• РЕГИСТРАЦИЯ

КИНБУРНСКАЯ КОСА СОТВОРИЛА ЧУДЕСА// Фрагмент исторического романа-хроники «Калиакрия»/RP/

0 5127

Отрывок из романа-хроники «Калиакрия», повествующий об одном из самых ярких эпизодов долгой военной карьеры Александра Суворова, которым является Кинбурнская эпопея, развернувшаяся на побережье Черного моря. 

КИНБУРНСКАЯ КОСА СОТВОРИЛА ЧУДЕСА

На юге России в это время спешно формировались сразу две армии – Украинская и Екатеринославская. Первой назначалась второстепенная, наблюдательная роль: охранять безопасность наших границ и покой в Польше, прикрываясь с её стороны и прикрывая ее от турецких покушений; а также служить связью между назначенными к наступательным действиям армиями – Австрийской и нашей Екатеринославской. Последняя должна была овладеть Очаковом, перейти Днестр, очистить весь район до Прута и, в соединении с Австрийцами, подойти к Дунаю. Отдельный корпус генерал-аншефа Текелли стоял в готовности на Кавказе.

В преддверии будущих боев Потемкин вспомнил и о запорожских казаках. Дело в том, что некогда единая Сечь раскололась. Часть казаков остались в России и готовы были верой правдой служить Отечеству. Другая часть, переметнулась к туркам, за что султаном им была обещана новая Сечь на Дунае.

Потемкин писал 25 декабря 1787 года Екатерине: «...Я стараюсь переманить от них (турок – В.Ш.) запорожцев, которые им служат проводниками и без которых бы они не смели соваться. Я собрал до 500 казаков пеших, которые прежде у меня были на Дунае. Они так полезны в устье Днепра, что турецкие разъезды не будут сметь показываться малыми лодками. Сидор Белой у них атаман. Названы они – верное казацкое войско, в оппозицию тем, кои у турков. Просят они меня, чтобы исходатайствовать им землю, а именно в Керченском куту или на Тамани. Сие будет весьма полезно. Они будут префадою от черкес, и мы через сие избавимся от худых хлебопашцев. Из них уже большая часть женаты, то заведут тамо порядочные селения, много и из Польши к ним пристанет».

Не дожидаясь ответа из Петербурга, светлейший своею властью утвердил Билого кошевым атаманом Войска верных казаков. В войске налицо было семь тысяч бывших запорожцев. Половина из них были конями и имели атаманом Захария Чепигу, над остальными морскими казаками атаманствовал генеральный судья Антон Головатый. Казацкий флот в пять десятков чаек и «дубков» получил гордое наименование Черноморской казацкой флотилии.

Важнейшим районом обороны считался херсонско-кинбурнский, как прикрывавший Крым. Этот участок обороны был поручен генерал-аншефу Суворову с двадцатью пехотными батальонами и четырьмя десятками эскадронов.

Современник так вспоминает о внешнем виде Суворова: «Он был невысок ростом; имел большой рот; лице не совсем приятное – но взор огненный, быстрый и чрезвычайно проницательный; весь лоб его покрыт был морщинами, – и никакие морщины не могли быть столь выразительны; на голове его, поседевшей от старости и трудов военных, осталось весьма немного волос… Сапоги с раструбами, худо лакированные, худо сшитые, широкие раструбы выше колен, исподница из белого канифаса; камзол из такой же материи, с зелеными китайчатыми или полотняными обшлагами, лацканами и воротником; белый жилет, маленькая каска с зеленою бахромою – таков был наряд героя… во всякое время года…»

Суворов был уже хорошо известен к тому времени как строгий, но заботливый начальник, отлично знающий военное дело. Его причуды, предельная простота в обращении, не показная близость к солдату и глубокое понимание солдатской души делали никогда не побежденного генерала идолом войск.

Историк А. Петрушевский о стратегическом значении Кинбурна писал так: «На длинной песчаной косе, вдающейся насупротив Очакова в море, верстах в восьми от её оконечности, лежала крепость Кинбурн, занимавшая всю ширину косы от севера к югу, так что высадка возможна была только с востока и запада. Крепость была незначительная, представляла очень мало условий к упорной обороне и только с восточной стороны верки её заслуживали некоторого внимания. Валы и рвы Кинбурна имели слабый профиль; перед рвом тянулся гласис, который с северной стороны почти доходил до Очаковского лимана, а с южной до Черного моря. Между тем положение Кинбурна было важно; эта незначительная крепостца очень затрудняла вход в Днепр и не допускала прямого сообщения Очакова с Крымом. Такое значение Кинбурна не могло ускользнуть от внимания образованных французских офицеров, руководивших действиями турок, и потому надо было ожидать с их стороны серьезного предприятия против этого пункта, Понимал это конечно и Суворов, сосредоточивший на косе довольно значительные силы, да и Государыня не хуже кого-либо разумела важность удержания Кинбурна в наших руках, и очень озабочивалась его участью. Сентября 23 она пишет Потемкину: «молю Бога, чтобы вам удалось спасти Кинбурн»; 24 сентября; «хорошо бы для Крыма и Херсона, если бы можно было спасти Кинбурн»; 9 октября, до получения известия о кинбурнской победе: «пиши, что с Кинбурном происходит; в двух письмах о нем ни слова; дай Боже, чтобы вы предуспели в защищении». Екатерина указывала Потемкину на недостаточность пассивных мер, на необходимость наступательных операций для спасения Кинбурна и Крыма. Допуская возможность взятия Кинбурна турками, она в одном письме говорит: «не знаю, почему мне кажется, что А. В. Суворов в обмен возьмет у них Очаков».

С начала августа Суворов находился, в Херсоне. Согласно плану обороны генерал-аншефу Суворову предписывалось прикрывать Херсон и оборонять побережье от Буга до Перекопа. Войска его стояли по обе стороны Днепра. Полки только что пополнили рекрутами, которые еще ничего не умели, и пока от них было больше мороки, чем пользы. В войсках свирепствовала дизентерия и лихорадка. Но готовить войска к войне было все равно надо.

Ключ к захвату Херсона – Кинбурнская коса. А потому турки постараются начать, прежде всего, именно с нее!

На косе стояла небольшая крепостица с четырьмя десятками пушек, прикрывавшая вход в Днепр. Там стояли в готовности четыре пехотных и два казачьих полка под началом старого соратника Суворова еще по Козлуджи генерал-майора Ивана Река

Турки имели обыкновение ежегодно высылать эскадру к Очакову. Однако на этот раз в очаковские воды пришел весьма большой флот, что было весьма подозрительно. Однако в остальном все было тихо. За долгие мирные годы между Очаковским сераскиром и кинбурнскими начальниками давно установились соседские отношения. 18 августа в Очаков из Кинбурна, как это нередко бывало, был послан по каким-то обычным делам полковник Ефим Булгаков, кузен посла в Турции. Принимавший Булгакова паша выглядел взволнованным. Без долгих разговоров он велел всем присутствующим удалиться, и когда за последним закрылась дверь, спросил:

– Есть ли в Кинбурне какие-либо важные новости?

Да нет, никаких новостей нет. Все как обычно! – пожал плечами Булгаков.

К сожалению, у нас новости есть! – качнул тюрбаном сераскир и вздохнул.

Почему, к сожалению? – напрягся полковник.

Порта объявила России войну и брат ваш уже сидит на цепи в Едикуле! Мы с вами видимся, вероятно, уже в последний раз! Мой телохранитель выведет вас из крепости. Да смилуется Аллах над всеми нами!

Вернувшись в Кинбурн, полковник Булгаков немедленно известил о новости генерала Река, тот срочно отправил письмо в Херсон Суворову. Тот, не дожидаясь официальных известий, немедленно заложил для защиты гавани Глубокой и Херсона шесть земляных батарей и вооружил их орудиями.

13 августа Турция объявила России войну. 7 сентября Екатерина Вторая издала манифест о принятии дерзкого вызова.

Тем временем турки придвинулись от Очакова к Кинбурну и открыли по крепости бомбардировку, которая продолжалась несколько дней без перерыва. Вреда от этого особого не было. Впрочем, все понимали, что это только начало. Главные же силы Екатеринославской армии во главе с Потемкиным были еще далеко и только начали движения к турецким границам. К тому же Потемкин в это время из-за трагедии Черноморского флота пребывал в угнетенном состоянии, и на его помощь рассчитывать не приходилось.

12 сентября от стоящего под Очаковом турецкого флота отделились одиннадцать канонерских шлюпок и бомбарда. Подойдя к Кинбурнской косе, они открыли огонь по береговым укреплениям, повредив несколько строений и убив несколько человек. Через полчаса в ответ ударили крепостные орудия. Огонь был на редкость точен. Турки несли большие потери, но огрызались.

Перестрелка продолжалась всю ночь, а утром следующего дня на косу высадилось более 700 турок. Первыми неприятеля встретили донские казаки, приведшие турок в смятение, затем подоспели мушкатеры генерала Река. Бой был ожесточенный и кровопролитный. Наши выдержали атаку турок, а затем и сами ударили в штыки. Десант был разгромлен, и уйти не удалось никому. В довершение всего ближе к ночи от удачного выстрела разорвало в клочья турецкий линейный корабль. Разорванные человеческие тела находили за несколько миль от места взрыва. Лишь наступившее безветрие спасло турецкую эскадру от пожара.

14 сентября на Кинбурн примчался верхом сам Суворов. За себя в Херсоне он оставил генерал-поручика Бибикова.

Это была лишь проба сил! Главные события еще впереди! – сказал генерал-аншеф, выслушав доклад о минувшем сражении Ивана Река.

Контр-адмирала Мордвинова генерал-аншеф просил двинуть Лиманскую эскадру для прикрытия крепости, но тот, по своему обыкновению, отмолчался, но корабли к косе не направил.

Между тем 15 сентября турецкий флот в 38 вымпелов снова подошел к Кинбурну и начал обстрел. Навстречу им устремилась одинокая галера «Десна» под началом мичмана Ломбарда, который на свой страх и риск, решил помочь Суворову. Против всего турецкого флота у него была одна мортира и 16 трехфунтовых пушек.

Приняв галеру за брандер, турки вели себя настороженно и понемногу отошли под защиту очаковской батареи. Ломбард некоторое время их преследовал, но потом, поняв, что зарвался и будет окружен, в свою очередь отошел к Кинбурну.

На этом попытки турок овладеть Кинбурном не прекратились. 30 сентября весь турецкий флот вытянулся в линию вдоль Кинбурнской косы и начал яростный обстрел русских укреплений.

Объехав под ядрами Кинбурнскую косу, Суворов заметил по движениям в турецком флоте, что там готовится что-то необычное.

Вот теперь, кажется, начинается настоящее дело! – оценил Суворов обстановку и послал гонцов за подмогой. – Артиллерии пока туркам не отвечать. Посмотрим, что ни замышляют!

1 октября началась генеральная битва за Кинбурнскую косу. С восходом солнца более 12 тысяч отборных турецких войск высадились на кинбурнский берег и, закрепившись на нем, не встречая сопротивления, начали свой марш к крепости, бывшей в двух верстах от места высадки. Помимо янычаров в высадившемся войске было много «неверных» запорожских казаков, переметнувшихся на сторону султана и теперь стремившихся заслужить его похвалу, убивая единоверцев.

Из хроники сражения: «Около 9 часов неприятель подошел к косе с двух сторон: на запад от Кинбурна, на самой оконечности косы, стали высаживаться с кораблей Турки; восточнее Кинбурна, верстах в 12, пытались высадиться Запорожцы, бежавшие в Турцию. Запорожская высадка была демонстрацией, для отвлечения Русских от главного пункта атаки. Казаки приняли было Запорожцев за русских беглецов, добровольно возвращающихся под свои знамена, но недоразумение скоро разъяснилось, и запорожцы были прогнаны. Высадка же Турок на оконечность косы производилась беспрепятственно, под руководством французских офицеров; кроме того, для прикрытия судов, Турки вбивали в морское дно, невдалеке от мыса, ряд толстых свай…Турки высаживались с шанцевым инструментом и мешками и тотчас же принимались с поспешностью рыть неглубокие ложементы, наполняя мешки песком и выкладывая из «их невысокие бруствера. Ложементы велись поперек косы, от Черного моря к Очаковскому лиману, до которого однако не доходили, ради беспрепятственного движения войск,. причем свободное пространство загораживалось переносными рогатками. Ложементы вырывались параллельно один другому, по мере движения Турок вперед; всех их было 14 или 15. При десанте турки имели всего одну пушку, взятую когда-то у русских».

Когда Суворову доложили о начале высадки, он отнесся к известию весьма спокойно:

Пусть все вылезут!

К удивлению присутствующих, Александр Васильевич пошел к обедне, в окружении офицеров.

Чувствуя близкую победу, турки, по воспоминаниям очевидца, «чуть было не кричали викторию».

Предвидя замыслы турок, Суворов одну часть сил во главе с генерал-майором Реком оставил в крепости, вторую в полторы тысячи пехоты и донских казаков определил в засаду, а остальных оставил в резерве.

Первым, выйдя из крепости, в атаку на турок устремились батальоны Ивана Река. На флангах их поддерживали эскадроны Павлоградского и Мариупольского полков и донские казаки. Пехота шла по песку. Кавалерия по отмели, в мокром песке лошадям было легче скакать. Несмолкаемая канонада, ружейный огонь, крики, стоны слились в единый гул. Ядра и бомбы с турецких кораблей, подошедших к самому берегу, буквально сыпались на головы. Ядра пинали ногами:

Ишь, проклятая, иди-ка отсель! Не до тебя нынче!

Что касается донских казаков, то они стремились во что бы то ни стало поквитаться с изменниками запорожцами, и не одна бритая голова с оселедцем скатилась в тот день в песок от острой казацкой сабли…

К трем часам пополудни турки подошли к крепости на дистанцию менее версты. В этот момент Суворов вывел из крепости 1500 солдат Орловского и Шлиссельбургского полков Генерал Рек, пренебрегая опасностью, ринулся вперед и штыковым ударом захватил десять ложементов противника.

Историк А. Петрушевский пишет: «После полудня Турки сделали омовение, совершили обычную молитву на глазах у Русских и потом стали приближаться к крепости. Им не мешали. Подошли на версту, а передовые под закрытием берега приблизились шагов на 200 к гласису. Тогда, в 3 часу дня, по знаку Суворова дал сигнал к бою – залп из всех орудий, обращенных к западной стороне косы. Первая линия быстро двинулась из крепости; два полка казаков и два эскадрона регулярной кавалерии, стоявшие по той стороне Кинбурна, обогнули крепость со стороны Черного моря и бросились в атаку на турецкий авангард, Он был почти весь уничтожен вместе со своим начальником. Пехота тем временем взяла вправо, сильным ударом опрокинула Турок и погнала их к ложементам, несмотря на огонь турецкого флота, имевшего больше 600 орудий. Рек взял в короткое время 10 ложементов, но дальше проникнуть не мог; коса суживалась, стало тесно, и упорство Турок возрастало. Орловский полк, бывший в первой линии, сильно поредел; Суворов двинул в бой вторую линию в помощь первой и приказал атаковать двум эскадронам. Турки, однако, не только выдержали, но удвоив усилия, опрокинули атакующих и выгнали их из всех ложементов».

С турецким флотом вела яростную дуэль наша крепость. Удачными выстрелами уже были потоплены две канонерские лодки и шебека, несколько судов горели. Тем временем в бой вступила и одиноко стоявшая под Кинбурном галера «Десна» мичмана Ломбарда, который отразил атаку восьми неприятельских судов.

За этим боем с берега наблюдал Суворов, который позднее писал князю Потемкину: «...Атаковал весь турецкий флот до линейных кораблей; бился со всеми судами из пушек и ружей два часа с половиной и по учинению варварскому флоту знатного вреда сей герой стоит ныне благополучно под кинбурнскими стенами».

Забегая вперед, скажем, что инициатива Ломбарда Мордвинову показалась «вредным примером ослушания и недисциплинированности». Потемкину он написал: «Хотя он поступил против неприятеля с величайшей храбростью, но как он ушел ночью без всякаго повеления, то я за долг почитаю его арестовать и отдать под военный суд». Потемкин был иного мнения: «Я прощаю вину офицера. Оправдав хорошо свой поступок, уже должен быть награжден. Объяви, мой друг, ему чин, какой заблагоразсудишь».

Лейтенантский чин Ломбард получил лишь после вмешательства Суворова. Мордвинову князь направил следующий ордер: «По засвидетельствованию генерал-аншефа Александра Суворова, уважая оказанную мичманом Жулианом Ломбардом, в сражении с турками, отличную храбрость, произвел я онаго, сего месяца 20 дня в лейтенанты. О чем, дав вам знать, предписываю сим чином в Черноморский флот его причислить».

Но вернемся к событиям 1 октября. …Турки дрались отчаянно. Истерично визжали десятки дервишей-бешекташей, возбуждавших воинский пыл янычар. Уже пал под ятаганами храбрый полковник Булгаков. А спустя несколько минут турецкая пуля разворотила ногу и Ивану Реку. Генерал упал на руки солдат и его бесчувственного потащили в тыл. Воспользовавшись временным безначалием, турки бешено контратаковали и заставили наших отступить, захватив при этом несколько орудий.

Тогда, спасая положение, вперед на коне вырвался Суворов:

Стой ребята, хватит пятиться!

Вид любимого начальника несколько успокоил солдат. Они быстро строились в ряды.

Затем Суворов лично повел солдат в новую атаку, крича:

Ребятушки! За мной!

Задние ряды поднял в атаку ветеран прошлой войны сержант Рымников.

Снова стала брать наша. Турки попятились, и нам удалось отбить несколько окопов. Было уже в 6 часов вечера.

Однако в непрекрашающейся многочасовой рукопашной схватке наши полки стремительно редели, турки же все продолжали и продолжали подвоз десанта. Силы были слишком неравны. Под напором многотысячного неприятеля, снова пришлось отступать. Так как перезаряжать ружья было некогда, повсеместно драка шла на штыках и ятаганах, по сути это был уже не бой, а резня.

Лошади Суворова ядром оторвало морду. Генерал-аншеф едва успел с нее соскочить. Но вскоре был ранен картечью в левый бок.

Из сочинения А. Петрушевского: «Суворов находился в передних рядах, пеший, так как лошадь его была ранена. Увидев двух турок, державших в поводу по добычной лошади и приняв этих людей за своих. Так как высадившиеся турки кавалерии не имели, сильно утомившийся Суворов крикнул им, чтобы подали ему лошадь. Турки бросились на него вместе с несколькими другими; но к счастью мушкетер Новиков услышал зов своего начальника, бросился на турок. Одного заколол, другого застрелил, и обратился было на третьего, но тот убежал, а с ним и остальные. Отступавшие гренадеры заметили Суворова и по крику: «братцы, генерал остался впереди», ринулись снова на турок. Бой возобновился, и озадаченные турки стали снова быстро терять один ложемент за другим. Успех русских был, однако, не продолжителен; они израсходовали почти все патроны и не могли продолжать наступление под перекрестным огнем неприятеля: спереди производился сильный ружейный огонь, большею частью двойными пулями; справа приблизившийся флот осыпал Русских градом бомб, ядер и даже картечей… Русские снова принуждены были ретироваться к крепости, что и исполнили в большом порядке, бросив, однако, несколько полковых орудий».

Турки с радостными криками волокли в тыл захваченные пушки и яростно преследовали отступающих.

Вот как впоследствии он писал об этих страшных минутах: «...С такими еще я не дрался; летят больше на холодное ружье. Нас особливо жестоко... били, мне лицо все засыпало песком, и под сердцем рана картечная ж... ежели бы не ударили на ад, клянусь Богом, ад бы нас здесь поглотил».

Из хроники сражения: «Свежие войска повели третью атаку с бурным порывом. Турки были выгнаны из всех ложементов; легкоконная бригада била их с фронта, пехота теснила справа, казаки действовали слева. Неприятель очутился как в тисках и нигде не видел себе спасения, потому что суда, высадив десант, отошли в море по приказанию паши, который думал таким способом вдохнуть в свои войска больше решимости и храбрости. По словам Суворова, Турки как тигры бросались на теснившую их русскую пехоту и кавалерию, но безуспешно. Скоро они были сбиты на пространство всего полуверсты; русская артиллерия громила их картечью, нанося страшный урон. Турки бросались в море: одни укрывались за бревенчатой эстакадой, другие искали спасения вплавь, и гибли в воде сотнями. Дело было для них проиграно безвозвратно».

В это время Суворов был вторично ранен. На сей раз пуля пробила ему левую руку. Ординарец и казачий есаул Кутейников отвезли истекающего кровью генерал-аншефа за крепость. Суворов велел наскоро обмыть рану морской водой. Кутейников перевязал рану своим галстуком.

Помогло, помилуй Бог, помогло! – сказал, поднявшись, генерал-аншеф.

Ему подвели новую лошадь, помогли сесть в седло. Опытным взглядом Суворов оценил ситуацию. Сражение представляло собой беспорядочное смешение наших и турок, которые без всякого строя толпами, резались друг с другом. Турки давили массой. Было очевидно, что в виду своей многочисленности они, в конце концов, перережут наших. Боясь попасть в своих, прекратили огонь из крепости. По той же причине перестали палить и с турецких кораблей.

Под стенами крепости Суворов держал свой последний резерв – три роты Муромский батальон.

Всех в бой! – крикнул генерал-аншеф бывшему при нем ординарцу.

В это время на косе появились и десять эскадронов легкоконной бригады, вызванной еще утром Суворовым из-под Херсона. Гусары подоспели как нельзя кстати. Прямо с марша они были брошены в бой.

Муромцы с ружьями наперевес дружно пошли вперед. Обгоняя их, в толпу турок врезались и гусары. Понеслось! Через несколько минут сумасшедшей рубки турки не выдержали нашего натиска и обратились в бегство.

Солнце уже садилось, когда наступление русских войск возобновилось в третий раз. При этом донские казаки сломили передовые порядки турок и отбили потерянные пушки.

Преследуемый противник слабо защищал свои окопы и к ночи был отброшен на угол косы. Оставалось завладеть этой узкой полоской да сотней саженей на мысу, где скопились остатки десанта, но сил на это уже не было. Изнуренные солдаты падали прямо на поле боя и мгновенно засыпали.

Огонь по остаткам неприятельских войск открыла батарея Шлиссельбургского полка «турок картечами нещетно перестреляно», а ротмистр Шуханов повел свои эскадроны в атаку прямо по грудам вражеских тел, загоняя уцелевших турок в воду. Умолкший турецкий флот к этому времени отошел от берега, не став спасать тонущих в море.

Из хроники сражения: «Бой был рукопашный. Русские перемешались с турками, так что с крепости невозможно было стрелять, и хотя выстрелами успели взорвать две турецкие лодки, но, казалось, дело было проиграно. Многолюдство, наконец, должно было одолеть храбрость. Турки теснили, гнали русских – но счастье не забыло своего любимца: десять эскадронов конницы уже приблизились к Кинбурну и немедленно были введены в дело. Ужасное поражение следовало за их ударом. Турок гнали, били, топили в море, несмотря на отчаянную оборону. Едва 700 человек спаслось из 6000, вышедших на Кинбурнскую косу. Лучшая половина очаковского гарнизона погибла в этой высадке. Из 600 взятых в плен турок умерло от ран 500. Трупов дервишей насчитали до пятидесяти. Паша, предводивший турками, был убит. Русских убито до 200 и ранено до 800. В десять часов вечера кончилось сражение, и когда только вопли раненых и утопавших турок оглашали воздух…»

Победа была совершенной. Но «сие кровопролитное сражение, где действовало более холодное ружье, стоило русским 138 человек убитыми и 300 ранеными. Турки потеряли до пяти тысяч человек, из числа сброшенных в воду спаслись не более 500». Множество тел было выброшено морем на берег на следующий день.

Молитесь Богу! От него победа! Бог вас водит. Он ваш генерал! – говорил Суворов, объезжая войска, с трудом удерживаясь в седле от большой потери крови.

Когда стало ясно, что сражение завершилось, Суворов, чувствуя полное изнеможение, отправился в крепость. Едва лекарь перевязал ему рану, как он упал без чувств.

Что с генералом? – встревожились присутствующие офицеры.

Большая потеря крови и упадок сил. Нужен сон и покой! – отвечал им лекарь, омывая руки в тазу, и готовясь к очередной ампутации.

В это время снова уже в полной темноте раздались крики и выстрелы, на этот раз уже позади крепости. Это изменники запорожцы решили попытать счастья внезапным ночным нападением.

По запорожским лодкам открыли огонь с крепостных верков. Услышав пушечные выстрелы, Суворов тут же очнулся:

Что там!

– Не извольте беспокоиться, ваше превосходительство, запорожцы неверные наскок делают! Отобьем!

Но Суворов, забыв о ране, отправился на валы и находился там до полного отбития нападения.

Остатки турецкого десанта провели ночь в воде, за деревянным настилом. К утру их осталось еще меньше, так как умерло много раненных. С восходом солнца к косе осторожно приблизилось несколько турецких судов турецкие суда за живыми и мертвыми. Наши немедленно открыли огонь и потопили немало лодок, а потом к ужасу турок взорвали и большое транспортное судно, полное спасаемых. Уйти удалось немногим. Последние несколько сотен турок, спрятавшихся в камышах на оконечности косы, утром добили казаки.

Весь следующий день хоронили убитых. Трупы турок бросали в море. Среди убитых янычар были найдены два француза. По этому случаю, Екатерина написала Потемкину: «Буде из французов попадет кто в полон, то прошу отправить к Кашкину (губернатор Сибири – В.Ш.) в Сибирь в северную, дабы у них отбить охоту ездить учить и наставить турков».

На следующий день Суворов выстроил войска лицом к Очакову. Был отслужен молебен, произведен салют. Историк пишет: «Тебе, Бога, хвалим!» было воспето, при громе пушек с крепости».

Очаковские турки высыпали на берег, и безмолвно взирали на триумф противника. Беспокоить кинбурнцев выстрелами они уже не решились. А море почти до весны выкидывало на берег трупы янычар.

***

Насколько трагически для нас могли быть последствия падения Кинбурна, вследствие которого мы теряли и Херсон, а туркам открывался свободный путь на Крым, настолько важной оказались и последствия победа. Турецкий флот немедленно удалился из-под Очакова в Константинополь. Известие о победе взбодрило пребывавшего в унынии Потемкина. После Кинбурна светлейший снова стал бодрым и деятельным.

«Не нахожу слов благодарить тебя, сердечный друг! – писал Суворову Потемкин, – да восстановит Бог твое здоровье для общих трудов!"

17 октября Кинбурнскую победу праздновали в Петербурге. Императрица с удовольствием рассказывала приближенным подробности сражения. Во дворце был большой выход. Реляцию читал вслух вице-канцлер Безбородко. Вельможи приносили Екатерине свои поздравления. Затем был отслужен молебен с коленопреклонением и с пушечной пальбой. Отслужен благодарственный молебен был и в Казанском соборе. Там реляцию читал губернатор, которого четырежды просили ее повторить.

Старик поставил нас на колени! Жаль только, что его ранили. – Говорила Екатерина, после праздничного молебна.

В собственноручном письме она изъявила Суворову благодарность: «В первый раз по начале войны благодарили мы Бога за победу и одоление над врагом, и читали в церкви деяния ревности, усердия и храбрости вашей. Объявите всем наше усердие и благодарность. Молим Бога, да исцелит раны ваши и восставит вас к новым успехам».

Подвиг Суворова был награжден высшим отличием империи – орденом Андрея Первозванного.

Он заслужил его верою и верностью! – заявила Екатерина.

Сам Суворов писал в те дни своей дочери Наташе, учившейся в Смольном монастыре: «У нас была драка посильнее той, когда вы друг друга за уши дерете. И так мы танцовали: в боку картеча, на руке от пули дырочка, да подо мною лошади оторвало мордочку! То-то была комедия – насилу через восемь часов с театра отпустили. Я только что возвратился – проездил 500 верст верхом. А как у нас весело: на море поют лебеди, утки и кулики, на полях жаворонки, синички, лисички, а в воде стерляди, да осетры – пропасть! Прости, мой друг, Наташа! Знаешь ли, что матушка Императрица пожаловала мне андреевскую ленту за Веру и Верность?"

Награды были щедрые. Офицерам – георгиевские кресты, золотые и серебряные медали, да повышение в чинах. Екатерина лично укладывала в коробочку орденские ленточки. Солдатам – серебряные медали и денежные выдачи по пять целковых.

Биограф Суворова А. Петрушевский: «Дело 7 июня было первым, но конечно не последним; в том порукою служили и сила турецкого флота, и личные качества Гассан-паши. Суворов не упустил этого соображения из вида и, оценив важность положения Кинбурнской косы для морских действий на лимане, положил тотчас же вооружить ее батареями. По его указанию принялись немедленно за работу; возведены были две батареи на 24 пушки, устроена ядро-калительная печь, и все это по возможности замаскировано. Батареи отстояли от Кинбурна на 3 или 4 версты, следовательно, требовали особых оборонительных средств. Суворов расставил в этом промежутке 2 батальона, четырьмя отдельными частями. Половина людей стояла постоянно в ружье, другая отдыхала. Положение этих батальонов было чрезвычайно тяжелое, не по свойству службы, а потому, что они стояли на месте прошлогодней битвы. Трупы, зарытые в песок, гнили медленно вследствие фильтрации морской воды и издавали отвратительный запах. Явились признаки заразы, несколько человек умерло. Суворов предписал частые купанья в море и как можно больше движения, испытав пользу этих мер на самом себе. Находясь весьма часто на косе, он был доведен однажды трупным запахом почти до обморока и, только выкупавшись немедленно в море, избавился от дурноты. Предусмотрительность Суворова насчет постройки батарей оправдалась последствиями».

А солдаты уже пели на маршах новую песню:

Наша Кинбурнская коса

Вскрыла первы чудеса!

В честь Кинбурнской побды Екатерина повелела отчеканить 190 медалей с надписью «Кинбурн 1 октября 1787». Однако по ошибке директора Монетного двора при пересылке бумаг где-то «потеряли ноль, в результате чего было изготовлено всего... 19 медалей.

Получив эти медали, Потемкин ломал голову, как их делить! Злился:

Что у нас меди не хватает, могли и поболе кругляхов наделать! Не обеднели бы!

Светлейший решил по справедливости:

Шесть медалей – пехоте, шесть – коннице, шесть – верным казакам и одну – артиллеристу, который поджег бомбой турецкий флагман. Кому именно давать, пусть решают сами!

Нам известен, по крайней мере, один кавалер Кинбурнской медали – запорожец Мартын Чепижко.

***

Весть о сокрушительном поражении турецких войск под Кинбурном мгновенно долетела до Константинополя. Русский агент доносил из турецкой столицы, что на берегу канала «многие женщины воют и плачут кто о сыне, кто о муже, другая о брате своем, которые, как они говорят, с Бекир-пашинскою эскадрою все пропали». Приехавший из Очакова купец донес Порте, что «в воскресенье турки возвратились в Очаков в самом малом числе, тотчас жители, стоявшие над морем с детьми и женами с великим плачем в крепость убежали».

Озабоченный известиями из Очакова, великий визирь каждый день ездил к устью Босфора смотреть, не возвращается ли флот. Одновременно он потребовал от французского посла обещанных 12 линейных кораблей и 12 фрегатов со всем вооружением, а также корабельных строителей, подобных Лероа.

Личного палача он отправил в Очаков за головой Бекир-паши…

Владимир Шигин  («Роман-журнал», №4,2011)

Порой бываю резок в суждениях, и не всегда прав….

Человек не умер, просто вышел...Памяти Иоганна Вайса...Ёжика...

На АШ разместили статью о том, что скоропостижно скончался участник Конта и многих других интернет площадок камрад Оттуда.  Он был феноменом. Его статьи в стиле политической с...

Блеск и нищета Белорусской империи

Пару недель назад Александр Лукашенко «иронично» предложил России войти в состав Белоруссии. Сделано это было в ответ на якобы посягательства Москвы на якобы белорусский суверенитет Два ...

Оставьте Олю в покое, придурки

Ощипанные птенцы Навального и прочая либеральная взвесь никак не унимается в своих наскоках на Ольгу Любимову, нового министра культуры РФ. Страшное дело, в ее ЖЖ нашли два поста замшел...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Массовое захоронение убитых нацистами детей обнаружили под Псковом

    Москва. 21 января. INTERFAX.RU - Останки десяти мирных жителей, уничтоженных нацистами в годы Великой Отечественной войны (ВОВ), обнаружил поисковый отряд "Поиск-97" в Пыталовском районе Псковской области, сообщила пресс-служба областной администрации.Поисковики изначально пытались обнаружить захоронения двух бойцов Красной Армии. На возможное место пог...
    93

    Минобороны рассекретило архивные документы об освобождении Варшавы

    Материалы показывают, что Варшавское восстание 1944 года было плохо подготовлено. Его участники не сумели захватить стратегические объекты, но при этом убивали украинцев и евреев Фото: Семашко / РИА Новости Министерство обороны России к 75-летию освобождения Варшавы от гитлеровских войск обнародовало рассекреченные исторические документы, раскрывающие ...
    303

    Путин предложил главе ФНС Михаилу Мишустину пост премьера

    МОСКВА, 15 янв — РИА Новости. Владимир Путин предложил кандидатуру главы Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина на должность премьер-министра, сообщает пресс-служба Кремля."Президент Владимир Путин провел рабочую встречу с Михаилом Мишустиным и предложил ему занять должность председателя правительства. Заручившись согласием, он внес кандидатуру ...
    2539

    "Народ России - бездельники и алкоголики". (c)М.С. Горбачев

      Социологическое исследование от "величайшего" и последнего президента СССР, с капелькой "дичи", что выделил в тексте.  Отказаться от всех праздничных новогодних и майских каникул в России призвал бывший президент СССР Михаил Горбачев в интервью порталу «URA.RU». Горбачев выразил мнение, что продолжительные праздники негативно влияют на жителе...
    863

    Радости дня минувшего.

    Что-ж, на данный момент времени американо-иранское противостояние достигло своего апогея, что не исключает дальнейшее приближение к кризисной черте, за которой вполне может последовать уже крупномасштабное столкновение. Война, конечно, плохо, но то что случилось сегодня ночью меня порадовало, и вот в каком плане: иранцы смогли:а) сделать то, что до них...
    2522

    Слепая крестьянская поэтесса Домника Онисимова... /RP/

    Немного длинноватая, но интересная статья о самобытной крестьянской поэтессе XIX века Домнике Онисимовой.Слепая крестьянская поэтесса Домника Онисимова... Имя слепой крестьянской поэтессы Домники Онисимовой (Анисимовой) в первой половине XIX века было известно всем истинным любителям российской словесности, а впоследствии оказалось забытым на многие десятилетия.&...
    1371

    Парламент Ирака проголосовал за вывод иностранных войск

    Парламент Ирака проголосовал за прекращение сотрудничества с международной коалицией по борьбе с запрещенной в России террористической организацией "Исламское государство".Кроме того, в парламенте проголосовали за вывод всех иностранных войск из страны.До этого исполняющий обязанности премьер-министра Ирака Адель Абдель Махди рекомендовал парламенту при...
    2032

    Casus belli для Ближнего Востока.

    Хе-хе, кажется, некоторые люди действительное что-то  ощущают на подсознательном уровне, потому как убийство  иранского  генерала КСИР Кассема Сулеймани вполне станет тем  Casus belli, за которым сначала запылает Ближний Восток, а затем и существенная часть нашего "шарика".А в том, что гибель главы спецподразделения  Корпуса стр...
    4925
    Александр Тирес Причал творца
    31 декабря 2019 г. 20:45

    Двенадцать раз стучат часы...

    На самом деле часы еще не бьют двенадцать ночи 31 декабря 2019 года (и до этого момента еще чуть более трех с половиной  часов), просто пришло Время, одним  из последних,  поздравить аудиторию КОНТа уже мне.Логично было подвести итог уходящего года, но - не буду, сосредоточившись на годе наступающем, пожелав всем (в независимости от жизне...
    1512
    Александр Тирес Фитиль
    27 декабря 2019 г. 09:42

    "Союз Спасения": После просмотра.

    Из вчерашнего похода в кино вернулся с еще раз подтвержденной Истиной: чем агрессивнее предпремьерный промоушен - тем больше вероятность того, что фильм не стоит того медийного шума, который вокруг него разводят.  Так было и с "Тоболом", так было с "Т-34", так было и с недавним "Аванпостом", так оказалось и с "Союзом спасения", на который я ...
    4820

    № 592. Декрет Совета Народных Комиссаров. О ликвидации безграмотности среди населения Р.С.Ф.С.Р.

    Один из документов, которые как ничто другое не характеризует ту устремленность в Будущее, то умение в тяжелейших условиях, за множеством сиюминутных проблем, не забывать о стратегических задачах. Ни в коем случае не идеализирую систему образования раннего Советского Союза, да и сам Советский Союз, но именно данным документом было положено начало выстр...
    1473

    Выступление М.С. Горбачева по Центральному телевидению 25 декабря 1991 г.

    Собственно, объявление о своей отставке  было чистой формальностью, поскольку реальную власть он, не без чужой помощи,  утратил и которую не собирался защищать любой ценой. Президент без государства, которому было насрать на собственную власть, чего уж говорить про страну и народ... Его последняя речь, пропитанная эгоцентризмом и логическими против...
    2006

    Соболев Г. Л. Русская революция и «немецкое золото». Глава 3. В. И. Ленин: «Наименьшим злом было бы поражение царской монархии». (3.5)

    Предыдущая часть https://cont.ws/@alextires/1511608Соболев Г. Л. Русская революция и «немецкое золото». Глава 3. В. И. Ленин: «Наименьшим злом было бы поражение царской монархии». (3.5)Наиболее нетерпеливые и решительные эмигранты во главе с Лениным стали собираться в дорогу. В связи с этим В. Хальвег в предисловии к документальной публикации «Возв...
    1691

    Рапорт А. В. Суворова Г. А. Потемкину о штурме Измаила

    Предварительно донес я вашей светлости, что крепость Измаильская храбростью порученного мне войска взята. Приступ был мужествен, неприятель многочислен, крепость к обороне способна. Отпор был сильный, и отчаянная оборона обратилась на гибель и совершенное сокрушение неприятеля.Здесь подношу вашей светлости о всех обстоятельствах сей знаменитой победы до...
    1657

    Донесение ее Императорскому Величеству 8 Генваря 1791 года (Обстоятельства и подробности о взятии Измаила штурмом)

    Долго пытался выбрать, какие реляции А.В. Суворова выложить, но потом решил выложить два документа на имя Екатерины II и графа А.Г. Потемкина, которые наиболее полно описывают все перипетии боя за крепость Измаил, и события, что предшествовали штурму. Авторская стилистика и написание (в современном репринте, естественно). Донесение ее Императорскому...
    1564

    Дмитрий Губерниев: «Где товарищ Сталин был в первые три дня войны? Он...

    Псевдоинтеллектуальная перхоть на связи... Из разряда "Дай дураку слово, и он о себе расскажет"...Видимо,  дела в области торговли  спортом и спортсменами идут всё хуже и хуже, поэтому и решил подработать на том, за что больше всего платят.  На антисталинизме. Леонид Млечин, Эдвард Радзинский  и Носовский  - Фоменко в качестве источника з...
    3425

    Д.Н. Бантыш-Каменский "Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. 4-й Генералъ-Фельдмаршалъ, 1-й Генералиссимусъ Князь Александръ Даниловичь Меншиковъ".

    Несмотря на то, что эту часть книги Д.Н. Бантыш-Каменского, повествующего про Александра Даниловича Меншикова вроде бы выкладывал, повторюсь, может кому и будет интересно. 4-й Генералъ-Фельдмаршалъ, 1-й Генералиссимусъ Князь Александръ Даниловичь Меншиковъ.Меншиковъ, Князь Александръ Даниловичь, проложилъ себѣ дорогу къ почестямъ службой, полезною Г...
    1967

    Два самолета Ферапонта Головатого /RP/

    В эти декабрьские дни в далеком 1942-ом колхозник сельхозартели "Стахановец" Ново-Покровского района Саратовской области Ф.П. Головатый передал свои сбережения в сумме 100 тысяч рублей государству на постройку боевого самолета.Родился Ферапонт Головатый в селе Сербиновка на Полтавщине. Юношей ушел в Киев на заработки, работал вместе с братом Василием ку...
    1580

    В ДНР выпустили марку со Сталиным./RP/

    "Почта Донбасса" выпустила марку и конверт, посвященные советскому лидеру Иосифу Сталину. Об этом сообщает пресс-служба предприятия, которая назвала ее "самой ожидаемой маркой года".Выпуском марки "Почта Донбасса" открыла филателистическую серию "Великие люди". На марке изображен парадный портрет Сталина. Она вышла тиражом 16 тыс. экземпляров и номиналом 39 рублей. На...
    2057

    Соболев Г. Л. Русская революция и «немецкое золото». Глава 3. В. И. Ленин: «Наименьшим злом было бы поражение царской монархии». (3.4)

    Предыдущая часть https://cont.ws/@alextires/1511602Соболев Г. Л. Русская революция и «немецкое золото». Глава 3. В. И. Ленин: «Наименьшим злом было бы поражение царской монархии». (3.4)В западной литературе уже давно высказана другая точка зрения, согласно которой инициатива проезда русских эмигрантов принадлежала немецкой стороне. Автор книги «Жиз...
    1688
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика