в которой активно поднимается тема церковной независимости. Среди прочего он пишет: «Так тяжело многим украинцам (очевидно, ему и другим сторонникам митрополита Александра Драбинко, которые стремились создать единую церковь) оставаться в церковном единении с Московским Патриархатом»[19]. И причиной этой тяжести он называет именно то, что, по его мнению, УПЦ созрела для автокефалии. Чтобы придать вес своим словам, Дудченко говорит о национальном вопросе, что, по его мнению, почти половина приходов УПЦ культивирует русскую идентичность. То есть его позиция по вопросу автокефалии сводится, по сути, к этнической розни – я не хочу ходить в УПЦ МП, потому что мне хочется, чтобы в церкви подчеркивалась определенная этническая направленность. Не нужно какой-то особой проницательности чтобы увидеть, как он сам себе противоречит: с одной стороны, он говорит о множестве людей, которым тяжело быть в Московском Патриархате, что вопрос автокефалии актуален как никогда, а с другой стороны, по его же словам, половина Церкви явно против автокефалии. Скорее всего, Дудченко просто отрабатывал поставленную задачу в пользу тех, кто стремился создать единую церковь, и кого мнение большинства не особо волновало, а волновали именно национальные и производные от них политические вопросы. «Церковь Христова должна ощущаться «своей», а не церковью чужаков… Поэтому одна из задач, которая стоит перед Украинской православной церковью сегодня – стать для большинства украинцев «своей», а не церковью соседнего государства» – заключает Дудченко. То есть уже в начале мая 2014 года были конкретные попытки не только определить в понятиях украинцев Россию как страну врагов, но и определить РПЦ как церковь врагов, и на этом фундаменте требовать отделения от нее УПЦ МП.

Кроме Дудченко, активную деятельность развернули и другие представители УПЦ МП, которые принимали участие в симпозиуме в Канаде. Одним из наиболее активных в этом деле оказался архимандрит Виктор Бедь, который впоследствии ушел в раскол. 3 июня 2013 года он посетил богословское учебное заведение УПЦ КП в Луцке и поднял тему объединения церквей[20]. В ходе встречи иерарх УПЦ КП пожаловался Бедю, занимавшему должность уполномоченного УПЦ по вопросам высшего образования и науки, что Волынская семинария УПЦ не хочет проводить совместные проекты с раскольниками УПЦ КП. И можно найти упоминания, что в тот же день Бедь посетил Волынскую семинарию[21], вероятно, склоняя ее руководство к сотрудничеству с раскольниками.

13 июня ОВЦС УПЦ МП инициировал встречу священников из разных областей Украины для обсуждения текущей ситуации в Церкви. Среди прочих, в мероприятии приняли участие Николай Данилевич и Георгий Коваленко. Как видно из текста записи об этой встрече, некоторые священники прямо указывали на стремление к объединению церквей[22] (а также здесь (сохраненная копия видео здесь)).

В силу того, что УПЦ МП из-за позиции митрополита Онуфрия и его сторонников после Майдана не захотела идти на объединение в нарушение канонов когда раскольники возвращаются в Церковь без покаяния, вражда между конфессиями вспыхнула с новой силой. 29 июня 2014 года на Майдане из уст священников православных раскольнических структур прозвучали призывы ликвидировать УПЦ МП на Украине и силами МВД и СБУ привлечь ее священство к уголовной ответственности[23] .

27 июня архимандрит Виктор Бедь впоследствии ушедший в раскол на своей странице в «Фейсбуке», комментируя новость о намерении прихода УПЦ МП в Тернопольской области выйти из состава Церкви, пишет: «Процесс преодоления разделения православных на Украине и утверждения единой, поместной, автокефальной Украинской Православной Церкви состоится по волеизъявлению простых верующих, на которых и держится вера Христова»[24].

21 августа на сайте Ужгородской богословской академии была опубликована новость о том, что в социальных сетях инициирована дискуссия для обсуждения вопросов, связанных с признанием поместной Церкви на Украине[25]. Инициатором данной дискуссии указан Виктор Бедь – ректор Ужгородской богословской академии.

В рамках содействия автокефалистов в вопросе создания единой церкви в ноябре 2014 года пять епископов разных конфессий, два из которых представляли УПЦ МП (митрополит Сарненский и Полесский Анатолий и митрополит Ровненский и Острожский Варфоломей), подписали меморандум с представителями УПЦ КП, УАПЦ и УГКЦ касательно целостности Украины и проекта единой церкви[26].

Ситуация носила крайне провокационный характер: было заявлено, что это инициатива ровенского епископа Варфоломея, и в Ровенской области инициирован процесс создания единой православной церкви, о чем, по словам митрополита, ни в Киеве, ни в Москве не знали. То есть это был открытый вызов действующей иерархии на грани раскола. Ситуация была очень сложной, ведь в стране еще все дышало прошедшим госпереворотом, всех неугодных тут же подавляли, называли врагами народа, шпионами Кремля или агентами ФСБ и ГРУ. Поэтому такая инициатива могла легко перерасти в неповиновение церковной иерархии в ряде епархий и приходов в силу того, что противников этого процесса тут же записали бы во враги народа.

Со стороны УАПЦ документ подписал глава этой структуры Макарий Малетич. Со стороны УПЦ КП – митрополит Ровненский и Острожский Иларион. И хотя речь шла о создании единой православной церкви, однако меморандум подписал и униатский представитель – епископ Луцкого экзархата УГКЦ Иосафат. Если это была идея поместной православной церкви, то казалось бы, при чем тут униаты? Но в рамках процессов окатоличивания Украины униаты, как правило, были главными двигателями в создании единой церкви.

Это событие пришлось по душе сторонникам Драбинко. Протоиерей Андрей Дудченко, также как и Драбинко ушедший впоследствии в раскол, в ответ на негодование православной общественности написал у себя на странице: «То есть стремиться к единству, к которому призывают в Евангелии Господь Иисус и апостолы – это «проект антихриста»… До чего мы дожили?»[27] Конечно, это лукавство, ведь объединение с раскольниками и еретиками возможно, согласно учению церкви, лишь через покаяние, а не на равных условиях за счет компромиссов в вероучении.

Благодаря авторитету главы УПЦ митрополита Онуфрия и неприятию объединения с униатами, в епархиях и на приходах меморандум не был поддержан, а сами подписанты со стороны УПЦ МП, видя такую реакцию, через несколько дней отозвали свои подписи.

После этого, в феврале 2015 года на Украину прибыл глава УПЦ в Канаде митрополит Юрий Калищук, который находится в составе Константинопольского Патриархата и возглавлял симпозиум, проходивший в Канаде в 2014 году и посвященный теме объединения церквей. Калищук провел встречу с представителями УПЦ МП и УПЦ КП, во время которой заявил, что Константинопольский Патриархат готов сделать определенные шаги для предоставления автокефалии Украине, и для этого он ожидает соответствующие обращения со стороны глав украинских церквей и президента Украины[28] (см. 1:01:40) (сохраненная копия видео здесь).

Все семь лет после Майдана УПЦ МП находится, по сути, в центре агрессии со стороны радикалов, которые захватывают храмы и угрожают православным служителям, и со стороны проуниатских властей, которые потворствуют этой агрессии и законодательно пытаются давить на УПЦ МП.

То, что УПЦ КП и УГКЦ действуют заодно, становилось все более очевидно, начиная с Майдана. Еще перед его началом в 2013 году, находясь в США, глава УПЦ КП Филарет Денисенко заявил, что его структура не против объединения с УГКЦ, и он видит в евроинтеграции средство для объединения: «У нас есть причины думать о том, что в будущем мы можем, если захотим, создать единую церковь на Украине»[29] (см. с 16:11) (сохраненная копия видео здесь). 

В начале 2017 года он еще раз прямо заявил, что не против объединения с униатами[30], а спустя два месяца Шевчук со своей стороны добавил, что, по его мнению, православные должны объединиться с униатами[31].

Не остались вдали от этих процессов и автокефалисты из УПЦ МП. Все это время они говорили о том, что нужно создавать единую церковь. Что интересно, эти автокефалисты, открыто поддерживавшие контакты с УПЦ КП и УГКЦ, так же открыто ведут травлю УПЦ МП. Так, Кирилл Говорун, который проживает в США и преподает в католическом университете[32], появился на Конгрессе русских греко-католиков, который проходил в Италии с 6 по 9 июня 2017 года, и рассказал о новых экуменических моделях[33]. Причем на Западе в католической среде труды Говоруна весьма ценятся именно с точки зрения объединения католиков с православными, о чем прямо заявил профессор теологии из США Адам де Вилль[34].

В те же дни на территории Софии Киевской проводилось мероприятие под названием «Экуменическая неделя», куда приехали многие представители УГКЦ и УКУ с лозунгами о единстве христиан[35]. Открывал его не кто иной, как Георгий Коваленко[36], ближайший соратник Александра Драбинко занимавший тогда должность пресс-секретаря УПЦ и ушедший впоследствии в раскол. Тогда же Кирилл Говорун из Италии сразу поехал на Украину, где после неудавшейся в Верховной Раде попытки провести антицерковные законопроекты начал травлю УПЦ. При поддержке Коваленко он представил свою новую книгу «Украинская публичная теология»[37]. А еще через три дня после презентации для православных читателей он выступил на католическом ресурсе радио «Мария», где, рассказывая о книге, не только обвинил часть Православной Церкви в пропаганде, но и назвал ее причиной военных действий на Украине. Он заявил, что не видит других причин, чтобы соседи, выпускники военных училищ, шли воевать друг против друга, кроме религиозных, назвав именно Православную Церковь мотиватором вражды. Саму же концепцию православной цивилизации он выставил как нечто воинственное[38] (сохраненная копия аудио здесь). Православная Церковь, которая веками практически не меняет границ своей территории, терпит нападки и экспансии со стороны католичества и других религий, выставлена неким воинственным монстром, пропагандирующим агрессию. Говорун выступил с призывами к травле и устранению из церкви тех, кто не согласен с объединением церквей.

На самом деле, мы видим в словах Говоруна программу, которой придерживаются раскольники, униаты, политики и автокефалисты внутри УПЦ МП в отношении иерархов Православной Церкви. По сути, православным иерархам сначала предложили объединиться и единым фронтом развивать русофобию, вражду и противостояние, которое было присуще раскольникам и униатам еще задолго до Майдана, причем делать все это под видом движения к созданию единой церкви. А когда они отказались, их тут же обвинили в том, что они занимаются политикой, подрывающей целостность страны.

Но наиболее циничны слова Говоруна тем, что он обвиняет церковь не только в неправильных политических симпатиях, но и в создании конфликта, войны и гибели людей. Человек, который поддержал Майдан, расколовший общество, и своими глазами видел, как многие оттуда в угаре агрессии поехали на Донбасс, где убивали, грабили и насиловали, во всем обвиняет Церковь, которая не принимала участия в этом шабаше гражданской войны. Дальше него в деле глумления над церковными понятиями зашел разве что униатский священник Николай Медынский, который всех без разбора участников АТО записал в святые, даже если церковь официально таковыми их не признает.

На тему объединения достаточно скандально высказался и сам Драбинко. В конце 2015 года в одной из телепередач он заявил, что перед Богом в расколе виноваты как раскольники, так и Церковь, поэтому никто не получит Царствия Небесного. Условием получения Царства Небесного, по его словам, является не только церковное, но и общественное единение: «Пока мы не будем едиными во Христе – мы будем антихристами… До тех пор пока мы не будем проявлять стремление к консолидации церковной и общественной, до тех пор грош нам цена и надеяться на открытые двери Царства Небесного, я думаю, напрасно»[39] (см. с 25:38) (сохраненная копия видео здесь).

По этой логике Церковь Христова виновата с первых дней своего существования, когда появились первые раскольники, и никто в Церкви не входит в Царство Небесное, потому что нет единения со всеми существующими ветвями расколов.

Таким образом назначив себя распорядителем Царства Небесного, по своему произволу решающим, кого пускать туда, а кого нет, Драбинко продолжил еще словами, что государство должно вмешаться в дела Церкви и стать инициатором объединения церквей на Украине. То есть униаты во власти, по мнению Александра Драбинко, должны управлять еще и церковными процессами. Вопреки всем канонам и догматам, он поставил государство выше Церкви, а государственных чиновников, независимо от их воззрений, коррумпированности и преступности, выше церковных иерархов в вопросах управления Церковью, пытаясь подчинить жизнь Церкви общественным и политическим процессам: «Кто должен быть инициатором? Инициатором, конечно, должно быть государство, поскольку оно наиболее заинтересовано в том, чтобы религиозный фактор не становился причиной конфликтов, которые могут разгораться на религиозной почве. Нужна инициатива государства касательно проведения круглых столов, конференций, выяснить причины (разделения)… Раз церковь сама не в состоянии достичь этого консенсуса, собраться вместе, то нужен третий фактор, который посадит за стол переговоров». Заявление это было настолько возмутительным, что вызвало даже разбор на епархиальном собрании[40].

Хотелось бы напомнить митрополиту, что наиболее заинтересован в объединении церкви с раскольниками и еретиками без предварительного раскаяния именно сатана: его прямой интерес – опровергнуть евангельскую фразу, что Церковь есть «столп и утверждение истины», и доказать, что на самом деле все по-своему правы, и объективной истины в духовных вопросах не существует.

О стремлении привлечь государственных чиновников к процессу создания единой церкви и о своем видении, как эти процессы должны происходить, рассказал и один из клириков УПЦ КП на крестном ходе в июле 2016 года. Этот священник из Ровенской области, отвечая на вопросы журналиста о единой церкви, заявил, что многие села поддерживают эту идею, но при этом выразил крайнее сожаление, что нельзя, как в девяностые, прийти в храм УПЦ, вскрыть его и занять, поскольку закон рассматривает это как рейдерский захват, и поэтому приходится обращаться к власти и профессиональным юристам за помощью[41] (сохраненная копия видео здесь). Эти слова, на самом деле, очень наглядно показывают, каким путем предполагалось создание единой церкви.

Такое же стремление создать единую церковь путем насилия при поддержке радикалов и властей прослеживается и в католических кругах. Так, в июне 2017 года в Ватикане решили отметить 150-летие канонизации известного униатского деятеля Иосафата Кунцевича. Папа Римский дал возможность главе УГКЦ провести торжественное богослужение в базилике над гробницей апостола Петра. Почитая память Кунцевича, о котором многие историки писали как о фанатике, который с бесчеловечной жестокостью насаждал унию среди православного населения, католики объявили его «мучеником единства»![42] Оказывается, насаждая силой унию, ведя погромы православных при поддержке вооруженных отрядов, закрывая православные храмы и монастыри, приказывая даже мертвых выкапывать и бросать на съедение псам[43], он не только достиг святости, но, убитый населением за невиданную жестокость, стал еще и «мучеником единства». Вот уж поистине блестящий путь к единству – уничтожить всех несогласных.

«Все христиане должны молиться, трудиться и – если это необходимо – даже умереть за восстановление видимого и полного единства Церкви Христовой» – заявил во время богослужения глава униатов. Исходя из такого понимания, становятся понятны пути достижения единства в глазах Шевчука – это единство с римской кафедрой в добровольно-принудительном порядке, когда для достижения цели допустимы любые методы. Видимо, подражая Кунцевичу, который с его вооруженными отрядами терроризировал население, УГКЦ и УПЦ КП завели дружбу с радикалами «Правого сектора» и другими радикалами. Единство по-униатски, по словам их руководителя, это не общность мнений и согласие в действиях, а отсутствие противящихся.

_____________________

Традиционно прошу всех своих читателей воздерживаться от комментариев содержащих дискриминацию по национальному или религиозному признаку.

Вас никто не спрашивает!

Актриса Саша Бортич известна тем, что где-то снималась, родилась в Беларуси и крайне нелогична в своей поддержке российских оппозиционеров. В прошедший четверг у Саши произошёл конфуз, подробностям...

Хитрость Молдавии по невозвращению долгов за российский газ больше не работает

Политики Молдавии привыкли, что стремление в Европу им обеспечивает финансирование из России и надеялись на сохранение этой схемы. Как только возникала необходимость заключить договор по газу и получи...

Кремль на примере Молдавии показывает Европе свой новый realpolitik в газовой сфере
  • fanC
  • Вчера 18:38
  • В топе

Этой осенью Кремль четко дал понять Европе каким образом он будет проводить свою газовую политику и сделал это на примере жесткого отношения к "солнечной" Молдавии. Молдавия, оказавшись ...