НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ МЕЖДУ ПАТРИОТИЗМОМ И СОЦИАЛИЗМОМ. Разница в сортах американского патриотизма. Квасной или национальный. Две империи — два подхода. Джентльмены предпочитают не менять привычек. Россия, излом и неизбежность диктатуры.

112 7790

«Патриотизм – последнее прибежище негодяя» — этот броский и двусмысленный афоризм доктора Самуэля Джонсона, произнесенный 7 апреля 1775 года на собрании основанного им Литературного клуба, стал особенно популярным на этапе добивания поверженного Трампа прессой победившей «демократии». Так Washington Post пишет: «Они (сторонники маньяка Трампа) разграбили Капитолий, а пятеро погибли — последний и верный признак того, что партия, облагороженная патриотизмом Джона Маккейна, стала прибежищем негодяев». В той же газете Остин Сарат «Последовательное использование Трампом расовых апелляций к патриотизму в качестве отвлечения внимания и прикрытия своей некомпетентности и недостойного поведения должно напомнить нам об увещевании Сэмюэля Джонсона, знаменитого британского литератора XVIII века, который сказал, что патриотизм часто является «последним прибежищем негодяя». 

Но если в США делается упор на то, что патриотизм Трампа неправильный, но есть и правильный «демократический», то в России насмешка над патриотизмом, привязанностью к Родине, гордостью её достижениями, культурой и традициями — давнее поветрие, которое старательно насаждается в молодежной и либеральной среде. Такой элемент борьбы цивилизаций активно поощряется извне для ослабления позиции Державы. Однако есть и другая сторона этой риторики, когда люди, искренно заботящиеся о своей стране возмущены преувеличенной сверх меры пропагандой патриотизма не подтверждаемой делом, а иногда и прикрывающей неблаговидные поступки и идеи. Именно такими причинами и объясняется фраза Самуэля Джонсона, который считал негодяями партию вигов, ревностных протестантов, распространителей проамериканских настроений во времена начала борьба за независимость США от родной ему Британии.

Современные потомки вигов, молодое, но агрессивно развивающееся крыло американских протестантов — пятидесятники, численность которых уже превысила количество приверженцев православия с его многовековой историей, проповедуют "Глобальную стратегию" под лозунгом "Нет границ, только люди!". А тем временем, последователи наиболее радикальной части традиционного протестантизма — неопуритане, яростно выступавшие против президента Дональда Трампа, «убеждены в своей правоте. Как и лорд-протектор Оливер Кромвель, они заявляют, что мораль выше закона, но в отличие от английских республиканцев, они не опираются на религиозные догмы. Они кальвинисты, но без Бога», пишет Тьерри Мейсан и далее, «Их цель состоит в создании государства для всех, но не в союзе со своими противниками, и с исключением всех, кто думает не так, как они. Поэтому они приветствуют решения Twitter, Facebook, Instagram, Snapchat и Twitch по цензурированию тех, кто оспаривает законность выборов. Для них не имеет значения, что эти корпорации присвоили себе политическую власть в нарушение Первой поправки к Конституции, так как они разделяют с ними одну и ту же концепцию «чистоты нравов»: свобода слова к еретикам и трампистам не применима». В другой статье автора говорится: «В США нет и никогда не было никакой демократии, то нет никаких оснований возмущаться результатами прошедших выборов. Хотя это и не предусмотрено Конституцией, в каждом штате за два века была установлена своя система голосования по избранию президента. Некоторые губернаторы вбрасывали в избирательные урны столько бюллетеней, сколько вздумается. Поэтому в каждом штате из десяти число проголосовавших превышает число взрослых жителей». 

 Отечественные ругатели патриотизма любят ссылаться на российскую классику. С легкой руки недобросовестного современника в уста писателя М. Е. Салтыкова-Щедрина (1826 — 1889) вложено броское и многократно растиражированное — "На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались." На самом деле, в статье писателя на эту тему есть такие высказывания — "Идея, согревающая патриотизм, - это идея общего блага... Воспитательное значение патриотизма громадно: это школа, в которой человек развивается к воспринятию идеи о человечестве", «заведомый казнокрад может объясняться в любви к отечеству», «Могут ли именоваться патриотами всякие другие паразиты, хотя бы и высшей школы?». 

Много сложнее и разноречивее было отношение к патриотизму Льва Николаевича Толстого (1828 — 1910), написавшего несколько тематических статей: «Патриотизм и правительство», «Патриотизм или мир?». Вызвавшую ожесточенную полемику работу «Христианство и патриотизм» в России по цензурным соображениям опубликовать статью было невозможно, и эта статья впервые вышла в 1894 г. за рубежом и содержала весьма «крамольные» выражения: «невозможен патриотизм в наше время потому, что, как мы ни старались в продолжение 1800 лет скрыть смысл христианства, оно все-таки проточилось в нашу жизнь и до такой степени руководит ею, что люди, самые грубые и глупые, не могут уже не видеть теперь совершенной несовместимости патриотизма с теми нравственными правилами, которыми они живут», «Патриотизм в самом простом, ясном и несомненном значении своем есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых — отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти. Так он и проповедуется везде, где проповедуется патриотизм… Патриотизм есть рабство».

Современник этих писателей — Император Всероссийский Николай I Павлович на тридцатилетнее (1825-1855) время правления которого приходится расцвет консерватизма в России, считал главной ее бедой распространение либеральных идей с Запада. Для борьбы со всяким инакомыслием им было создано III отделение, выполнявшее функции политической полиции. Однако одних репрессивных мер было недостаточно. Требовалась официальная политическая идеология, которая могла бы поднять патриотические настроения и обосновать незыблемость существующего строя. Главную роль в создании такой идеологии сыграл Сергей Семенович Уваров, блестяще образованный человек, возглавлявший министерство народного просвещения с 1833 по 1849 год. Формула основополагающих начал, которые составляли исключительность России — «Православие, Самодержавие, Народность», названная «уваровской триадой» затем стала именоваться теорией официальной народности. Идеология была полностью принята властью и царем. Многие же русские общественные и культурные деятели называли такой подход «квасным патриотизмом», таившим в себе большие опасности. Ровно по тем же соображениям, которые двигали столетие назад Самуэля Джонсона — преувеличения сверх меры пропаганды патриотизма не подтверждаемой делом.

Внешняя угроза, особенно военная, приводит в движение внутренние механизмы народного патриотизма, скрытые в мирное время. Из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона — «Жанна д'Арк впервые дала простую и ясную формулу чисто национальному патриотизму: быть независимыми от чужеземцев на своей земле и иметь среди себя своего собственного верховного главу» (т XXIII, стр. 37, С.-Пб., 1898).

Отечественная война 1812 года пробудила необыкновенный патриотический подъем, который охватил все слои русского общества. Ни среди офранцуженного дворянства, ни среди крестьян не наблюдалось пораженческих настроений; ни те, ни другие не связывали дальнейшее развитие российского общества с французской оккупацией. На основе мемуарных источников можно сделать вывод, что патриотизм был основной чертой общественного сознания в 1812 г. По всей стране организовывались партизанские отряды. Старостиха Василиса побила сотни французов, а сельский дьячок возглавил партизанский отряд. На счету отрядов Долохова и Денисова было тоже немало французов. Простой русский крестьянин Тихон Щербатый ловил «мародеров» под Гжатью и был «самым полезным и храбрым человеком» в отряде Денисова. 

Л. Толстой в «Войне и мире» с восхищением описывает эпизоды самопроизвольного сопротивления русских людей: «Дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие», «Для русских людей не могло быть вопроса: хорошо ли, или дурно будет под управлением французов в Москве. Под управлением французов нельзя было быть: это было хуже всего».

Любование литераторами «застойного», но поэтически плодотворного времени Николая I, решимостью народа, поднимавшего моральный дух армии, было безусловно обоснованным и внесло важнейший вклад в победу, однако эмоциональное восприятие художников не должно умалять реальной роли командования армии и императора Александра I.      

Среди главных причин, по которым «Россия одолела Наполеона, было то, что российские политические деятели оказались дальновиднее его». «Александр I и М.Б. Барклай де Толли всегда готовились к затяжной войне, которая, согласно их ожиданиям, должна была начаться с кампании на русской земле, призванной истощить силы Наполеона, но завершиться должна была наступлением России в Европе и созданием новой антинаполеоновской коалиции». «Александр, напротив, хорошо знал сильные и слабые стороны своего противника и воспользовался своим знанием в полной мере». «Как и предрекали некоторые советники Александра I, одним из последствий падения Наполеона стал заметный рост могущества Англии». Пишет Доминик Ливен (1952) — историк, академик британский и российский (с 2019).

Благоразумное нежелание русских генералов принять решающее сражение... Большинство историков об этом забывают, но что было бы с армией Багратиона прими он генеральное сражение в начале войны, как того очень хотел Александр I? 60 тысяч армии Багратиона против 400 тысяч армии агрессоров. Это была бы безоговорочная победа, и после нее вряд ли бы успели оправиться.

Гений Кутузова. Русский генерал, который отлично обучился от Суворова, не допустил ни одного тактического просчета. Примечательно, что Кутузов так и не сумел разбить своего врага, но сумел тактически и стратегически выиграть Отечественную войну.

Интересно, что блестящие отличившиеся генералы не были этническими русскими. Барклай де Толли происходил из бюргерской немецкой ганзейской семьи, а Пётр Иванович Багратион, представитель ветви грузинского царского дома Багратионов, и это никак не умаляло их бесстрашие и преданность Державе. Главнокомандующий всеми русскими армиями и ополчениями — Михаил Илларионович Кутузов — русский дворянин, заслуживший потомственное княжеское достоинство. Первый полный кавалер ордена Святого Георгия. С 1812 года именовался светлейшим князем Голенищевым-Кутузовым-Смоленским.

Европейский триумф императора Александра I на Венском конгрессе 1814–1815 г. после победы над Наполеоном в карикатурах того времени. Англия на это смотрит спокойно, у нее свои завоевания. «Моря достались Альбиону», спустя годы напишет А.С. Пушкин.


Правление Николая I началось плохим предзнаменованием — Восстанием декабристов на Сенатской площади 14 декабря 1825 года. События войны 1812 года и последующие заграничные походы русской армии породили определённые надежды на перемены. Необходимость создания условий для развития капитализма и ликвидация крепостной зависимости связывалась с потребностью усовершенствовать систему монархической власти. Кроме объективных причин роста недовольства, в подогреве процесса брожения в умах интеллигенции и народа были кровно заинтересованы внешние игроки.

Доминик Ливен абсолютно не случайно отметил заметный послевоенный рост могущества Англии, получившей наибольшие выгоды от победы в войне. Англия, традиционно не имевшая сильной сухопутной армии, предпочитала использовать в качестве «пушечного мяса» другие страны. Опасаясь вторжения мощного войска французов, она втянула Россию в войну с Наполеоном начиная еще с первой антифранцузской коалиции (1791-1797). Впоследствии Россия участвовала практически во всех семи антифранцузских коалициях вплоть до полного разгрома Наполеона в 1815 году. Однако в дальнейшем Англии был совершенно не нужен столь мощный и авторитетный игрок на европейской сцене как Россия, а продвижение либеральных взглядов в среде российской аристократии не требовало особых затрат и могло существенно ослабить центральную власть. Так что противодействие Николая I распространению либеральных идей с Запада и выстраивание пропаганды патриотизма имело вполне осязаемые причины, как и мотивы образования расхожего оборота — «квасной патриотизмом» в творческой среде.


 Ключевое значение имел принципиально различный подход двух крупнейших империй того времени Англии и России как к союзникам, так и к автономиям, включенным в состав империй. Крупнейшая за всю историю Британская империя почти полностью состояла из заморских колоний. И английский истеблишмент выработал свой изощренный стиль управления туземцами, который отличался циничным лицемерием. Поскольку внутренние столкновения туземцев для далекой метрополии не несли прямых угроз, но существенно облегчали процесс управления, вожди управленческой коррумпированной верхушки просто подкупались, а в случае неповиновения из местной среды формировалась оппозиция и раздувались локальные конфликты. В экстремальных ситуациях применялась дипломатия канонерок. Не лишне напомнить, что английские морские компании в свое время наживали первоначальные капиталы имея государственные, королевские монополии на перевозку и торговлю рабами, в которых нуждались колонии в Америке, так что моральные угрызения английские правящие круги никогда особенно не мучили. Увы, и в отношении к союзникам презрительный эгоизм, усвоенный поколениями колонизаторов, давал о себе знать.

Уступавшая по размерам британской, Российская империя составляла территориально цельное образование, это предопределило выработку элементов умеренности и терпимости власти как к национальному, так и религиозному разнообразию многочисленных народов, населяющих страну. «Русский бунт, бессмысленный и беспощадный» был хорошим просветителем правящих умов, а любой локальный конфликт мог угрожать благополучию столичных обитателей.

Наиболее активные и одаренные уроженцы периферии привлекались на императорскую службу, а буйных предводителей, которых нельзя было уничтожить, с почестями переселяли в другое место. О блестящих генералах времен Александра I уже сказано выше, но было множество других примеров. Вот некоторые:

— Князь Михаил Львович Глинский, потомок татарского мурзы, военачальник и государственный деятель Великого княжества Литовского и Русского государства, пользовался влиянием в годы правления Государя всея Руси Василия III.

— Архиепископ Феофан Прокопович. Родился в семье мелкого торговца, Киев. В годы правления Императора Всероссийского Петра I стал идеологом построения империи и величия царской власти. С тех пор все высшие и самые видные архиерейские кафедры долгое время занимали воспитанники Киевской академии.

— Канцлер Российской империи Александр Андреевич Безбородько, из семьи украинского шляхтича Глуховского уезда, имел огромное влияние в годы Императрицы Екатерины II и её сына Павла I. Именно ему принадлежат знаменитые слова: «Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без позволения нашего выстрелить не смела!»

— Фельдмаршал Иван Федорович Паскевич— потомственного казацкого рода Полтавского полка Запорожского казачества, единственный в истории полный кавалер одновременно двух орденов — Св. Георгия и Св. Владимира. Император Николай I считал его своим учителем.

— Имам Чечни Шамиль, предводитель кавказских горцев, лидер северокавказского сопротивления. В 1866 году он и его сыновья присягнули на верность российской короне, а спустя три года стали потомственными дворянами.

Во внешней политика Россия также пыталась придерживаться принципов взаимоуважения и честности.


Ни III отделение, ни «квасной патриотизмом» не могли решить реальные проблемы. Состояние дел в экономике к началу царствования Николая I было наихудшим за всю историю Российской империи. Производства, способного конкурировать с Западом, где в то время уже подходила к концу промышленная революция, фактически не существовало. В экспорте России было лишь сырьё, почти все виды промышленных изделий, необходимые стране, приобретались за рубежом. Для исправления ситуации Николай I начал хозяйственные реформы, их продолжили сын Александр II, внук Александр III и правнук Николай II. Индустрия России росла быстро и без всяких иностранных вливаний, страна демонстрировала удивительные способности и силу, достигнув максимума в 1913 году. Однако оставалось множество нерешаемых проблем, национальный доход на душу населения в России в разы уступал ведущим мировым экономикам, необходимость радикального изменения системы не исчезла, а слабость парламентаризма не давала надежды на возможность преобразований. Ведь только в 1905 году Николай II издал Манифест об учреждении Государственной Думы, да и то с ограниченными полномочиями.

К слову, промышленная революция никому не давалась легко. Вспомним кровавый путь английской революции, которая началась казнью короля Англии Карла I в 1649 году, а закончилась победой Славной революции в 1689 и вступлением на престол Вильгельма III Оранского, в годы правления которого были проведены глубокие реформы, заложившие основу политической и хозяйственной системы страны. Сорок лет неутихающей борьбы короны с парламентом включали уникальную пятилетку Английской республики (!), когда диктатор Оливер Кромвель учинил геноцид в Ирландии, истребив треть ирландцев и жестоко подавил сопротивление в Шотландии. Результатом революции стало образование устойчивой системы, сочетающей монархию и парламент с двухпартийным представительством, при которой монарх кровно заинтересован в наличии сильной оппозиции. В настоящее время в Европе существует 12 монархий, кроме Великобритании в этом списке Испания, Нидерланды, Норвегия, Швеция, Бельгия, Дания и другие.


К началу XX века колониализм процветал, находившись в стадии своего расцвета, и мир был уже поделен между несколькими великими державами. Германская империя, провозглашённая в январе 1871 года, чуть более чем за сорок лет своего существования по ряду показателей смогла войти в число наиболее промышленно развитых стран мира, но она опоздала к разделу мира. Её колониальная империя, включавшая территории в Африке и ряд островов в Тихоокеанском бассейне, в начале XX в. уступала даже голландской и бельгийской. Это положение не устраивало германских промышленников, нуждавшихся в новых рынках сбыта и источниках сырья. в 1873 был заключён «Союз трех императоров» году между Россией, Германией и Австро-Венгрией.

Британия видела, как в Европе у неё образовалось два сильных потенциальных врага — Россия и Германия. Союз между ними — гарантированный стальной гроб для английского льва. Значит, этого союза быть не должно. К тому же Германия открыто стремилась к переделу мира, и Британия сделала все, чтобы Австро-Венгрия, Германия и Россия не могли уклонится от войны между собой.

После инцидента, который благодаря Ярославу Гашеку вошел в историю выражением «Семь пулек, как в Сараеве!», был использован весь арсенал мастерства дипломатии джентльменов, отточенный веками тренировок. Правдоподобные доводы, которые были приятны для собеседников и обещания, которые никто не собирался выполнять, подкуп колеблющихся и экспедиционный корпус для сомневающихся. Задача максимум была не просто избежать нападения на владения Британии и ослабить воюющие стороны, но довести Российскую, Австро-Венгерскую, Германскую и Османскую империи до распада и захватить новые колонии.

 

Убийство 28 июня 1914 года эрцгерцога Франца Фердинанда, наследника австро-венгерского престола, и его жены герцогини Софии Гогенберг в Сараеве сербским гимназистом Гаврилой Принципом, ставшее поводом к началу мировой войны.

Николая II, убеждали что Россия не должна оставлять Сербию без помощи, а в случае победы получит вожделенные проливы. При этом, Английская пресса писала, что сербы варвары и Австро-Венгрия не должна оставлять безнаказанным убийство эрцгерцога. Немцам обещали нейтралитет, понимая, что как только те ввяжутся в боевые действия, деваться им некуда, против них пойдёт работать "русский паровой каток".


На четвертый год изнурительной кровопролитной войны, когда ситуация в России стала крайне сложной, посол Великобритании в России Джордж Бьюкенен зондировал в Думе почву на тему политических уступок, которые хотят добиться от царя парламентарии. Что означало бы превращение монархической России в парламентскую республику, а в условиях войны неотвратимо приводило к крушению государства. В беседе с Николаем II Бьюкенен буквально угрожал царю революцией и катастрофой. Разумеется, все это подавалось в дипломатичной упаковке, под видом заботы о царе и будущем России, но намеки Бьюкенена были совершенно прозрачны и однозначны. Бьюкенен выступал как явный лоббист думских революционеров, лихорадочно готовивших в это время свержение царя.

          5 июня 1916 г. на затонувшем при странных обстоятельствах броненосном крейсере «Хэмпшир» погиб военный министр фельдмаршал лорд Г. Китченер. Британский министр вёз с собой десять миллионов фунтов стерлингов золотыми слитками – взнос в счёт будущего кредита России от правительства Англии, а кроме того, он имел самые серьёзные намерения разобраться со срывами поставок в Россию боеприпасов. После гибели Китченера пост военного министра занял Д. Ллойд-Джордж, а большое влияние в английской политике приобрел лорд А. Мильнер, который в конце 1916 г. стал членом военного кабинета и фактическим военным министром, хотя официально этот пост Мильнер занял только в 1918 г. Он не жаловал старого служаку Китченера и давно пытался от него избавиться. Мильнер был личностью всесторонне замечательной, он получил бесценный опыт колониального управления в Египте и Южной Африке, совместно с С. Родсом стал сооснователем масонского общества «Круглый стол». Именно Мильнеру отводят роль главного организатора февральского переворота 1917 г. Он был среди инициаторов «Петроградской конференции» союзников по Антанте 19 января 1917 года и возглавил британскую делегацию. Общался с Николаем II, членами Думы, где зрел заговор и организовывал раздачу денег военнослужащим взбунтовавшихся полков. "Монархам редко делаются более серьезные предупреждения, чем те, которые Мильнер сделал царю", сказал в интервью газете «Таймс» британский министр иностранных дел Артур Бальфур.

Правдоподобным доводом, которым англичане объясняли радикальное вмешательство во внутренние дела России была неповоротливость царя в вопросах военных операций, якобы республиканское правительство будет действовать активнее для общей победы Антанты. Но не нужно забывать, что до начала Английской революции парламент существовал уже более четырехсот лет, а российскому парламентаризму не было и пятнадцати. Тем временем Россию захлестнула волна кризиса. В Петрограде массовые забастовки и демонстрации рабочих, возникшие после увольнения около 1000 работников Путиловского завода, беспорядочная стрельба на улицах. Военные отказались применять силу против демонстрантов, а к мятежному Волынскому полку присоединились Литовский и Преображенский полки. Восставшие освобождали из тюрем не только политических заключенных, но и уголовников. Неуправляемые и разношерстные революционные массы, не брезгуя убийствами и грабежами, погрузили город в хаос. Государственная Думу осаждена толпой революционных солдат и рабочих. Начались пожары. Это уже была революция. В обществе царило убеждение, что спасти ситуацию может только отречение императора. К этому призывали Николая как высшие чины армии и флота, так и перепуганные представители Госдумы А. Гучков и В. Шульгин, прибывшие к императору. В их присутствии 2 марта 1917, был подписан «Манифест» Николая II об отречении от престола.  


         Россия, излом и неизбежность диктатуры.

Павел Рыженко (1970 — 2014), «Прощание с конвоем» из триптиха «Царская голгофа», 2004 г. 

Отречении Николая II стало переломным моментом в истории России, ввергнутой в длительное и жестокое внутреннее противостояние. Как корабль, потерявший в шторме капитана, страна была обречена на тяжкие испытания. Официальная власть была в руках Временного правительства, но реальная власть принадлежала Петроградскому Совету рабочих и солдатских депутатов. Правительство было сформировано Временным комитетом Государственной думы и в него вошли наиболее авторитетные члены Думы, деятельность которой была приостановлена Высочайшим указом. Хотя состав правительства и был согласован с руководством Совета, в государстве фактически сложилось двоевластие.

Отсутствие единого центра управления порождало хаос. Выпущенные из тюрем преступники заполоняли города, наводя ужас расправами, грабежами, поджогами и убийствами. Жилищным хозяйством взялись руководить домовые комитеты, укомплектованные дворниками. Жители городского «дна» вселялись в квартиры имущих жильцов. Коммунальные службы бросили свою прямую работу по уборке улиц, которые стали буквально утопать в грязи. Расцвела антисанитария, электричество подавали с частыми перебоями. На фоне деградации инфраструктуры быстро росла смертность. У кладбищ появились длинные очереди, а кругом шли митинги. Матросы в компании раскрашенных проституток разъезжали на автомобилях. Безвестные ораторы-проходимцы произносили зажигательные речи - всегда одни и те же, но, тем не менее, собиравшие толпу. Очереди за хлебом, которыми так долго попрекали царя, многократно увеличились. Старая полиция была заклеймена, как «реакционная», и расформирована, но ничего лучшего Временное правительство не создало.

В армии росли антивоенные настроения, начались братания с неприятельскими солдатами. Сражающиеся друг с другом части прекращали стрельбу, выходили из окопов. Бойцы мирно разговаривали, курили, обменивались различными мелкими вещами. Всюду в русских воинских частях избирались солдатские комитеты, которые часто отменяли приказы начальства. Тем не менее, по настоятельному требованию союзников, оказавшихся в сложном положении, в июне русская армия была брошена в наступление, и вначале одержала ряд побед над противником. Однако немцы перебросили к месту сражений 16 дивизий и прорвали фронт. Русские армии беспорядочно отступали. "Наступательный прорыв быстро исчерпался. Некоторые части самовольно уходят с позиций, даже не дожидаясь подхода противника. На протяжении сотни вёрст в тыл тянутся вереницы беглецов с ружьями и без них здоровых, бодрых, чувствующих себя совершенно безнаказанными. Иногда так отходят целые части... Сегодня главнокомандующий с согласия комиссаров и комитетов отдал приказ о стрельбе по бегущим."  

 Новый аппарат власти столкнулся с неразрешимыми трудностями. Искушенное, но «неэффективное» единовластие сменилось на коллегиальное командование дилетантами. Вошедшие на главных ролях в состав Временного правительства лидеры Думы, «столпы революции» А. Гучков — военный и морской министр, и П. Милюков — министр иностранных дел, историки по образованию, могли проникновенно произносить речи, но таинство управления огромным государством с его многочисленными связями и конфликтами им было недоступно. Как и любое некомпетентное правительство, «временное» питало особое доверие к советам иностранных «союзников» и полагалась на правомерность внешнего управления. Уже в марте Временное правительство было признано правительствами Великобритании, Франции и США.

Первый состав проработав всего два месяца был смещен. Поводом стала «Нота Милюкова» о «полном соблюдении обязательств, принятых в отношении наших союзников» и войны до победного конца. Это привело к массовым возмущениям, антиправительственным митингам, вооружённые столкновениям и демонстрациям с требованием немедленного прекращения войны, отставки П. Милюкова и А. Гучкова и передачи власти Советам.

Результатом апрельского правительственного кризиса стали отставка П. Милюкова и А. Гучкова и попытка устранить двоевластие, пригласив в правительство представителей Петроградского Совета. Председатель Совета Николай Чхеидзе войти в него министром отказался. После долгих колебаний в Первое коалиционное правительство были делегированы представители Российской социал-демократической рабочей партии, меньшевики Ираклий Церетели и Матвей Скобелев; Трудовой группы Павел Переверзев; один из лидеров вновь образованной Трудовой народно-социалистической партии Алексей Пешехонов. Также Совет утвердил кандидатуры от Партии социалистов-революционеров (эсеров) Александра Керенского и Виктора Чернова.

Обилие партий, представленных в Первом коалиционном правительстве никак не добавило стабильности, и проработав те же два месяца, правительство столкнулось с очередным кризисом. Формально двоевластие было устранено, но ситуация в стране не улучшалась, на фронте готовилось наступление, которое закончилось провалом, а мятежная природа пёстрого состава Петросовета требовала немедленных результатов. Страна неумолимо двигалась к диктатуре.

Революционное свержение монархии в истории по обыкновению вело к диктатуре. Здесь и уже упомянутый Лорд-протектор Англии, Шотландии и Ирландии Оливер Кромвель, и Император французов, Протектор Рейнского союза Наполеон Бонапарт, рожденный бесконечной цепью французских революций и переворотов протяжённостью от Великой французской революции 1789 года до Парижской коммуны 1871 г., окончательно сменившей монархию на галерею республик, остановившуюся только в 1958 г. на Пятой французской республике. В ноябре 1918 король Пруссии и император Германии Фридрих III подписал официальный акт об отречении «Я отказываюсь навсегда от прав на корону Пруссии и вместе с ним от права на германскую императорскую корону». После этого короткая история Веймарской республики закончилась приходом в 1934 Фюрера Германии. 

Загадка России-1917 была только в том, будет сдвиг вправо или влево, а это в неустойчивой ситуации зависело от степени сплоченности, упорства и мотивации конкурентов. Правое направление отожествлялось с получившим власть социал-революционером Александром Керенским, а левый фланг был за представителями РСДРП(б), большевиками. До февраля всё партийное руководство большевиков находилось либо в эмиграции, либо в тюрьмах. Поэтому большевики практически не сыграли никакой роли в революционных событиях. Первыми в Петроград вернулись ссыльные и узники царских каторг. Возвратившиеся Матвей Муранов, Иосиф Сталин, Лев Каменев возобновили выпуск большевистской газеты «Правда», которая фактически встала на общие позиции российской социал-демократии и выступала за укрепление власти Временного правительства.

Третьего апреля в Россию вернулся общепризнанный лидер большевиков Владимир Ленин. Прибыл из Швейцарии, где находился в эмиграции с 1908 года. Известие о революции в России для него было полной неожиданностью и требовало срочных действий «…мы должны ехать, даже если наша дорога лежит через ад». Антивоенные взгляды Ленина были широко известны, поэтому проезд через союзническую Англию был закрыт, а воюющей Германии они могли быть полезны, вследствие чего возник вариант легендарного «пломбированного вагона с 32 пассажирами». Еще одним сюрпризом для Ленина и Крупской, которая всю дорогу беспокоилась о том, не арестуют ли их немедленно по прибытии, стала пышная встреча на Финляндском вокзале, с делегацией Петросовета во главе с Николаем Чхеидзе, оркестром, цветами, броневиками и огромным митингом. Краткую речь на митинге Ленин закончил словами "Да здравствует всемирная социалистическая революция!”

Торжественная встреча Ленина совершенно не означала его всеобщее признание и носила скорее ритуальный характер для подтверждения силы революции, способной обеспечить возвращения из ссылки очередного легендарного «узника режима», преследуемого «царскими сатрапами». Однако дальше всё пошло не по плану. Десять лет изгнания столь вулканической личности вылились в поток совершенно неожиданных идей, часть которых реализовать было невозможно, и они навсегда остались благими намерениями, а другая часть радикально изменила ход истории. Это были «Апрельские тезисы» — план борьбы за перерастание буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую путём захвата власти. Этот план включал: разрыв Петроградского Совета с Временным правительством и превращение парламентской республики, в республику Советов, окончание войны, замену полиции и армии всеобщим вооружением народа, аграрную и банковскую реформы с широкой национализацией, реорганизацию партии.

«Ленин провозгласил такой радикализм, что небу жарко стало». «Партия оказалась застигнута врасплох Лениным не менее, чем Февральским переворотом. Критерии, лозунги, обороты речи, успевшие сложиться за пять недель революции, летели прахом. … прений не было, все были ошеломлены, никому не хотелось подставлять себя под удары этого неистового вождя», напишет в 1938 году Троцкий. Надежды на то, «что, вырвавшись из заграничного кабинета, попав в атмосферу реальной борьбы, широкой практической деятельности, Ленин быстро акклиматизируется, остепенится, станет на реальную почву и выбросит за борт львиную долю своих анархистских «бредней»» не оправдались.

Лев Троцкий вернулся из США 4 мая, получив транзитные документы в консульстве Великобритании, но был задержан со скандалом британскими властями в канадском городе Галифакс и некоторое время содержался в лагере для военнопленных в городе Амхерст.

Заседание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов в апреле 1917 года.

Позиция лидеров большевиков не была единой и не была против Ленина, но была растерянность. Страна и революция развивались в определенном направлении. Приезжает Ленин и объявляет, что нужно все сворачивать, продолжать революцию, забрать власть и строить социализм. Конечно, это вызвало замешательство и потребовало некоторого времени на обдумывания. Началась внутрипартийная дискуссия, которая вылилась в прессу, однако большого внимания этому никто не уделил, поскольку большевики были даже не второй по популярности партией.

Истинность апрельских тезисов подтвердила действительность. Положение в стране с каждым месяцем становилась все хуже и большие надежды, которые возлагались на революцию не оправдались. Лозунги «Мир народам! Земля крестьянам! Фабрики рабочим!» в сочетании с активной пропагандой привлекали народ. Если в феврале в Петрограде большевиков было примерно 2 тыс. человек, то к середине мая их насчитывалось уже примерно 32 тыс. человек. В июне на I Съезде Советов из 1090 избранных делегатов было 105 большевиков, в то время как 285 эсеров, 248 меньшевиков. Меньшевики входили и во Временное правительство и в руководство Совета, они ощутили всю сложность управления обществом в столь неустойчивый момент, да ещё и в коалиции с разнородными партиями. Их растерянностью перед стоящими вызовами можно объяснить слова Ираклия Церетели на съезде «В настоящий момент в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займем ваше место. Такой партии в России нет». У большевиков не было колебаний в отношении власти, Ленин в своем выступлении ответил «есть, … наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком». Но власть никогда не приходит нечаянно, её неизбежно приходится завоёвывать, понимая это Ленин и строил стратегию взятия власти большевиками.

Демонстрации в Петрограде в июне 1917 года с требованием отставки “министров-капиталистов”.

На формирование мировоззрения Ленина решающее влияние оказали идеи позднего Карла Маркса. Маркса, мучительно воспринявшего кровавый финал Парижской Коммуны, — «Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата», а диктатура плохо сочетается с партийной коалицией.

Июль 1917 выдался жаркий. Военное поражение на фронте, провальные переговоры со своенравной украинской Центральной радой, антиправительственные выступления, начавшиеся со стихийного мятежа кронштадтских матросов, солдат и рабочих петроградских заводов, и вылившиеся в манифестации под лозунгами немедленной отставки Временного правительства и передачи власти Советам, которые проходили при непосредственном участии большевиков и анархистов. Расстрел демонстрации. 

 Расстрел июльской демонстрации, фото и открытка художника А.М. Любимова.

Временное правительство перешло в наступление. Петроград был объявлен на военном положении. Начались репрессии. Правительство постановило расформировать воинские части, принимавшие участие в демонстрации, арестовать Ленина, обвиненного в шпионаже в пользу Германии, и ряд других большевиков. Были закрыты газеты "Правда", "Солдатская правда", фронтовая "Окопная правда" и "Голос правды" — орган кронштадтских большевиков, разгромлено издательство "Труд". В Петрограде были запрещены "всякие шествия и уличные сборища".

Июльский кризис привел к смене коалиционного правительства, на пост главы которого был утвержден А. Керенский, который тотчас заявил в интервью Associated Press: "Фундаментальная задача — защита страны от разрушения и анархии. Мое правительство спасет Россию, и, если мотивы разума, чести и совести окажутся недостаточными, оно добьется ее единства железом и кровью". Тем самым примерив на себя роль диктатора. Однако далеко не все были согласны с тем, что Керенский годится в диктаторы. Взоры многих обратились туда, откуда в истории так часто приходит диктатура, — к армии, а именно к назначенному самим Керенским новым Верховным главнокомандующим генералу Лавру Корнилову.

Корнилов, незаурядная личность, боевой генерал, заслуживший свое положение личной храбростью на самых опасных и неблагоприятных участках фронта, куда его направляло командование. Как и Керенский, он не был отягощен аристократическим происхождением и гордился своими казачьими корнями. Они оба понимали бесперспективность существовавшей монархии, приняли и поддержали Революцию, остро переживали кризис российского государства и выход видели в жестких мерах по преодолению хаоса. Но каждый из них считал именно себя главным претендентом на роль диктатора и спасителя Отечества, и это соперничество сыграло главную роль в дальнейшей судьбе Революции.  

Без единого центра принятия решений наведение порядка невозможно. Формальное устранение двоевластия не избавляло от существовавших противоречий. В условиях катастрофически ухудшающейся ситуации, приход в правительство представителей наиболее влиятельных партий из Петроградского совета эсеров, меньшевиков и кадетов только снижало их авторитет в народе. Зато резко росло влияние, находящихся в оппозиции и преследуемых властью большевиков. Закрепить победу над большевиками, Керенский пытался, созвав Московское государственное совещание, из 2500 тысяч делегатов, доступ к которому большевикам был закрыт. «В великий и страшный час, когда в муках и великих испытаниях рождается и создаётся новая свободная великая Россия, Временное правительство не для взаимных распрей созвало вас сюда, граждане великой страны, ныне навсегда сбросившей с себя цепи рабства, насилия и произвола», скажет он в напыщенном вступительном слове.

                        Керенский в карикатурах того времени.

Никаких резолюций на Совещании не было принято, раскол во власти только возрос, защитники существующей коалиции связывали надежды с победой на выборах в Учредительное собрание, сторонники жесткой руки — с военным переворотом генерала Корнилова. Генерал выступил с яркой политической речью, восторженно принятою сторонниками и произведшую на всех сильное впечатление. На Совещании с одной стороны высказывались идеи, что только связь между гражданским обществом и властью единственная возможность предотвратить катастрофу, с другой требования ликвидировать Советы, упразднить солдатские комитеты, запретить митинги и собрания, подавить крестьянские движения по самозахвату земли, восстановить смертную казнь в тылу. Всё это было необходимо, чтобы упорно и без помех продолжать войну с немцами. Эсеры, которые правили в Советах и к партии которых принадлежал Керенский, особо не возражали. Иными словами, они согласились на роспуск Советов. Большевики же приурочили к открытию совещания всеобщую однодневную забастовку, только в Москве в ней участвовало свыше 400 тыс. человек. Впоследствии Ленин писал: «Стачка в Москве 12 августа доказала, что активный пролетариат за большевиками...».

Уже в дни Московского совещания начались передвижения верных Корнилову частей на Петроград. По воспоминаниям командира одного из полков князя Ухтомского: «Общее мнение склонялось к тому, что мы идём на Петроград… Мы знали, что скоро должен состояться государственный переворот, который покончит с властью Петроградского совета и объявит либо директорию, либо диктатуру с согласия Керенского и при его участии, которое в данных условиях было гарантией полного успеха переворота».

Внезапно германские войска взяли Ригу, что с одной стороны, создало реальную угрозу Петрограду, а с другой — давало повод воспользоваться этой угрозой для «наведения порядка». Временное правительство утвердило решение о выделении Петроградского военного округа в прямое подчинение Ставки Корнилова. Поскольку революционный гарнизон Петрограда уже был разгромлен, оставлены только части, присягнувшие на верность Временному правительству, то Корнилов решил, что достаточно будет послать на Петроград один корпус генерала Александра Крымова. Так как знал, что тот «не колеблясь, развесит на фонарях всех членов Совета рабочих и солдатских депутатов». Возможно, в последний момент он сумеет заключить соглашение с Временным правительством, но, если согласия последнего добиться не удастся, ничего страшного не случится: «потом они сами скажут мне спасибо».

Правительственная коалиция в очередной раз распалась. В Ставке Корнилова царило ощущение, что переворот развивается безо всяких препятствий — даже чересчур, подозрительно гладко и уже обсуждались новые варианты устройства власти. Но тут сдали нервы у мнительного и недоверчивого Керенского. Он испугался перспективы кровопролития, потери власти, собственного пленения, расценил действия Верховного главнокомандующего как «мятеж» и потребовал себе «диктаторских полномочий» для подавления «мятежа». Корнилову было предложено сдать должность и немедленно выехать в столицу. Ответом Корнилова стало формальное объявление войны Временному правительству, и он распространил обращение о сговоре правительства, большевиков и Германии. Ситуация обострилась, но на помощь Керенскому пришел Петросовет. Временное правительство было вынуждено прибегнуть к услугам большевистских агитаторов для контакта с наступающими частями генерала Крымова и раздать оружие петроградским рабочим, начавшим формировать отряды собственного ополчения — Красной гвардии.

Продвижение войск корниловцев всячески задерживалось ополченцами и Советами. Усилиями железнодорожников эшелоны двигались не по путям назначения, полки попадали не в свои дивизии, артиллерия загонялась в тупики, разобралось железнодорожное полотно. "По чьему-то, никому не известному распоряжению к какому-нибудь эшелону прицепляли паровоз и его везли два-три перегона: сорок, шестьдесят верст, и потом он оказывался где-то в стороне, на глухом разъезде, без фуража для лошадей и без обеда для людей", — вспоминал командующий 3-м корпусом генерал Петр Краснов. Штабы теряли связь со своими частями, телеграфисты задерживали приказы Корнилова, а сведения, неблагоприятные для корниловцев, немедленно размножались, передавались, расклеивались, переходили из уст в уста. Навстречу распыленным корниловским эшелонам из Петрограда были брошены сотни агитаторов. После переговоров удалось добиться того, что наступающие сложили оружие.

Главной ударной силой корниловских войск, идущих к Петрограду, была Дикая дивизия — кавалерия, сформированная из добровольцев-мусульман уроженцев Северного Кавказа и Закавказья. Но уберечь от разлагающей агитации не удалось и ее. Навстречу "дикой дивизии" послана была мусульманская делегация, в состав которой были включены «туземные авторитеты», начиная с внука знаменитого Шамиля. Арестовать делегацию горцы не позволили своим офицерам: это противоречило вековым обычаям гостеприимства.

Генерал Крымов по негласному приглашению Керенского, под гарантии личной безопасности направился в Петроград и провел с ним встречу. После разговора на повышенных тонах от понял, что его обманули. Через несколько часов после этого разговора Крымов должен был явиться на допрос к главе созданной для расследования дела Корнилова комиссии, однако он поехал на квартиру к другу, где выстрелил себе в сердце. Так генерал Крымов стал единственной жертвой "корниловского мятежа". Генерал Корнилов и его сподвижники были арестованы 1 сентября и помещены в переоборудованном под тюрьму здании монастыря г. Быхова. Казалось, Керенский выиграл от поражения Корнилова. Но на самом деле он оказался проигравшим, потому что терял базу своей поддержки. Впоследствии Чрезвычайная комиссия для расследования дела генерала Корнилова и его соучастников не нашла состава преступления в его действиях.

 Группа арестованных генералов и офицеров во главе с Корниловым (1).   


Корнилов погиб при штурме Екатеринодара (ныне Краснодара) 31 марта 1918 г. «Неприятельская граната, — писал генерал А. И. Деникин, — попала в дом только одна, только в комнату Корнилова, когда он был в ней, и убила только его одного. Мистический покров предвечной тайны покрыл пути и свершения неведомой воли». Керенский умер в нью-йоркской больнице 11 июня 1970 (89 лет), он отказался от приёма пищи и лечения, так что, в определённом смысле, смерть Керенского можно считать самоубийством.

Провал Корниловского выступления и последовавший политический кризис радикально изменили ход революции. Впервые за всю историю Петроградского совета большевистская партия получила большинство депутатских голосов, а главой Петросовета был избран Лев Троцкий, незадолго до этого выпущенного из «Крестов». К началу ноября большевики располагали до 90 % голосов в Петроградском совете. Был создан Военно-революционный комитет (ВРК) для защиты революции от «открыто подготавливающейся атаки военных и штатских корниловцев», который фактически стал легальным штабом Октябрьского вооружённого восстания. Комиссары ВРК были назначены на все основные стратегические объекты столицы. Без их разрешения распоряжения Временного правительства и штаба Петроградского военного округа не исполнялись. К утру 25 октября почти весь город находился под контролем ВРК. В тот же день в воззвании «К гражданам России!», написанном В. И. Лениным, ВРК объявил, что Временное правительство низложено и государственная власть перешла в его руки.

Был создан полевой штаб ВРК, который и возглавил операции по занятию Зимнего дворца, аресту Временного правительства и обеспечению благоприятных условий работы Второго Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов.


Тернистая миссия восхождения на вершину власти, складывается из талантов правителя и благосклонности судьбы, но много сложнее утверждение и сохранение влияния. Огромна разница между властью в периоды стабильности государства и в его кризисные моменты. Выбор направляющей идеи и путей ее воплощения, в динамично меняющейся обстановке диктуют необходимость оперативных корректив, быстрых и точных решений, энергии подвижничества и сплоченной команды, способной реализовать экстренные указания. 1917 год показал, как сложно толково распорядиться властью во времена суровых испытаний. Николай II, Гучков и Милюков, Керенский, Корнилов поочередно располагали огромными полномочиями и возможностями, но не могли осуществлять твердое и разумное руководство, чтобы остановить хаос и надвигающуюся катастрофу.

Большевики, получившие подавляющее большинство в Петроградском Совете также могли утратить власть. Многие ожидали митингов и демонстраций с лозунгами о передаче власти Советам. Троцкий выступал за то, чтобы решение о передачи власти Советам принял Всероссийский съезд Советов. Однако Ленин понимал опасность нерешительности: «положение донельзя критическое. Яснее ясного, что теперь уж поистине промедление в восстании смерти подобно». «Было бы гибелью или формальностью ждать колеблющегося голосования 25 октября», «история не простит промедления революционерам, которые могли победить сегодня (и наверняка победят сегодня), рискуя потерять все».

Начавшийся после октябрьского переворота II Всероссийский съезд Советов избрал высший орган Советской власти — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет и сформировал правительство с романтическим названием — Совет народных комиссаров (СНК), в которое кроме большевиков вошли левые эсеры. Как и персонал Временного правительства, революционный кадровый состав СНК не имел управленческого опыта и принимал множество сомнительных решений, но ему удалось главное, удержать власть, стабилизировать обстановку и навести порядок.  

 Одним из наиболее спорных решений нового правительства стал унизительный Брестский мир, подписанный в марте 1918 года за семь месяцев до того, как Германия признала своё поражение. Это решение привело к расколу с левыми эсерами и однопартийному правлению на долгие годы. Не имеющая альтернатив марксистская идея «диктатуры пролетариата» реализовывалась через большевистскую, а в дальнейшем коммунистическую партию. Вышедшие из правительства эсеры, которые имели значительное влияние в крестьянской среде, в годы гражданской войны, руководили многочисленными вооруженными мятежами. Что стало ключевой причиной продовольственных проблем новой власти.

В целом, итоги окончившейся войны были выгодны Британии. Колонии поверженных Германской и Османской империй перешли в подчинение странам Антанты по мандатам Лиги Наций. После заключения Версальского мирного договора Соединённое Королевство расширило свои владения на 4 700 000 км² и получило 13 миллионов новых подданных. Таким образом, Британская империя достигла исторического предела своей территориальной экспансии. Конкурирующая Российская империя распалась. По условиям Брестского мира Россия потеряла Финляндию, Польшу, Украину, Прибалтику, часть Закавказья и выплачивала контрибуцию.

Ещё за год до окончания войны, в декабре 1917 года на англо-французских переговорах в Париже было принято решение о разграничении зон интересов на территориях бывшей Российской империи. Правдоподобным доводом, которым это объяснялось было то, что соглашение направлено исключительно против Германии и её союзников. А уже в марте 1918 с английского линейного корабля «Глори» в Мурманске высадился первый отряд английских морских пехотинцев. Формальным объяснением стала защита города и железной дороги от возможных нападений немцев и белофиннов. Интересно, что Троцкий, занимавший пост наркома иностранных дел, дал указание принять британскую «помощь». Существует версия, что «Льва Давыдовича вывезли из Америки англичане, предварительно его завербовав, — он был для них своего рода запасным вариантом, если у Керенского вдруг что-то пойдет не так. В этом случае революционную Россию, по замыслу британцев, должен был возглавить Троцкий». Возможно этим и объясняется длительное блокирование прибытия Ленина в Смольный в день переворота, когда он был вынужден идти с конспиративной квартиры пешком в сопровождении одного человека и позиция Троцкого о передачи власти не взятием Зимнего, а съездом Советов.

Целью широкомасштабной военной интервенции было разжигания братоубийственной и кровавой Гражданской войны. Интервенты старались избегать прямых боевых столкновений с Красной армией, а в качестве пушечного мяса использовать различные группы белого движения под руководством Колчака, Миллера, Юденича, Деникина, Врангеля…, которых поддерживали поставками оружия и финансированием. Но при этом приверженность Белого движения сплочению и восстановлению прежней единой России всячески пресекалась. По старой колониальной привычке важно было максимально ослабить центральную власть большевиков и разделить страну на сферы влияния. С тех пор зарубежная пропаганда всячески продвигает мнение, что гражданская война в России была борьбой чисто внутренней, «личным делом» русских, пытаясь снять с себя ответственность за те огромные человеческие и материальные потери, которые были понесены государством за годы гражданской войны.

Британский русскоязычный плакат с обещаниями поставок оружия для борьбы с красным чудовищем. Плакат японской пропаганды, изображающий захват Хабаровска японскими войсками. 

Общие демографические потери населения России за годы Военной интервенции и Гражданской войны, включая убитых военных, партизан и гражданских, умерших от эпидемий, голода, террора и т. д., составили, по различным оценкам 8 —10 млн человек. Из них потери воюющих сторон в 1918-1922 гг. были примерно одинаковыми и составили в общей сложности около 2,5 млн. чел.

Агитационные плакаты, демонстрирующие зависимость белых лидеров от иностранного управления, а также сочувствие и поддержку зарубежного пролетариата российским революционерам.

Кроме успехов Красной армии, вклад в победу молодой страны Советов над превосходящими силами интервентов и внутренней контрреволюции внесла реальная международная солидарность пролетариата. На солдат агрессоров, которые устали от мировой войны, оказывали сильное влияние антивоенные и социалистические идеи. Власти стран Антанты опасались реакции собственных народов: симпатии большинства трудящихся Европы были на стороне советской России, и оккупация могла привести к серьезным народным волнениям в их собственных странах.

Международно-правовое признание Советского государства ведущими зарубежными странами началось в 1923 – 1924 гг., а США признали СССР только в конце 1933 года.


Таким образом, вне зависимости от эпохи, одним из важнейших элементов национальной идеи всегда был патриотизм. Ослабление национального патриотизма — оружие, которое можно эффективно использовать для усиления внешнего влияния на государство. Арсенал антипатриотических приемов обширен и постоянно совершенствуется. Прежде всего это очернение исторического пути, война с памятниками, идеи глобализма с закреплением неравенства, внедрение информационных агентов влияния, восхваление зарубежного превосходства, инородных этических ценностей, праздного образа жизни.

Очевидным примером стал, активный пиар «демократии» и «толерантности», который ведется информационными каналами государств, исторически составивших свое благополучие на торговле рабами, колониальных завоеваниях, присвоении чужих природных ресурсов и жестокой эксплуатации бесправных народов. При этом собственные агрессивные замыслы и темные дела приписываются атакуемому обществу. Выше уже упоминалась принципиальная разница в отношении двух империй к малым народам. Однако идеи угнетения центральной властью народов республик СССР постоянно и навязчиво насаждаются и, к сожалению, не получают достойных контраргументов и адекватной реакции. Доводы о том, что рабов не ставят во главе метрополий и не поручают командования армиями, «в колониях не строят атомных станций», не развивают науку, промышленность, медицину если и звучат, то очень тихо. "Народ, который не хочет кормить свою информационную армию, будет кормить чужую".

Кроме явных вымыслов, враждебная пропаганда всегда использует информацию о реально существующих трудностях и недостатках, ошибках руководства, несправедливости и нарушения закона, причем для улучшения положения всегда предлагается единый рецепт — свергнуть руководство. Смена правителей неизбежна и необходима, но для этого нужна альтернативная патриотическая команда, готовая к сложному процессу управления, а также легитимный процесс передачи власти. Приход во власть дилетантов — прямо путь к внешнему управлению, упадку и хаосу.


  Заглавная иллюстрация: Ю. А. Аверьянов (1950 г.р.) «Князь П.И. Багратион в Бородинском сражении. Последняя контратака»

Россия, давай до свиданья!

Вот и допрыгались граждане иностранных государств с ближнего зарубежья, любящие побурагозить в России. Видать сильно уже достали, не только обычных граждан, но и блюстителей правопорядк...

Пидорасы, сэр...

Читаю вчера в новостях на англоверсии РТ, как российская фехтовальщица Марта Мартьянова, несмотря на травму, с перебинтованной лодыжкой вернулась в строй, и превозмогая себя, помогла св...

Украина срывается в истерику

Представители киевского… теряюсь в выборе правильного слова, «цирка» или «дурдома»… в общем, дурцирка заявили, что осенний разговор Зеленского с Байденом буде...

Обсудить
  • Блестящая выжимка! Но на одной идее патриотизма избежать социальных потрясений не удастся. Как было подмечено автором, патриотизм вступает в силу всегда, когда есть непосредственная угроза Родине и Отечеству! И конечно же патриотизм важен с точки зрения воспитания молодёжи. Но без идеологии справедливости, без идеологии правильного человеческого пути, без глобальных целей, подающих надежду и веру, как своим гражданам, так и людям всего мира, России всегда будет балансировать на грани крушения государственности. Ведь англо-саксонские и сионистские шакалы не дремлют - Сердце Земли не даёт им покоя!
  • "Идея, согревающая патриотизм, - это идея общего блага... Воспитательное значение патриотизма громадно: это школа, в которой человек развивается к воспринятию идеи о человечестве", «заведомый казнокрад может объясняться в любви к отечеству», «Могут ли именоваться патриотами всякие другие паразиты, хотя бы и высшей школы?». Так это про 1. государство как институт назидания морали и 2. суверенное государство. Что в обоих пунктах не про РФ.
  • Страшно читать. Всё это проходили в советской школе. Но СМИ пытаются эту историю извратить. Страшно увидеть, что и в этой правде что-то изложено не так, к чему привык. При беглом прочтении, всё нормально.
  • Багратионы и Толли не национальному государству служили. И не империи. А царю. Потому, что в сословной России дворянство, фамилии, гербы, имения, статус и прочие регалии благородных родов гарантировались и сохранялись. Сохранялось само благородство и честь родов голубых кровей. Гарантировалось положение детей, в том числе служебное. Так вот служили они благородию власти (почитай богоизбранной), присягая власти, устанавливающей иерархичность статуса, их честное положение и благородное положение детей. Это патриотизм достоинства личности и службы. Притом, гарантированной обеспеченности именно по роду. Благородных званий в РФ нет. Просто время и мера достоинства иные. Служение не царю, а национальное служение.
  • Такое впечатление, что статья написана ради заголовка. Читать полностью никто не будет, а заголовок свою роль сыграет. Аффтар, наиболее популярная идеология в России - левоконсервативная. Для левых консерваторов патриотизм не чужд, скорее он составная часть их идеологии. Иначе левых консерваторов называют государственниками. Основные постулаты: 1. за дружбу народов, и при этом — за сохранение богатства национальных культур. 2. разумный патриотизм, но не закрытость от окружающего мира 3. среди государственников преобладают сторонники Путина. 4. резко выступают против антисоветчиков. Особенно резко против прозападных либеральных демократов.