Женщина спящая в зеркале

85 5384

 Ветер с остервенением гонял по площади мусор. Обрывки бумаги, пластиковые бутылки, пустые пачки из-под сигарет, жестяные банки, - всё это, повинуясь завихрениям воздуха, водило хороводы, сбиваясь в кучки. А потом разбегалось в разные стороны, как испуганная ребятня. А ещё ветру нравилось играть с людьми, мешая им убирать разноцветные брезенты, которые раньше были куполами павильонов и аттракционов заезжего Луна-парка.

 Владельцы аттракционов и их обслуга, напоминали оккупационный корпус, который вошёл в побеждённый городок. И сам "парк" был похож на военный лагерь. Три месяца ушедшего лета собирали они "контрибуции" с жителей, которые впрочем, добровольно несли деньги "победителям". Приносили сами, или прислушиваясь к просьбам детей, доверяли им отнести "дань".

 "Штабом" всего этого, бестолково раскинутого бивуака, несомненно был стоящий в центре площади, цирк-шапито. Раньше его пёстрая расцветка создавала впечатление, что цирк весело насмехался над строгой чопорностью городского костёла, стоящего неподалёку. Старая церковь хмурилась, неодобрительно посматривая на непрошеных гостей, обирающих её доверчивых прихожан, тёмными витражами окон . Все три месяца здесь не затихала весёлая ночная жизнь. Теперь же, под пасмурным сентябрьским небом, здание напоминало человека, который не высыпался долгое время. Но теперь церковь, наблюдая как от цирка остался один скелет из опор, презрительно усмехалась, и казалось ещё выше вытянула свой шпиль в небеса.

"Победители" торопились. Словно боялись - вот жители поймут, что их "грабили"и захотят вернуть свои деньги, оставленные здесь. Луна-парк, словно по волшебству, превращался из аттракционов в фуры с блестящими тягачами, которые порыкивая моторами и моргая фарами, формировались в колонну. Собирались в дорогу. Чтобы вернуться через год...

"... Год? Неужели всего год прошёл, с того момента, когда я превратился в тридцатилетнего старика? Ещё год назад, мы приходили сюда вместе, взявшись за руки. Бездумно-счастливые обходили все аттракционы. Смеялись и шутили. Пытались выиграть призы в балаганчиках. Кричали на "американских горках". Ловили друг друга, катаясь на цепной карусели. А в "комнате страха" она пугливо прижималась ко мне, страшась кукольных ведьм, мертвецов, резко встающих из гробов. Я ласково обнимал её за плечи и шепотом убеждал, чтобы она не боялась, что всё это - не настоящее. А страха - вовсе нет...

Нет страха?... Дурак, безумец, жалкий сумасшедший!.." 

 Человек в сером плаще с поднятым воротником, с силой ударил кулаком по металлическому ограждению, которое окружало Луна-парк. Но боли не почувствовал. И продолжал размышлять:

"Боли нет. Закончилась. За всё то время пока она болела и умирала. А остатки я утопил в алкоголе. Вытравил наркотиками. Остались горе и пустота. Их, пожалуй ничем не возьмёшь. Они умрут вместе со мной. Но останутся в земле вместе с телом. А душа моя встретится с ней. Там..."

 Мужчина достал из кармана плаща плоскую фляжку. Отвинтил крышку и сделал несколько глотков. Водка обожгла горло, но не согрела изнутри. И голову не затуманила. Закурив, мужчина продолжал наблюдать за трансформацией парка в большегрузные автомобили.

 "Хорошо, что лето закончилось. Замечательно, что уезжает этот паршивый балаган. Невыносимо чувствовать, как ноги сами приводят меня каждый вечер сюда, смотреть как люди веселятся. Как они вообще могут веселиться, если её уже нет? Почему эта планета до сих пор существует? Увы, моя утрата сделала из меня эгоиста. Раньше, мне в голову такая мысль не пришла бы. А теперь я буду рад любой катастрофе, которая похоронит этот проклятый мир. Я хочу, чтобы всё исчезло!..

 Из-за туч, на мгновение, робко выглянуло закатное осеннее солнце. Лучи отразились от чего-то на земле и "резанули" мужчину по глазам. Он зажмурился. Это отвлекло его от горестных мыслей, и он стал искать источник отражения. Это были зеркала. Из "комнаты смеха". Оказалось, что аттракцион не торопился в путь, как его собратья. Хозяин, крупный, уже седой мужчина, высокий, с крепкой шеей и громадными ручищами, вынес все зеркала из павильона и, расставил их полукругом перед креслом, где восседал сам. Просто сидел, и с улыбкой рассматривал отражения сборов Луна-парка. Начал накрапывать дождик, но владелец зеркал не обратил на это ни малейшего внимания. Казалось даже наоборот - он был рад дождю, капли которого помогали зеркалам ещё сильнее извращать реальность. Хозяина смешили проезжающие за его спиной фуры. Отражаясь в кривых зеркалах, они были - то длинные, но низкие. Или короткие, но высокие. На огромных колёсах. И на совсем крохотных. В другом зеркале машина была похожа на ползущую гусеницу с белыми, светящимися глазами. Хозяин похохатывал. Между колен у него была зажата наполовину пустая, литровая бутылка "Бехеровки", к которой он периодически прикладывался.

 Мужчина, стоящий за ограждением, с удивлением рассматривал "повелителя кривых зеркал". Неожиданно ему тоже захотелось заглянуть в искажающие стёкла. Как год назад. Когда она смеялась вместе с ним...

 Он решительно отодвинул один край секции ограждения и боком протиснулся на территорию парка. Подойдя к павильону, он остановился в нескольких шагах от спинки кресла, где сидел довольный зрелищем хозяин.

 "Зеркала-уроды, - подумал мужчина. - Год назад, они над нами издевались. А мы с ней, смеялись, держась за руки..."

- Простите! - неожиданно развернулся в кресле хозяин, и изучающе посмотрел на мужчину. - Мне послышалось, что вы моих маленьких друзей назвали уродами? - в голосе говорившего не было ни намёка на раздражение. Только сильное удивление.

- А разве я разговаривал вслух? - недовольно пробурчал мужчина. Такое с ним периодически стало происходить. Особенно часто - когда он дома, в одиночестве, вкалывал себе дозы морфия. Чтобы поспать немного. Он достал флягу и демонстративно сделал большой глоток, крепко выдохнул.

- Ваше здоровье! - взмахнул своей бутылкой хозяин, и тоже отхлебнул ликёра из горлышка. - Нет, мой дорогой. Думали вы, про себя. Но ваше горе ретранслирует всё, что вы думаете по "громкой связи"! - в глазах хозяина вспыхнули насмешливые искорки. А лицо помолодело и резко контрастировало с седыми волосами. - Хотите спросить откуда я узнал? Те, кого вы назвали "уродами" сказали. Сказали и показали! - хозяин откровенно расхохотался.

 Мужчина в плаще отвёл глаза от говорившего, и посмотрел в зеркало. Там стоял сгорбленный человек с мёртво-бледным лицом. Казалось, что его "придавило" к земле непосильная ноша.Подойдя поближе, и встав перед креслом хозяина "комнаты", он увидел, как в других зеркалах сгорбленного человека можно было рассмотреть с трёх сторон.

- Можно было бы и сзади поставить зеркала, образуя правильный круг, - задумчиво произнёс владелец. - Но бессмысленно. Ибо Креатор не дал нам глаз на затылке.

- Креатор? Это - Создатель? - спросил мужчина, сделав ещё глоток из фляги.

- Наверно,- пожал плечами собеседник. Он внимательно рассматривал отражения мужчины. Вздохнул. И без перехода спросил: - Значит теперь знаете, что страх существует?

 Мужчина в плаще отшатнулся. Лицо его исказила гримаса величайшего удивления.

- Не стоит удивляться, - грустно усмехнулся хозяин, и сделал глоток из бутылки. - Просто скажите, какой у вас страх?

 Мужчина мгновение колебался. Стоит ли рассказывать незнакомому чудаку? И усмехнулся про себя: " Почему бы нет? Что это изменит для меня? Разве осталось то, на что мне не наплевать? "

- Я очень сильно боюсь, что не сделал всего возможного для неё... - произнёс он, поражаясь как спокойно это прозвучало.

- И что теперь собираетесь делать? - с интересом спросил хозяин. - Пить, курить, "торчать"?... Кстати, у меня остался чудесный турецкий гашиш, с прошлого сезона в Турции. Этакий "шоколад поэта". Хотите? Нет? Как угодно. Или хотите избавится от страха? Раз и навсегда...

 Мужчина бросился к креслу хозяина и схватил его за руку.

 - Помогите! - крикнул он. - Пока я не сошёл с ума!

 Хозяин пристально посмотрел ему в глаза. Увидел там, то что хотел, поднялся и показал рукой на павильон.

 - Пойдёмте. Но знайте, что результат может быть прямо-пропорциональный, - взял его под руку и повел к "комнате". - За прошедший год - результат 2 из 10. И тогда становится ещё хуже, чем было.

- Чем было?! - рассмеялся мужчина в плаще. С истерическими "нотками".

- Ваш смех - преждевременен, - "зеркальщик" произнёс последнее слово, растянув его. - Скажите, а вы знаете, что такое зеркало?

- Нет, наверно нет.., - ответил мужчина.

- Вы честны. Мало кто знает, что на самом деле представляют собой зеркала, - хозяин мягко улыбнулся. - Первое из них, причисляют Бронзовому веку. Это - мгновенная фотография. Людей и эпох. Заходите, не стесняйтесь.

 Он открыл дверь и посторонился, любезно пропуская гостя. Тот вошёл внутрь. Хозяин нащупал на стене выключатель. Комнату залило электричеством из ярких ламп. Мужчина, прищурившись, осматривал помещение. Белые стены, без зеркал, казались голыми. Посередине комнаты стояло глубокое кресло с оранжевой обивкой. Резные, удивительно искусно выполненные подлокотники. Напротив него стояло нечто, задёрнутое сияющей белизной тканью.

- Присаживайтесь по-удобней, - любезно сказал хозяин. - Вот пепельница (зеркальная) - можете курить. Осталось ли у вас, во фляжке?

- Осталось, - сказал мужчина, опускаясь в роскошное кресло.

- Вот и чудно. Но если надо, - тут есть бутылка "Самбуки". Сладкая, как чёрт знает что, но иногда помогает. - отозвался владелец аттракциона. Смотрите!

 Он сдёрнул ткань с предмета. Это было старое зеркало с трюмо. Тёмная массивная рама, в виде ствола юного дерева с "пеньками" на месте прошлых веток...

  Посетитель узнал его сразу. Свадебный подарок её прабабушки. Вывезенное её прадедом из Индии...

"Когда она умерла, я выкинул все зеркала из дома. Чтобы не завешивать их траурной тканью. А это зеркало, я "пристроил" возле мусорной "кески". Но на следующий день, когда выносил мусор - его уже не было... Понятно кто забрал..."

 - Я выключу свет и выйду, - вывел его из оцепенения хозяин. - Не буду вам мешать! - и он, широко и дружелюбно улыбнувшись выполнил, что обещал...

 Когда погас свет, мужчина поудобнее расположился в кресле. Глаза уже стали привыкать к темноте. Контуры рамы зеркала обозначились. Но тут, - стекло стало слабо мерцать...

 Поначалу, мерцания напоминали мелкую зыбь моря. Но постепенно картина внутри зеркала обрела чёткие очертания:

 Это была гостиная в их небольшой квартире. Обставленная старинной мебелью, и её заботами - она была очень уютная. Им нравилось проводить там время вдвоём. Сидеть в креслах и читать книги, изредка обмениваясь впечатлениями. Или сервировать ужин прямо на ковре. При свечах. Посмотреть вместе какой-нибудь интересный фильм, а потом обсуждать его, иногда споря...

 Посередине их гостиной стояло кресло, где безмятежно спала необычайно красивая женщина. Бледная кожа очаровательного личика. Слегка вьющиеся русые волосы, свободно спадающие с наклонённой, во сне, головки. Безвольно свесившаяся рука. Рядом, на боку лежит огромный пузатый бокал, с остатками красного сухого вина, которое даже не вытекло на ковёр. 

" Удивительно, что зеркало показывая всё в чёрно-белом цвете, - раскрасило вино. А было это в тот день, когда наша жизнь перевернулась, как корабль - к верху дном. Я помню, как пришёл из больницы, куда меня вызвал телефонным звонком врач. И сообщил, что надежды никакой нет. Что ты скоро уйдёшь... Да, ты спала, когда я вошёл в квартиру. Я тихонечко сел на стул возле двери и любовался тобой. А сердце моё разрывалось от любви и жалости. Слёзы текли у меня по щекам, хотя я не плакал. Твоё детское посапывание усиливало ощущение безысходности и неотвратимости. Почему я не в силах помочь, если готов отдать свою жизнь?.."

 По зеркалу пробежала лёгкая рябь, очертания гостиной стали размытыми. Но через мгновение обозначились снова. Теперь изображение было цветное. И женщина сидела уже у открытого окна, откинувшись в кресле-каталке. Поразительная перемена произошла в ней. На осунувшемся, задёрнутом страданием лице, жили большие прекрасные глаза...

"Полгода прошло, как мы узнали, что она больна. В то время ноги уже отказали ей. А она этого стеснялась. И с огромной благодарностью смотрела на меня, потому что я старался сделать всё возможное, чтобы ей было хорошо. И пытался поверить в своё враньё ей и себе. Что всё ещё будет хорошо. Она слабо улыбалась, гладила меня по руке, кивала головой. Всё чаще просила, чтобы я открыл окно и подкатил кресло к нему. И сидела так долго. Мне казалось, что она разговаривает с Природой. Хочет что-то робко объяснить. Или попросить..."

 Зеркало снова покрыла рябь. Гостиная снова изменилась. Теперь посередине стоял гроб, в котором лежала женщина. Убранная в погребальное белое платье (она так попросила). На худом личике освобожденное спокойствие. 

"Я боялся тогда только мгновения, когда за ней придут могильщики и отберут её у меня навсегда. Сидел возле гроба и тихонько говорил тебе, что ты поступила нечестно, оставив меня одного здесь. Просил тебя, чтобы ты забрала меня с собой. Извинялся, что не смог ничего сделать, чтобы ты осталась..."

Сквозь застилавшие глаза слёзы, мужчина неожиданно увидел, как отделилась от лежащего в гробу тела светлая Душа. Она встала перед ним и протянула ему руки. На лице светилась её привычная добрая улыбка. 

... Его рывок к зеркалу был стремителен. Но ноги неожиданно завязли в, ставшем мягким, полу. У него получилось только упасть на колени и протянуть руки к ней. Глухой, звериный вой вырвался из его груди...

 Так и застал его вернувшийся хозяин. Он подошёл к мужчине и, взяв за плечи, легко поставил его на ноги. Поддерживая, чтобы тот не упал, вывел его на улицу. Там уже наступило утро. Утро ласкового осеннего дня, какие бывают, поражающие своим спокойствием и умиротворением. 

 Хозяин усадил мужчину на скамейку. Протянул бутылку и настойчиво заставил его сделать глоток. Это помогло. На щеках мужчины проступил лёгкий румянец.

- Видите, вам повезло! Вы боялись, что сделали не всё возможное для неё, - тепло сказал "повелитель зеркал". - Теперь она сама вам сказала, как вам благодарна. Мало того - она хочет, чтобы вы прожили эту жизнь за всех троих!..

- Троих? - удивлённо поднял лицо залитое слезами мужчина.

- Троих! - ласково улыбнулся хозяин. - Она ушла не одна. Они вдвоём ждут вас Там!..

Они там есть: Свой среди чужих

Один Человек с ТОЙ стороны ЛБС недавно написал: «Я боюсь сдохнуть среди чужих, за чужих, и врагом для своих. Мысли о такой смерти приводят меня в ужас» — это, наверное, именно те слова,...

Обсудить
  • Добавил драмы под конец. Узнав про "троих" реально можно не удержаться. ) Суицидинг всякий постишь))) Кавычки лишние убирай, мля) Опять понаставил где не надо. Образные определения к действию предметов, порсонификация стихий - им это не нужно, ты ими как бы показываешь, что не веришь в собственное видение картины. Подумай об этом.
    • murka7
    • 11 августа 2017 г. 09:51
    Да, зеркала помнят всё...
  • навырезал силуэтов из картона :blush: рассказ для публикации исключительно в сборнике это если для стороннего читателя а так - в стиле :thumbsup: :thumbsup: :blush: т.е. ГГ ваще кабздец )))) хозяин зеркал напомнил "клоуна"-демона  из кинчика "Спаун"
  • Иногда нелепость смерти может свести с ума... Где взять сил?  Не каждому достанется "повелитель зеркал"  и никому не суждено вернуться. Вот. Про печаль. А утро было таким добрым )))
  • Мысль первая: чё за мыло? Мысль вторая: круть! Мысль последняя: троих? А вот ниже пояса можно было и не бить. Больно же.  :thumbsup: :hand: