Нововведение в редакторе. Вставка постов из Telegram

Глаголом жечь сердца людей – как можно в поле наших дней?

15 1233

РПЦ, по-моему, давно уже стала своеобразным идеологическим отделом Администрации президента, втирая в сознание подвластных те ценности, которые угодны власти, а не те, что проповедовал бессребреник Христос. Как например почтение к мамоне с мерседесами, яхтами и спецлайнерами патриарха и его сановников, чинопочитание и порицание всякой политической крамолы. Неудивительно поэтому, что и военный курс кесаря не то что не подвергся и тени осуждения со стороны трудящихся под именем миролюбивого Христа – но был, как и всякая директива власти, принят к неукоснительному блюдению:

«Всем священникам РПЦ разослали письмо из управделами Московской патриархии с указанием ежедневно читать молитву «о победе русскому оружию». Там говорится, что на Россию напали, чтобы «разделить и погубить ее единый народ». Патриарх Кирилл просит бога спасти воинов и других «защитников Отечества» от смерти, ран и плена, дать им победу... Первый раз мы видим официальный документ, которым регулируется внутрицерковная поддержка боевых действий. И за неисполнение которого священников лишают сана...»

Но мне тут видится не только сокрушительное – что именем Христа так скоро смогут запросто начать казнить, пытать и резать на куски, как это делали в Средневековье, накрывающем сегодня нас. Но и обнадеживающее: раз деспотическая власть готова содержать это достаточно дорогостоящее средство церковной пропаганды, значит, оглядка на мнение народное у нее все еще есть. И вот устами святых отцов и не менее щедро содержимых телепропагандистов она хочет уверить массы в нашем святом праве на новые крестовые походы против единоверцев – напавших де на нас тем, что не легли под нас при нашем нападении.

И что народ в своей немалой части верит этому или делает вид, что верит – это уже, что называется, «второй вопрос». А вот еще по первому:

«В России начали обсуждать признание Аллы Пугачевой иностранным агентом. Но как говорят источники, «Кремль, может, и хотел бы дать Пугачевой этот статус, но пока ограничен в своих желаниях». Ибо согласно опросу BRIEF в обществе есть три подхода к вопросу: 32% поддерживают Пугачеву, столько же нет, а для 36% этот вопрос не стоит в повестке. Консенсуса нет».

А потому и то, что в других случаях делается одним росчерком пера, благо никаких судебных процедур для присвоения все более сквернящего и ущемляющего в правах статуса не нужно – тут явно забуксовало. Схожая история и с возвратом смертной казни:

«КПРФ уже требует не отдавать высшую меру в руки буржуазного государства. Заметные депутаты-коммунисты вдруг стали объяснять, что смертная казнь в буржуазном государстве опасна для народа. Мол когда победят социализм и социалистическая законность, можно будет и высшую меру реанимировать».

Всех этих затруднений, колебаний и агитационных потуг и вовсе, надо понимать, не было б при полной диктатуре, очень близкое к которой состояние описывал Корней Чуковский еще лет 80 тому назад:

«Остальные – оболванены при помощи газет, радио и теле на один салтык, и можно наперед знать, что они скажут по любому поводу. Не люди, а мебель – гарнитур кресел, стульев и т.д. Когда-то Щедрин и Козьма Прутков смеялись над проектом о введении в России единомыслия – теперь этот проект осуществлён; у всех одинаковый казённый метод мышления, яркие индивидуальности – стали величайшею редкостью».

Вот к этим ярким индивидуальностям, по нынешнему – либерастам, творящим в непокорном и крамольном духе того же Щедрина, Высоцкого, Окуджавы, Блока, Маяковского, Лермонтова, Пушкина, Радищева и Державина, – тогда и весь этот второй вопрос. Что ж вы, когда творить в стране еще можно было вольно и доходно, без лютой нынешней цензуры, делающей любое творчество, кроме восхваляющего кесаря, бесхлебным и опасным – не натворили вдоволь для вывода народа из этой мебели?

Он и сейчас еще – не весь сплошь мебельный, но вся указанная выше музыка по его охмурению сдается мне какой-то уже колыбельной на сон грядущий, в который он вот-вот уже впадет. И тогда объяснять, втолковывать что-то ему, разливаться перед ним Соловьевым и Прохановым станет уже не нужно вовсе. Просто будут объявлять: «Всех годных – под ружье; не годных – на колени, в услужение мигрантам; детей – в военно-патриотические трудовые лагеря».

Или какая-то побудка, на ночь эту глядя, все-таки возможна? И разбежавшиеся сейчас по соцсетям, tg и так далее пророки смогут вдруг ожечь сердца оказавшихся на грани человеческого вымирания и обращения в полных скотин людей?

Голосование конгресса США по военным ассигнованиям в контексте американской избирательной кампании

Сразу оговорюсь, почему меня в принципе не особенно интересует самый распространённый среди журналистов вопрос: "Как это отразится на ходе СВО?" Потому что никак.Напомню, что деньги эти...

Когда Россия развяжет себе руки на Украине, то вернется в Закавказье на новых условиях

Наличие миротворцев в Закавказье, при том что Армения сделала ставку на Запад, на Европу, может послужить способом организовать провокации против России.- Ростислав Владимирович, россий...

Рынку предложили систему борьбы с мошенническими «колл центрами

Рынок рассматривает внедрение единой антифрод-платформы, которая позволила бы усилить эффективность борьбы с аферистами, похищающими средства со счетов граждан, в том числе через мессенджеры. Новый ин...

Обсудить
  • Александр, а вы вообще в курсе, что у Патриарха нет ни яхты, ни Мерседеса? У него ничего нет, он монах.
  • Росля рыдала и раньше, и после, Как был Навальный потерян для Росли. Не при делах, жалко, снова страна. Мудрую Рослю не слышит она.
  • Режиссер Юрий Быков о русском менталитете https://youtu.be/TMrK1gdI5v8?feature=shared
  • ​«Последнее время я следил за Скобовым с мрачным чувством. Одаренный многообразно и близкий мне своими левыми убеждениями, он демонстрировал выбор, при котором бесстрашие подавляет все остальное. Я знаю, что это такое: это невыносимый страх страха. Поэтому он выбирал максимально болезненные выражения в критике власти, которой этот уровень давно не нужен. Он кричал, хотя власть уничтожает за шепот и просто открытый рот. Казалось, что Скобова интересует уже не столько осознание происходящего, сколько возможность причинить власти максимальную или хоть какую боль, но ее беспощадность и равнодушие - это род анестезии. Понятно, что людей с такой степенью отваги, самоубийственной и в вегетарианские времена, ничтожно мало всегда, а сейчас почти нет. Чувство самосохранения срабатывает на дальних рубежах, и в этом сложно кого-то упрекнуть. Кажется, Скобов решил принести свою жизнь в жертву, чтобы хотя как-то ослабить власть, уверенную в безразличии к этим жертвами. Или считающую, что защищена и от них тоже. Окажет ли подвиг Скобова то воздействие, о котором он думал и на которое надеется, я не знаю. Но то, что он вписал себя в русскую историю своей уникальной отвагой и нежеланием ее обуздать, - это точно. И от этого еще более горько» 2 апреля 2024 года в Петербурге арестован объявленный иностранным агентом историк, автор учебника по политической истории России, правозащитник Александр Скобов. Его обвиняют в оправдании терроризма. В советские годы он уже был политзаключённым. Друзья просили его уехать, но Александр Валерьевич решил остаться. Выбор героя, непонятный большинству. Цитата - Михаила Берга.