Пол Кругман: Греция и Германия играют в "слабо?"

8 6185

В среду Европейский центральный банк объявил, что больше не будет принимать греческие облигации в качестве залога по кредитам. Этот шаг является скорее символичным, нежели непосредственно действенным. Итак, грядет момент истины, и не только для Греции, но и для Европы в целом и, в частности, для ЕЦБ, которому наконец придется решать, на кого он работает.

Кратко суть ситуации можно выразить в следующем диалоге:


Германия Греции: Какая симпатичная у тебя банковская система. Было бы очень неприятно, случись с ней что нехорошее.

Греция Германии: Вот как? Что же, мне бы очень не хотелось, чтобы ваш прекрасный и блестящий Европейский Союз ее разрушил.

 

Или, если вы хотите услышать более скучную версию: Германия приказывает Греции начать выплачивать долг в полной мере посредством перехода к режиму жесткой экономии. Это подразумевает, что если Греция откажется, то ЕЦБ немедленно прекратит поддержку греческих банков. Казалось бы, что это и есть то, что подразумевалось ЕЦБ в среду, но нет. Это добило бы и без того на ладан дышащую греческую экономику.

Тем не менее, взваленное на Грецию ярмо провоцирует некие риски для экономики не только Европы, но и всего Евро-проекта, всем 60-летним попыткам построить мирное и процветающее демократическое общество. Возможно, что банковский коллапс заставит Грецию отказаться от евровалюты. В случае, если даже одна страна откажется от евро, инвесторы примут к сведению факт, что господство этой валюты обратимо.

Также хаос в Греции может привлечь неблагоприятные, зловещие политические силы, усиливающие свое влияние в Европе при набирающей обороты Второй Великой Депрессии. Во время весьма напряженной встречи с германским коллегой, министр финансов Греции не постеснялся выложить козырную карту «1930е». «Нацизм поднимет свою уродливую голову в Греции», - заявил он, делая отсылку к «Хриси Авги», к не-слишком-нео-нацистской партии, которая сегодня в стране является третьей по величине.

Сейчас мы наблюдаем за очень опасным конфликтом. Это выходит за рамки дипломатии, это игра в «слабо» двух набитых динамитом грузовиков, с чудовищной уверенностью несущихся навстречу друг другу на узком серпантине. И все это происходит на территории ЕС, который вроде как должен быть оплотом продуктивного сотрудничества и кооперации, каким он и был когда-то.

Как же Европа докатилась до такого? Что произойдет в конце игры?

Как это часто бывает, Греческий кризис возник из-за популизма. Это то, что происходит, когда политики говорят избирателям лишь то, что те хотят услышать, дают обещания, которые не в состоянии выполнить, и не могут заставить себя взглянуть в лицо жестокой реальности и начать, наконец, принимать ответственные и сложные, но катастрофически необходимые решения.

Я говорю о канцлере Германии Ангеле Меркель и ее коллегах.

Греция всеми теми бесконтрольными и безответственными займами сама загнала себя в угол, что, в свою очередь, было бы невозможно без такого же бесконтрольного и безответственного кредитования. И теперь пришло время расплаты за свое легкомыслие. Давайте заглянем в будущее: сколько еще протянет Греция? Для любого, владеющего математикой на уровне «2+2» очевидно, что эта страна не может выплатить задолженность полностью.

Германских политиков, видимо, математике не учили. Они выбрали легкий путь: опираясь на стереотип о беспомощности и безответственности Южной Европы, они читают нотации о легкомыслии заемщиков, и заявляют, что долги должны и будут выплачиваться полностью. И теперь, когда Греция наконец-то заявляет, что брать в долг дальше не может, Германская сторона все продолжает твердить одно и то же.

Может Германия надеется на повторение 2010го? Тогда ЕЦБ угрозами изолировать банковскую систему принудил Ирландию принять программу жесткой экономии. Но это вряд ли сработает с Греческим правительством, избранным непосредственно для того, чтобы этого избежать.

Более того, все еще есть надежда на то, что ЕЦБ откажется от этой игры.

В среду ЕЦБ сделал объявление, прозвучавшее как наказание для Греции, однако им не являющееся. Важнейший канал поддержки греческих банков (беззалоговое кредитование) остался незатронутым. Итак, это был звонок будильника, и еще спорно, для кого в большей  степени: для Греции или Германии.

А что, если Германия так и не проснется? В таком случае нам остается надеяться, что ЕЦБ вспомнит, что его основным назначением является защита Европейской экономики, а не сбор средств с должников Германии. Как я и сказал: грядет момент истины.

NYTimes. Перевод специально для КОНТа  - Полина Чайковская, Селадо.

Пол Кругман - профессор экономики, лауреат Нобелевской премии по экономике в 2008 году.

Лучшая стратегия та, которую не видит противник

Полагаю, каждый не раз слышал про то, что у Путина нет стратегии. Что его действия ситуативны. Он лишь отвечает на вызовы, а настоящего плана действий у него нет.Ну а знаменитые "многоходовочки" это л...

Фото дня. Переговорная комната Сергея Лаврова с многозначительным фото

В эти дни Министр иностранных дел России Сергей Лавров находится в Стокгольме на встрече Совета министров иностранных дел Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).В переговорной ко...

Скандал с выдворением из России ополченца ЛНР: неожиданные подробности

Как ранее сообщала «Русская Весна», Октябрьский районный суд Липецка приговорил к принудительному выдворению из России ополченца Олега Снидинова, что вызвало широкий рез...

Обсудить
    • orlov
    • 13 февраля 2015 г. 19:45
    Думается, все расходы и доходы Греции всегда четко отслеживались. Так что какая бесконтрольность расходов? Все кто надо их хорошо знал.
    • Milena
    • 13 февраля 2015 г. 23:17
    ха, это как наша статистика, на севере жирные, на юге тощие, а в среднем такая стройная Европа