Медведев о применении ядерного оружия, \"Шахиды\" снова атаковали Одессу, Крымскому федеральному округу быть?

Антисоветчики на фоне Джека Лондона

4 1258

Это не новость и даже не статья с какой-то новой мыслью, более того, приведённые автором идеи довольно старинные. Но в наше время они актуальны как никогда прежде, так что не могу не поделиться.

(Далее копипаста.)

Я не смогу сказать ничего нового, не смогу сказать ничего оригинального о митингах, о разных «навальных», о власть имущих и тех чиновниках, которые им служат.

И тогда вы, читающие этот опус, спросите меня, стоит ли вам читать далее. Какую информацию может нести текст, где автор в первых строках расписался в своей некомпетентности. Да, я это признаю, сегодня я лентяй, сегодня я такой же читатель как и вы, как и мы.

А писатель здесь Джек Лондон.

Именно он ответит на вопрос, обозначенный выше. Американский писатель ответит нам словами героя романа «Железная пята» (The Iron Heel) – Эр­неста Эвергарда.

«Бой не ути­хал ни на миг. Иног­да Эр­нест за­менял ра­пиру ду­бин­кой и бил ею на­от­машь, ра­зя вра­гов нап­ра­во и на­лево. И от каж­до­го он тре­бовал фак­тов, от­ка­зыва­ясь вхо­дить в об­сужде­ние вся­ких до­мыс­лов и те­орий. Фак­ты ста­ли для них но­вым Ва­тер­лоо. Ког­да они на­пада­ли на ра­бочий класс, он го­ворил: «За­чем ки­вать на дру­гих? От это­го ва­ши ру­ки не ста­нут чи­ще». И каж­до­му за­давал воп­рос: «А как же об­ви­нение в том, что ка­пита­лизм обан­кро­тил­ся? Вы не от­ве­тили на не­го. Или у вас нет от­ве­та?»

Толь­ко к кон­цу дис­куссии сло­во взял мис­тер У­ик­сон.

Он единс­твен­ный из соб­равших­ся сох­ра­нял хлад­нокро­вие и единс­твен­ный зас­лу­жил ува­жение Эр­неста.

— Ни­како­го от­ве­та и не нуж­но, — мед­ленно и вес­ко про­из­нес мис­тер У­ик­сон. — Я сле­дил за всей этой пе­репал­кой и не знаю, удив­лять­ся или не­годо­вать. Я от­ка­зыва­юсь по­нять вас, джентль­ме­ны, мои кол­ле­ги и со­рат­ни­ки. Вы ве­дете се­бя как глу­пые школь­ни­ки. Вы уни­зились до та­ких до­водов, как со­об­ра­жения мо­рали, и до та­кой ажи­тации, ка­кая свой­ствен­на толь­ко вуль­гар­ным по­лити­кам. Вы поз­во­лили про­тив­ни­ку обой­ти вас и одер­жать верх. Вы го­вори­ли мно­го, но не ска­зали ни­чего. Вы, слов­но ко­мары, жуж­жа­ли вок­руг мед­ве­дя. Джентль­ме­ны, вот он пе­ред ва­ми, ваш мед­ведь (он ука­зал на Эр­неста), он цел и нев­ре­дим, вы толь­ко по­заба­вили его сво­им ко­мари­ным пис­ком.

А меж­ду тем, по­верь­те, по­ложе­ние весь­ма серь­ез­но. Мед­ведь се­год­ня за­нес ла­пу, уг­ро­жая нам. Он го­ворил, что в Со­еди­нен­ных Шта­тах нас­чи­тыва­ет­ся пол­то­ра мил­ли­она ре­волю­ци­оне­ров. И это прав­да. Он го­ворил, что они на­мере­ны от­нять у нас на­шу власть, на­ши двор­цы и раз­зо­лочен­ную рос­кошь. И это то­же прав­да. Пе­реме­на, ве­ликая пе­реме­на наз­ре­ва­ет в об­щес­тве. Но, по счастью, не та пе­реме­на, ко­торой ждет мед­ведь. Мед­ведь гро­зит, что нас раз­да­вит. На са­мом де­ле как бы мы его не раз­да­вили!

Опять по за­лу про­нес­лось глу­хое ры­чание, лю­ди пе­рег­ля­дыва­лись и ки­вали друг дру­гу со спо­кой­ной уве­рен­ностью. Ли­ца их вы­ража­ли энер­гию и ре­шимость. Чувс­тво­валось, что это враг, твер­дый, не­поко­леби­мый.

— Мед­ве­дя не ис­пу­га­ешь ко­мари­ным пис­ком, — хо­лод­но и бесс­трас­тно про­дол­жал мис­тер У­ик­сон. — Мы его зат­ра­вим. И от­ве­чать мед­ве­дю бу­дем не сло­вами, а свин­цом. Власть при­над­ле­жит нам, это­го ник­то не от­ри­ца­ет. Си­лою этой влас­ти мы и удер­жим власть.

Он вне­зап­но по­вер­нулся к Эр­несту. Весь зал за­та­ил ды­хание.

— Итак, вот наш от­вет. Нам не о чем с ва­ми раз­го­вари­вать. Но как толь­ко вы про­тяне­те ру­ки, ва­ши хва­леные ру­ки си­лачей, к на­шим двор­цам и на­шей рос­ко­ши, — мы вам по­кажем, где си­ла. В гро­хоте сна­рядов, в виз­ге кар­те­чи и стре­коте пу­леме­тов вы ус­лы­шите наш от­вет. Вас же, ре­волю­ци­оне­ров, мы раз­да­вим сво­ею пя­той, мы втоп­чем вас в зем­лю.

Мир при­над­ле­жит нам, мы его хо­зя­ева, и ни­кому дру­гому им не вла­деть! С тех пор как су­щес­тву­ет ис­то­рия, ва­ше ра­бочее во­инс­тво всег­да ко­поши­лось в гря­зи (как ви­дите, мы то­же кое-что смыс­лим в ис­то­рии) и бу­дет и даль­ше ко­пошить­ся в гря­зи, по­ка мне и тем, кто со мной, и тем, кто при­дет пос­ле нас, бу­дет при­над­ле­жать вся пол­но­та влас­ти. Власть! — вот сло­во, рав­но­го ко­торо­му нет в ми­ре. Не бог, не бо­гатс­тво — власть! Вду­май­тесь в это сло­во, про­ник­ни­тесь им, что­бы оно дрожью от­да­лось во всем ва­шем су­щес­тве. Власть!

— Что ж, я удов­летво­рен, — спо­кой­но от­ве­тил Эр­нест. — Это и есть тот единс­твен­ный от­вет, ка­кой вы мог­ли нам дать. Власть — как раз то, че­го до­бива­ет­ся ра­бочий класс. На­учен­ные горь­ким опы­том, мы зна­ем, что ни­какие при­зывы к спра­вед­ли­вос­ти, че­ловеч­ности, за­кон­ности на вас не дей­ству­ют. Сер­дца ва­ши рав­но­душ­ны, как пя­та, ко­торой вы топ­че­те бед­ня­ков. По­это­му мы и до­бива­ем­ся зах­ва­та влас­ти. И мы за­во­юем ее на вы­борах, мы зас­та­вим вас от­дать нам власть…

— Ес­ли бы вам и уда­лось одер­жать по­беду, и да­же ре­ша­ющую по­беду, — прер­вал его У­ик­сон, — уж не ду­ма­ете ли вы, что мы доб­ро­воль­но от­ка­жем­ся от влас­ти, пос­ле то­го как она дос­та­нет­ся вам на вы­борах?

— И к это­му мы го­товы, — воз­ра­зил Эр­нест. — И мы вам от­ве­тим не сло­вами, а свин­цом. Власть — идол, ко­торо­му вы пок­ло­ня­етесь! Пусть бу­дет так. Ес­ли в день, ког­да мы добь­ем­ся по­беды на вы­борах, вы от­ка­жетесь пе­редать нам власть, за­во­еван­ную мир­ным кон­сти­туци­он­ным пу­тем, мы, пов­то­ряю, су­ме­ем вам от­ве­тить. В гро­хоте сна­рядов, в виз­ге кар­те­чи, в стре­коте пу­леме­тов вы ус­лы­шите наш от­вет.

Вам не уй­ти от на­шего су­да!

Это вер­но, что вы кое-что смыс­ли­те в ис­то­рии. Это вер­но, что ра­бочий люд с не­запа­мят­ных вре­мен ко­пошит­ся в гря­зи, — как вер­но, что он так и бу­дет ко­пошить­ся в гря­зи, по­ка вы и те, кто с ва­ми, и те, кто бу­дет пос­ле вас, сто­ите у влас­ти. Тут я с ва­ми сог­ла­сен, как сог­ла­сен и в дру­гом: ре­шать меж­ду на­ми бу­дет си­ла, как и всег­да она ре­шала. Это — вой­на клас­сов. Но как ваш класс низ­верг ста­рую фе­одаль­ную знать, так и мы, ра­бочий класс, низ­вер­гнем ва­ше гос­подс­тво.

Ес­ли бы на­ряду с уро­ками ис­то­рии вы не гну­шались уро­ками би­оло­гии и со­ци­оло­гии, для вас бы­ла бы оче­вид­на не­из­бежность пред­сто­ящей вам ги­бели. Че­рез год, че­рез де­сять, ну пусть че­рез ты­сячу лет ваш класс бу­дет низ­вер­гнут. Мы добь­ем­ся это­го си­лой, си­лой про­ложим се­бе до­рогу к влас­ти. Мы, ра­бочее во­инс­тво, хо­рошо зат­верди­ли это сло­во, и оно зве­нит во всем на­шем су­щес­тве. Власть! Это ве­ликое сло­во.»


Джек Лондон не питал иллюзий, он точно знал ответ власти протестующим, он знал ответ на вопрос Н. Г. Чернышевского "Что делать?".

Джек Лондон знал это в 1908 году – каким нужно быть идиотом, что бы не знать и не понимать ситуацию в 2017г.

А если понимаешь и принимаешь – ты сволочь!

Да, именно поэтому антисоветчик – это либо идиот, либо законченная сволочь.


(Конец копипасты.)

_____________
Источник: https://stahlnoy.blogspot.ru/2017/04/blog-post.html

Все иллюстрации также из статьи автора.


Сферический дезертир в вакууме, или Что делать с теми, кто сбежал из страны от мобилизации

(Подпись к картинке:) Граница с Казахстаном. Дезертиры так рвутся покинуть Россию, что забили своими машинами даже встречную полосу.Дезертиры бывают разные.Бывают такие, которые с...

Кому выгоден подрыв газопроводов. Диверсия против российского газа

Оператор «Северного потока-1» констатировал разрушение сразу трех ниток газопровода СП-1 и одной нитки СП-2.Если снижение давления в СП-1 ещё можно было бы списать на производственный б...

Обсудить