Военная операция на Украине. Главное

Герои в белых халатах или Как военврачи удаляли неразорвавшиеся мины и гранаты из тел солдат

0 513

1942 год. Великая Отечественная война в самом разгаре. На одном из участков фронта идет наступление. Во время боя ранение получает красноармеец Николай Быстриков. Когда его нашли санитары, то, наверняка в первый момент опешили, однако вопреки (уверен в этом) появившемуся в первый момент страху, не бросили раненого, а с наибольшей осторожность доставили на пункт оказания первой помощи, а оттуда его перевезли уже в медсанбат.

Красноармеец Быстриков не операционном столе

Все дело в том, что в Быстриков был ранен прямым попаданием немецкой мины. Впрочем, мина не разорвалась, а, пробив правое плечо и раздробив кость, застряла в мышцах плеча. То есть, опасность взрыва была более чем реальна.

Это был крайне неординарный случай, с которым военным медикам сталкиваться не доводилось. Красноармеец Быстриков был исключительным пациентом для мендсанбата. Все врачи понимали: неразорвавшаяся мина может детонировать в любой момент, любое неосторожное движение может привести к трагедии.

«Взрыв мины мог угрожать большому коллективу медицинских работников да и немалому количеству раненых, сосредоточенных в медсанбате», — писал в газете «Красная звезда» 1942 году об этом уникальном случае доктор медицинских наук военврач 3-го ранга И.Липкович. – «Комиссар медсанбата товарищ Мордвинов, видя, что разрядить мину некому, принял смелое решение — дежурному хирургу военврачу 3-го ранга М.Б. Пахману немедленно приступить к операции и удалить мину из руки».

Статья в газете "Красная звезда" об уникальной операции

Медикам, а военный врач Пахман бригаде врачей сразу объяснил всю серьезность ситуации, и поэтому операцию проводили добровольцы, действовали с величайшей осторожностью. Хирургу, проводившему операцию приходилось быть и медиком и сапером одновременно.

Первым делом военврач выяснил: мина находилась между правой рукой и правым боком, а ее «шейку» защемила мускулатура правого плеча. Зубчатый стабилизатор боеприпаса выглядывал с наружной стороны плеча. Оценил он и повреждения самого красноармейца. У Быстрикова была раздроблена плечевая кость, отсутствовал пульс на правой руке, а также у солдата было переломано левое бедро. Уникальная операция проводилась под местным наркозом.

Приглашенный для консультации начальник арт снабжения одобрил принятое врачами решение: проводить операцию без предварительного обезвреживания мины, поскольку это было бы еще опаснее. В итоге военный хирург 3-го ранга М.Б. Пахман успешно удалил мину, а затем и оказал медицинскую помощь уже непосредственно раненному.

«Пожалуй, это пока единственный раненый, пытавшийся разминировать себя смертью, чтобы не подвести товарищей, и единственный хирург, операция которого войдет в историю под рубрикой «разминирование», — написал в свой статье доктор медицинских наук военврач 3-го ранга И.Липкович.

Но, как показала жизнь случай красноармейца Быстрикова если и был уникальным, то, во всяком случае не единичным. И имелись аналогичные случаи даже уже в современные времена.

К примеру, в 2012 году, за практически аналогичную операцию государственными наградами были награждены медики Тоцкого военного госпиталя (Оренбурская область Российской Федерации). Операцию по извлечению застрявшего в лопатке плечевого сустава неразорвавшейся гранаты ВОГ-25 у солдата срочной службы Антона Бурана, проводили подполковник медицинской службы Сергей Ходырев и майор медицинской службы Вадим Русин. Во время операции присутствовал и анестезиолог-реаниматор Михаил Дахнюк и хирург Михаил Тингаев.

Не менее уникальную операцию провели советские медики военного госпиталя города Душанбе в 1988 году. Тогда врачам госпиталя также пришлось извлекать из тела раненного рядового Виталия Грабовенко не взорвавшийся ВОГ от гранатомета АГС-17.

Статья в газете об уникальной операции, проведенной советскими военврачами, в Душанбе

Интересный факт: застрявший в теле ВОГ обнаружили не сразу. Его даже не увидели на рентгеновском снимке. Но как так могло получиться? Дело в том, что рядовой Грабовский получил ранение во время боя, аккурат в момент заряжания ленты гранатомета. Поскольку сразу после ранения солдат оставался в сознании, то он сообщил сослуживцам, оказывавшим ему первую помощь о том, что в него «прилетел» снаряд. Но те, скорее всего потому, что ВОГ «ушел» внутрь грудной клетки и был невиден снаружи, решили что Грабовский бредит из-за болевого шока. Да и на рентгеновский снимок не показал наличие гранаты в теле солдата. Врачи ему оказали помощь, извлекли осколки, обработали рану.

Доставило беспокойство врачам дальнейшее состояние раненого рядового. На следующий день после поступления рядовой Грабовский хоть и начал ходить, однако стал жаловаться на усиливающуюся боль, а отек в районе раны даже и «не думал» спадать». Раненому сделали повторный рентген, захватив грудную клетку и правый плечевой сустав, и уже на новом снимке обратили внимание на некую тень предположительно от металлической поверхности в форме прямоугольника, а над ней еще одну, но меньшего размера. Обнаруженные на снимке предметы явно не были похожими на осколки, и тогда врачи для консультации пригласили опытного офицера. Именно он и высказал предположение: застрявший в солдате предмет вполне может быть гранатой ВОГ. Подтвердили это предположение и специалисты-саперы.

Учитывая неординарность ситуации к операции готовились скрупулезно. Из Москвы специально прибыли специалисты: сапер и медик. Они, вместе с хирургами предварительно отработали все этапы операции, по сути, отработав «генеральную репетицию» за сутки до самой операции. В свою очередь, хирург Юрий Воробьев заказал на заводе специальный захват с длинными ручками и с защитным экраном в форме сферы.

Изготовленный по спец-заказу захват для извлечения гранаты из тела раненного Грабовского

Данное приспособление, как предполагалось должно было защитить оперирующего хирурга в случае взрыва. Особое внимание уделили и защите всего тела врачей: хирурги и другой медперсонал, участвовавший в операции, были в бронежилетах, касках и специальных латах из метала. Помимо Воробьева в операции участвовали: в качестве ассистента хирург лейтенант медицинской службы Дорохин, анестезиолог Моисейкин. А вот медсестры, вопреки всем заведенным правилам в операционной не было. Врачи-мужчины решили всех женщин удалить из опасной зоны.

Хирург Душанбинского госпиталя подполковник Ю. Воробьев перед операцией над рядовым В. Грабовенко, которому в грудь попал выстрел от гранатомета, 1988 г.

Что касается непосредственного места проведения операции, то Грабовского оперировали в перевязочной. Попросту было решено, что в случае не благоприятного исхода, то есть, если граната все-таки взорвется, то «мощности операционной» вполне могут пригодиться и для множества других пострадавших. На момент начала операции все врачи были облачены в металлические бронежилеты, поверх которых были одеты белые халаты. У столика анестезиолога прикрепили щиток из бронированного стекла, который предварительно сняли с вертолета.

Подполковник м/с Юрий Воробьев и рядовой Грабовский после операции

Когда хирургам удалось извлечь гранату и взрыватель от нее из тела раненого осторожно уложили в заранее приготовленный ящик с песком, саперы экипированные по всем правилам защиты, вынесли боеприпас во двор. Уже там его и обезвредили.

Подполковник м/с Юрий Воробьев и рядовой Грабовский после операции

Интересный факт: подобная ситуация обыграна и в фильме «Дорогой мой человек». Там главный герой военврач тоже делает операцию, обезвреживая неразорвавшуюся мину в теле раненного разведчика.

Опубликовано: От латника до ратника

Украинские источники сообщают о критической ситуации в Северодонецке
  • Topwar
  • Вчера 17:41
  • В топе

Положение украинской группировки в Северодонецке критическое, у Киева отсутствуют резервы, способные как-то изменить ситуацию и позволить отстоять город. Об этом сообщают украинские источники, ссы...

Как Донбасс поможет развитию России

Мариупольский порт – транспортные ворота Приазовья – возобновит отгрузки в ближайшие дни. Шахты и металлургические заводы ДНР и ЛНР не останавливались даже в разгар боев. Теперь потребность в донецком...

В ожидании катастрофы. Россия устроила Западу котел

Начнем с любопытного. С очень любопытного, если не сказать больше:Американские власти рассматривают возможность снятия ограничительных мер, введенных против калийных удобрений белорусск...