Цена жизни крепостного

9 1483

«За последние месяцы мне пришлось просмотреть сотни следственных дел второй половины XVIII века, связанных с таким преступлением, как убийство. Поразили выносимые приговоры, которые определялись статусом убийцы, однако не зависели от социального положения жертвы. Подобный вывод может показаться неожиданным для устоявшихся представлений о крепостнической России, но за отнятую жизнь соседа-помещика, священника, канцелярского копииста и беглого крестьянина, умершего даже через три дня после побоев, дворянина ожидали примерно одинаковые наказания: конфискация, покаяние в монастыре, ссылка в Сибирь или действующую армию. Страх перед наказанием заставлял помещиков уничтожать следы своих преступлений: тела убитых крестьян топили в омутах, тайно зарывали в землю, сбрасывали в ледник, пытаясь выдать убийство за несчастный случай. Для детального выяснения обстоятельств гибели крепостных создавались специальные следственные комиссии, а в случае необходимости вызывались лекари, выражаясь современным языком, патологоанатомы, и проводилась эксгумация тел.

Особенно удивили судебное дело и приговор по нему, не вызвавшие никакого резонанса в середине XVIII века, но сейчас представляющиеся опровержением низкой стоимости жизни крепостного в России. В 1762 году имущество вахмистра драгунского полка дворянина Петра Жукова было конфисковано, а сам он был разжалован в солдаты. Вина Жукова состояла в том, что у его человека Андрея Матвеева на груди образовалась „болезнь“, которую вахмистр, привычный к лечению ран в походных условиях, попытался сам удалить ланцетом. Операция доморощенного хирурга оказалась неудачной, и, несмотря на все усилия Жукова, крестьянин умер. В приговоре было сказано: „Хотя то от Жукова без намерения к смертному убийству последовало, однако ж смерть оному крестьянину приключилась“.

Вводя неотвратимость одинаковой меры наказания дворянина за любое убийство, власть сама невольно задавала внесословный стандарт отношения к человеческой жизни. Ни в одном деле не встречалось даже намека на возможность смягчения приговора лишь на том основании, что убитый был крепостным крестьянином».       Елена Марасинова, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН .

Чуть-чуть про выборы

Хочу разъяснить некоторым моим знакомым, разумеется, честным и искренним гражданам-избирателям, один нюанс. Самый поверхностный. Вглубь даже не сунусь. Люди такие доверчивые, они так лю...

Обсудить
  • Разумеется. Никому не дозволено безнаказанно портить или уничтожать государственное имущество.
  • Респект Елене Марасиновой, доктору исторических наук, ведущему научному сотруднику Института российской истории РАН ну и Антону С
  • Сомнительно. Похоже на заказуху. Не помню годов жизнедеятельности Салтычихи, но её пример под эту статью не подходит.