ФОРЭС заплатит ₽15млн за сбитый F-16. Детали в телеграмм Конта

Операция «Балтийский балет»

197 6501

Дебют

На закате, когда солнце уже почти коснулось горизонта, через Датские проливы прошло массивное судно – сухогруз длиной свыше двухсот метров. Исходя из сопроводительных документов и развевающихся флагов, судно было зарегистрировано на одном из многочисленных островов Тихого океана, впрочем, это никого не удивляло, тем или иным способом от налогов и пошлин уклонялись почти все судовладельцы. Судя по документам, судно следовало в Польшу, в его трюмах находилось несколько десятков тысяч тонн удобрений – после прекращения поставок удобрений из России в этом не было ничего удивительного.

Судно было старым, со всех сторон покрытым многочисленными пятнами коррозии, однако спасательный катер на борту был новым и современным, судя по всему, владелец судна заботился о безопасности экипажа. С наступлением темноты судно заметно снизило скорость хода, и на нём закипела работа.

Такие суда не редкость в водах Мирового океана, они почти не привлекают внимания

С палубы корабля были сброшены в море все установленные контейнеры и оборудование, болгаркой и автогеном срезаны все выступающие конструкции – палуба сухогруза стала абсолютно ровной. Из выброшенных за борт контейнеров заранее были извлечены металлоконструкции, которые установили и закрепили в носовой части корабля – по внешнему виду они напоминали трамплин. На палубе нанесли характерные линии разметки. Характерно, что все работы на судне выполнялись без использования освещения – все члены экипажа были в очках ночного видения.

Из трюма на палубу были подняты достаточно крупные предметы, напоминающие очертаниями известные турецкие беспилотные летательные аппараты (БПЛА) «Байрактар». Когда под их крылья стали подвешивать нечто, напоминающее по очертаниям ракеты, стало понятно, что они являются именно тем, на что похожи.

После того, как на палубе были размещены все двенадцать поднятых из трюма БПЛА, экипаж погрузился в спасательный катер, отчалил от корабля-носителя и скрылся в неизвестном направлении. Тем временем сухогруз продолжал движение в сторону порта Гданьск. Более того, его скорость возросла – было очевидно, что на корабле имеются некие средства автоматизации, позволяющие управлять им дистанционно. Связь неизвестных операторов с кораблём осуществлялась посредством американской коммерческой системы спутниковой связи Starlink, которая была резервирована терминалами ещё нескольких операторов спутниковой связи, предоставляющих услуги в этом регионе.

На рассвете БПЛА пришли в движение. Один за другим они запускали двигатели, выруливали на импровизированную взлётную полосу, разгонялись и поднимались в воздух. После взлёта они не набирали высоту, а наоборот, опускались к поверхности воды на высоту порядка 10 метров. Курсы БПЛА постепенно расходились, каждый из них двигался по своему маршруту. Управление БПЛА осуществлялось, благодаря всё тем же терминалам Starlink, интегрированным в конструкцию планера неизвестными специалистами.

Среднеразмерные БПЛА вполне могут размещаться на крупных надводных кораблях и даже взлетать с них – не зря всё больше стран говорит об «авианосцах БПЛА», не исключён и вариант их размещения на крупном гражданском корабле, особенно когда речь идёт об одноразовом использовании

Миттельшпиль

В Польше начинался новый день, граждане торопились на работу. В разных частях страны многие обратили внимание на явно беспилотные летательные аппараты с опознавательными знаками польских ВВС, хотя большинство не придало этому особого значения, после завершения российской спецоперации на Украине вооружённые силы Польши активно закупали новое вооружение. Впрочем, маршрут БПЛА был проложен таким образом, чтобы избегать населённых пунктов и мест скопления людей. Миновав густонаселённую прибрежную полосу, БПЛА уходили вглубь территории Польши, барражируя над малонаселёнными участками её территории на минимально возможной высоте.

Тем временем сухогруз продолжал движение в сторону порта назначения. В условленное время состоялся обязательный радиообмен со службами порта, а затем курс корабля стал постепенно отклоняться от направления на гражданский порт Гданьск, в который он следовал, согласно документам, в сторону польской военно-морской базы (ВМБ) в порту Гдыня, в которой, помимо польских боевых кораблей и подводных лодок, зачастую размещались корабли стран НАТО. Изменение курса не прошло незамеченным – на сухогруз был отправлен запрос о причине смены курса. В ответ «экипаж» сухогруза сообщил о проблемах с системой управления и начал снижать скорость хода, что несколько успокоило персонал порта.

Порт Гдыня

В момент, когда сухогруз оказался на минимальном расстоянии от польской ВМБ, но ещё не вошёл на запретную территорию, его курс вновь стал изменяться, а скорость нарастать, настолько быстро, насколько это было возможно для такой громадины.

Диспетчер порта вновь вышел на связь с сухогрузом, в его голосе присутствовали нотки паники. Одновременно с сухогрузом связались с польской ВМБ.

Из ответных сообщений с сухогруза внятно ничего понять не удалось, что-то о хакерской атаке, о проблемах с контролем двигателей и системы управления, о намерении безопасно посадить корабль на мель. Пока диспетчеры ВМБ и гражданского порта переваривали полученную информацию, сухогруз уже вошёл на закрытую территорию польской ВМБ. К нему подошёл польский сторожевой корабль, но сделать он ничего не мог – его орудия были неспособны серьёзно повредить огромный сухогруз, а для противокорабельных ракет с других кораблей он уже находился в «мёртвой зоне». Да и неясно было до конца, несёт ли корабль угрозу, непосредственно к польским или союзным кораблям он не направлялся, а беспричинно проявив враждебные действия, можно было нарваться на серьёзный международный скандал.

Постепенно скорость сухогруза стала замедляться, экипаж сообщил, что восстановил контроль над двигателями, но не над системой управления, и планирует встать на якорь у побережья, что несколько снизило градус напряжённости. Экипажи боевых кораблей смотрели, как огромный сухогруз постепенно замедляет ход и останавливается.

Эндшпиль

Внезапно всё исчезло, вспышка пламени озарила небо, раздался взрыв чудовищной силы. Трюмы сухогруза содержали двадцать тысяч тонн взрывчатого вещества, которое было детонировано удалённо. Сила взрыва была сравнима со взрывом тактического ядерного боезаряда – он был хорошо различим даже из космоса.

6 декабря 1917 года в гавани канадского города Галифакса, после столкновения с норвежским кораблём «Имо» в узком проливе, соединяющим внешний рейд порта с заливом Бедфорд-Бэйсин, взорвался французский военный транспорт «Монблан», гружённый тротилом, пироксилином и пикриновой кислотой, ввиду чего порт и городской район Ричмонд были полностью разрушены. В результате взрыва из-за обрушения зданий, возникших пожаров и волны высотой восемнадцать метров погибли около двух тысяч человек, ещё девять тысяч человек получили ранения. Оценочный эквивалент взрыва составляет 2,9 килотонны тротила

Практически все корабли в ВМБ и их экипажи были мгновенно уничтожены. Американский эсминец класса «Арли Берк», постоянно ошивающийся вблизи российских ВМБ и зашедший в Польшу с «дружеским» визитом, завалился на борт, переломился пополам и затонул в считанные минуты. Взрывная волна и поднятая взрывом стена воды смели корабельные пирсы. На берегу были сметены все портовые сооружения, большая часть персонала ВМБ погибла. На расстоянии до десяти километров были выбиты стёкла, воспламенились лёгкие конструкции.

Одновременно со взрывом барражирующие на минимальной высоте над польскими лесами БПЛА резко изменили курс. Менее чем через пятнадцать минут восемь БПЛА вышли к своей цели – аэродромам, на которых польские военно-воздушные силы (ВВС) разместили тридцать два новейших, закупленных в США многофункциональных истребителя F-35.

Определение точного местоположения польских истребителей было осуществлено с помощью снимков в оптическом и радиолокационном диапазонах, полученных от частных американских и европейских компаний.

Коммерческие спутники наблюдения за земной поверхностью могут применяться не только странами, которым они принадлежат

В одном случае снимки были заказаны зарегистрированной в Польше некоммерческой организацией по сохранению лесов и противодействию лесным пожарам, что не вызвало вопросов – в реальности сайт организации был взломан неизвестными, запрос ушёл с него, но не был замечен настоящими владельцами.

В другом случае снимки были заказаны американской организацией, занимающейся защитой от притеснения этнических и сексуальных меньшинств. Запрос вызвал недоумение, но спрашивать постеснялись (мало ли что, с такими лучше не связываться, а то потом проблем не оберёшься), да и, в конце концов – это бизнес, ничего личного, кому в США нужна какая-то Польша...

Часть истребителей F-35А была установлена открыто, остальные размещены в бетонных капонирах – последние снимки поступили за полчаса до атаки.

Каждый из БПЛА нёс по четыре противотанковых управляемых ракеты (ПТУР). При входе в зону поражения БПЛА совершили подскок до высоты, обеспечивающей применение ПТУР, и последовательно атаковали заранее распределённые цели. Расстреляв весь боекомплект, они вновь снизились до минимальной высоты и продолжили полёт в сторону аэродромов.

Атака стала для персонала полной неожиданностью. Не успели радиолокационные станции (РЛС) прикрывающих аэродромы зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) обнаружить цели, не успел персонал понять, что происходит, как взорвались первые истребители F-35А, за которыми последовали другие. Вся атака заняла меньше трёх минут, в результате неё были полностью уничтожены двадцать истребителей F-35А и ещё пять серьёзно повреждены.

Через пять минут на аэродромах вновь раздались взрывы – оставшиеся без вооружения БПЛА атаковали непоражённые на аэродромах цели в режиме «камикадзе». Вдобавок к самолётам, «под раздачу» попал аэродромный персонал, который попытался потушить горящие остатки подбитых F-35A.

Ещё два БПЛА атаковали два крупнейших склада боеприпасов польских вооружённых сил. Как и в случае с аэродромами, атака вначале была осуществлена ПТУР, а затем тараном непосредственно с помощью самих БПЛА. Взрывы складов превратили в пыль десятки тысяч боеприпасов для артиллерии и реактивных систем залпового огня (РСЗО). Разрывы снарядов на горящих складах продолжались ещё несколько суток после атаки.

Два оставшихся БПЛА устремились в сторону столицы. Под их крыльями не было ПТУР, вместо них было подвешено по два контейнера, в одном из которых находилось 50 килограммов мощного взрывчатого вещества, а в другом – зажигательный состав на основе термитной смеси. Пройдя практически над крышами зданий, БПЛА влетели прямо в здание Министерства обороны (МО) Польши. Два мощных взрыва нанесли значительные повреждения, но не разрушили здание, куда больший ущерб принёс сильный пожар, возникший из-за разлёта зажигательной термитной смеси.

В результате атаки погибло более ста высокопоставленных офицеров Министерства обороны Польши, была уничтожена большая часть из поставленных США истребителей пятого поколения F-35А, практически полностью был уничтожен немногочисленный польский флот, огромный ущерб был нанесён военно-морской базе, на которой погибли тысячи человек.

Предположения и реальность

Насколько реален описанный сценарий с технической точки зрения?

В принципе, ничего потенциально нереализуемого в нём нет. Пожалуй, самое сложное – это взлёт БПЛА с сухогруза. Но и здесь возможны варианты, например, запуск БПЛА с пороховыми ускорителями с установленных наискось трамплинов.

С ускорителями могут взлетать как транспортные самолёты и истребители, так и БПЛА

Системы спутниковой связи активно развиваются, уже сейчас вполне реально обеспечить управление судном и БПЛА по координатам с двусторонним обменом данными. Более современные низкоорбитальные системы будут обладать достаточно высокой пропускной способностью и низкими задержками, позволяющими реализовать передачу видеоизображения и прямое управление в реальном времени.

Насколько реально скрыть все эти приготовления?

А почему нет? Мир огромен – сколько больших и малых стран, огромных корпораций и мелких фирм, частных военных компаний. В конечном итоге всё упирается лишь в финансирование и компетентность специальных служб, осуществляющих планирование и подготовку операции.

Нет сомнений, что можно купить крупный корабль и зарегистрировать его на каких-нибудь островах, набить под завязку «удобрениями», скорее всего, можно даже застраховать его во вполне солидной европейской страховой компании. Нет сомнений, что можно достать терминалы Starlink или им подобные, которые, несомненно, появятся в ближайшей перспективе (а терминалы Starlink можно достать уже сейчас, на Украине).

Сложнее всего получить БПЛА необходимой дальности и грузоподъёмности, но и эта проблема решаема. В ближайшей перспективе производство БПЛА будет нарастать, вплоть до того, что те же «Байрактары» будут собирать где-нибудь в Африке. Не исключено, что ВС РФ удастся захватить их на Украине.

В материале «Война по аутсорсингу» мы уже рассматривали возможность дистанционного ведения боевых действий, а в экстремальном виде формат удалённой войны изучался в статьях «Удержать Афганистан: тотальный контроль» и «Укрощение страны «А». В какой-то мере страны Запада ведут их сейчас на территории Украины – передаются разведданные, предоставляются системы связи, неизвестно, кто управляет БПЛА. Украина перенасыщена инструкторами стран НАТО и наёмниками, в том числе с высокой вероятностью нанятыми странами Запада.

Но небо над Польшей постоянно контролируется самолётами дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО)?

А так было/будет всегда? Сейчас – понятно, но что будет через полгода после завершения российской спецоперации? Месть – это блюдо, которое готовят холодным, можно и подождать. Главное, чтобы это стало частью национальной стратегии – нанёсшему вред РФ не уйти от возмездия.

Да и самолёты ДРЛО не всесильны – небо над современными странами кишит самолётами – военными, гражданскими, частными. Летают БПЛА, пиццу развозят, пойди всех отследи. К примеру, российские самолёты ДРЛО явно «не сдувают туман войны» над Украиной.

Сможет ли жертва атаки найти доказательства причастности к ней той или иной страны?

Далеко не факт. Например, в рассмотренном сценарии от судна вообще мало что останется, от БПЛА – тоже, особенно если в их конструкцию будут установлены дополнительные заряды взрывчатки и термитной смеси.

А в случае проверки вполне может вскрыться, что корабль был куплен у компании из страны НАТО, компанией-резидентом другой страны НАТО, застрахованной в стране НАТО. Средства и каналы связи страны НАТО, вооружение страны НАТО, кому и как предъявлять претензии?

Но ведь они всё равно будут догадываться, кто это сделал?

И что толку? Пусть догадываются. Они что, нападут на Россию? Тогда они добровольно откажутся от пятого пункта устава НАТО, поскольку США за Польшу на убой не пойдут, Великобритания и Франция тоже – прецедент нападения Германии на Польшу во времена Второй мировой войны как бы подтверждает, а ведь тогда нападение Германии было открытым, и не было угрозы ядерного апокалипсиса. И тогда мы спокойно можем превратить Польшу в радиоактивную пустыню.

Мы вот тоже знаем, что США и страны НАТО практически открыто ведут против нас боевые действия на территории Украины – поставляют разведданные, оружие (о чём они сами рассказывают), управляют БПЛА и поставляют инструкторов (что они скрывают). От их оружия, возможно, наводимого их же операторами, гибнут наши бойцы и мирные граждане ДНР и ЛНР, а теперь уже и в России.

Вышеописанный сценарий далеко не единственный – тысячи их. Можно атаковать не только военную, но и гражданскую инфраструктуру, разрушение которой нанесёт такой ущерб, что думать они будут уже не о помощи Украине, а о том, как бы зиму пережить.

Например, можно вообще не заморачиваться БПЛА, но сухогрузов с подарками будет три. Ровно по числу крупных польских портов – Гданьск, Гдыня, Щецин. Какой урон экономике Польши нанесёт такой удар? И БПЛА не надо покупать, и высокоскоростной интернет не нужен – хватит и десяти килобит.

Или, к примеру, помёрзнут немного румыны зимой, отказавшись от нефти и газа из России, и построят терминал для закупки сжиженного природного газа (СПГ) у США (и согреются, и задницу сюзерену лизнут). А в один прекрасный день в терминал зайдет огромное судно, перевозчик СПГ, и внезапно превратиться в огненный шар, захватив с собой и новейший терминал, и половину порта. Кто знает, почему? Но если будут копать глубоко, то могут обнаружить остатки старой советской мины «с рожками», наверное, из тех, что Украина щедро сбрасывала в Чёрное море весной 2022 года.

Терминалы СПГ, такие «нежные», взрывоопасные...

Между прочим, пара таких инцидентов, и вся отрасль переработки и реализации сжиженного газа окажется под угрозой исчезновения, поскольку граждане городов, вблизи которых будут располагаться терминалы СПГ, просто перекроют им возможность работы – жить-то хочется.

Маловероятно, что руководство нашей страны решится сейчас на такие действия, но даже намёк на заинтересованность, на проведение некоей подготовки, на рассмотрение вариантов, обозначенных в данном материале, уже может привести к тому, что страны НАТО уже задумаются о том, как им жить дальше.

А если руководство России решится на столь жёсткие, но справедливые меры, то североатлантические терпилы на своём опыте убедятся в том, что дёргать медведя за хвост – это не самая продуктивная стратегия выживания.

Источник

Голосование в Госдуме по мигрантам вызвало праведный гнев. Поплавская не стала молчать: "Это самое скотское!"

Очередное голосование в Госдуме по вопросам миграции вызвало праведный гнев - возникает ощущение, будто "гостям" пытаются создать лучшие условия для жизни. Актриса и общественный деятел...

Ограничения для мигрантов показали восхитительный результат: Челябинск решил пойти дальше

Социальные ограничения для мигрантов в регионах дали восхитительный результат. Челябинск, несмотря на неподатливость депутатов, решил пойти дальше, введя ряд жёстких мер.Пока Госдума от...

Обсудить
  • Зачем такие сложности? Сами же нас тянут на применение тяо
  • А почему бы и нет :point_up: :boom: :star:
  • И тогда мы спокойно можем превратить Польшу в радиоактивную пустыню.))) Возможно ли такое без последствий для России?
  • Они допросятся, боюсь.