Исполнитель желаний

19 2245

Питерское октябрьское утро.

Утреннее, набитое полусонными горожанами, метро.

Некоторым горожанам повезло и им удалось занять места на диванах вагона.

Другим повезло меньше, и они стоят, покачиваясь в такт неровному движению поезда цепляясь за блестящие безжизненные металлические трубы. Третьим не повезло, они остались на перроне, так как втиснуться в утренний вагон не удалось. Говорят, в токийском метро по утрам работают заталкиватели горожан в вагоны.

Хорошо, что Питер - не Токио!

Мне повезло.

Я сижу на диване, а ведь до станции "Проспект Ветеранов" ехать еще минут сорок. Я еду туда не потому, что я ветеран, а потому что там учится моя внучка, и я еду туда на родительское собрание. Вы спросите - а что же так далеко ехать на собрание? Неужели не нашлось чего поближе, где внучка могла бы учиться?

Отвечу, что было вдвое ближе. И очень все хотели, и внучка и мы с дочерью. Но не потянули финансово - ибо капитализм! Принимают не только по способностям, а и по финансовым возможностям.

Я внучкин дедушка, но еду туда, потому что из родителей у внучки только мать, моя дочь. А она, находясь вместе со всей страной в глубоком капитализме, работает с раннего утра и до позднего вечера, и поэтому на родительские собрания регулярно не попадает.

Вместо нее попадаю я.

Поскольку, вообще, воспитанием внучки и ее развитием занимаюсь я. Так как у меня полно времени, но нет пенсии, а с работы меня уже, по возрасту, уволили. Но в финансово-пенсионный возраст я еще не вошел, после недавней реформы. Да и после получения пенсии вряд ли что изменится в материально-техническом обеспечении нашей маленькой и неполной семьи.

Почему не полной?

Потому что дочкин муж, внучкин отец, попал в пренеприятную историю.

После наступления капиталистических кризисов, он потерял работу по своей специальности и стал ездить каждое лето в Якутию на заработки. Но заработки становились все меньше, а осень-зима-и-весна все дольше. И он, однажды, уехав на эти самые заработки, так и не вернулся.

Мда! - скажете вы - действительно неприятная история! Но я вам возражу, что она неприятна вдвойне.

Во-первых, наша маленькая семья теперь стала неполной, а во-вторых, наш бедолага, теперь видимо, приобщись к какой-нибудь оленеводческой жительнице Якутии, коротает свой век в ее незавидном окружении. И это после питерской образованной и красивой жены, моей дочери.

Во всяком случае это, конечно, мои мысли. Так как мысли моей дочери нам с внучкой неизвестны. Она обо всем этом не желает разговаривать.

Мне повезло дважды, так как на моей станции «Академическая» я успел цапнуть рекламную газетку "Метро", и теперь шелестел страницами, изучая ее содержимое.

Вот сплетни, вот новости, вот реклама, а вот разные услуги.

Переворачивая страницы, я вдыхал запах свежей типографской краски и разглядывал мутно-цветные странички. Изучать услуги я любил более всего.

Чего здесь только не было - стрижка и купание домашних питомцев, уборка квартир, муж или жена "на час", качественный и не дорогой ремонт от швейных машинок до Мерседесов.

Вдруг мой взгляд выхватил странное объявление - "Исполнение альтернативных желаний. Дорого!".

Такая вот декларация и никаких подробностей. Я побежал глазами дальше, размышляя о том, что вероятнее всего имеются ввиду различные желания молодых людей склонных к приключениям. Но что-то остановило ход моих мыслей и вернуло взгляд обратно к странному объявлению. Странностей было две.

Первая, что это за "альтернативные" желания? Альтернативные чему, или кому?

И вторая, у объявления был городской номер телефона. Это никак не укладывалось в моей голове, так как от своего городского номера мы избавились давным-давно, за ненадобностью. Да и многие тоже. А тут на тебе, такое рискованное заявление и с городским номером!

Я сложил газету и упрятал ее в карман. В груди отчетливо зрело желание. Я еще не до конца понял альтернативное оно или нет, но уже хотелось точно разобраться с понятием "дорого!"

Вернувшись после собрания домой и перекусив вчерашним борщом, я водрузил на нос очки и еще раз, проверив объявление, начал набирать указанный номер на своей старенькой Нокии.

- Алле!- отозвался явно немолодой мужской голос.

- Добрый день! Я по объявлению про альтернативные желания! - отозвался я.

- Да, слушаю Вас!

- Можно ли получить комментарии? Что это за "альтернативные желания " и сколько это "дорого?"

Мужской голос на том конце "провода" прокашлялся, и ответил.

- Альтернативные, это альтернативные Вашим. То есть, мы берем заказ на исполнение желаний не для вас. А для кого-нибудь. А дорого, это вы решаете сами - сколько для вас "недорого", а сколько "дорого".

Я озадачился.

- Что значит, мое желание не для меня, а для кого-то? Объясните, пожалуйста!

- Ну вот, например - терпеливо произнёс мужской голос - у Вас есть незамужняя дочь. Время идет, а замуж все никак! Вот здесь мы и можем помочь, исполнить это желание! Получается, что заказываете его исполнение Вы, но не для себя, а для дочери!

«..Как он догадался про мою дочь?» мелькнуло в моем мозгу. Я схватил карандаш и произнёс:

- Диктуйте адрес!

- Значит так! Сначала доедете до метро «Политехническая» - начал объяснять мужской голос. Я записал, незамедлительно собрался и отправился на «Политехническую», прихватив все свои немудреные финансовые запасы, которые я был готов отдать, лишь бы исполнить желание для дочери

Дверь открыл благообразный седой старичок. Несмотря на свой почтенный возраст, двигался он довольно скоро, и обладал ярким мужским голосом с выраженными модуляциями. В какой-то момент я даже подумал, что передо мной бывший оперный певец.

- Мое имя Иван Тимофеевич!- пророкотал подвижный старичок. – Я ответственный исполнитель желаний. Хотите чаю?!

- Да! Конечно!- улыбнулся я, удивленно разглядывая ответственного исполнителя. И действительно, вдруг страшно захотелось черного чаю с медом.

- У меня и мед есть! - подтвердил Иван Тимофеевич.

Я осматривал гостиную, обычную питерскую обстановку старой квартиры, видимо пережившей не только Великую Отечественную, но, похоже, что и еще революцию. На стене висела старая картина изображавшая обнаженную красивую женщину, томно лежащую среди подушек и простынь. В нижнем правом углу картины была дырочка, как раз в щиколотке у красавицы

Проследив мой взгляд, Иван Тимофеевич пояснил:

- Это дырка от револьверной пули. Наган! Мой дедушка, из ревности, стрелял в мою бабушку. Но промахнулся! И теперь, ваш покорный слуга тут может угощать вас чаем.

Я всмотрелся в картину более внимательно.

- А это и есть моя бабушка! - улыбнулся Иван Тимофеевич. – Магическая была женщина!- добавил он.

Внезапно я почувствовал неловкость, будто среди простынь и подушек увидел живую фигуру молодой женщины.

- Однако, Ваша бабушка была действительно хороша! - смущенно выговорил я

- Поэтому дедушка так и нервничал! И хватался за наган! - улыбнулся Иван Тимофеевич.

- Кстати, вон и его фотография! - указал он на фото, стоящее у правого угла дивана. Я всмотрелся в ранее незамеченное изображение мужчины с лихо закрученными усами


- Мда! Такой орел легко может и пальнуть! - подтвердил я, и слегка поежился.

Иван Тимофеевич потер ладонями и подтверждающее окинул меня пронзительным взглядом.

- Итак! Ваше желание должно быть записано и оплачено, чтобы быть исполненным!

Он вдруг зажег старую керосиновую лампу, несмотря на ясный день, и достал с полки с древними книгами какую-то большущую старую тетрадь, старинную деревянную ручку с железным пером и обмакнул его в граненную стеклянную чернильницу.

- Это моя амбарная книга! – говорил он, записывая. И, отложив перо, вопросительно посмотрел на меня. Я удивленно спросил его.

- А зачем эта лампа?

- Она обязательна для ритуала!- строго пояснил Иван Тимофеевич. Затем улыбнулся и продолжил:

- Это привычка, знаете ли, с далекого детства. Света вечно не хватало, я и привык писать при свете этой лампы.

Заинтригованный всеми этим приготовлениями к ритуалу, я достал из кармана видавший виды бумажник и принялся выкладывать купюры.

- Достаточно! – вдруг проговорил Иван Тимофеевич, следивший за моими анипуляциями своими живыми глазами. Я удивился и возразил, что для такого желания я еще не добрался до понятия «Дорого».

- Нет! – возразил ответственный исполнитель. – Для Вас достаточно! Дальше будет уже чересчур дорого. Все в порядке!

За чашкой чая, я рассказал о своем альтернативном желании и спросил, насколько оно возможно к исполнению.

- Отчего же! - смодулировал голосом Иван Тимофеевич – вполне себе исполнимое желание. Ничего особо сложного, так как многие составляющие уже созданы и закреплены. С нуля начинать нет необходимости!

Вечером в дверь позвонили.

Дочка вскинулась и вопросительно посмотрела на меня. Я никого не ждал и поэтому пожал плечами. Она открыла дверь, и на пороге возник странный субъект оказавшийся почтальоном.

- Телеграмма! Распишитесь. - пробубнил он, оглядывая нас сквозь толстенные линзы своих очков. Получив подпись в своем блокноте, он закинул объемистую кожаную сумку на плечо и удалился. Мы пошли с телеграммой в гостиную. Я слегка напевал под нос «Это он, это он, ленинградский почтальон!» и вспоминал, где наши ножницы для вскрытия телеграмм.

Обошлось без ножниц. Дочка решительно надорвала заклейку, развернула телеграмму, прочла… и побледнев, протянула ее мне. В телеграмме было всего два слова «Возвращаюсь тчк Алексей тчк»

Через две недели я снова пил чай с Иваном Тимофеевичем и рассказывал ему о том, что вернувшийся через четыре года из Якутии дочкин муж привез очень приличную сумму денег, происхождение которой объяснил находкой редкого минерала. Минералом заинтересовалась Академия Наук и выкупила его у прииска за какие-то баснословные деньги. Дочкин муж получил огромную премию. Разошедшись в своем рассказе, я также поведал и том, как всю ночь молодые выясняли отношения, и к утру вовсе помирились.

Мы допили чай. Я внес Ивану Тимофеевичу взнос за следующее альтернативное желание, он записал его в свою амбарную книгу и мы пожали друг другу руки.

На этот раз наше ожидание длилось подольше, до самого Нового Года.

Перед праздником нам позвонили из той самой гимназии. И рассказали, что открывается вакансия на одно место в 6-м классе. И внучка, как победительница олимпиад, которые эта гимназия проводила, имеет право прийти туда на учебу.

Раньше у нас не было достаточно средств, чтобы оплачивать обучение в этой гимназии, а тут возьми и вернись папа внучки из Якутии.

В общем, после того, как все устроилось и с внучкой, и по-праздновании самого яркого и торжественного Нового года в нашей жизни, я решился на последнее желание.

Собрав изрядную сумму и даже заняв еще денег у вновь обретенного тестя «до пенсии», я отправился к ответственному исполнителю снова.

- Ну, Иван Тимофеевич, готовьтесь записать мое последнее желание! - говорил я, выкладывая на стол одну купюру за другой.

Отставив стакан в подстаканнике и взяв в руку перо, Иван Тимофеевич вопросительно взглянул на меня из под своих седых кустистых бровей.

- Это, я вам доложу, всем желаниям-желание! Уж не знаю, как вы с ним и справитесь!- оживленно вещал я.

Ответственный исполнитель улыбнулся в свои седые усы, и его лицо приобрело многозначительное выражение.

- Единственно! - продолжал я - хватит ли мне средств на реализацию задуманного?!

- Посмотрим-посмотрим!- дважды прокомментировал Иван Тимофеевич, поглаживая свой архив желаний, и занося над ним свое перо.

Я зажмурился и выговорил - Желаю, чтобы опять настал Социализм, и мы бы опять попали в СССР! Выговорил и замер.

Замер и Иван Тимофеевич.

- Вот! - воскликнул он, по прошествии паузы. И гулко хлопнул себя левой ладонью по колену. - Вот и двести пятьдесят шестое! Наконец то!

Я удивленно уставился на седого старичка с оперным голосом.

- Что значит, двести пятьдесят шестое?! - выговорил я

- Двадцать шесть лет ушло с тех пор, как пришел первый кто этого пожелал! И вот, пришел последний! - глаза Ивана Тимофеевича горели внутренним огнем. Он бросил перо и потирал ладони одну о другую с таким пылом, что казалось, хочет добыть огонь трением. Я с непониманием смотрел на него, а он возбужденно уже ходил из угла в угол. Наконец, успокоившись, он сел, взял перо и записал «Желание номер двести пятьдесят шесть, чтобы социализм и СССР». И поставил точку.

Подумав немного, он произнес:

- Чтобы исполнилось альтернативное желание глобального масштаба должно быть шестнадцать-помноженное-на-шестнадцать пожеланий. А именно - двести пятьдесят шесть! Тогда происходит детонация, и глобальное желание может быть исполнено. Нашим миром управляет магическое число 16. Оно управляет миром и народами его населяющими. Поэтому, крупные социально-государственные преобразования возможны при минимальной детонации. То есть, при появлении необходимого количества независимых и не сговорившихся между собой желающих числом 256. Что сейчас и произошло. И теперь, это общее желание может быть исполнено!

- Поздравляю вас! - с чувством произнес Иван Тимофеевич и горячо потряс мою руку.

В унисон его поздравлению старинные настенные часы красивым боем стали отсчитывать мелодичные удары.

Иван Тимофеевич замер, поднял указательный палец к потолку и стал шепотом сопровождать каждый удар боя часов.

- Одиннадцать!... двенадцать!.. что символично!., проговорил он и каким то особенным взглядом посмотрел на меня. Потом окинул взором всю гостиную, с ее потертыми плюшевыми креслами, старым дубовым столом, чаем в подстаканниках и картинами на стенах.

- Мда!- проговорил он - Двадцать шесть лет я ждал этого момента. Еще с прихода того, первого желающего вернуть СССР. Причем не просто какой-нибудь, а именно период конца пятидесятых, когда страна пропиталась общим послевоенным подъемом и энтузиазмом. Но, скорее всего, мы теперь увидим что-то новое.

Слова эти Иван Тимофеевич говорил скорее себе самому, чем мне. Будто обращаясь именно к какому-то своему внутреннему диалогу.

Подняв на меня глаза, он спросил:

- А вы, милейший, не знаете, будет ли какое скоро интервью нашего Президента, или какой-нибудь прямой эфир?

- Знаю!- кивнул я утвердительно - обращение к Федеральному собранию, через два дня, в полдень пятнадцатого января.

- Ну, вот и начнется! - задумчиво выговорил Иван Тимофеевич.

Я смотрел на него в оба, и чувствовал, как начинает разгоняться сердце в груди.

- Что начнется?!- слегка задыхаясь, переспросил я его.

Он слегка пожал плечами – Кто-ж его знает?! Поживем-увидим!

- А как же со взносом? – вспомнил я о хлебе насущном. – Во что мне обойдется это мое альтернативное желание?

Иван Тимофеевич улыбнулся и махнул рукой. – Бог с ним, со взносом! Я не взял денег с первого, кто пожелал возвращения СССР, и будет справедливо не взять и с последнего!

Через два дня, после обращения к Федеральному собранию, Президент объявил об отставке правительства.

На следующее утро, едва проснувшись, я собрался и отправился в метро, чтобы успеть заполучить бесплатный экземпляр рекламной газеты. Быстренько развернув и просмотрев ее вдоль и поперек, я понял что объявления про «Исполнение альтернативных желаний» больше нет. Вернувшись домой, и едва дождавшись десяти утра я набрал городской номер Ивана Тимофеевича. Равнодушный телефонный голос неторопливо сообщил мне, что абонент в сети не зарегистрирован

Впрочем, это я понял уже и сам.

ЗАКАНЧИВАЙТЕ ЭТОТ "ТРЕСТ"

Напротив обновлённого центрального здания ФСБ РФ на улице Мясницкой на книжном развале продавалась книга об операции большевистского ГПУ, аналог ФСБ, под наименованием “Трест”. Замысел её якобы состоя...

За спинами детей

Дети — самое ценное, что есть в жизни любого нормального человека.Сегодня наших детей в своих грязных играх хочет использовать кучка политических педофилов, мечтающая если не захватить ...

Полицейские уделили огромное внимание безопасности детей

Навальнисты все-таки вышли на несанкционированные митинги в поддержку блогера Алексея Навального. Особый акцент сделали на детей. Их постарались привлечь, как можно больше. Всем тем, кт...