Военная операция на Украине. Главное

В людях есть разное странное, дремлющее, но необходимое, и не только слова.

2 213

Очень люблю таких умников, которые говорят разные обыденные соображения, и вдруг - почти не изменившись на глазах у слушающих и поникших... назовем их реципиентов (ха!) - меняются и начинают странными, какими-то небывалыми словами описывать та-а-акое, что случается только в сказках. И тогда их понимание мира и событий, и даже людей, которых они называют, делается совершенно эксцентричным.

Казалось бы - нет никаких для измененного состояния понимания причин, нет никакого внешнего сигнала или приказа на условный ключ. Все как обычно - свет в окошке, возможно, солнышко, деревья все такие же, где-то автошки скользят по дорогам, у кого-нибудь даже телефон пиликает, и он убегает в сторону (как ему кажется), чтобы что-то выслушать и ответить... А ситуация уже изменилась, в этой точке неожиданно проявилась странность мироустройства, из-за которой это все и пробую написать.

Это - дичайшая штука, и в то же время, совершенно обыденная. Я рассуждал об этом, и делился с другими ребятами, почти все признавали, что и у них происходило нечто необъяснимое, чего даже родным и понимающим тебя до последнего дурацкого обыкновения, не пояснишь.

Внешние моменты признать легко. Я тут рассказывал, как на меня - да и на каждого - действует, допустим, подвешенность в чистой, прозрачной воде с солнцем над тобой, играющим бликами на поверхности. Или как вдруг переходишь в какое-то чудесное, эйфорическое и едва ли не детское ощущение перед заканчиванием приличного такого забега, хотя бы на 10 км, на средних дистанциях такого не бывает. Или как улетаешь когда пилишь-пилишь по гитаре какой-нибудь даже не слишком сложный кусок, уже - все, хочется разбить эту звонкую штуковину, которая в твоих руках совсем не соглашается сделать звук понятным или хотя бы достойным, а потом - неожиданно... Да-та-ам!.. Показался краешек настоящей музыки, и все сыгралось настолько удачно... Сидишь, головой крутишь, себе не веришь, и только сам знаешь, что вот - было сейчас оно, то самое, чего и назвать невозможно, что уже никогда и ни за что не повторишь... Но было!

М-да, именно это и определяет главную способность человека. Возможно. Когда-то вот так,  совершенно вдохновенно и неожиданно какой-то неандерталец заговорил, речь его была, конечно, исторической, почище "Братья и сестры, к вам обращаюсь я..." или "I had a dream tonight...", ну, что-то такое вот, судьбоносное. Сильно подозреваю, что этот палеолитический человек сказал - Кхм-хо... Маша, ты женщина прекрасная, спора нет, но вот с мясом ты... А соль хотя бы у нас есть?

И палеокаменистая Маша, глядя влюбленным глазами на своего мужика перед костерком, намертво решила добыть соль, чтобы ему было вкуснее, и еще научиться говорить, так расставлять произношение слов, чтобы он понял, как все в мире прекрасно устроено.

Вот люди и выдумали речь. Это, по мнению г-жи Черниговской - совершенно прекрасной и изумительно гениальной женщины и мыслительницы - и определяет человека. Раз и навсегда - речь мужа в поисках соли к жене, или как-то так. Вероятно, так. РЕЧЬ.

Обращение, называние чего-то, когда можно показать пальцем и сказать - ... Не знаю даже что подходит для такого вот великого момента, возможно, - собака... 

А в уме-то вертится, она высунула язык, надо будет попробовать и мне так-то, пусть даже повилять хвостом я не умею... Ну, или что-то подобное.

Итак. Человека Господь привел в свой Сад, чтобы этот чудик ходил и всему давал названия. Просто - ходил и говорил жирафу - ты жираф, и не спорь со мной. А черепахе, которая несомненно пробовала убежать от него, хлопал по панцирю и орал ей: - Эгей, черепаха! Теперь ты так называешься... Человека изобрели и поставили на Землю, в этот наш мир, чтобы он всему придумывал названия.

Разумеется, люди на малом не остановились, они сочинили десяток тыщ языков и диалектов, хотя сейчас осталось всего-то полторы тыщи, или даже чуть меньше. Но не будем обольщаться, если бы мы взглянули на лингвистов поближе, мы бы увидели, что в них, как в химической колбе бродят еще и еще, и еще другие разные языки, потому что - странное в человеке не просто присутствует, оно ему свойственно, как возможность ходить, петь песни про Машу, радоваться Солнцу и, конечно, называть словами мир вокруг.

Человеку свойственна радость и спонтанность, неожиданность, выход за пределы. И почти всем, как уже говорил. Это в людях осталось - чуть измененное сознание, и ба-а-бах - происходят моменты невероятные.

Со мной было так. Мы жили на даче, за домом нужно было колоть дрова. Я подрядил для этого своего старшего, младший тоже хотел, но у него просматривался какой-то диковатый взгляд, поэтому топор ему я решил не давать. И вот, ору старшему - мол, давай сюда, ты не очень умеешь, но необходимо, знаешь ли... Несу топор - крепкий, точеный, совершенный в своей правдивости.

Сыну не очень хочется размахивать топором и колоть, он бормочет что-то - не-е-е... Я ему - обязательно нужно колоть... Хотя ты совсем можешь не справиться, даже топор поломать...

И вот тут у меня в голове что-то сместилось, стало дико ненастоящим, исключительно чужим и, пожалуй, нечеловеческим. Хотя все было обыденно - березы, дрова, топор... Я от этого нежданного состояния измененности даже чуть присел. И сообщаю сыну за собой: - Ты и топор сломаешь, хотя его невозможно поломать...

Выбираю, как можно поломать топор. Да - никак! Провел пальцем в трех сантиметрах от заточенного лезвия, и в трех от кольца, надетого на крепкое топорище. - Вот тут... Ха!

Он удар раз-другой... Приходит. Я сижу на крылечке, покуриваю, а может и нет, я тогда не курил. Он - вот, как ты и сказал - топор развалился.

Я не поверил. Но он держал в руках - кусок топора, отломанный именно там, где провел пальцем, и остальное, железяку, насаженную на крепкое топорище. Рассказал тут же и старшему, и подбежавшему младшему, что было измененное сознание. Думал, что шучу. А структура железа - даже стали! - изменилась, кажется, под пальцем.

Этот огрызок сын хранит у себя до сих пор.

Второй случай - не помню. Где-то в походе случилось, все покрыто мраком. А вот третий раз, сидели в номере какой-то гостиницы. Была одна писательница, еще два-три гостя, которые хотели открыть банку тушенки. Играет музон, кажется, что-то из GunsN’Roses, но точно не НоябрьскийДождь, эту композицию хорошо знаю, пробовал гонять ее, там на 12-м ладу волшебный перебор ребята сочинили... Я достаю свой верный, сильный нож, и вдруг... Опять, это состояние в голове, в мозгах - отмена привычного, вкус сложной и тяжелой сказки, сталь под пальцами от этого становится яичной скорлупой... Быстро передал нож этой писательнице, уже никак не проводил пальцем по металлу, потому что любил этот нож, не хотел сломать... Ха!

Она поворачивается ко мне и протягивает. Нож в замке - а он раскидной, - со словами, мол, хрупнул, и уже не застегивается на стопор. Она, мол, не виновата.

Да знаю я, что она не виновата. Я-то пробовал нож спасти, но он сломался уже у другого человека. Значит, сталь охрупчивается от моему внезапного состояния разрушения в голове и после того, как я предмет отпустил... Вот.

Я бы этот нож сфоткал и выложил тут, но он - в Москве, где-то в нижних ящиках стола. А сам сейчас - на даче, и таким образом - примите все на слово, а не на фото-доказуху.

У одной моей знакомой горят под руками компы - просто по материнке какие-то ударные зигзаги сгоревшей платы. Другой мой приятель мог подержать мяч в руках, и он лопался, как воздушный пузырь. Еще один мой дальний знакомый, говорил, что у него лопаются крепчайшие бутылки в руках и посуда, от стаканов до тарелок и микроволновых мисок. Когда он мне рассказывал, поглядывал на меня с проверкой, мол, поверю ли я... А вот верю. Потому что сам к этому необъяснимому явлению причастен.

Мне когда-то бабушка ЕленаПална рассказывала - а она из Керчи - что были в ее детстве плетельщицы сетей, и сети те стоили в несколько раз дороже, чем другие. Потому что теми сетями рыбаки ловили кефали намного больше, чем покупными в лавках, машинно-связанными. И все это признавали, потому что так и было.

В Канске, где мне пришлось крыть стройотрядски курятник шифером, у меня порвалась страховка - толстенный, в три пальца канат. На таких якорь можно крепить, и веревка такая годами служит! А я как-то в нее посмотрел, не поверил, подергал, стоя спиной на краю крыши, и она, разумеется, порвалась... Я понял, что лечу вниз. Спиной, и цепляться за воздух - бессмысленно.

Так вот, почему-то время замедлилось, я сумел развернулся в воздухе, на тех пяти с чем-то метрах высоты промышленного здания, сложиться и приземлиться на ноги. К тому же - под ногами оказалась куча почти мягкой земли, эту кучу я потом искал, благо конец нашего покрытия был фиксирован, а его так и не нашел. Была какая-то плоская насыпь, но прекрасно-сыпучего склона, по которому я скользнул ногами, уже не нашел!

Чудеса. Видно, нужен был для чего-то в этом мире, раз мне повезло не разбиться. Ну, правда я делал стояку на руках тогда, то есть, мускульная оснастка у меня была неплохой, и ноги я отбил так, что даже ругался... Но все же, поднялся, поднялся снова на крышу и сказал ребятам - вот, хрень получилась, так что в тенечке полежу немного. Они посмеялись, но я все же отлежался. Потом мы уже все страховки оставили в покое.

У нас за деревней, где дача, есть карьер. Туда женушка с подругой-соседкой и детьми ходят гулять. Вот моему младшему, когда было лет 8... Точно, не было еще 10, пришлось с самого склона лететь почти по отвесному печанно-каменистому обрыву метров двадца. Я сам с ним потом ходил, проверял, все точно - метров 20.

Как раз жена с подругой, обсуждая. допустим, посадку куста бузульника-отелло, увидеть. Под номаги сына обвалился край над обрывом, он покатился. И жена рассказала так, что они обе - замерли! Он летит кувырком, камни как зубы торчат из песка, драм-тарарам... Он встает и зло эдак ногами пинает этот песок, потому что у него - ни царапины, даже испуга нет, одна сердитость...

Подруга спрашивает у жены - он что у тебя, хокеист, или парашутист какой-то? Как можно так упасть, и чтобы ничего не сломать?.. А сын потом сказал, мол, дурня это все, - он был невзрослый, ругаться ему еще запрещалось, - ангела никакого не было. Просто он понял, что падает не страшно, ну и добрался до низа... Как понимаю, на одной воле и измененном сознании.

Вот так. Когда решил попробовать написать свой "трактат" о человеке, удумал эту способность измененности обязательно отметить. Потому что она - есть, и потому что она - интересное наше людское свойство.

Немцы испугались реакции Москвы на "нацистские слова" Бербок о России

Немцы потребовали отставки главы МИД Германии Бербок после слов о России на языке нацистов  Сторонники бывшего председателя Социал-демократической партии Германии Оскара Лафонтена о...

Жестокие кадры: Спецназ «Отважных» уничтожил врага и захватил опорный пункт ВСУ (ФОТО 18+)

Спецназ «Отважных» уничтожил врага и захватил опорный пункт ВСУ на лиманском направлении. Об этом в новом репортаже военкоров «Русской Весны» из зоны спецопера...

Любимый анекдот Сталина

В хорошей компании Сталин обожал рассказывать свой любимый грузинский анекдот, выдаваемый им за реальную историю. Однажды жители грузинского села обиженные самоуправством местного чинов...

Обсудить