Социальная усталость и кризис идеи развития

97 13890

Социальная память народа надолго сохраняет яркие образы прошлого, которые с годами обрастают фантазиями и становятся легендами, а ушедших правителей наделяет меткими прозвищами. Владимир Мудрый, Иосиф Грозный, Никита Чудотворец, Леонид Летописец. Мягкого и доброго Ники брезгливо нарекут Николаем Кровавым, а брутального Кобу, – уважительно, Грозным. Народная любовь, она такая, необъяснимая и мистическая.

С другой стороны, итоги 21-летнего правления полковника Н.А.Романова и 31-летнего правления генералиссимуса И.В.Сталина таки сильно отличаются. Хотя в начале правления и романовская Россия и сталинский СССР переживали период экономического расцвета. В школе меня всегда удивлял 1913 год, как эталон для сравнения роста экономики, а годы правления Сталина вообще вошли в мировой топ всех времен и народов по скорости социально-экономического развития. Но в обоих случаях движение было прервано войной с Германией, которая с завидным упорством пыталась утвердить свое глобальное превосходство боевыми действиями на востоке. И если для Николая II и страны в целом, участие в войне закончилось трагически, то для Сталина и Советского государства послевоенный период был на редкость успешным. Наследственная монархия редко производит на свет сильных лидеров, в то время как революция порождает, вышедших из низов общества в результате сурового отбора, народных вождей, решительных, непримиримых и фанатично преданных идее.

Однако есть и другие критерии для сравнения монархии и республики. Россия Царская до революции 1917 года уже существовала 370 лет, со времени, когда был впервые венчан царём Иоанн IV Васильевич Рюрикович, а если брать отсчет от первых Рюриковичей, так и за тысячу. А Союз Республик не смог одолеть даже 75-летний барьер. По лучшим показателям экономического потенциала дореволюционная Россия в начале ХХ века занимала весьма почетное 4-6 место в мировом рейтинге, а Советский Союз в 50-е годы поднимался на призовое второе место, после США. И это после тяжелейшей разрушительной войны, на которой США баснословно обогатились. Вывод очевиден: Советская Республика обеспечила многократно боле высокие темпы развития, чем монархическая Россия. Можно еще добавить огромный прогресс в образовании, здравоохранении, науке, энергетике, вооружении, социальном обеспечении и других жизненно важных направлениях.

Необходимость ускорения темпов развития обычно диктуется внешними факторами. Конкуренция, борьба за выживание, стремление к лидерству. Но высокие скорости в любой сфере, будь то механика, физиология живых организмов или развитие социальных образований всегда сопряжены с повышением внутреннего напряжения и дополнительными рисками. Отсутствие баланса между степенью ускорения и внутренней устойчивостью к нагрузкам высокой интенсивности, недостатки источников восполнения энергии приводит к потере темпа, усталости или даже к разрушению.

В физике существует понятие «усталость материала». Под этим понимается процесс постепенного накопления внутренних повреждений в результате действия переменных напряжений, приводящий к изменению свойств материала, образованию трещин, их развитию и разрушению материала. Особое внимание специалисты обращают на критически важные элементы конструкций из металла и бетона, поломка которых может приводить к трагическим последствиям. В дикой природе возможность выживания хищников зависит от их способности добиться состояния усталости жертвы в процессе охоты. В спорте существуют разнообразные приемы борьбы с усталостью, но основной упор обычно делается на повышение выносливости в процессе регулярных тренировок.

Сталинский социально-экономический рывок, видимо, так же вызывал социальную усталость. С уходом пассионарного Вождя, советское общество, а особенно партийные элиты, хотели отдыха и расслабления. Инерции, заведенного энтузиазмом механизма развития, хватило на десятки лет, но следующая попытка «ускорения и перестройки», вызванная вполне объективными обстоятельствами, с треском провалилась и привела к гибели государства. Как если бы изнеженное домашнее животное попало в дикую природу или человек, давно забросивший спорт, вышел на поединок с профессионалом.

Памятник арабскому ученому - Ибн Хальдуну (1332 - 1406) во дворе Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы. Москва.

Вновь созданные государства имеют определенный конечный жизненный цикл, если не предпринимают меры для борьбы с социальной усталостью. М.Хазин приводит высказывания арабского философа, времен классического средневековья, Ибн Хальдуна (1332 – 1406) о «жизненном цикле» государства. У государства, как и у человека, существует естественная продолжительность жизни — три поколения. Этим трем поколениям соответствуют пять фаз жизни государства (фазы не совпадают с поколениями, поскольку некоторые из них возникают при жизни одних и тех же людей):

1) победы над врагами и основания государства,

2) формирование единоличного правления,

3) благоденствие и демонстрация могущества, в том числе строительством зданий и городов,

4) застоя, когда главной задачей становится поддержание стабильности, «чтобы все шло как всегда»,

5) расточительства, растрат и безумств, когда очередной правитель не интересуется ничем, кроме собственных удовольствий. На этой стадии начинаются дворцовые перевороты, мятежи, вторжения врагов — и ослабленному и выродившемуся государству приходит конец.

Согласно Ибн Хальдуну, воспрепятствовать такому развитию событий невозможно.

При всей условности возможности применения мудростей древнего философа к событиям современной истории, нельзя не отметить проницательность его выводов о признаках социальной усталости. Таких как, концентрация усилий на поддержании стабильности, «чтобы все шло как всегда», абсолютизации собственных удовольствий, дворцовых интригах, мятежах (цветные революции тогда еще не изобрели). Но ведь нам известны государства и даже империи, которые существовали веками и даже тысячелетиями. В чем секрет их долговечности. Возможно, нужна меньшая скорость социально-экономического развития, тогда и усталости не будет. Действительно до сих пор существуют устойчивые социальные группы, развитие которых отстает от современного уровня на века. Однако они остались только в тех уголках планеты, которые пока не интересны, как места добычи полезных ископаемых или выращивания сельскохозяйственных культур, куда еще не пришла безжалостная поступь «цивилизации».

Конечно, жизнеспособность Династического периода Древнего Египта, просуществовавшего без малого три тысячелетия, впечатляет, но ведь он закончился за триста лет до нашей эры, уступив наступлению войск Александра Македонского. Дальше колесо истории стало вращаться быстрее. Из современных государств рекордсменом по сочетанию качеств долговечность – скорость развития остается Великобритания. Особенности весьма жестокого и кровавого процесса создания британского рецепта борьбы с социальной усталостью подробно рассматривались в длинной и гламурной предыдущей публикации https://cont.ws/@ay948223/1196973 .

Если борьба с усталостью в технике связана со своевременной заменой «уставших» элементов конструкции и созданием материалов с улучшенными характеристиками, то в живой природе и социальной среде самым надежным средством представляются непрерывные тренировки и спарринги. Выигрывает тот, кто постоянно находится в хорошей форме и готов к неожиданностям. У диких животных непрекращающаяся борьба хищников и травоядных прекрасное упражнение для поддержания тонуса. Больные и ослабленные особи моментально становятся легкой добычей и пищей. Для общества точно так же, внутреннее здоровье – основа иммунитета от внешней экспансии. Безусловно, межгосударственная конкуренция и противостояние внешним угрозам - отличное средство для мобилизации внутренних резервов. Но даже хищники предусмотрительно дают время травоядным нагулять массу. Опасность подстерегает именно в относительно спокойные времена, когда кажется, что можно расслабиться, воспользоваться плодами стабильности и пожить в свое удовольствие. Согласно Ибн Хальдуну, особенно тяготеют к этому правящие элиты третьего поколения.

Избавиться от пагубного влияния внутреннего расслабления могут только постоянная реальная и публичная состязательность и сменяемость групп истеблишмента, стоящих у руководства обществом. Однако на практике в социумах, выращенных на традициях патернализма, конфликты отражающие столкновение интересов различных (олигархических) групп в руководящей элите стараются решить путем закулисных переговоров и внутренних договоренностей. Это снижает риски проигрыша, который в представлении побежденных становится крушением, тождественным полному уничтожению. Или, по крайней мере, значительному поражению в правах и потерей материальных активов. Конкурирующим олигархическим группам выгоднее найти признанного «независимого» арбитра, который будет «разруливать» спорные ситуации.

Имитация борьбы с декоративной оппозицией, не влияющей на мнение правящей элиты, а зачастую и поддерживающей многие ее решения никого не может ввести в заблуждение, и воспринимается так же серьезно, как взлетные полосы почитателей «карго-культа». Острота открытой состязательности зависит от активности оппозиции, но особенно проявляется во время предвыборной кампании, включающей презентацию соревнующимися партиями своих программ для участия в выборах представительных органов власти. Принципиальная разница между кулуарной договоренностью и гласной конкуренцией политических платформ во время выборов состоит в том, что последняя вынуждает учитывать потребности и настроения электората. А народ получает опыт в умении отличать реалистические планы, ориентированные на требования большинства, от пустых обещаний, продиктованных предвыборными технологиями. При кулуарной же договоренности учитываются только интересы договаривающихся сторон: группы влияния и арбитра. Общество не может повлиять на результаты сделки и это становится благодатной почвой для различных информационных вбросов дискредитирующих власть.

Таким образом, главным рецептом от расслабленности и разложения правящих элит служит их постоянное публичное соревнование, приводящее к регулярной смене лидирующей партии. Такая динамическая конструкция управления хорошо вписывается в положения варианта диалектического материализма, согласно которому процесс развития общества подчиняется законом единства и борьбы противоположностей. Назовем такой вариант «диалектическим материализмом объективного мира». Поскольку именно сочетание единства и борьбы может быть внутренней пружиной РАЗВИТИЯ социума, определяемого как «процесс перехода из одного состояния в другое, более совершенное, переход от старого качественного состояния к новому качественному состоянию, от простого к сложному, от низшего к высшему».


Для того, чтобы пояснить замечание о «вариантах диалектического материализма» придется сделать пространное лирическое отступление с импровизацией на философскую тему… Мое знакомство с основами диамата пришлось на времена позднего Н.Хрущева и раннего Л.Брежнева. Упоминание работ И.Сталина на эту тему уже давно считалось неприличным, но отказа от ведущей роли диамата в идеологии еще не было. В интерпретации учения марксизма ударения делались на высказывания В.Ленина, но поскольку ленинские рассуждения порой отдавали явной крамолой, излагались несколько модифицированные сталинские варианты формулировок без акцентирования авторства.

Основной задачей марксистской философии, принято было считать изучение движущих сил и принципов РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА. На базе понимания этих закономерностей строилась теория классовой борьбы и другие, далеко идущие выводы. Идеологическим стержнем развития, стали переосмысленные К.Марксом законы диалектики, превращенные в постулаты диалектического материализма, и закон единства и борьбы противоположностей провозглашался главным из них. В.Ленин в «Философских тетрадях», изданных посмертно, но написанных еще до революции писал: «Вкратце диалектику можно определить, как учение о единстве противоположностей. Этим будет схвачено ядро диалектики…». В сталинский же период неудобное «единство», не очень вписывающееся в классовую теорию, стали противопоставлять «борьбе» и планомерно изгонять из формулировок: «Развитие определяется не единством противоположностей, а борьбой противоположностей. В этом и только в этом — источник саморазвития предметов, явлений и процессов. Классики марксизма всегда подчёркивали абсолютность борьбы противоположностей и относительность единства. Следовательно, возводить единство противоположностей в решающий и определяющий фактор развития и саморазвития, значит идти назад, к гегельянщине, к оппортунизму». «Так например, тов. В. П. Чертков … выдвинул неверное положение, что «без определённого единства не может быть и борьбы противоположностей, а тем самым и самого внутреннего источника саморазвития предметов и явлений природы».

Крен идеологии того сложного периода в сторону борьбы вполне объясним. Практика построения социализма в отдельно взятой стране подсказывала вполне адекватные подходы. Так внутренние и внешние противоречия разделялись: «Касаясь вопроса о внешних противоречиях, противоречиях между страной социализма и капиталистическим окружением, товарищ Сталин указал, что эти противоречия «состоят в том, что, пока есть капиталистическое окружение, должна быть и опасность интервенции со стороны капиталистических стран, а пока есть такая опасность, должна быть и опасность реставрации, опасность восстановления капиталистических порядков в нашей стране». Тем не менее, реальное значение диалектики сомнению не подвергалось: «Марксистско-ленинское понимание противоречий является материалистическим. Согласно этой концепции, развивается и изменяется в силу борьбы противоположностей объективный, материальный мир. Борьба противоположностей происходит в природе, в обществе и отражается в наших представлениях, понятиях».

Можно еще долго говорить о множестве оттенков в понимания степени приоритетности «единства» или «борьбы», однако в то время, у меня сложилось твердое убеждение, что только их равноправие обеспечивает продолжительное и эффективное действие основного закона развития. Перекос в любую сторону разрушает данную систему взаимодействия противоположностей, и приводит в действие другие законы диалектики: «переход количественных изменений в качественные» и «отрицание отрицания». В своих публикациях я не останавливался на обосновании данного положения, считая его аксиомой развития. Поскольку реакции в комментариях на этот счет не было, считал, что такое толкование вполне понятно. Но недавно меня озадачило замечание, что, похоже, что я изучал не тот диалектический материализм.

Все может быть, ведь наука не стоит на месте, пришлось обратиться к современным учебным пособиям по философии. Каково же было удивление, когда этого, некогда основного закона развития там не оказалось. «Развитие» вышло из тренда, на смену ему пришло «изменение», а «единство и борьба» были заменены на «взаимодействие», или даже на еще более политкорректное и даже эротическое «гармоническое взаимопроникновение». Формулировки стали просто прекрасны: «В русле отечественной философской традиции, сложившейся в XX в., принято выделять три всеобщих закона диалектики: закон отрицания отрицания, закон перехода количественных изменений в качественные и закон единства и борьбы противоположностей. Последний точнее можно было бы именовать законом взаимодействия противоположностей, учитывая, что противоположности бытия могут и не «бороться» друг с другом, а гармонично друг друга дополнять и обогащать». Особо доставляет пренебрежительное «отечественные традиции прошлого века …», ну что с них взять, «эпоха тоталитаризма».

Чтобы размыть необходимость реальной борьбы и показать незначительность ее места в общей иерархии методов взаимодействия далее поясняется:

«Можно также выделить различные виды борьбы:

- борьба, приносящая выгоду обеим сторонам (например, постоянное соревнование, где каждая сторона «догоняет» другую и переходит на более высокую качественную ступень развития);

- борьба, где одна сторона регулярно одерживает верх над другой, но побежденная сторона сохраняется и является «раздражателями» для побеждающей, благодаря чему побеждающая сторона переходит на более высокую ступень развития;

- антагонистическая борьба, где одна сторона может выжить только за счет полного уничтожения другой.

Помимо борьбы возможны иные виды взаимодействия:

- содействие (когда обе стороны оказывают встречную помощь друг другу без борьбы);

- солидарность, союзничество (стороны не оказывают друг другу прямого содействия, но имеют общие интересы и действуют в одном в одном направлении);

- нейтралитет (стороны имеют различные интересы, не содействуют друг другу, но и не борются между собой);

- мутуализм – полная взаимосвязь (для выполнения какого-либо дела стороны должны действовать только вместе и не могут действовать автономно друг от друга)».

Чтобы найти в этом длинном перечне изысканных вариантов взаимодействия место для идеологии «отечественной философской традиции», на основе которой были получены самые впечатляющие результаты скорости социально-экономического развития, очевидно нужно иметь богатое воображение. Поскольку «развитие» уже не интересно в принципе, то его скорость вообще утрачивает всякий смысл. Сталинские взгляды преподносятся как весьма упрощенные, если не примитивные: «В представлении Сталина диалектический метод и материалистическая теория (как две составные части диалектического материализма) — это учение об одном и том же: о бытии, о мире, о законах («чертах») объективной действительности. Под методом познания он фактически понимал только сами законы развития объективного мира. Закон единства и борьбы противоположностей сводился к закону их борьбы. Закон отрицания отрицания вовсе устранялся (как некий «пережиток» гегельянства). Из абстрактных философских посылок «напрямую» выводились конкретные политические рекомендации».

Почему же «развитие» ушло из приоритетов дискурса. Оказывается все просто: «Наша сегодняшняя современность является постмодерной, поскольку для нее характерно разочарование в разуме и прогрессе, неверие в будущее». Считается, что западная этическая и философская традиции являются наиболее продвинутыми, поэтому следует «жить одним днем, не слишком задумываясь о дне завтрашнем и тем более о далеком будущем». А будет это называться «декаданс» или «постмодерн» неважно. Так проявляются очевидные симптомы нашей старинной генетической болезни - преклонения перед Западом. С другой стороны, ученые всегда просто улавливают и суммируют мнения господствующих элит и облекают их в научную форму, правильно ли их осуждать за это.

Классический вариант монады инь ян. Изображение вращается по часовой стрелке. Текущее время можно представить в виде радиуса. Степень влияния стихий циклична и определяется соотношением величины полей инь и ян пересекаемых радиусом в каждый момент времени.
Вариант монады инь ян усовершенствованный с целью наглядно показать, что в момент наибольшего влияния каждой стихии внутри нее происходит зарождение противоположной.

И все-таки, ситуация для «диалектического материализма объективного мира» представляется не такой уж безнадежной. Все больше признания получает реалистический восточный вектор мировоззрения. Диалектические философские традиции Китая традиционно связываются с категориями Ян и Инь. В Европе основателем первой исторической формы диалектики считается Гераклит Эфесский, живший в V-IV вв. до н. э., а философское движение инь ян цзя в древнем Китае существовала в V-III вв. до н. э., то есть примерно в тот же период. Тогда же оформилась «Школа образованных людей», названная в Европе Конфуцианством. Идеи Конфуция до сих пор уважаемы и востребованы в Китае. В I—III вв. была создана наиболее совершенная графическая иллюстрация диалектической борьбы и единства противоположностей в виде монады инь ян. В системе философских взглядов Мао Цзедуна также важное место занимали положения и принципы диалектики, но уже марксистской и материалистической. Взгляды Мао Цзедуна были близки к трактовкам законов диалектики И.Сталина. «Противоречия внутренне присущие вещам и явлениям, служат коренной причиной их развития, тогда как взаимная связь и взаимодействие одной вещи или явления с другими вещами и явлениями представляют собой причины второго порядка» писал Мао. Его идеология была направлена на развитие марксизма применительно к социально-политической ситуации, сложившейся в Китае. «Китаизация марксизма» обусловлена необходимостью его практическою применения в соответствии с национальной спецификой страны. Благодаря теоретическим работам Мао Цзедуна появились термины «китайский марксизм», «китайский коммунизм», «национальный марксизм».

Профессор Университета Цзилинь Сунь Чжэньюй на сессии Народного Политического Консультативного Совета Китая. НПКСК - совещательный орган при руководстве КНР.

Генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин также считает, что «диалектический материализм - это мировоззрение и методология Компартии Китая». На семинаре Политбюро ЦК КПК, при обсуждении лекции «Об основных принципах диалектического материализма и его методологии» профессора Цзилиньского университета Сунь Чжэнюй, Си Цзиньпин отметил: «Компартии Китая необходимо расширить свои возможности в решении основных проблем на пути реформ и развития, более сознательно используя при этом диалектический материализм как мировоззрение и методологию». При этом, в его рассуждениях нет тенденции превозносить достижения КНР в строительстве социализма. «Китай по-прежнему остается и будет в течение длительного периода находиться на начальной стадии построения социализма, и в этом заключается объективное положение страны. Для того чтобы решить основные противоречия, которые возникли на пути развития партии и государства, необходимо построить общество малого достатка, всесторонне углубить реформы, управлять государством на основе законов, со всей серьезностью вести партийное строительство», заявил лидер Компартии Китая. Сравните с Брежневским «развитЫм социализмом», или Хрущевским "Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!" Интересно и то, что члены Политбюро ЦК на семинаре(!) слушают и обсуждают доклад ученого.

Нацеленность Китая на развитие и прогресс, серьезные успехи в инновационной политике и ставка на развитие передовых технологий ставит перед идеологами страны новые задачи. Необходимо найти баланс между безжалостностью технократического прагматизма, обеспечивающего высокую скорость развития экономики, и выполнением задач социальной справедливости, заложенных в коммунистическом учении. В то время, когда постмодернизм отвергает сциентизм (это система убеждений, утверждающая основополагающую роль науки как источника знаний и суждений о мире) и перекликается с агностицизмом (направление в философии, отрицающее возможность объективного познания субъектом окружающей действительности посредством собственного опыта). Китайская технократическая парадигма объединяет – сциентизм и социализм. В первом случае речь идет о практике внедрения в руководство страны все большего числа инженеров и ученых.

Лю Юнмоу - профессор философии Китайского университета Ремин, Пекин, КНР. Сотрудник факультета истории науки Гарвардского университета, Бостон, США.

Профессор Лю Юнмоу в статье «Преимущества китайской технократии» пишет: «В развитых западных странах технократия подвергается многочисленной критике. Марксисты атакуют ее за то, что технократы помогали капитализму контролировать рабочих. Гуманисты утверждают, что технократия превращает людей в машины. Либералы критикуют ее за посягательство на личную свободу. Сторонники историзма и релятивисты критикуют научные принципы и технологические методы за нежелание адаптироваться к человеческому обществу». Таким образом, позиция Лю Юнмоу в целом прямо противоположна западной. С его точки зрения, на данном этапе развития умеренная форма технократии больше соответствует социально-политическим реалиям Китая, чем либеральная демократия. Об анализе феномена китайской технократии, а также осмыслении успехов Китая в инновационной политике последних десятилетий более подробно можно ознакомиться в яркой статье преподавателя философии Елены Середкиной (ссылка на которую представлена ниже).

В соответствии с пятой фазой жизни государства Ибн Хальдуна, западное мировоззрение продуцирует апатические идеи постмодерна. Это обусловлено снижением скорости развития и кризисными ожиданиями, которые в свою очередь вызваны критически усилившимся социальным неравенством, поляризацией уровня жизни, тенденцией монополизации власти мировой финансовой элитой. В концепциях запада, подвергается сомнению необходимость развития общества, на том основании, что тенденции сциентизма периода модерна привели к феномену создания тоталитарных форм правления. Осуществляются непрекращающиеся попытки поставить знак тождества между фашистским и коммунистическим вариантами подхода к развитию общества, и всяческой демонизации Сталинского периода. Полностью игнорируются социальные достижения социалистической системы. Однако в противовес западному, все больший интерес привлекает восточный, китайский вариант подхода к идеологии, основанный на творческом применении диалектических принципов марксизма. Китайская философская традиция имеет глубокие корни, гораздо меньше поражена генетической болезнью преклонения перед западом, оптимистична и это дает ей ощутимые преимущества, а постоянный рост социально-экономического уровня Китая подтверждает плодотворность такого направления мировоззрения.


Литература:

Лестница в небо. Диалоги о власти, карьере и мировой элите /М. Хазин, С. Щеглов. — М. : РИПОЛ классик, 2016.

Развитие как борьба противоположностей / Ф. И. Калошин. Лекции, прочитанные в Высшей партийной школе при ЦК ВКП(б). — М. ВПШ 1951г. http://istmat.info/node/36829

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.:Норма, 2005.

Технократия vs демократия: возможна ли социальная оценка техники в Китае? / Е.В. Середкина— Вестник ПНИПУ. Культура.История. Философия. Право. – 2018. – № 2. – С. 39–49.     https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=1&cad=rja&uact=8&ved=2ahUKEwjA14ewnsPgAhVFxIsKHU3EB9YQFjAAegQIChAC&url=http%3A%2F%2Fvestnik.pstu.ru%2Fget%2F_res%2Ffs%2Ffile.pdf%2F7503%2F%25D2%25C5%25D5%25CD%25CE%25CA%25D0%25C0%25D2%25C8%25DF%2BVS%2B%25C4%25C5%25CC%25CE%25CA%25D0%25C0%25D2%25C8%25DF%253A%2B%25C2%25CE%25C7%25CC%25CE%25C6%25CD%25C0%2B%25CB%25C8%2B%25D1%25CE%25D6%25C8%25C0%25CB%25DC%25CD%25C0%25DF%2B%25CE%25D6%25C5%25CD%25CA%25C0%2B%25D2%25C5%25D5%25CD%25C8%25CA%25C8%2B%25C2%2B%25CA%25C8%25D2%25C0%25C5%253Ffile.pdf&usg=AOvVaw3C8ZeDdEehghFH8JMAAFNp


Заглавная иллюстрация:Общественная акция «Две гвоздики для товарища Сталина». Декабрь 2018.

Горячей картошкой – по благородному французскому лицу

✔ Президент Беларуси Александр Лукашенко ответил Президенту Франции Эммануэлю Макрону на заявления касательно ситуации в Беларуси /Корр. БЕЛТА/.Французскому императору удалось отвлечь в...

Обсудить
  • Заголовок "Социальная усталость и кризис идеи развития" противоречит концовке "Китайская философская традиция имеет глубокие корни, гораздо меньше поражена генетической болезнью преклонения перед западом, оптимистична и это дает ей ощутимые преимущества". Как говорится, в противоположной парадигме мироощущения, начали, за упокой, а закончили китайской премудростью, известной всем завоевателям Китая. А что есть в середине, стоит ли пристального внимания? Съехидничал, потому что много хороших мыслей. Связать бы их все в новое направление идей для России.
  • "Во Времена "хрущевской оттепели", я не понимал что такое "Отец народов" применительно к Сталину... ...и, лишь теперь, когда я стал понимать и видеть до какой задницы довели Россию и её народы, мне стало понятно почему И.В.Сталина называли отцом народов..." Чингиз Айтматов
  • В годы моей юности ходили анекдоты про Никиту Блаженного, Леонида Баснописца и Юриия Долгорукого (ну и про всех остальных по авторскому списку)... А ещё был анекдот про то, как Брежнев гадал о том, как его запомнит народ: как Леонида Первого или как Ильича Второго...