• РЕГИСТРАЦИЯ
Александр Тирес
9 октября 2018 г. 10:21 3877 0 32.80

Рамбо Альфред. "Русские и пруссаки. История Семилетней войны." Глава 14. "Взятие Берлина (октябрь 1760 г.)".

Глава из книги французского историка Альфреда Никола Рамбо, описывающая события по взятию русскими войсками столицы Пруссии в период Семилетней войны. Описано несколько нелицеприятных фактов имевших место, однако, упор  в повествовании на них не делается.       

Итак, целых десять недель, с 4 августа по 12 сентября, в самое драгоценное для военных действий время, ничего, кроме маршей и контрмаршей, не происходило. Многочисленная австрийская армия (180 тыс. чел.) и великолепная русская армия (70 тыс.) лишь наблюдали за маневрированием двух небольших прусских армий и провокационными демонстрациями Фридриха II, скрывавшего таким образом своё твёрдое решение не отступать от оборонительной стратегии. Русские, отнюдь не по их вине, не имели возможности ни дать сражение, ни взять какую-нибудь крепость. Что касается австрийцев, то они могли похвастаться лишь двумя стычками и захватом ничтожного Глаца[339].

Недовольство было велико и в Петербурге, и в русской армии. Барон де Бретейль вполне справедливо писал Людовику XV, что русские провели «самую ничтожную из всех кампаний»[340]. Болотов пишет о чувствах молодых офицеров: «Оба главнокомандующих сами стыдились того, что они сделали». Однако наибольший позор падал на Конференцию, которая, вопреки мнению Салтыкова, упорно стремилась загнать армию в Силезию.

Теперь они вспомнили про отвергнутый ею в самом начале план фельдмаршала, предлагавшего провести кампанию в Померании, имея в виду взятие Кольберга и диверсию на Берлин. Осаду Кольберга предполагалось производить отдельным корпусом главной армии и морским десантом. Нападение на Берлин поручалось лёгким войскам при поддержке со стороны главных сил. От австрийцев требовалось только удерживать Фридриха II и принца Генриха в Силезии — демонстрацией Дауна на Швейдниц и осадой Глогау (Лаудон).

14 сентября Фермор сообщил Конференции решения Салтыкова, принятые ещё до передачи командования: о необходимости занять главными силами Королат; о направлении Тотлебена на левый берег Одера для поддержания сообщений с Лаудоном и, наконец, о подготовке «секретной» экспедиции против Берлина. Конференция возражала — ей во что бы то ни стало был нужен Глогау. Однако Фермор не уступал, он лично произвёл рекогносцировку этой крепости и убедился, что без тяжёлой артиллерии там нечего делать. Лишь после этого Конференция возвратилась к плану Салтыкова.

18 сентября основные силы сосредоточились у Одера между Королатом и Бёйтеном и оставались там в течение всего времени, необходимого для подготовки операций против Берлина и Кольберга. 21 сентября на военном совете было решено направить к Кольбергу корпус Олица для соединения с десантным отрядом адмирала Мишукова; против Берлина выделялся корпус Чернышева и кавалерия Тотлебена. Основные силы должны были идти вниз по обоим берегам Одера до Кроссена, а затем действовать «по обстоятельствам». 22 сентября Олиц выступил из Королата в Померанию.

Готовилась и экспедиция Тотлебена, который в своей промемории утверждал, что успех зависит от трёх условий: правильно избранного времени и быстроты действий (а не численности); прикрытия кавалерийской колонны; прочих мер для воспрепятствования подхода к Берлину неприятельских подкреплений. Он просил усилить свои 7–8 тыс. гусаров и казаков двумя полками драгун, двумя тысячами конногренадер и отрядом конной артиллерии. Ничего, кроме конницы для обеспечения быстроты и неожиданности. Корпус Чернышева, состоявший из всех трёх родов войск, должен был следовать через Кроссен на Франкфурт, и уже оттуда из него выделялась для Берлина пехотная бригада.

Единственное изменение этого плана заключалось в том, что Чернышеву предписывалось идти через Бёйтен, Фрейштадт, Христианштадт, Зоммерфельде и Габен, а далее вслед за Тотлебеном.

В арьергард был поставлен Фермор с 1-м и 2-м корпусами, а 3-му корпусу (Румянцева) надлежало прочно занять Средний Одер.

Таким образом, вся русская армия оказывалась эшелонированной от Королата в направлении прусской столицы для трёх последовательных ударов: Тотлебена, Чернышева и главной армии.

Но Берлин уже не впервые подвергался угрозе. Ещё 16 октября 1757 г. австрийский генерал Гадик с четырнадцатитысячным корпусом ворвался в его пригород Кёпеник, изрубил в куски два прусских батальона и принудил генерала Рохова очистить город (королева и министры укрылись в Шпандау). На магистрат была наложена контрибуция в 600 тыс. талеров. Из этих денег Гадик успел собрать только 185 тыс., поскольку утром 17-го почёл за наилучшее отступить, увозя наличность, 6 знамён (из арсенала) и 426 пленных. В 1758 г., ещё до Цорндорфа, захват столицы был одной из предписанных Фермору целей. И, как мы видели, после Пальцига и Кунерсдорфа сам Фридрих II ожидал взятия Берлина победителями.

В полученных Тотлебеном инструкциях предписывалось взять с Берлина большую контрибуцию, а в случае нехватки наличности принимать вексели, гарантированные заложниками, в списке которых значились два ратмана и несколько самых богатых купцов. Кроме того, предстояло полностью разрушить все королевские учреждения, арсенал, литейный двор, воинские и провиантские магазины, пороховые мельницы и мануфактуры мундирных сукон. И это должно было стать лишь «справедливым возмездием за жестокости прусского короля в Саксонии, особенно в Лейпциге».

16 сентября без труб и барабанов выступили корпуса Тотлебена и Чернышева. Тотлебен шёл очень быстро, посадив свою пехоту на телеги, и 2 октября прибыл в Вустерхаузен, почти под самые стены Берлина. Там он узнал, что в берлинском гарнизоне генерала Рохова всего лишь три пехотных батальона и два эскадрона гусар, однако на помощь им шли Хюльзен из Торгау и с севера принц Вюртембергский.

Тем не менее Тотлебен отнюдь не отказался от внезапного штурма и просил Чернышева прикрыть его, чтобы иметь «свободную спину».

Берлин располагался тогда на двух островах Шпрее, и его предместья занимали оба берега этой реки[341]. Один из островов был древним Берлином — Веролином славян-венедов[342], возникшим из поселения рыбаков. На другом острове, Кёлльне, в древности также находилась рыбачья деревня. В 1452 г. маркграф Бранденбургский Фридрих Железный Зуб построил здесь замок, послуживший основой будущей столицы.

Оба острова были обнесены стеной с бастионами, для которых рукава Шпрее служили естественными рвами. Предместья на правом берегу опоясывал более обширный земляной вал, а на левом — каменная стена. Из всех десяти городских ворот только одни (Котбуские) были защищены флешью[343] очень слабого профиля, вооружённой всего одной трёхфунтовой пушкой.

Таким образом, в военном отношении Берлин представлял собой почти открытый город. С архитектурной точки зрения это было скопление маловыразительных строений и пригородных домишек. Тогда ещё ничто не предвещало то художественное, хотя и неоригинальное великолепие, которое прославило его впоследствии благодаря промышленному процветанию и военным победам. Не было ни триумфальных ворот, ни колонн воинской славы, ни героических статуй, ни музеев, наполненных награбленным в Греции. Фридрих I построил королевский замок на месте старого маркграфского, а также Арсенал, Академии Наук и Изящных Искусств. Фридрих Вильгельм I распланировал площади, проложил новые улицы и выстроил дворцы на Вильгельмштрассе. Берлин был тогда прежде всего городом военных, чиновников и придворных. Однако благодаря Фридриху I и отчасти Фридриху II он мало-помалу становился интеллектуальной столицей Германии, и его уже называли Intelligenz-Stadt и «Афинами на Шпрее». Сюда трижды приезжал Лессинг, которому в 1758–1760 гг. довелось быть свидетелем русской оккупации. Моисей Мендельсон стоял здесь во главе литературной и философской жизни.

Поскольку берлинская торговля и промышленность, столь развившиеся впоследствии благодаря положению столицы в центре целой сети озёр и рек, были ещё в зачаточном состоянии, город не мог похвастаться большими капиталами. Он был просто беден, как и вся Пруссия и её король. Что касается населения, то к концу Тридцатилетней войны[344] оно сократилось до 6 тыс. чел., но при первом короле возросло до 50 тыс., а при втором[345] до 90 тыс. К концу царствования Фридриха II в Берлине обитало уже 145 тыс. душ. Не боясь ошибиться, можно сказать, что ко времени русского вторжения в нём было 120 тыс. жителей.

При появлении неприятеля генерал Рохов почти совсем потерял голову. Три его батальона, всего 1200 чел., отнюдь не возмещали своё малое число качеством — в них было немало пойманных дезертиров и даже военнопленных: саксонцев, шведов, французов и русских. Рохов уже подумывал об уходе из города. Но в Берлине находились тогда и отставные генералы, например Левальд, и получившие ранения (Зейдлиц, Кноблох). Они стали стыдить его за малодушие и уговорили сопротивляться. Он приказал спешно соорудить флеши перед воротами предместий по образцу Котбуских и поставил там пушки с инвалидной прислугой. В стенах были пробиты бойницы, а 30 солдат заняли Кёпеникскую цитадель, чтобы защищать переправу через Шпрее. Рохов разослал повсюду курьеров с просьбой о помощи: Хюльзену в Торгау, на границе Саксонии, и в Темплин, к принцу Вюртембергскому, который собирался напасть на шведов. Оба генерала отозвались на его призыв: когда Тотлебен входил в Вустерхаузен, Хюльзен был не далее чем в семи милях от Берлина, а принц в шести.

Приготовления военных властей посеяли панику среди жителей: богатые горожане бежали в Магдебург и Гамбург со всеми деньгами и ценностями. Правда, на какой-то момент все успокоились, приняв авангард Тотлебена за подошедшие подкрепления. Здесь-то и началась выдающаяся деятельность Готцковского, «купца-патриота», который оставил драгоценные воспоминания о происшедших событиях[346]. Он призвал жителей собирать деньги для провианта войскам-защитникам, и на них были закуплены хлеб, пиво, branntwein[347] и мясо. Этим и ограничилась роль населения в обороне Берлина. Дом самого Готцковского, об отношениях которого с Тотлебеном было известно, послужил убежищем для всех, опасавшихся за своё имущество. Евреи прятали там даже золото.

В ночь на 3 октября Тотлебен перешёл в Вустерхаузен. Утром 3-го он послал кроатских гусар в Потсдам для уничтожения там воинских магазинов. Сам же пошёл на Берлин[348], имея в авангарде казаков Туроверова.

К 11 часам им были уже заняты высоты против Котбуских и Галльских ворот. Он послал к генералу Рохову поручика Чернышева с требованием о сдаче, но получил отказ, после чего начались приготовления к бомбардировке города и штурму ворот в предместьях.

В 2 часа был открыт огонь, но, поскольку в наличии оказались только гаубицы малого калибра, зажечь сколько-нибудь сильных пожаров так и не удалось. К тому же снаряды не проламывали городскую стену. Тогда прибегли к калёным ядрам, которые вызвали продолжавшийся до утра пожар. Рохов, со своей стороны, отвечал пушечным огнём, и в течение дня русские так и не смогли добиться господства своей артиллерии.

В 9 часов вечера Тотлебен решился на одновременный штурм обоих ворот. Князь Прозоровский с тремя сотнями гренадер и двумя пушками должен был атаковать Галльские ворота, а майор Паткуль такими же силами — Котбуские. Каждая из этих колонн имела в резерве 200 пеших и два эскадрона конных гренадер.

В полночь был дан сигнал атаки, несмотря на очень слабую артиллерийскую подготовку. Князь Прозоровский всё-таки взял Галльские ворота и закрепился там, но, не получив поддержки, к рассвету был вынужден отойти. Что касается Паткуля, то атака на Котбуские ворота оказалась неудачной.

После этого возобновилась бомбардировка, продолжавшаяся до утра. Было выпущено 655 снарядов, в том числе 567 бомб. Днём стало известно, что в город вошёл авангард принца Вюртембергского (7 эскадронов), а его пехота идёт к Берлину форсированными маршами. Это подкрепление составляло 5 тыс. чел.

Тотлебен отошёл к деревне Кёпеник, и вечером 4 октября у Котбуских и Галльских ворот оставались только казаки Цветиновича и Туроверова. Но к утру под натиском принца Вюртембергского им тоже пришлось отступить.

В этом неудавшемся набеге у русских вышло из строя 92 чел. и они потеряли 8 гаубиц. Ответственность за неудачу лежит прежде всего на Тотлебене. Почему, имея столь мало пехоты, он ещё и разделил её на две штурмовые колонны? Пытаясь оправдаться, в своих рапортах он то преувеличивал собственные потери, то утверждал, будто по городу было выпущено 6,5 тыс. снарядов, и обвинял Чернышева в неоказании ему помощи, хотя прекрасно знал, что этот генерал мог прийти в Кёпеник только 5 октября, да и сам Тотлебен просил лишь о том, чтобы «прикрыть ему спину». Поспешный штурм произошёл, несомненно, от нежелания делить с кем-либо славу успеха. Впоследствии Тотлебен утверждал, будто не форсировал штурм, опасаясь, что солдаты рассыплются по городу и ему не удастся собрать их. Впрочем, все его рапорты, относящиеся к этой осаде, являют собой смесь лжи и противоречий. По словам нашего военного агента при русской армии маркиза де Монталамбера, Тотлебен «расквасил себе нос о берлинские стены».

3 октября Чернышев занял Фюрстенвальде и, осознав все предстоящие трудности, запросил у главной квартиры в качестве подкрепления кавалерию Гаугревена, сообщая при этом, что со стороны Берлина слышна сильная канонада. 4-го он получил от Тотлебена просьбу о помощи людьми, пушками и снарядами. Всё это было отправлено к нему той же ночью в сопровождении двух пехотных полков. 5-го вечером Чернышев соединился в Кёпенике с Тотлебеном и принял на себя общее командование — сомнительное и оспариваемое, если учитывать трудный характер этого последнего. Одновременно была получена депеша от Фермора, сообщавшего, что к нему форсированными маршами идёт дивизия Панина.

Весь день 6-го ждали Панина, поскольку Фермор предписал ничего не предпринимать до его подхода. Кроме того, сообщалось и о скором прибытии австро-саксонского корпуса под командою Ласи. Поэтому русский генерал ограничился лишь рекогносцировкой правого берега Шпрее.

Принц Вюртембергский, в свою очередь, приказал генералу Хюльзену ускорить движение к Берлину через Потсдам, и вскоре казачьи разъезды обнаружили приближение первых прусских отрядов силою в 5 батальонов и 12 эскадронов.

7 октября Чернышев получил депешу Панина, который после перехода в 30 вёрст прибыл в Фюрстенвальде и в тот же вечер должен был подойти к Берлину. Чернышев решил атаковать принца Вюртембергского и в случае успеха штурмовать восточные предместья. Тотлебену он отводил лишь вспомогательную роль для отвлекающего манёвра на левом берегу. Но Тотлебен ради сохранения своей независимости воспользовался тем обстоятельством, что между ним и его непосредственным начальником, Чернышевым, текла Шпрее. В тот же день, не дожидаясь прибытия Ласи, он возобновил штурм западных предместий и снова разделил свои эскадроны и батальоны между Котбускими и Галльскими воротами. Однако господствующие над ними высоты были уже заняты принцем Вюртембергским. Тем не менее после трёхчасовой канонады Тотлебен принудил его укрыться за городскими стенами.

Как раз в этот момент со стороны Потсдама подошёл Хюльзен, и Тотлебен атаковал его своей кавалерией и гренадерами, оставив часть войск для наблюдения за городскими воротами. В боевом порыве он далеко опередил свою пехоту и, не имея её поддержки, был отброшен. Тотлебен уже намеревался возобновить атаку, когда одновременно появились авангард Клейста и корпус Ласи. Но он не хотел ждать помощи австрийцев и бросился на Клейста. Неподалёку от Темпельгофа завязалась беспорядочная схватка, не принёсшая перевеса ни одной из сторон. Русские потеряли четыре пушки, которые потом были отбиты казаками, однако исход боя решили австрийские эскадроны, отбросившие Клейста.

Тотлебен пришёл в ярость, увидев появление Ласи — получалось, что, хотя ему и удалось действовать почти независимо от Чернышева, он получал себе в качестве командира австрийского генерала, поскольку этот последний, имея 14 тыс. чел., вполне естественно становился старшим начальником и отнимал у него славу покорителя Берлина. Ему оставалось только возвратиться на свои позиции перед воротами предместий и не обращать внимания на первые приказы Ласи. Благодаря этому весь корпус Хюльзена смог уже к вечеру войти в город.

Тем временем Чернышев действовал на правом берегу Шпрее. Заняв высоты Лихтенберга, он поставил там шестипушечную батарею и начал обстреливать пруссаков, которые под угрозой кавалерийской атаки не стали ждать штыкового удара и укрылись в восточных предместьях.

Вечером появился Панин, приведший 5 эскадронов кирасир и 6 гренадерских рот. Он сообщил, что его главные силы подойдут только к утру 9 октября.

8 октября молдавские гусары и казаки Краснощекова заняли позиции на лесистом и болотистом правом берегу Шпрее. На левом берегу оставался Тотлебен, всё там же, перед Котбускими и Галльскими воротами. 14 тыс. австрийцев расположились лагерем у Лихтенфельде.

В этот день Чернышев намеревался атаковать принца Вюртембергского и штурмовать восточные предместья. Однако прибытие корпуса Клейста увеличило силы пруссаков до 14 тыс. чел., из которых 16 батальонов и 20 эскадронов принца находились на правом берегу, а 10 батальонов и 21 эскадрон под командою Хюльзена — на левом. Союзники имели против них 15,5 тыс. русских на правом берегу, а по левому — ещё 4,4 тыс. русских вместе с 14 тыс. австрийцев и саксонцев. Обладая Берлином, пруссаки могли легко перебрасывать свои войска с одного берега на другой, так что союзники, разделённые рекой, всегда оказывались перед неприятелем в равном числе. Кроме того, их ослабляли разногласия русских и австрийцев, а также соперничество командиров — Тотлебена с Ласи и Чернышевым.

Чернышев был совершенно подавлен. Он собрал военный совет, на котором присутствовали только генерал Панин, генерал квартирмейстер барон Эльмпт и французский военный агент маркиз де Монталамбер. У этого последнего мы и заимствуем описание того, что происходило во время заседания совета. Чернышев, обеспокоенный усилением пруссаков и опасаясь на завтра же нападения всеми их силами при затруднительном сообщении с русскими и австрийцами, стоявшими на левом берегу, «предложил тотчас же ретироваться к Кёпенику, дабы выиграть время для договорённости с графом де Ласи; кроме сего, у него оставалось провизии всего на один день. В заключение он спросил, каково на сей счёт моё мнение». Вот что отвечал ему маркиз:

«Я сказал, что дальнейшее пребывание на позиции перед Берлином, по моему мнению, сопряжено с множеством неудобств, особливо после прихода генералов Хюльзена и Клейста. Однако же ретирада к Кёпенику представляется мне куда более невыгодной, не говоря уже о постыдности такового манёвра, поелику оный поставит графа де Ласи под удар всех неприятельских сил и неизбежно вынудит его ретироваться во избежание слишком неравного сражения. И в таковом случае подвергается риску вся сия операция. Наконец, я присовокупил, что полагаю за наилучшее атаковать неприятеля на рассвете, упредив о таковом решении графа де Ласи… Мнение же двух других участников было скорее в пользу ретирады, нежели сражения, без окончательной, однако, определённости. Сие заставило меня несколько раз возвращаться к своему мнению, и в конце концов мне удалось всё-таки доказать свою правоту. Граф Чернышев решился на штурм и тут же написал о сем графу де Ласи…»[349]

Чернышев изготовился к завтрашнему штурму, разделив войска правого берега на четыре колонны: 1-ю Пальменбаха, 2-ю Лебеля, 3-ю князя Долгорукого и 4-ю Нуммерса. Во главе каждой колонны, построенной как во времена фельдмаршала Миниха и осады Данцига, стояли гренадерские роты. Сначала надо было захватить соседние с крепостной стеной ворота и затем штурмовать восточные предместья. Кавалерии надлежало прикрывать колонны против атак прусских эскадронов, а полевой артиллерии — вести интенсивный огонь по всем неприятельским позициям; полковые пушки должны были следовать за своими полками. Тяжёлый обоз и все нестроевые части укрылись в лесу Фридрихсфельде, лошади в полной готовности были запряжены в фургоны и телеги на случай поспешного отступления. Сигнал атаки тремя брандкугелями[350] назначался на семь часов утра. Всем командирам корпусов рекомендовалось «сию атаку наисовершеннейшим образом произвесть и всякой в своей части наиспособнейшее к тому промыслить и исполнить…», заслужить тем высочайшую милость императрицы и «удержать ту славу и честь, которую оружие монархини российской чрез долгое время сохранило»[351]. И командиры, и солдаты были преисполнены боевым духом. «Невозможно довольно описать, — пишет Чернышев в своём рапорте, — с какою нетерпеливостью и жадностью ожидали войска сей атаки; надежда у каждого на лице обозначалась…»[352] Солдаты подходили к причастию с глубоким чувством благоговения, после чего доставали из мешков белые рубахи, чтобы «встретить смерть по русскому обычаю».

Совершенно противоположная перемена произошла на совете прусских генералов. 8 октября принц Вюртембергский решил начать сражение с Чернышевым. Но в последующую ночь он и его коллеги испугались численного превосходства неприятеля при невозможности получить какие-нибудь новые подкрепления, а также всех ужасов для города в случае успешного штурма. Было решено, что войска, приведённые Клейстом, Хюльзеном и принцем Вюртембергским, отступят под покровом ночи к Шпандау и Шарлоттенбургу. Генералу Рохову поручались переговоры о военной капитуляции, но лишь в отношении его собственного слабого гарнизона. Судьба гражданского населения и принадлежащего ему имущества была оставлена на попечение ратуши.

Тотлебен всё ещё занимал позиции перед Котбускими и Галльскими воротами, служа как бы заграждением между городом и австрийской армией, и отнюдь не оставлял мысль о реванше у графа Ласи, который мог отобрать у него славу единственного победителя. Пользуясь своим благоприятным положением, без ведома австрийского генерала и даже самого Чернышева, он вступил в переговоры о капитуляции. Несомненно, у него были свои люди в городе, не говоря уже о его приятеле, богатом купце Готцковском. Но, казалось, подход Хюльзена и принца Вюртембергского лишал его всякой надежды на успех, ведь он ещё не знал о решении, принятом на прусском военном совете. Разве мог он предположить, что Хюльзен и принц шли так далеко (из Саксонии и Померании) единственно ради того, чтобы признать невозможность защищать Берлин?

В ту же ночь на 9 октября Тотлебен послал Рохову новое требование о сдаче города, но излишне поторопился, поскольку комендант должен был держаться до полного ухода всех подкреплений. Поэтому к часу ночи трубач возвратился с новым отказом. Тотлебен, придя в полное недоумение, приказал сделать несколько пушечных выстрелов по городу. В три часа майор Вегер и ротмистр Вагенгейм подошли к Котбуским воротам с предложениями Рохова — к этому времени подкрепления уже покинули город. Остаётся вопрос: каким образом командовавший разведкой и передовыми отрядами Тотлебен мог ничего не видеть и ничего не знать о всех этих передвижениях?

Тем временем предупреждённые комендантом горожане собрались в ратуше. Военный совет оставил муниципалитету право выбора — перед кем капитулировать, австрийцами или русскими. Именно тот самый купец Готцковский, похвалявшийся своими хорошими отношениями с Тотлебеном, склонил всех в пользу последних. Тотлебен действительно долго жил в Берлине, и у него было там немало друзей. Более того, прусская столица послужила убежищем для многих раненых и пленных русских, в том числе не только солдат и офицеров, но даже генералов. Жители гуманно обращались с ними, и они были помещены в домах самого Готцковского и других знатных горожан. Надеялись, что это послужит как бы охранной грамотой в глазах их соотечественников.

В четыре часа утра Роховом была подписана военная капитуляция: он сдавался в плен вместе со всем своим гарнизоном и военным имуществом. Все пленные, независимо от национальности, освобождались. Сложившие оружие пруссаки также оставались на свободе под залог или на слово, хотя из 1200 чел. 700 было отправлено в Россию.

В пять часов пришёл черед гражданской капитуляции. Сначала Тотлебен оглушил горожан своими требованиями денег — 4 миллиона талеров или, как говорит Готцковский, «40 больших бочек золота». Но он уступил сначала до 1,5 миллиона, а потом до 500 тыс. наличными и одного миллиона векселями под гарантию заложников. В обмен на это послабление горожане выложили, 200 тыс. талеров в качестве douceur-geld, то есть награждения для солдат. Ратуша покорилась, послушавшись Готцковского, который обещал использовать всё своё влияние у русских генералов, чтобы добиться ещё большего уменьшения контрибуции ввиду крайней бедности жителей Берлина. Кроме того, Тотлебен гарантировал им личную безопасность и сохранность частного имущества, свободу торговли и пересылки почты, освобождение от постоев. К тому же было обещано не размещать столь страшные для обывателей нерегулярные части даже в предместьях.

Тотлебену удалось успешно завершить эти переговоры благодаря соблюдению величайшей тайны и посредничеству генерала Бахманна. Это был воистину триумф его ловкости и искусства интриги. В лагере Чернышева, как и в лагере Ласи, совершенно ни о чём не подозревали, когда в пять часов утра гренадеры Бахманна заняли Котбуские, Галльские, Потсдамские и Бранденбургские ворота.

Первыми почувствовали, что происходит нечто новое, стоявшие на левом берегу австрийцы. Заметив русских часовых у ворот западных предместий, они в ярости побежали туда, и им удалось вытеснить русский пост у Галльских ворот. Затем Ласи направил Чернышеву жалобу с требованием уступить ему ещё Потсдамские и Магдебургские ворота, а также выделить австрийскую долю контрибуции и douceur-geld. Как мы увидим, его раздражение зашло ещё дальше. Он посчитал для себя капитуляцию недействительной, ввёл войска в город и расположил их по домам жителей.

К Чернышеву почти одновременно прибыли курьер от Тотлебена и требования Ласи. Его войска стояли уже под ружьём, построенные в штурмовые колонны, ожидая трёх брандкугелей — сигнала к приступу. Около 5 часов командиры колонн прислали к нему своих адъютантов за последними распоряжениями. Армия трепетала от нетерпения. Приближались 7 часов — время штурма. Внезапно по фронту поражённых войск пронеслась весть — Берлин капитулировал!

Одной из первых забот Чернышева была та, которой пренебрёг Тотлебен — преследование прусской армии. Он приказал графу Панину вместе с молдавскими гусарами и казаками Краснощекова скакать по дороге на Шпандау. Но основная масса пруссаков была уже далеко, Панин догнал только обоз и арьергард Клейста, состоявший из 10 кирасирских эскадронов, одного пехотного полка, батальона волонтёров и нескольких егерских рот, — всего 3 тыс. чел. Гусары и казаки отважно бросились на кирасир, опрокинули их, но были задержаны прусской пехотой, засевшей в придорожных дефиле. Здесь наконец появились присланные Тотлебеном сербские гусары, а затем и кирасиры с конногренадерами. Неприятель был сбит со всех позиций, а окружённый батальон волонтёров сдался в плен. Побеждённых преследовали до стен Шпандау. У русских было 25 убитых и 21 раненый; пруссаки потеряли 2 тыс. павшими или ранеными, тысячу пленными (из них более дюжины офицеров), 2 пушки, 30 фур и много лошадей. Весь арьергард Клейста был уничтожен. И если бы Тотлебен вовремя предупредил своего старшего командира, та же судьба постигла бы и корпус Хюльзена.

Переломом кампании 1760 г. стало взятие Берлина — столицы маркграфов Бранденбургских и первых трёх королей Пруссии. Тем не менее радость в войсках была омрачена иными чувствами. Поведение Тотлебена выглядело весьма сомнительным. Раздражённые австрийцы считали его успех обманом; саксонцы негодовали на столь благоприятные условия капитуляции, жалуясь, что не смогут теперь добиться справедливого возмездия за жестокости Фридриха II в Саксонии. Даже русские генералы и офицеры считали, что Тотлебен был слишком снисходителен к прусской столице. Подобное взятие совсем не походило на победу: не было ни благодарственного молебна, ни торжественного вступления войск. Чернышев ограничился лишь тем, что вместе с графом Ласи объехал пикеты в восточной части города, а в остальном как будто предоставил Тотлебену поступать по своему усмотрению. Ласи жаловался, что Тотлебен стал хозяином Берлина, отведя австрийцам роль то ли зрителей, то ли прислужников. Тотлебен следующим образом разделил douceur-geld (200 тыс. талеров): 75 тыс. экспедиционному корпусу, 25 тыс. корпусу Панина и по 50 тыс. для войск Чернышева и Ласи. Австрийцы и саксонцы остались недовольны, и в городе у них стали возникать конфликты с солдатами Тотлебена. Подобные раздоры ослабляли дисциплину. Вопреки запрету в город вошли войска всех армий. Вот что рассказывает Болотов:

«Солдаты, будучи недовольны ествами и напитками, вынуждали из обывателей деньги, платье и брали всё, что только могли руками захватить и утащить с собою. Берлин наполнился тогда казаками, кроатами и гусарами, которые посреди дня вламывались в домы, крали и грабили, били и уязвляли людей ранами. Кто опаздывал на улицах, тот с головы до ног был обдираем, и 282 дома было разграблено и опустошено. Австрийцы, как сами говорили берлинцы, далеко превосходили в сем рукомесле наших. Они не хотели слышать ни о каких условиях и капитуляции, но следовали национальной своей ненависти и охоте к хищению, чего ради принужден был Тотлебен ввесть в город ещё больше российского войска и несколько раз даже стрелять по хищникам. Они вламывались, как бешеные, в королевские конюшни, кои по силе капитуляции охраняемы были российским караулом. Лошади из них были повытасканы, кареты королевские ободраны, оборваны и потом изрублены в куски. Самые гошпитали, богадельни и церкви пощажены не были, но повсюду было граблено и разоряемо, и жадность к тому была так велика, что самые саксонцы, сии лучшие и порядочнейшие солдаты, сделались в сие время варварами и совсем на себя были не похожи. Им досталось квартировать в Шарлоттенбурге, городке за милю от Берлина отлежащем и славным по королевскому увеселительному дворцу, в оном находящемуся. Они с лютостью и зверством напали на дворец сей и разломали всё, что ни попадалось на глаза. Наидрагоценнейшие мебели были изорваны, изломаны, исковерканы, зеркала и фарфоровая посуда перебита, дорогие обои изорваны в лоскутки, картины изрезаны ножами, полы, панели и двери изрублены топорами, и множество вещей было растаскано и расхищено; но всего более жаль было королю прусскому хранимого тут и прекрасного кабинета редкостей, составленного из одних антик или древностей и собранного с великими трудами и коштами[353]. Бездельники и оный не оставили в покое, но все статуи и всё перековеркали, переломали и перепортили. Жители шарлоттенбургские думали было откупиться, заплатив 15 тыс. талеров, но они в том обманулись. Все их дома были выпорожнены, всё, что не можно было учесть с собою, переколото, перебито и переломано, мужчины избиты и изранены саблями, женщины и девки изнасильничаны, и некоторые из мужчин до того были избиты и изранены, что испустили дух при глазах своих мучителей.

Такое ж зло и несчастие претерпели и многие другие места в окрестностях Берлина, но все более от цесарцев[354], нежели от наших русских, ибо сии действительно наблюдали и в самом городе столь великую дисциплину …»[355]

Берлин пострадал меньше, чем его предместья. Тотлебену удалось установить некоторый порядок благодаря усилению русских караулов. Одни только королевские учреждения были преданы грабежу, но и те не разорены до основания, как предписывалось инструкциями Салтыкова и Фермора. Арсенал оспаривали друг у друга русские и австрийцы, причём последние хотели забрать всё только для себя. Тотлебен отдал им лишь 12 пушек и ещё возвратил захваченные у них пруссаками орудия. Всего там оказалось 143 пушки и 18 тыс. ружей. Ласи намеревался взорвать арсенал, но Тотлебен воспротивился этому, чтобы не нанести вреда городу. Он уже разрушил пороховые мельницы и затопил запасы пороха. Королевские мануфактуры мундирного сукна были опустошены, а сукна проданы по бросовым ценам. Уничтожены также монетный и литейный дворы. В королевской казне обнаружилось 60–100 тыс. талеров. «Были и такие негодяи, которые указывали неприятелю складочные места воинского имущества, однако значительно большее число горожан ревностно стремились уберечь королевскую собственность»[356].

Тотлебен совершенно явно покровительствовал берлинцам. Не было никакого сомнения в том, что он находился под влиянием Готцковского. Когда в день капитуляции генерал Бахманн въезжал в город через Котбуские ворота, он встретил там депутацию ратуши; «купец-патриот» сохранил для нас происшедший любопытный диалог:

«Офицер, ехавший впереди полка, вступил в ворота, спросил нас, кто мы такие, и, услышав, что мы выборные от Думы и купечества и что нам велено сюда явиться, сказал: «Тут ли купец Гочковский?». Едва опомнившись от удивления, выступил я вперёд, назвал себя и с вежливою смелостью обратился к офицеру: что ему угодно? «Я должен, — отвечал он, — передать вам поклон от бывшего бригадира, ныне генерала Сиверса. Он просил меня, чтобы я по возможности был вам полезен. Меня зовут Бахманн. Я назначен комендантом города во время нашего здешнего пребывания. Если в чём я могу быть вам нужен, скажите»»[357].

Когда Готцковский смог продолжить этот разговор в другом месте, он попросил, чтобы адъютанта Тотлебена поселили в его доме, и благодаря этому получил лёгкий доступ к самому коменданту Берлина. Однако он употреблял своё влияние лишь для предотвращения эксцессов, поддержания дисциплины, защиты жителей и их собственности. Готцковский добился наказания одного русского офицера, укравшего 100 талеров, — виновного на 48 часов привязали к жерлу пушки. По его ходатайству удалось сохранить охотничьи ружья, которые хотели конфисковать вместе с боевым оружием. Было отдано всего несколько сотен, да и то самых худших. Он спас от наказания розгами двух неосторожных журналистов — ограничились только сожжением их писаний рукою палача. Он же отговорил Тотлебена от особой контрибуции для евреев. Готцковский добился также того, чтобы заложниками вместо двух ратманов и знатных купцов для гарантии миллионного векселя были взяты чиновники, кассиры и два бедных еврея, Ицка и Эфраим. Болотов рассказывает, что «купец-патриот» день и ночь проводил на улицах или в прихожей Тотлебена. Влияние его было таково, что он мог склонить этого генерала к нарушению большинства имевшихся инструкций. Быть может, за всё своё снисхождение Тотлебен получил от прусского короля круглую сумму? Далее мы увидим, что это представляется весьма вероятным.

В своих записках Готцковский пишет лишь о том, что этот генерал вёл себя скорее как друг, а не как неприятель. Но об уходе русской армии он говорит всё-таки с радостным чувством освобождения: «12 октября вечером граф Тотлебен и войска его выбыли наконец из города и освободили дом мой, более походивший на скотный двор, нежели на жилище, после того, как русские наполняли его денно и нощно. Всё время должен был я довольствовать питьём и едою всякого, кто ко мне являлся. Прибавить надо ещё многие подарки, без которых не удалось бы мне исполнить то, что я исполнил. Чего всё это мне стоило, остаётся записанным в книге забвения»[358].

Весьма существенно помог смягчить тяготы оккупации ещё один человек — голландский посланник Дитрих Верельст. Он пристыдил русские и австрийские власти за беспорядки первого дня и остановил грабежи. Впоследствии Фридрих II благодарил его и даже удостоил графского титула[359].

Вернёмся, однако, к Фермору и главной русской армии.

28 сентября она перешла Одер и двинулась на Берлин. Ещё на пути Фермор послал кавалерию Гаугревена в подкрепление корпуса Чернышева. 29-го Румянцев вышел из Королата на Цюллихау, а 8 октября он соединился во Франкфурте с Фермором, который через два дня передал командование Салтыкову.

Фельдмаршал, обеспокоенный слишком рискованным положением своего экспедиционного корпуса в Берлине и сообщением о марше Фридриха II с семидесятитысячной армией к Шпрее, опасаясь, что его войска будут разбиты по частям, предписал Чернышеву отступить к Франкфурту. В ночь на 12 октября корпус Панина выступил из Берлина, а на следующий день за ним последовали Чернышев и Ласи под прикрытием Тотлебена. Последним ушёл генерал Бахманн. Вот что пишет об этом Болотов:

«…жители берлинские при выступлении наших и отъезде бывшего на время берлинским комендантом бригадиру Бахману подносили через магистрат 10 тыс. талеров в подарок, в благодарность за хорошее его и великодушное поведение; но он сделал славное дело — подарка сего не принял, а сказал, что он довольно награждён и тою честию, что несколько дней был комендантом в Берлине».

Во время отхода Салтыков пребывал в постоянном страхе — у него самого во Франкфурте было не более 20 тыс. чел. Наконец 14 октября вся армия со всеми берлинскими трофеями собралась в этом городе.

Взятие прусской столицы произвело фурор во всей Европе. Вольтер писал графу Ивану Шувалову: «Приход вашей армии в Берлин производит значительно большее впечатление, чем все оперы Метастазио»[360]. Союзные дворы и посланники не замедлили представить Елизавете свои поздравления, впрочем, навряд ли искренние. Австрийцы возлагали надежды на то, что ради чести и славы императорской армии она останется в Берлине и на великолепных винтер-квартирах в Бранденбурге. Поздравления приходили и после того, как город был оставлен русскими войсками.

Впрочем, у русских сохранилась некоторая гордость этой рискованной кампанией. В Зимнем дворце одна из картин, посвящённых Семилетней войне, изображает вступление армии в Берлин, а в Казанском соборе можно видеть ключи этого города. Маркиз Лопиталь в своей депеше от 5 ноября пишет, что «после набега на Берлин двор сей восприял тон излишней смелости, если не сказать дерзости». По его мнению, шансы на заключение мира ещё больше отдалились. Канцлер Воронцов охотно склонился бы к этому, однако молодой фаворит Иван Шувалов и Конференция увлекали царицу в противоположном направлении.

Фридрих II понёс тяжёлые потери: арсенал, литейный двор, наконец, магазины — всё это, стоившее стольких трудов и денег, было разорено. Его особенно унижало и раздражало то, что сам он сначала никак не верил в возможность взятия своей столицы. Катт не напрасно писал: «Можно просто помереть от его недоверчивости».

Тот же Катт даёт понять, что в окружении короля остро ощущали это несчастье. «Берлин стал лишь печальной тенью того, что было прежде». Хвалили Тотлебена: «Командир казаков, к счастью, держал в узде генералов Чернышева и Ласи»; ещё более превозносили голландского посланника; король говорил о нём со слезами на глазах: «Вся королевская фамилия, я сам и все пруссаки должны воздвигать достойнейшему сему министру алтари»; наконец, дифирамб купцу Готцковскому, «который с опасностью для жизни, рискуя тюрьмой, сделал всё возможное, чтобы предотвратить эксцессы». Впрочем, отдавали справедливость и русским: «Они спасли город от тех ужасов, которыми угрожали австрийцы». Именно на австрийцев был направлен гнев короля за «совершённые в столичных окрестностях неслыханные безобразия», к примеру, загрязнение нечистотами покоев короля и королевы в Шарлоттенбурге. Они даже разбивали статуи: «Варвары-готы творили то же самое в Риме»[361][362]. Но ещё больше возмущались саксонцами, наперед оправдываясь их зверствами в Берлине за то, что сами намеревались опять делать в Саксонии и Польше.

Петербургский двор возгордился берлинским успехом. А когда сочли уместным оправдаться в обвинениях Фридриха II, жаловавшегося на варварство русской армии[363], то в ноте «г-ну Кейту, чрезвычайному посланнику Его Британского Величества» с иронией и некоторой аффектацией были изображены преступления самого обвинителя, противопоставленные столь умеренным и человечным действиям России. И всё это с чувством некоторого злорадства своим триумфом и над королём Пруссии, и над его союзницей Англией:

«…Саксония лишилась большей части своих жителей, силою взятых в рекруты или уведенных по иным причинам в Бранденбургские Владения. Противоположно сему, ни единый человек не был взят из Пруссии (Восточной. — А.Р.), и обитателям сего Королевства платили даже из казны Её Императорского Величества за падший скот, дабы не было ни малейшей остановки в производстве работ.

Король Пруссии битьём, голодом и прочими жестокостями принуждает пленных переходить на его службу в нарушение исконной их присяги. Её Императорское Величество, напротив того, отпускает сих насильно взятых людей на волю и возвращает оных законным властям.

Взятие Берлина, каковое, по всей видимости, снова рассердило короля Пруссии, ещё раз отличает армию Её Величества и служит памятником её щедрости и благоволения, равно как и побуждением для короля Пруссии явить таковое же, как и Её Величества, великодушие и не помышлять о возмездии. Несомненно, всё сие население заслуживало кары за предпринятое оным напрасное сопротивление, но оно было пощажено, и солдатам не разрешили даже постой в обывательских домах, не считая той охраны, каковая давалась по собственным их просьбам. В противоположность сему, Лейпцигу, никогда не защищавшемуся от пруссаков, так и не выпала столь счастливая судьба.

Действительно, в Берлине были разрушены арсеналы, литейные дворы и ружейные мануфактуры, но ведь именно с таковою целию и была предпринята сия экспедиция.

Взятие контрибуции лишь повторяет общепринятые обычаи, и, по правде говоря, не стоит труда даже говорить об этом после тех огромных сумм, взятых пруссаками в Саксонии и в одном только граде Лейпциге.

До сего времени Всевышний неизменно благословлял оружие Её Императорского Величества, и хотя Императрица всецело полагается на божественную помощь, однако же и сама она никогда до сих пор не позволяла использовать свои войска для разрушения градов, у неприятеля взятых. Но ежели король Пруссии, не желая последовать таковому примеру Её Императорского Величества, вздумает злоупотребить каким-либо кратковременным своим успехом ради отмщения и особливо станет принуждать подданных своих, в военной службе не состоящих, браться за оружие, в таковых случаях последствия могут оказаться весьма пагубными и, несомнительно, будут отдалять, а не приближать восстановление толико вожделенного спокойствия.

А поелику г-н посланник при всех к тому оказиях выказывал достохвальное рвение к воцарению мира, здесь надеются, что из всего вышеизложенного он сделает соответственное употребление, как при своём, так и при прусском дворе, дабы предотвратить, по крайней мере, превращение и без того столь пагубной сей войны в ещё более жестокую»[364].

3 ноября 1760 г. Фридрих II взял у австрийцев реванш в кровавом сражении при Торгау.

Другая экспедиция русских — против Кольберга, оказалась не столь блестящей, как берлинская. 12 августа генерал Олиц с двенадцатитысячным корпусом вышел из Королата и должен был остановиться в Дризене в ожидании дальнейших приказов. Тем временем адмирал Мишуков привёл на кольбергский рейд флотилию транспортов с пятитысячным десантом. Крепость защищал полковник Гейде, против 17 тыс. русских у него было два батальона ландмилиции и 800 чел. гарнизона. Однако русской эскадре, которая 27 августа начала высадку десанта и бомбардирование Кольберга, препятствовал жестокий шторм. 6 сентября обстрел возобновился и была отрыта траншея. Совершенно неожиданно под стенами крепости появился генерал Вернер (5 батальонов и 8 эскадронов). Он маневрировал с такой смелостью и искусством, что сумел пройти в город. Обескураженные русские сняли осаду и погрузились обратно на суда, оставив неприятелю 22 пушки. Это настолько рассердило Конференцию, что она предала русских командиров военному суду. Впрочем, 21 ноября все они были оправданы.

После сосредоточения русской армии во Франкфурте 13 и 14 октября Салтыков перевёл её обратно на правый берег Одера. Он ожидал нападения Фридриха II, раздражённого разорением его столицы. Однако, как мы уже видели, король оборотился против Дауна. Напрасно прождав его на выгодной позиции у Циленцига, Салтыков 17 октября решился отдать приказ об отступлении на Варту, а затем и на Вислу. Это вызвало протесты со стороны польского короля и Дауна: они настаивали на том, чтобы, по крайней мере, к австрийской армии в Саксонии был направлен корпус Чернышева. Однако Конференция не согласилась с этим. Во время кампании 1760 г. русская армия претерпевала большие тяготы. Как обычно, недоставало фуража. Из-за крайней нехватки лошадей пришлось сжечь 55 фургонов и 54 понтона, так как их лошади были отданы артиллерии. 26 октября войска остановились на другом берегу Варты. 30-го вновь заболевший Салтыков опять передал командование Фермору. Однако уже был назначен его преемник — граф Александр Борисович Бутурлин. Весьма приближённый к царице, он не достиг, однако, высоких чинов и имел лишь первое старшинство среди генерал-аншефов. Поскольку не хотели назначить Фермора, а Румянцев считался слишком молодым, не оставалось никого другого. Бутурлин был членом Конференции и командующим на Украине. Впрочем, назначила его, конечно же, не сама Елизавета, а Конференция.

14 октября Бутурлин уведомил Фермора о своём намерении занять винтер-квартиры в Силезии и Померании. Однако, прибыв к армии, он всё-таки понял, что это невозможно, и приказал продолжать отступление на Нижнюю Вислу, где армия остановилась зимовать, как и в предыдущие годы.

Порой бываю резок в суждениях, и не всегда прав….

Альтернативная История? Возможно, но - нет!

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Русские священники и Первая Мировая война

    Первую Мировую войну развязала Германия. Ей эта война была очень нужна. Эта страна хотела ликвидировать превосходство Великобритании на морях, захватить ее колониальные владения и приобрести «жизненное пространство на Востоке» для быстро растущего германского населения. В случае победы Германия рассчитывала стать главным государством в Европе и вернуть ...
    -->
    71

    Проводы казаков и встреча их со службы

    Важным обрядом для казаков были проводы и встреча со службы. Этот обряд создали военная жизнь и воспитание. Обычай торжественно провожать и встречать казаков из походов, со службы, войны уходит своими корнями в далекое прошлое, еще в XVII в., когда совершались сухопутные или морские походы за «зипунами».По описанию К.К.Абаза: «Особенно часто схватывались казаки со сво...
    -->
    523
    alex-news.ru 16 февраля 13:21

    Битва за Северный Кавказ. Ч. 6. Яростный штурм Владикавказа

    Одновременно с наступлением дивизии Шатилова на Грозный войска Шкуро и Геймана двигались на Владикавказ. Ожесточённая 10-дневная битва за Владикавказ, и усмирение Осетии и Ингушетии привели к решительной победе Белой армии на Северном Кавказе.Штурм ВладикавказаЧрезвычайный комиссар Юга России Орджоникидзе предлагал, чтобы остатки 11-й армии (1-я и 2-я с...
    -->
    200
    Black Swan
    15 февраля 10:48

    Алексей Исаев о Красной Армии и Вермахте накануне 22 июня 1941 года

    ...
    -->
    1292

    Как Наполеон казаков переманивал

    Война — это не только сражения на полях, — это и состязание спецслужб. Спецоперации негласных баталий, которые лишь спустя много лет становятся достоянием широкого круга лиц.Как ни странно, но Наполеон хорошо знал историю восстаний Степана Разина и Емельяна Пугачёва. Был он знаком и с отличными боевыми качествами донских казаков. И посетила Наполеона «гениальная» мысл...
    -->
    528
    Wildgoose 11 февраля 10:17

    Журнал Боевых Действий 122-й дивизии (Кандалакшское направление), с 28-го сентября 1941 по 31-е декабря 1941 (часть 2)

    часть 2, а 1-я часть https://cont.ws/@wildgoose/1223120(примечание – WildGoose) записывал сокращения почти в полном объеме, Б) Кайралы писал через «Ы», писарь пишет через «А», В) огромная благодарность писарю дивизии в его практически полностью читаемом тексте. Г) переписал почти слово в слово, Д) часть слов писал полностью без сокращений ), Е) возможно при скане...
    -->
    390

    Битва при Асландузе

    Битва между русской и персидской армией, произошедшая 31 октября 1812 г. в ходе Русско-персидской войны 1804—1813. Имеющие двадцатикратное численное превосходство (30 тыс. против 1,5 тыс.) персы находились под предводительством царевича Аббаса-Мирзы. Русские, возглавляемые харизматичным Петром Котляревским, наголову разбили персов и вскоре перешли к штурму Ленкорани. ...
    -->
    1403
    Данил Савкин 9 февраля 18:38

    День в истории: 9 февраля - бессмертный подвиг «Варяга»

    Наверх, вы товарищи, все по местам!Последний парад наступает!Врагу не сдается наш гордый «Варяг»,Пощады никто не желает!Все вымпелы вьются, и цепи гремят,Наверх якоря подымают.Готовятся к бою орудия в ряд,На солнце зловеще сверкая!Слова этой известнейшей песни посвящены самому знаменитому событию русско-японской войны 1904-1905 гг. – подвигу крейсера «Варяг» и канонер...
    -->
    415
    Klopik Фитиль
    8 февраля 07:21

    Стрельцы – одно из лучших войск Европы своего времени

    В массовом сознании стрельцы предстают эдакими полудурками в красных кафтанах, заполошно мечущимися по кремлю с криками: «Живьём брать демонов!. Спасибо фильму «Иван Васильевич меняет профессию». Возможно, кто-то вспомнит из школьного курса истории, что Пётр Первый заменил стрельцов подразделениями по европейскому образцу – из-за якобы полной неэффективности и устарел...
    -->
    855

    Война с Наполеоном влетела России в копеечку!

    Начало XIX века ознаменовалось для России четырьмя войнами, которые шли на территории от Севера до Кавказа. Бюджет трещал по швам, и император Александр I сознательно нарастил эмиссию бумажных денег.Это плохо сказывалось на экономике и финансах, в частности, за один рубль ассигнациями давали всего 25 копеек серебром, зато армия достигла 1 миллиона штыков и казну не си...
    -->
    1128
    Алексей Турбин 5 февраля 12:14

    Второе чудо генерала Врангеля

    Русская Армия, действительно, не поддавалась диктату, несмотря на отчаянное положение… Наверное, не найдется в мире другого народа, который так умел бы осваивать самые непригодные к жизни территории, выживать в самых невозможных условиях, нежели народ русский. В подъяремной России выброшенные на верную смерть в тайгу, в холод, без пищи, крова и орудий т...
    -->
    733

    Когда Россия навсегда опередила Польшу.

    6 мая 1686 года между Россией и Польшей заключен «Вечный мир» — победой нашей страны закончилось более чем двухвековое соперничество за доминирование в Восточной Европе. Четыре столетия назад, в начале XVII века самым сильным государством в Восточной Европе по праву считалась не Россия, а Польша, точнее польско-литовское государство Речь Посполитая. Это была огромная...
    -->
    1265

    Вооружение казаков Всевеликого Войска Донского

    В XVI-XVII веках Дикое поле современники называли «край войны». Даже после создания Моздокской, а затем Кавказской укрепленной линий во второй половине XVIII в. донские станицы неоднократно подвергались нападениям со стороны калмыков и ногайцев. Противостоять внешней агрессии, а также отстаивать свою независимость от Московского государства Войско могло, только имея х...
    -->
    1289
    Василий Еремин
    30 января 11:33

    Правила приема в военные училища Российской Империи

    Система военно-учебных заведений, созданная в России в первой половине XIX в., была призвана обеспечивать армию и флот хорошо образованными офицерами. Кроме того, кадетские корпуса несли и важную социальную функцию, давая «путевку в жизнь» детям разорившихся дворян и сиротам погибших на войне офицеров. Для самих кадет и юнкеров получение военного образования было перв...
    -->
    1861
    alex-news.ru 29 января 19:18

    Бутафорские украинские государства времён Гражданской войны. Часть 1

    Украинская Народная РеспубликаВозникновение после Февральской революции в России и в период Гражданской войны бутафорских украинских «государств» и «советских республик» вызывает много вопросов. Действительно ли население Юго-Западного края России стремилось к самостоятельности? Или все это было искусственно спровоцировано? Почему череда взаимных предат...
    -->
    826
    y4astkoviu 28 января 18:19

    История Отряда особого назначения войск НКВД Одесского оборонительного района

    (Одесская милиция 1941)Участие работников милиции в обороне Одессы известно широкой общественности, а об участии курсантов Одесской школы милиции в обороне Одессы в 1941 году совсем не упоминается в исторической литературе. Более того, научные работники Краеведческого музея, Музея Южного оперативного командования и музея Одесского Пограничного отряда, к...
    -->
    1071

    Русско-турецкая война 1877-1878 годов

    Русско-турецкая война 1877—1878 годов — война между Российской империей и союзными ей балканскими государствами с одной стороны, и Османской империей — с другой. Была вызвана подъёмом национального самосознания на Балканах. Жестокость, с которой было подавлено Апрельское восстание в Болгарии, вызвала сочувствие к положению христиан Османской империи в Европе и особенн...
    -->
    1185
    belvpo.com Это наша жизнь
    21 января 16:46

    «Тигра» в лоб: советская суперпушка, которая не пошла в войска

    В 1942−1943 годах на фронте появились новые немецкие танки — «тигры» и «пантеры». Их лобовая броня не пробивалась самыми распространенными советскими противотанковыми орудиями калибра 45-мм. Причем «тигра» «сорокопятка» не брала даже в борт. Для противотанковых ружей этот танк был и вовсе почти неуязвим.К тому же новые модификации среднего танка Pz. IV обзавелись 80-м...
    -->
    1750
    alex-news.ru 20 января 17:23

    Как петлюровцы привели Малороссию к полной катастрофе

    Складывание режима петлюровцев и атаманщина (власть полевых командиров и их банд) практически сразу вызвали сопротивление на местах, направленное против Директории и политического лагеря УНР в целом. Смута в Малой России запылала с новой силой.Директория и её поражениеЗахватив власть, Директория первоначало пыталась идти левым курсом, в интересах рабочи...
    -->
    1188

    Дроздовский твердый шагом. 100 лет назад погиб «идеальный белогвардеец»

    Дроздовский твердый шагом. 100 лет назад погиб «идеальный белогвардеец» 100 лет назад 1(14) января 1919 года оборвалась жизнь человека, которого большинство представителей Белого Движения, сражавшегося на фронтах Гражданской войны с большевиками, считали его символом, нравственным ориентиром и источником вдохновения.В Ростове-на-Дону от последствий ранен...
    -->
    1652

    Спаситель Петербурга Петр Витгенштейн. ....

    Почему генерал Витгенштейн был популярнее Кутузова...5 января 1769 года родился герой Отечественной войны 1812 года, генерал-фельдмаршал Петр Витгенштейн.У нынешнего поколения россиян победа в войне 1812 года прочно ассоциируется с именем Михаила Илларионовича Кутузова.Любимец высшего светаНо в петербургских салонах времен Отечественной войны фельдмаршала больше крити...
    -->
    2817
    y4astkoviu 10 января 13:23

    Крымский конный полк

    Улица Эскадронная в Симферополе — образец одного из редких названий, сохранившееся более сотни лет и не переменившее свое название в годы войн и тоталитарных режимов. Сохранились улицы Пушкинская, Гоголевская, Аксаковская и эта, названная в честь расположенного когда-то тут Крымского конного Ее Императорского Величества Императрицы Александры Феодоровны...
    -->
    1031

    С Днём Победы в Великой Отечественной Войне 1812 г.

     День Победы в отечественной войне 1812 года. Рождество на Бородинском поле7 января 20197 января 2019 года на территории Бородинского музея в православный праздник Рождества Христова прошли торжественные мероприятия в честь празднования Дня Победы России над армией «двунадесяти языков» в войне 1812 года.Мероприятие организовано Бородинским музеем-заповеднико...
    -->
    4331
    IvBork 8 января 11:56

    Генерал о противостоянии русских с войсками НАТО в 99-м: «Погибать б не оставили»

    После событий в Югославии 99-го было много разных мнений.Особо стоило бы отметить экспертов и аналитиков либерального толка, которые убежденно заявляли, мол, случись британцам, после прямого приказа Кларка (американец, командующий НАТО) напасть на наш десант в Слатине, никто бы русским не помог.Более того, существуют особо циничные мнения, что даже если бы подавили со...
    -->
    1513
    OldSeaman 7 января 12:39

    Наполеон зверствовал в России не меньше Гитлера. Европейские фашисты образца 1812 года.

    В 1812 году европейская банда под предводительством Наполеона в очередной раз дружно пошла грабить и убивать Россию. Зверства «просвещённых» французов ничуть не уступали зверствам гитлеровцев во время другой такой же войны... Французы любили насиловать монахинь и тренироваться в стрельбе по иконам. Наполеон зверствовал в России не меньше Гитлера. В этом ...
    -->
    1602

    Построение боевых порядков для танкового дивизиона. Денис Суворов к обсуждению "Т-34" (2019, Алексей Сидоров)

    Денис Суворов в обсуждению фильма "Т-34" (2019, Алексей Сидоров) прислал информацию о построении боевых порядков для танкового дивизиона.Я внимательно прочитал. Но, вот не могу понять, как это можно применить для анализа фильма "Т-34" (2019, Алексей Сидоров). Может, есть читатели сведущие в тактике и смотревшие фильм и пояснят мне, ну заодно и другим таким же серым ка...
    -->
    1895

    Война миров 1812. Французские источники.

    Здесь нет никаких теорий или информации, которые бы противоречили официальной истории. Представлена переписка Наполеона I и Александра I из документов французских архивов. Однако выводы, которые можно сделать, прочитав документы и письма, просто шокируют. Мне и раньше приходилось слышать на Западе мнения, что Наполеон I шел освобождать Россию, а Россия нарушила догово...
    -->
    2172
    alex-news.ru 3 января 22:09

    Белая стратегическая конница. Рейд Мамонтова и борьба с ним. Ч. 1

    Конные корпуса и вершина эволюции кавалерии Красной армии — 1-я Конная армия – стали оргвыводом на те уроки, которые были даны красным белой стратегической конницей – 4-м Донским конным корпусом ВСЮР под командованием генерал-лейтенанта К. К. Мамонтова, совершившим в августе – сентябре 1919 г. свой знаменитый рейд по тылам Южного фронта.Как разворачивал...
    -->
    1661
    Стрелец 15 декабря 2018 г. 23:09

    1663. Острие удара.

    Утро пришло в Лагойск незаметно. Погасшие на улицах костры никто не возжигал, люди вывалили на улицы и меся снег с грязью и пытались понять что же им делать дальше. Народ собрался у Причестенской церкви, куда многие сбежались по набату - да так и не разошлись.- Надолго ль пришли русские ратники? - этот вопрос витал в воздухе и никто не знал на него отве...
    -->
    2657

    Очаковский триумф: великий финал (В.Гребцов)

    230 лет назад изнурительная осада Очакова, известная как «Очаковское сидение», завершилась всесокрушающим штурмом.Однако произошло это далеко не сразу. Уговоры немедленно штурмовать твердыню на Потёмкина не подействовали. Фельдмаршал настаивал, что надо беречь людские жизни, отговаривался опасностью мин, заложенных французами при перестройке турецкой кр...
    -->
    1870
    Klopik Фитиль
    25 декабря 2018 г. 14:26

    Что позволило Ивану Грозному взять Казань?

    К взятию Казани начал готовиться еще отец Ивана Грозного – Василий III. Это была далеко не только военная операция. «Гибридную войну» придумали не сегодня. Военные походы сочетались с вполне успешными попытками установить прорусскую власть внутри самого Казанского ханства, или как его называли на Руси – царства.В Казани боролись между собой за власть дв...
    -->
    3363
    Таймер Южнорусский Фронт
    22 декабря 2018 г. 11:22

    Очаковская виктория: начало великой драмы (В.Гребцов)

    Не так уж много людей знают, что День святого Николая — это ещё и день великой победы, непосредственно связанной с нашим регионом Северного Причерноморья.Правда, в восемнадцатом веке «Никола зимний», то есть 6 декабря по юлианскому календарю, соответствовал 17 декабря по более точному календарю григорианскому. И 230 лет назад, 6 (17) декабря 1788 года, ...
    -->
    2290

    Победа или смерть. 8 сражений, в которых судьба России висела на волоске

    Тысячелетняя история России состоит из длинной череды войн, сменявшихся краткими периодами мира. Борьба за право жить согласно собственным представлениям о добре и зле была жестокой. Не раз в русской истории были случаи, когда сам вопрос о сохранении государственности ставился на кон. Порой все должно было решиться в одной битве, которая определяла будущее. ...
    -->
    3272
    Алексей Турбин 18 декабря 2018 г. 08:32

    Забытые герои Великой войны: Николай Кокорин

    16 мая 1917 г. сразу пять немецких истребителей напали на один русский самолёт. Лётчик мужественно оборонялся, но силы были слишком неравны, неприятельская пуля пробила ему грудь, навсегда оборвав полёт русского аса… Николай Кириллович Кокорин родился 20 мая 1889 г. в деревне Лом Казанского уезда Казанской губернии в крестьянской семье. Окончив церковно...
    -->
    2199

    17 декабря (6 декабря ст.ст.) 1788 года русская армия под командованием князя Григория Потемкина штурмом взяла турецкую крепость Очаков.

    «Все приготовления закончили в ночь с 5 на 6 декабря. В 7 часов утра 6 декабря при 23-градусном морозе войска пошли на штурм Очакова. Генерал-майор Пален захватил турецкие земляные укрепления между Очаковым и замком Гассанпаши. Затем он послал полковника Ф. Мекноба к замку Гассан-паши, а полковника Платова - вдоль окопа. Войска Платова стремительно ударили в штыки и к...
    -->
    2586

    Орудия великаны

    или Как развитие крупнокалиберной артиллерии упёрлось в свой пределСумрачный германский гений стремился обойти всех по мощности своих орудий.Идёт Большая, позже названная  Первой мировой, война. Замысел подвергнуть Париж артиллерийскому обстрелу, продемонстрировав тем самым свою военную мощь, и морально воздействовать на французов возник в кай...
    -->
    2500
    Klopik Фитиль
    17 декабря 2018 г. 07:22

    Жестокая битва за "южный Кронштадт"

    230 лет назад, 17 декабря 1788 года, русская армия под командованием князя Потемкина взяла штурмом турецкую крепость Очаков на побережье Чёрного моря рядом с устьем Днепра. Бой был жестоким – весь турецкий гарнизон уничтожили. Взятие этой стратегической крепости позволило России окончательно закрепиться в Северном Причерноморье.ПредысторияУсилившаяся Российская импери...
    -->
    2284

    «Падение Плевны решало весь вопрос войны» /RP/

    Статья к  очередной годовщине взятия русскими войсками османской твердыни, бывшей ключом к Константинополю. «Падение Плевны решало весь вопрос войны»28 ноября (старый стиль) 1877 года русскими войсками была взята Плевна (Плевен). Четыре долгих месяца осады и четыре штурма потребовалось для взятия османской твердыни, приковавшей к себе главные силы Русской ар...
    -->
    2662
    Командор Военный параД
    9 декабря 2018 г. 19:57

    Русско-японская война 1904-1905 годов. "Маленькая, победоносная война ..."

    Ненужная войнаПринято считать, что русско-японский конфликт, перетекший затем в тяжелую и вовсе бесславную для нашей страны войну, был России совершенно не нужен. Однако утверждение это едва ли соответствует в полной мере действительности. Любой из нас очень редко (и, как правило, лишь в обстоятельствах совершенно кризисных) может точно и с полной уверенностью определ...
    -->
    2175
    Steppard 24 ноября 2018 г. 10:54

    Чёрное знамя Победы

    История отечественного флага берёт начало с 1380 года, когда князь Дмитрий Донской выступил против Мамая под знаменем черного цвета. "Князь же великий, увидав свои полки достойно устроенными, сошел с коня своего и пал на колени свои прямо перед большого полка черным знаменем, на котором вышит образ владыки I. Христа, и из глубины души стал взывать громог...
    -->
    2057
    Серж Хан 21 ноября 2018 г. 17:55

    С чего начиналось присоединение Крыма

    250 лет назад, 10 ноября 1768 года, Османская империя объявила войну империи Российской. Екатерина II почти три недели ждала, пока турки образумятся, но вынуждена была ответить. По итогам шестилетней кампании началось поэтапное присоединение Крыма к нашему государству. Однако только территориальными приобретениями дело не ограничилось. Именно в эту эпох...
    -->
    3463
    IvBork 20 ноября 2018 г. 16:56

    Десантник который не сдался. Помним

    Когда над головой свистят пули, когда смерть незримо носится рядом, забирая твоих соратников, все время пытаясь заглянуть тебе в глаза, тогда понимаешь, как тонка грань между жизнью и небытием.Идет бой. И в каждом его мгновении ты, должен быть быстрее и умнее врага. Опережать его на шаг, предугадывать действия. На войне цена ошибки - чья-то жизнь.Идя в атаку и прожива...
    -->
    4329

    «Трехдневный поиск голодных, полунагих французов»: бой под Красным

    Довольно-таки объемный отрывок  из книги "Загадки истории. Отечественная война 1812 года", за авторством И.А. Коляды, описывающий второе сражение Русской Императорской армии и Великой армии Наполеона у города Красный (ныне посёлок в 45 км к юго-западу от Смоленска), в ноябре 1812 года. Следует отметить, что в силу своего географического положения данный горо...
    -->
    3166
    Сергей Тихонский 13 ноября 2018 г. 18:49

    Военные авантюры Николая Второго

    В девятнадцатом столетии России не везло на войны – исключая победу над Наполеоном, остальные крупные кампании, как крымская, так и турецкая, унесли массу сил и жизней, но не послужили ни к славе, ни к пользе. В крымской войне Россия была откровенно бита, а в турецкой, как большинством признавалось, серьезные внешнеполитические цели так и не были достигнуты.Пожалуй, е...
    -->
    3347
    Надежда Секерина 12 ноября 2018 г. 13:28

    Русский солдат в первой мировой войне.

    Русский солдат по воспоминаниям участника Смольникова Романа Дмитриевича и записанных Тамарой Линчук (Секериной)Мы учили на уроках истории, что Первая мировая война была захватнической, несправедливой, России не стоило вступать в нее. Только через 100 лет начала открываться правда, что Россия в Первой мировой войне сражалась за свои границы, за их безопасность, з...
    -->
    2470

    26 октября (7 ноября) 1812 г. русские войска освободили от французов Дорогобуж и Витебск.

    26 октября (7 ноября) 1812 г. русские войска освободили от французов Дорогобуж и Витебск. Армейский партизанский отряд Дениса Давыдов направился форсированным маршем к Смоленску.Авангард Главной армии генерал-фельдмаршала светлейшего князя Голенищева-Кутузова под началом генерала Милорадовича, накануне настигший арьергард неприятеля под командованием маршала Нея у Дор...
    -->
    2823
    piterbooks 19 октября 2018 г. 15:47

    Разведопрос: "Войны конца Российской империи. Предисловие Дмитрий GOBLIN Пучков"

    «Войны конца Российской империи» — книга о двух важных для России войнах: Русско-японской и Первой мировой. Обе оказали колоссальное влияние на дальнейшее развитие нашей страны.В Русско-японской войне Россия не просто потерпела поражение, а показала отставание в военном плане от ведущих мировых держав. Если в начале Первой мировой войны у населения был мощный патриоти...
    -->
    4613
    Grand «Я Родился в СССР»
    17 октября 2018 г. 08:22

    Лейпцигская гекатомба

    Ровно 205 лет тому назад 16 октября 1813 года началась знаменитая битва под Лейпцигом - крупнейшее сражение в истории планеты Земля вплоть до мировых войн ХХ века. В этом трехдневном сражении азартно убивали друг друга более полумиллиона (!) солдат и офицеров, воевавших под знаменами большинства государств тогдашней Европы. Лейпциг обычно называют "битв...
    -->
    6369

    КИНБУРНСКАЯ КОСА СОТВОРИЛА ЧУДЕСА// Фрагмент исторического романа-хроники «Калиакрия»/RP/

    Отрывок из романа-хроники «Калиакрия», повествующий об одном из самых ярких эпизодов долгой военной карьеры Александра Суворова, которым является Кинбурнская эпопея, развернувшаяся на побережье Черного моря. КИНБУРНСКАЯ КОСА СОТВОРИЛА ЧУДЕСАНа юге России в это время спешно формировались сразу две армии – Украинская и Екатеринославская. Первой назначалась второсте...
    -->
    2920
    Grand «Я Родился в СССР»
    12 октября 2018 г. 10:37

    Этот день в истории: 12 октября 1787 года — бой на Кинбурнской косе

    12 октября 1781 года русские войска под командованием генерал-аншефа А.В. Суворова разбили турецкий десант на Кинбурнской косе (ныне Николаевская область). Турецкая попытка создать плацдарм для восстановления контроля над Крымом была сорвана. Нападение османских сил на Кинбурнскую крепость практически явилось самым первым крупным боевым эпизодом русско-т...
    -->
    3815
    Ирина Репьёва 27 сентября 2018 г. 17:18

    Царский Крестный ход: 95-ый день пути. Посёлок Бугры, Ленинградская область.

    14 сентября 2018 года Царский Крестный Ход зашёл в посёлок Бугры, расположенный на выезде из Санкт-Петербурга.  Надо сказать, что это поселение возникло только в девятнадцатом веке, но сама местность впервые упоминается в документах в 1500 году. Буграми посёлок назван потому, что здесь начинается переход к возвышенности Карельского перешейка.  ...
    -->
    6106
    Сармат
    7 сентября 2018 г. 14:37

    "...Недаром помнит вся Россия про день Бородина..."

    206 лет назад, 26 августа (7 сентября) 1812 года у села Бородино, в 125 км на запад от Москвы состоялось Бородинское сражение (во французской истории Bataille de la Moskova – сражение на Москва-реке), которое было крупнейшим в Отечественной войне 1812 года между русской и французской армиями. Наполеон I Бонапарт так отозвался о нем: «Из всех моих сраже...
    -->
    3096

    Бородино.

     "Не один Наполеон испытывал то похожее на сновиденье чувство, что страшный размах руки падает бессильно, но все генералы, все участвовавшие и не участвовавшие солдаты французской армии, после всех опытов прежних сражений (где после вдесятеро меньших усилий неприятель бежал), испытывали одинаковое чувство ужаса перед тем врагом, который, потеряв половину войска, ...
    -->
    4682
    ЛёрЫчЪ-РУС (Валерий ЮрЬевич) 2 сентября 2018 г. 20:17

    Реконструкция Бородинского сражения...

    В Подмосковье отпраздновали 206-ю годовщину Бородинского сражения ==============================А я Вас приглашал:Скоро Бородинская Битва.... https://cont.ws/@vmrus1/1045806Экскурсия на Бородинскую Битву от ЛёрЫча:Бородинское Поле – Поле Русской воинской славы…. https://cont.ws/@vmrus1/225889============================...
    -->
    5343

    Артиллерия в сражении при Гросс-Егерсдорфе. Исторические свидетельства./RP/

    Выдержки из документов, проливающие свет на роль артиллерии в сражении при Гросс-Егерсдорфе. Дабы не мучить описанием диспозиции и хода этого достаточно известного сражения, вырезал из оригинала все лишнее...Журнал военных действии С.Ф.АпраксинаО сражении при Гросс-Егерсдорфе 1757 августа 19(фрагмент доклада о ходе сражения описывающий участие артиллерии)…Бригады...
    -->
    3885

    Скоро Бородинская Битва....

    1–8 сентября 2018 года в Музее-заповеднике «Бородинское поле» состоится самое долгожданное событие для всех, кто любит историю:Международный военно-исторический фестиваль, посвященный 206-й годовщине Бородинского сражения.Мероприятие проходит при поддержке Министерства Культуры Российской Федерации, Российского военно-исторического общества и Международной военно-исто...
    -->
    6665
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика