Еврейское счастье – это когда удаётся обмануть огромное число людей и заработать на этом обмане много денег!

32 11086

На просторах Интернета я нашёл сегодня интересный еврейский сайт, где прочёл статью:

Ниже эта статья целиком без купюр. В ней подаётся история Ротшильдов как величайшая победа одной еврейской семьи над частью человечества. 

Мол, какие они умные и удачливые! – всем бы евреям так разбогатеть, как разбогатели однажды Ротшильды!

«Кто владеет информацией, тот владеет миром»


"Знаете ли вы, что фраза «Кто владеет информацией, тот владеет миром» стала знаменитой благодаря стремлению Ротшильдов первыми узнавать новости?! 

Это стремление Ротшильдов, а также единственное (кроме денег) хобби – разведение почтовых голубей – однажды помогли им сделать целое состояние.

Это было в 1815 году, когда после триумфального возвращения Наполеона, так называемых «ста дней», фондовые биржи ждали исхода решающей битвы при Ватерлоо. Ждали его и братья Ротшильды: Натан – в Лондоне, Якоб – в Париже, предварительно изрядно пополнив свои голубятни в северо-западной Европе.

Начало сражения явно было за Наполеоном, об этом известили Лондон. Но наблюдатели не предвидели, что на помощь армии Веллингтона придёт прусский корпус Блюхера, который и решит исход сражения. 

Наполеон был повержен. Голуби с шифрованными донесениями об этом были срочно отправлены Ротшильдам. Утром Натан (с целью дезинформации общества – А.Б.) уже сокрушался по поводу успехов Наполеона и продавал свои акции. 

Тот же трюк проделал в Париже и Якоб. 

На бирже началась паника – ведь Ротшильды, которые все новости узнают первыми, продавали бумаги! Следом за ними продавать свои акции начали все. Произошёл обвал английских, австрийских, прусских ценных бумаг. А в это время агенты Ротшильдов скупали эти же бумаги за бесценок...

Только через двое суток на бирже узнали, что на самом деле Наполеон битву проиграл!

Люди теряли состояния, а Ротшильды за один день заработали 40 миллионов фунтов стерлингов (!) и стали обладателями значительной части британской экономики!"

Источник.

Энциклопедическая справка: Династия Ротшильдов (нем. Rothschild, известная также как Дом Ротшильдов или просто Ротшильды) — европейская династия банкиров и общественных деятелей еврейского происхождения, чья история восходит к концу XVIII века. В 1816 году, как только Ротшильды сказочно разбогатели, император Австрийской империи Франц II пожаловал удачливой еврейской семье баронский титул. Ротшильды стали принадлежать высшему свету австрийского дворянства. Британская ветвь династии была принята при дворе королевы Виктории. Считается, что с XIX века Ротшильды имеют самое крупное состояние в мире. Источник.

Для нас должно быть любопытно, что за 10 лет до того, как евреям-Ротшильдам удалось  буквально озолотиться на обмане общества относительно победы/поражения Наполеона Бонапарта, тот же Наполеон Бонапарт выступал во французском Сенате с речью, в которой он указал, что евреи поступают как стервятники человечества, и в отношении их надо издать исключительные и специальные законы:

«Евреи – главные возмутители в современном мире. Они стервятники человечества. Зло в них исходит не от отдельных личностей, но от коренной природы сего народа. Деятельность еврейской нации со времён Моисея, в силу её предрасположенности, заключалась в ростовщичестве и вымогательстве. Французское правительство не может равнодушно смотреть на то, как низкая, опустившаяся, способная на всякие преступления нация захватывает в своё исключительное владение обе прекрасные провинции старого Эльзаса! Целые сёла обобраны евреями, они снова ввели рабство. Это настоящие стаи воронов! Это черви и саранча, опустошающие Францию! Евреи являются нацией, способной к самым ужасным преступлениям. Я хотел сделать из них нацию граждан, но они не годны ни к чему, кроме торговли подержанным добром. Я был вынужден провозгласить законы против них за их ростовщичество и крестьяне Эльзаса передали мне свои благодарности. Философскими учениями не изменишь их жидовского характера, для них нужны исключительные, специальные законы. К евреям относятся с отвращением, но надо признать, что они действительно отвратительны! Их презирают, но ведь они и достойны презрения!» (Наполеон Бонапарт, 7 мая 1806 года).

*   *   *

Схожая по масштабам финансового мошенничества история произошла в начале XVI века в Голландии. Евреи-спекулянты, фамилии которых до сих пор не озвучены, смогли тогда заставить сыграть в "лохотрон" целый народ!

Подробности в статье:

«Тюльпановая лихорадка» в Голландии

Тюльпан, а не какой-либо другой цветок, стал предметом грандиозной спекуляции, разорившей в начале 16 века одну из самых экономически развитых стран Европы – Голландию.

Как и большинство других декоративных растений, тюльпан попал в Европу с Ближнего Востока. Но тюльпан обладал одной интересной особенностью. Из его луковиц вырастали красивые цветки той или иной окраски, а через несколько лет она неожиданно менялась: на лепестках появлялись полосы, каждый раз разных оттенков. 

Сейчас уже известно, что это результат вирусного заболевания тюльпанов. Но тогда это выглядело чудом. Если торговец бриллиантами должен был купить за большие деньги новый алмаз и огранить его по-новому, то владелец одной-единственной тюльпановой луковицы мог стать владельцем нового, неповторимого сорта, стоившего на тюльпановом рынке уже на несколько порядков больше.

В 1612 году в Амстердаме был опубликован каталог Florilegium с рисунками 100 разновидностей тюльпанов. Новым символом преуспевания заинтересовались многие европейские королевские дворы. Благодаря этому, тюльпаны подскочили в цене. 

В 1623 году луковица редкого сорта Semper Augustus, пользующегося большим спросом, стоила тысячу флоринов, а в разгар тюльпанового бума в 1634-1636 годах за неё платили до 4600 флоринов. 

Для сравнения: свинья стоила 30 флоринов, а корова – 100 флоринов.

Второй причиной тюльпанового бума стала эпидемия холеры 1633-1635 гг. Из-за высокой смертности в Нидерландах стало не хватать рабочих рук, поэтому зарплаты выросли. У простых голландцев появились лишние деньги, и, глядя на тюльпановое безумие богатых, они стали вкладывать в собственный тюльпановый бизнес.

Тюльпаны – растения сезонные. До тюльпанового бума торговля ими ограничивалась периодом с мая, когда луковицы цветов выкапывали, до октября, тогда их сажали, а зацветал тюльпан следующей весной. 

Но бешеный спрос на цветы существовал круглый год! 

В конце 1635 года тюльпаны стали «бумажными»: большая доля их «урожая» 1936 года приобрела вид фьючерсных контрактов. 

Началась спекуляция контрактами, как любыми другими ценными бумагами. 

Сделка купли-продажи выглядела тогда примерно так: «Дворянин покупает тюльпаны у трубочиста на 2000 флоринов и сразу продаёт их крестьянину, при этом ни дворянин, ни трубочист, ни крестьянин не имеет луковиц тюльпанов и иметь их не собирается. И так покупается, продаётся, обещается больше тюльпанов, чем их можно вырастить в Голландии».

Первый звоночек прозвенел в конце 1636 года, когда производители тюльпанов и городские магистраты наконец увидели, что торговля идёт в основном «бумажными» тюльпанами. С резким увеличением количества игроков на тюльпановой бирже цены стали скакать в ту и другую стороны быстрее, чем понижался или поднимался реальный спрос. 

В хитросплетениях рынка могли разобраться только эксперты. Они и посоветовали в начале 1637 года снизить покупки. 2 февраля покупки фактически прекратились, все продавали. Цены падали катастрофически. Разорялись и бедные, и богатые.

Правительство поняло, что нельзя винить в тюльпановом безумии какую-то определённую категорию своих граждан. Виноваты были все. По стране разослали специальные комиссии, разбиравшие споры по тюльпановым сделкам. В итоге большинство продавцов согласилось получить по 5 флоринов из каждых 100, что полагались им по контрактам.

Многие хозяйства пошли с молотка. Многие бедняки стали ещё беднее. А Голландия ещё долго страдала от последствий спекулятивной лихорадки. Пострадали и дельцы из Лондона и Парижа, куда она успела переброситься. 

Тюльпаны же из "ценных бумаг" опять превратились в просто цветы, объект услаждения взора прохожих и гостей.

Источник.

Итак, "еврейское счастье" – это когда удаётся обмануть огромное число людей и заработать на этом обмане много денег!

А залогом этого «еврейского счастья» является стремление евреев держать под контролем умы всего человечества, поскольку семейство Ротшильдов научило их великой еврейской мудрости: «Кто владеет информацией, тот владеет миром».

С тех пор подавляющее большинство мировых и российских СМИ находится в руках исключительно евреев, а все так называемые олигархи – это тоже в подавляющем большинстве – евреи.

Так и живём! Живём внутри информационного пространства, созданного для народов планеты евреями!

Два еврея нашли в себе смелость в разное время открыто сказать об этом.

Первый еврей – личный биограф тех же Ротшильдов – Марк Эли Раваж, который так и написал в 1928 году:

"Если вы настолько серьёзны, чтобы говорить о еврейских заговорах, могу ли я заострить ваше внимание на один из них, стоящий разговора. Что толку тратить слова на контроль общественного мнения еврейскими банкирами, газетными и кино-олигархами, когда вы с таким же успехом можете обвинить нас в том, что мы контролируем всю вашу цивилизацию посредством еврейского Евангелия.

Вы ещё не знаете глубины нашей вины. Мы врываемся везде, мы везде поднимаем драку, и мы везде убегаем с добычей. Мы всё извращаем. Мы взяли ваш естественный мир, ваши идеи, ваше предназначение и всё это перемешали и извратили. Мы были в начале не только Первой Мировой Войны, но и всех ваших войн; не только Русской, но и всех ваших революций в истории. Мы принесли несогласие, раздоры, смятение и депрессию во все ваши личные и общественные дела. И мы до сих пор только этим и занимаемся. И кто скажет, сколько ещё мы будем этим заниматься?.." (Издание "The Century Magazine", январь 1928, Volume 115, Number 3, Pages 346-350).

Второй еврей – глава Сбербанка Герман Греф, выступление которого в 2012 году на Международном экономическом форуме было записано на видео:

Герман Греф, будучи большой фигурой в управленческом звене Российской Федерации, знает о чём говорит! И его признание, что нашими умами манипулируют, а многое скрывают, дорогого стоит!

Кто манипулирует нами?

А те самые мошенники, рвущиеся к мировой власти, которые убеждены: «Кто владеет информацией, тот владеет миром».

Приложение:

"Почему евреи-ашкеназы так похожи друг на друга?"https://cont.ws/post/272304

18 мая 2016 г. Мурманск. Антон Благин

Комментарии:

Игорь Шумилов: уважаемый Антон! Спасибо за Ваши статьи. Хочу задать Вам такой вопрос по еврейской теме.

Как Вы объясните такой феномен: очевидно, что среди этого племени очень много одарённых и часто гениальных особей в артистической среде и вообще в области культуры (писатели, поэты, художники, спортсмены и т.д.). Понятно, что если направить ребёнка по этому пути с самого детства, дать ему достойное образование, всячески способствовать продвижению на этой стезе, он достигнет каких-то успехов, но всё же... Может быть изменения в генетике оказали какое-то влияние на их культурный центр (в голове)? Ну... хоть в чём-то пусть будут полезны человечеству. Неплохо было бы прочитать по этому поводу расширенную статью от Вас, но вполне буду удовлетворён и простым ответом. С уважением, Ваш читатель.

Антон Благин: здравствуйте, Игорь! Вы мыслите в правильном направлении. Мы, русские, армяне, чукчи и так далее... с детства учимся жить людьми среди людей, а евреев их родители учат жить буквально "волками среди овец". На это их нацеливает так называемая "священная Тора" и раввины, которые исполняют роль "духовных учителей" евреев. И вот что эти "духовные учителя" внушают евреям-родителям: 

"Отец и мать не могут удовлетвориться тем, что их дети получили поверхностные знания, они должны стремиться дать им основательное еврейское образование. Недопустимо откладывать их религиозное воспитание до тех пор, пока они достигнут школьного возраста. Тратить первые годы, когда дети наиболее впечатлительны, только на волшебные сказки и детские стишки столь же безответственно, сколь и неразумно". (Хаим Донин. "Быть евреем", "Единство", Ростов-на-Дону, 1991, стр. 140-141).

Узнать, на каких сказках ИУДЕИ ВОСПИТЫВАЮТ СВОИХ ДЕТЕЙ, или почему ИУДА У НИХ – ГЕРОЙ, А У НАС – ПОДЛЕЦ?!, вы можете по этой ссылке.

Они ТАМ есть! Обреченные на восстание

Жители украинских территорий из последних сил цепляются за то, что когда-то было. Они прекрасно понимают, что все ушло и прошлого не вернуть. Что теперь само слово «Украина» несет не мы...

Неофициальные рекомендации на период эпидемии COVID-19 от 03.09.2021

Приветствую вас, континенталисты, и, конечно, всех коллег, кто читал первую статья от 09.07.2021 и сейчас читает вторую.Прошло почти 2 месяца. Я благодарен всем, кто и посмотрел, и кто одобрил первую ...

Обсудить
  • А вот шикарный художественный (!) фильм "Акции Ротшильда под Ватерлоо / Die Rothschilds" (1940), производства польских (немецких?) кинематографистов. Никакой политики, ксенофобии или антисемитизма. Смотрится на одном дыхании: https://www.youtube.com/watch?v=2tsQtnNCbvM
  • Таки Да..Так и будем жить
  • Кстати о Наполеоне:-) К 1806 году еврейский вопрос во Франции приобрел такое значение, что Наполеон, вскоре после того, как стал императором, а может быть даже и раньше, увидел, что одной из его самых трудных задач будет вовсе не французский, а совершенно, казалось бы, чуждый, — «еврейский вопрос». Престиж Наполеона сильно страдал в это время в глазах французов из-за особых симпатий, которые он, по их мнению, выказывал по отношению к евреям. Он получал столько жалоб и просьб из народа о защите от евреев, что, обращаясь к Государственному Совету, он однажды сказал: «Евреи, как саранча, пожирают мою Францию... это — нация внутри нации». В то время даже ортодоксальный иудаизм энергично отрицал подобное определение. Еврейский вопрос не переставал мучить людей в течение столетий, и Наполеон действуя, как всегда, прямо и решительно, взял быка за рога, потребовав ответа на извечный вопрос: действительно ли евреи желают стать частью другой нации, в данном случае французской, и жить по ее законам, или же они тайно подчиняются иному закону, который предписывает им разлагать и поработить народы, среди которых они живут? И потребовал теперь, чтобы евреи сделали выбор между существованием, как отдельная нация, и слиянием с народом, в среде которого они жили. В самом Государственном Совете мнения по еврейскому вопросу разделились, после чего Наполеон вызвал и Париж 112 ведущих представителей иудаизма из Франции, Германии и Италии, предложив им дать ответ на ряд вопросов. Неевреям обычно плохо понятен тот странный мир, с которым теперь столкнулся Наполеон, и некоторую ясность могут внести в него высказывания известных авторов, Кастейна и Чемберлена: «Благодаря тому, что евреи считают себя избранным народом, которому обещано спасение, еврейский мир всегда был иудеоцентричен», и «евреи способны рассматривать все исторические события, только поставив себя в их центр, как единственное, о чем заботится Создатель.». Первый из цитированных нами авторов — еврей-сионист, который вероятно назвал бы второго антисемитом; как видит читатель, их взгляды на сущность иудейского мировоззрения совершенно одинаковы. Всем знатокам вопроса ясно, что по сути никакого расхождения по данному вопросу между талмудистами и их противниками не существует. Вопросы, поставленные Наполеоном, показывают, что он прекрасно разбирался в характере иудаизма и созданных им нормах человеческих отношений. Для него не было секретом, что по учению иудейского «закона», мир был сотворен в точно определенное время исключительно для евреев, и что все в нем происходящее рассчитано заранее и совершается лишь для того, чтобы закончиться еврейским триумфом. Кастейн в наше время, говоря о персидском царе Кире, завоевании им Вавилона в 538 году до Р.Х. и освобождении евреев из вавилонского плена: «Если величайший властитель своего времени был просто орудием в руках еврейского Бога, то это означает, что этот еврейский Бог вершит судьбами Не только еврейского, но и всех других народов, судьбами всего мира». Вначале Наполеон готов был сделать и себя самого «орудием в руках еврейского Бога», пытаясь захватить Иерусалим для евреев, но был отражен англичанами под Акром. Став императором, он больше не собирался быть орудием в чьих бы то ни было руках. Теперь он решил заставить евреев открыто высказаться по вопросу, чьи законы они считают для себя обязательными. Его вопросник был составлен настолько хитро, что отвечавшим приходилось либо отрекаться от своей главной идеи, либо открыто признавать ее; попытки уклониться от прямого ответа могли привести к последующему обвинению в обмане. Кастейн, разумеется, называет эти вопросы «возмутительными», но «возмутительна» всегда любая критика со стороны стоящих «вне Закона», т.е. не-евреев. В другом месте своей книги Кастейн, однако, с невольным восхищением вынужден признать, что Наполеон в своих вопросах «правильно понял сущность проблемы»; этой похвалы еврейского историка не удостаивается ни один другой из нееврейских правителей. Другими словами, если бы простые смертные вообще способны были найти разрешение «еврейского вопроса», то Наполеон ближе всех подошел к этому, поскольку его расследование затронуло самую суть вопроса, предоставив честным людям выбор между обязательством лояльности и открытым сознанием в закоренелой нелояльности. Делегаты, избранные еврейскими общинами, прибыли в Париж, и оказались там в затруднительном положении. С одной стороны, все они были воспитаны в древней вере, требовавшей от них всегда оставаться «отдельным» народом, избранным Богом, чтобы «унижать и уничтожать» другие нации и в конце концов «вернуться» в землю обетованную; с другой стороны, они только что смогли получить наибольшие выгоды от революции, а задававший им вопросы один из главных ее героев еще не так давно собирался восстановить еврейский Иерусалим. И теперь он вдруг спрашивал их, считают ли они себя частью той нации, которой он правил, или нет? Вопросы Наполеона, как стрелы по цели, били по самому существу Торы-Талмуда, построивших стены между евреями и остальным человечеством. Главными вопросами были: разрешает ли еврейский закон смешанные браки; считают ли евреи французов «чужими» (чужеземцами) или братьями; считают ли они Францию своей родиной, законы которой обязательны для них; делает ли иудейский закон различие между еврейскими и христианскими должниками? Все эти вопросы неизбежно обращались против дискриминирующих расовых и религиозных законов, которые левиты нагромоздили на древние нравственные заповеди, фактически уничтожив их. В полном свете гласности и по всей форме. Наполеон поставил перед еврейскими представителями именно те вопросы, которые в течение многих столетий все человечество всегда задавало евреям. В ослепляющем свете этого расследования у еврейских депутатов оставались только две возможности: либо честно отвергнуть навсегда собственный расовый закон, либо же, отказываясь от него только притворно, в действительности сохранить ему верность (маневр, официально разрешенный, как известно, Талмудом). Как пишет Кастейн, «еврейские ученые, призванные опровергнуть выдвинутые против них обвинения, оказались в крайне трудном положении, поскольку для них каждое слово Талмуда было священно, даже его легенды и сказки» .Этим еврейский историк сам признает, что евреи могли уклониться от вопросов только ложью, так как их собрали вовсе не для «опровержения обвинений»; от них всего лишь ожидали правдивых ответов. Еврейские делегаты, как и следовало ожидать, авторитетно заявили, что еврейской нации больше не существует, что они не желают больше жить в закрытых, самоуправляемых общинах-гетто, и что они во всех отношениях считают себя французами и никем иным. Их единственная оговорка относилась к смешанным бракам; таковые, по их словам, были возможны только по «гражданским законам». Следующий шаг Наполеона даже Кастейн вынужден признать гениальным. С его помощью был установлен непреложный факт, что поставленные перед необходимостью отвечать на жизненно важные вопросы (жизненно важные для народов, среди которых жили евреи), официальные представители еврейства дадут либо заведомо лживые ответы, либо же обещания, которые они не станут выполнять. Наполеон хотел придать полученным им ответам на его вопросник наиболее официальную форму, которая обязала бы евреев повсюду и навсегда к выполнению обещаний, данных их старейшинами, для чего он потребовал созыва верховного органа еврейства — Великого Синедриона. Со всех концов Европы в Париж прибыли 71 его постоянных членов: 46 раввинов и 25 мирян, заседания которых открылись в феврале 1807 года в самой торжественной и пышной обстановке. Хотя Синедрион, как таковой, не собирался в течение многих столетий, но талмудистский центр в Польше официально лишь недавно прекратил свое существование, и идея общееврейского правительственного центра была еще вполне актуальной. Синедрион пошел дальше собрания еврейских представителей в полноте и усердии своих официальных заявлений (кстати, это собрание начало с выражения благодарности христианским церквям за защиту, оказанную евреям в прошлом, что не мешает отметить в противовес обычным сионистским инсинуациям в описаниях христианской эры, как сплошного угнетения страдающих евреев). Он официально признал, что прекращение существования отдельной еврейской нации является непреложным фактом. Так была разрешена главная дилемма обязательного для всех евреев закона, не признававшего разницы между гражданством и религией. Если «нация» больше не существовала, то законы Талмуда, руководившие повседневной жизнью евреев, были недействительные; однако Тора, как закон веры, оставалась неизменной. Таково было решение Синедриона. В случаях споров или разногласий религиозный закон подчинялся закону страны, в которой проживал данный еврей. С этого времени Израиль существовал только как религия и евреи больше не могли ожидать национального восстановления. Это достижение Наполеона выглядело, как небывалая до тех пор победа (кто знает, не была ли она одной из причин его скорого падения?). Евреи были освобождены от цепей Талмуда; открылась дорога к их слиянию с остальным человечеством, к участию в его развитии и его судьбах. Вновь открылась широкая дорога, которую левиты закрыли более 2000 лет тому назад; дух дискриминации и ненависти был официально исключен и отвержен. Заявления Синедриона легли в основу гражданских свобод, которыми с тех пор воспользовались евреи во всех западных странах. Все группы еврейства, известные тогдашнему Западу, выступили в их защиту. Повернувшись для видимости лицом к Западу, правоверный иудаизм с тех пор категорически отвергал даже намеки на то, что евреи могут быть «нацией внутри наций». Иудейские реформаторы со временем «устранили все молитвы, выражавшие хотя бы тень надежды или пожеланий еврейского национального возрождения» (раввин Моисей П. Якобсон). Это разумеется выбило почву из под ног у тех противников еврейской эмансипации в английском парламенте, которые утверждали, что «евреи ждут прихода Великого Избавителя, своего возвращения в Палестину, отстройки Соломонова Храма и возрождения старой веры, а потому всегда будут смотреть на Англию, не как на свою страну, а только как на место их изгнания» (цитата Бернарда Дж. Брауна), Правыми оказались, однако, именно эти предостерегающие голоса. Менее, чем 90 лет спустя, все декларации наполеоновского Синедриона оказались фактически аннулированными, т.ч. тот же Браун вынужден был написать в последствии: «Теперь, несмотря на то, что гражданские свободы (для евреев) утверждены законами почти во всех странах мира, еврейский национализм стал официальной философией Израиля. Не приходится удивляться, если другие народы обвиняют нас в том, что мы добились равноправия с помощью ложных заявлений, что мы по-прежнему нация внутри наций, и что, поэтому, дарованные нам права должны быть взяты обратно». Наполеон невольно оказал потомству большую услугу, показав, что полученные им от евреев ответы на его вопросы фактически ни имели ни малейшей ценности. К концу 19-го столетия суровый и единственный Закон, подчиняющий себе все дела и мысли, был снова наложен на евреев их талмудистскими правителями, и снова им в этом помогли нееврейские политики, как в свое время царь Артаксеркс помог пророку Неемии. Были ли данные евреями Наполеону ответы искренними или же заведомо лживыми? Мнения по этому вопросу вероятно разделятся, как и сам иудаизм всегда был и остается двойственным. Без сомнения, еврейские делегаты, давая свои ответы, учитывали тот эффект, который они окажут на дарование евреям полного равноправия во всех странах С другой стороны, многие из них вероятно всерьез надеялись, что евреи наконец-то смогут слиться с человечеством без своих обычных тайных отказов и задних мыслей; желание прорваться сквозь преграды племенных запретов всегда было живо среди евреев хотя правящая секта неизменно оказывалась в состоянии его подавлять. Вероятнее всего что одни делегаты высказывались совершенно искренно, в то время как другие «тайно нарушали» (говоря словами Кастейна) обещанную лояльность. Главным недостатком наполеоновского Синедриона было то, что он представлял европейских евреев, в большинстве своем сефардов, уже терявших свое былое влияние среди еврейства. Талмудистский центр и главная масса восточных евреев (ашкенази) жили в России или русской Польше, чего даже Наполеон либо не знал, либо не принял достаточным образом во внимание. Эти талмудисты не были представлены в Синедрионе, а его ответы были для них ересью, поскольку именно они были теперь хранителями фарисейских и левитских традиций. Публичными заявлениями Синедриона закончился третий период сионистской истории — талмудистский. Он начался с падения Иудеи в 70 году по Р.Х., когда фарисеи передали свои традиции талмудистам; к концу семнадцати веков «вечный» еврейский вопрос, после ответов Синедриона, казался разрешенным. Евреи показали готовность присоединиться к остальному человечеству, последовав совету французского еврея Исаака Беера отделаться «от узкого корпорационного духа во всех политических и гражданских делах, не касающихся непосредственно нашего религиозного закона, и что в этих вещах евреи непременно должны быть просто индивидуумами, настоящими французами, которыми руководит один только истинный патриотизм и закон общего блага всех народов». Эти слова были концом Талмуда, как «ограды вокруг Закона». Но все это оказалось иллюзией. С точки зрения нееврейских современников, здесь была упущена величайшая возможность. В глазах правоверного еврея, удалось отвратить величайшую опасность: слияние со всем остальным, нееврейским человечеством. Ответы Синедриона на вопросник императора французов завершили третий и открыли четвертый период истории Сиона, который начался официальным отказом от претензий быть отдельной нацией и закончился через 90 лет открытым утверждением того же еврейства, как отдельной нации в самой крайней шовинистической форме. Так начался четвертый период истории Сиона — столетие «эмансипации», 19-ое столетие. В ходе этого периода, восточные талмудисты прежде всего аннулировали все решения наполеоновского Синедриона, а затем сумели использовать дарованные им свободы для того, чтобы поставить евреев на одну ступень со всеми остальными, но лишь с целью снова загнать их в ограду «закона», подтвердить их «отдельность» и закрепить их претензии на особое национальное существование, фактически означающее не только «нацию внутри наций», но нацию, поставленную над всеми остальными. Это талмудистам удалось полностью, а результаты их победы видим мы, живущие в пятом современном периоде истории Сиона."
    • Russ
    • 18 мая 2016 г. 21:12
    А по-другому евреи жить не умеют. Такова их суть.
  • https://cont.ws/post/273528 - Победит ли Россия Третий Рейх? ООН обязана признать факт международного мошенничества Ротшильдов, захвативших незаконно в свои руки ФРС в 1913 г., что привело к развязыванию 1-й и 2-й мировых войн, массовой гибели людей на Планете и уничтожению многих стран и национальных культур.