• РЕГИСТРАЦИЯ

Орудия информационной войны: секреты американских «фабрик мысли»

Руслан Хубиев
Ты не проигрываешь до тех пор, пока не сдаешься
20 августа 20:38 7 5178

Think Tanks, «фабрики мысли», «мозговые центры» или попросту научно-исследовательские организации США на сегодняшний день являются важнейшим элементом американской системы внешней политики. Начав свое бурное развитие после Второй мировой войны они немало поспособствовали развалу Советского Союза, а позже взяли на себя и ответственность за то, чтобы сохранить на планете однополярный мир.

Изначально американская империя мозговых центров задумывалась как инструмент для выхода из кризисов. В результате именно она предложила план, нацеленный на длительную историческую перспективу. Из тотальных проблем 1960-х годов, вьетнамской войны, фактической утраты долларом позиций мировой валюты и внутренней нестабильности Вашингтону было предложено выйти через глобалистский проект.

Фабриками мысли был сформирован концепт о том, какой должна стать политика Соединенных Штатов в будущем, а тезисы нового подхода в своей работе «Между двумя эпохами» изложил главный американский инсайдер Збигнев Бжезинский. Первым ориентиром он назвал «замену демократии господством элиты», вторым — «формирование наднациональной власти за счет сплочения капитала», а третьим — «создание элитарного клуба из ведущих держав».

Иными словами, в конце XX — начале XXI века фабрикам мысли предписывалась роль проводников данной концепции, а главным инструментом предлагалось использовать социокультурное моделирование. То есть уже тогда США планировали двигать однополярный мир не от настоящего к будущему, а от будущего к настоящему — популяризировать для обществ заранее написанный «новый мир», а затем осуществлять изменение реальности под выбранные шаблоны.

Учитывая масштабность задач и самое деятельно участие в них Think Tanks, Вашингтон заранее озаботился созданием для них ореола независимости. Так, годами выставляя напоказ идею о «свободе» четырех основных систем власти — законодательной, исполнительной, судебной и медийной (СМИ), Белый дом создал нечто подобное и для фабрик мысли, тем более что они к моменту распада СССР сами стали представлять собой «пятую власть».

В итоге к 2000-м годам инструментарий принятия решений в Америке тесно включал в себя развитую подсистему из подобных центров, состоящих, как правило, из узкоспециализированных работников от науки, публицистов, общественных деятелей и прочих экспертов, тесно соприкасающихся в своей деятельности с областями, интересующими внешнюю политику США. При этом, дабы сокрыть их роль в действиях государственной машины, мозговые центры позиционировались как некоммерческие и негосударственные, а пресса создавала для них ореол непартийных систем.

Именно статус «частных» структур не раз позволял Вашингтону отрицать свое участие в той или иной революции, дестабилизации или хаотизации регионов, ссылаясь на «юридическую» дистанцию между Белым домом и его институтами мысли. На практике большинство подобных НПО, даже нося статус международных, всегда имели куда большую привязку к стране пребывания (США), нежели к остальному миру.

Для сокрытия финансовой взаимосвязи мозговые центры, как правило, спонсировались с частной стороны. Однако даже при отсутствии прямой финансовой поддержки из Белого дома основными эмитентами Think Tanks всё равно выступают благотворительные фонды, деятельность которых практически всегда связана с изучением и выработкой рекомендаций для федерального правительства. А значит, конечным бенефициаром схемы выступают государственные ведомства США.

Аналогичным образом выдает себя и «беспартийность» НКО Америки. Так, основным каналом влияния фабрик мысли на Белый дом и Конгресс служит практика выступлений их экспертов. Однако вопрос того, эксперты из каких структур будут приглашены в комитеты, почти всегда определяется текущим партийным большинством. Если большинство в Конгрессе имеет Республиканская партия, то чаще всего к дискуссии приглашаются эксперты тех мозговых центров, которые разделяют видение этой политической силы, если же в правительстве наблюдается демократическое большинство, картина является обратной.

Другими словами, фабрики мысли не только не являются в полной мере независимыми, но и не могут называться беспартийными, являясь встроенной частью государственного механизма. Более того, Think Tanks занимают в системе принятия решений США почётное место.

Получая от верховной власти, элит и различных ведомств конкретные задачи, они генерируют для руководства глобальные внешнеполитические концепты, обучают экспертов, продолжающих позже свою деятельность во властных структурах, используют публикации в средствах массовой информации для формирования общественного мнения и создают образ врага. То есть играют роль посредников во взаимодействии США с внутренним полем и остальным миром.

Помимо этого, мозговые центры являются временными «аэродромами» для американской элиты. Например, каденция сенатора в США составляет 6 лет, однако раз в два года треть Сената вынуждена проходить ротацию кадров. Палата представителей также предполагает возможность переизбрания каждые 2 года, но вновь имеет ограничения на очередность сроков

Другими словами, между перевыборами каждому функционеру в США необходимо провести несколько лет на другом месте, однако из практики мы знаем, что Белый дом делит между собой «аристократия без монарха», то есть пул семей, состоящий из 30−40 основных кланов. Следовательно, даже уходя из большой политики, представители этих кругов неизменно возвращаются в нее позже. И именно это время политические долгожители проводят в той или иной фабрике мысли.

С точки зрения ротации элит Think Tanks представляют из себя «полигон» для будущих высокопоставленных чиновников американской администрации, в котором истеблишмент проходит дообработку и согласование перед переизбранием. И пока одна партия или пул находится у власти, члены другой когорты работают в «мозговых центрах». В случае смены старых кругов многие из тех, кто работал аналитиками, получают назначения в правительственные учреждения, и примером тому является нынешний советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон.

До того, как стать заместителем государственного секретаря по вопросам вооружений в администрации Джорджа Буша-младшего, Болтон был членом неправительственной политической организации «Новый американский век» (PNAC), по окончанию срока замгоссекретаря в 2007 году Болтон перешел в «Американский институт предпринимательства» (AE), то есть в НПО, финансируемое Microsoft, American Express, ExxonMobil, Chevron, AT&T и другими. Затем снова вернулся в большую политику с приходом Дональда Трампа.

Помимо этого, Джон Болтон был заместителем министра юстиции в администрации Рональда Рейгана, помощником государственного секретаря по делам международных организаций в администрации Джорджа Буша-старшего и послом США при ООН, и между всеми тремя этими назначениями брал паузу в виде членства в трех различных фабриках мысли — Еврейском Институте национальной безопасности Америки (JINSA), Институте перспективных стратегических и политических исследований (IASPS) и Совете по международным отношениям (CFR).

Так, несмотря на отсутствие прямой юридической связи между внешней политикой США и «частными» экспертно-аналитическими центрами Америки, их влияние на курс Вашингтона и его методы огромно, аналогично высока и роль «мозговых центров» в нынешней политике «сдерживания» Москвы.

Более того, в период президентства Трампа, являющегося ставленником национальных (индустриальных) элит, возможности мозговых центров, за которыми, как правило, стоят интересы транснационального капитала, были продемонстрированы еще шире. В частности, выяснилось, что когда президент США не согласен с позицией подобных организаций, мозговые центры попросту начинают влиять на общественное мнение. И уже затем, изменяя запрос граждан, заставляют Белый дом принять их политику.

В классической теории капитализма спрос рождает предложение, а значит, мозговые центры должны ограничиваться адаптацией своих исследовательских программ под потребности Конгресса. Но на практике «предложение» нередко начинает формировать спрос, поскольку в гонке за внимание спонсоров ключевую роль для Think Tanks давно играет их связь со СМИ, интернет-платформами и обществом.

Торгуя идеями как товаром, фабрики мысли пожертвовали достоверностью, а потому если Россию выгодно сделать продуктом исследований, надуманность предлога и обоснованность создания из страны образа врага никого не интересует. Институты мысли торгуют задачами социальной инженерии, и им совершенно не важно, кого придется перекроить, если за это будут платить.

Доказательством этого служит то, что с 2014 года и начала новой холодной войны против России, а затем и торгово-экономического конфликта против КНР, мы видим бесконечный поток докладов, авторских статей и пресс-релизов, рассматривающих эту борьбу с наиболее ликвидных позиций.

Для мозговых центров США, как и для всего, что делается в современной Америке, генерация идей стала бизнесом. Но в отличие от времен холодной войны, целью этого бизнеса является не превосходство Вашингтона, а голый рост частной прибыли. Даже рейтинг Университета Пенсильвании, составляющего ежегодные списки крупнейших фабрик мысли, главным критерием оценки ставит «доходы», «число публикаций центра на страницах рецензируемых изданий» и «КПД между усилиями организации в определённой сфере и изменениями в этой сфере в целевом обществе».

Другими словами, сегодня главное, чтобы о центрах мысли говорили, а их методики успешно подрывали ту или иную страну. Чем лучше их методы дестабилизируют внутреннюю ситуацию в целевом государстве, тем больше средств они смогут привлечь от инвесторов. Поэтому видя, что антироссийская политика сегодня актуальна, даже такие колоссы отрасли, как RAND Corporation, выходят с 354-х страничными докладами о том, как «наилучшим» образом покорить Москву.

Тем более угрозу данных центров по отношению к России не стоит преуменьшать ввиду их количества. К концу 2018 года в США насчитывалась 1871 фабрика мысли. При этом данная цифра превышает численность мозговых центров в пяти следующих за Америкой государствах мира, вместе взятых, в том числе Индии (509), Китае (507), Британии (321), Аргентине (227) и Германии (218). Для сравнения, по всей нашей стране насчитывается всего 215 попавших в список аналитических организаций, при том, что в одном только округе Колумбия (городе Вашингтон) их 407.

С 2014 года по текущий период исследованиями России в той или степени успели заняться все 10 ведущих фабрик мысли в США: Брукингский институт (Brookings Institution), Центр стратегических и международных исследований (CSIS), Фонд Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace), Фонд «Наследие» (Heritage Foundation), Международный центр поддержки ученых Вудро Вильсона (Wilson Center), Центр научно-исследовательских разработок (RAND Corporation), Институт мировой экономики Петерсона (PIIE), Центр американского прогресса (CAP), Институт урбанистики в Вашингтоне (Urban Institute) и Атлантический Совет (Atlantic Council).

То есть фактически к нынешнему витку очередной холодной войны и международной напряжённости Think Tanks ЕС и США стали выступать её базовыми элементами, а их число достигло таких пределов, что стало распределяться по целевым областям.

Некоторые НПО (малая часть от общего количества) известны широкой публике, другие работают как малозаметные подрядчики, но в целом эта система обладает колоссальным авторитетом и влиянием на общество и мир. На государственную и мировую политику Запада, на антироссийскую информационно-психологическую войну и давление, а значит, и мы должны знать, что она из себя представляет.

Руслан Хубиев [RoSsi BaRBeRa], специально для ИА REGNUM

Ты не проигрываешь до тех пор, пока не сдаешься

Архетип русскости и искусство управления (III): «очарованный странник» на распутье

Глобальная футбольная культура приучила нас к своеобразному коду принадлежности: вырядится в атрибутику клуба, для игроков – получать в нём жалование, орать клубные кричалки, и ты уже полноправный чле...

Империя зла

Посчитал сегодня, что для того, чтобы написать одну страницу, мне в среднем надо прочитать 100-120 страниц на эту тему. Просто фантазировать на тему не получается категорически. Никому эту математику ...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Великодержавная неадекватность: что на самом деле стоит за «исключительностью» США

    В чем заключается опасность главного аспекта американской идеологии «Грехи других судить Вы так усердно рветесь, начните со своих и до чужих не доберетесь», — эти слова были написаны Уильямом Шекспиром более 400 лет назад, но и сегодня как нельзя лучше описывают все черты внешней политики англосаксов. Особенно ярко привычка ставить себя выше других поуча...
    4966

    Климатическая афера: как Запад превратил экологию в оружие войны

    С точки зрения ньютоновской физики — случайности не случайны, ведь при рассмотрении мира на основе его составных частей ни один из элементов не меняет своих свойств без причины. Аналогичная ситуация при внимательном взгляде наблюдается и в рамках геополитических сфер.Если на арене великих держав с завидным упорством продвигается одна и та же идея, а ее ...
    3969

    Вопреки пропаганде: почему в мире так быстро крепнет антиамериканизм

    Спонтанно ли движение против «большого брата» или виноват сам Вашингтон? Однополярный мир — это пирамида. И если вершина сильна, то становится совершенно неважно, сколько в ее основании подчиненных игроков. Когда наверху находится государство-лидер – к нему перетекают потенциалы остальных, и не случайно на долларовой американской банкноте, а до нее на бо...
    5666

    «Многомерная» война: новый подход США для войны против России и Китая

    Пентагон создаёт из армии, СМИ и Глобальной сети нового «монстра» Что общего между басней Ивана Андреевича Крылова «Лебедь, рак и щука» и современной американской политикой? Как минимум то, что чуть ли не каждое министерство в Соединенных Штатах с момента прихода к власти Дональда Трампа «тянет» курс страны в нужную для себя сторону.Начиная с 2016-2017 г...
    3918

    Серый кардинал «либерализма»: чем опасен для мира Бернар Анри-Леви

    Глобальной политике не свойственна публичность. Особенно это заметно на истории прошлых веков, где авторство для большинства судьбоносных решений, как правило, оказывалось прерогативой не медийных фигур. Функционеры, оказывавшие огромное влияние на власти, почти всегда действовали негласно, не обладали соответствующими полномочиями и не занимали нужных ...
    4642

    Великодержавная неадекватность: что стоит за «исключительностью» США

    В чем заключается опасность главного аспекта американской идеологии «Грехи других судить Вы так усердно рветесь, начните со своих и до чужих не доберетесь», — эти слова были написаны Уильямом Шекспиром более 400 лет назад, но и сегодня как нельзя лучше описывают все черты внешней политики англосаксов. Особенно ярко привычка ставить себя выше других поуча...
    4096

    Россия выигрывает Африку: причины успеха Москвы в гонке за континент

    После достижений Вооруженных сил России в Сирии, побед дипломатии и политических институтов, а также доказанной способности противостоять давлению Запада во главе с США к Москве все чаще стали обращаться государства, ищущие глобальную альтернативу. Первым дорогу к высоким кабинетам Кремля проложили лидеры Ближнего Востока, теперь аналогичные тенденции п...
    6656

    «Санкции из космоса»: могут ли США «отключить» электронику в России?

    Облетевшая российские СМИ и социальные сети новость о том, что несколько лет назад иностранное оборудование Газпрома было принудительно отключено производителем через спутник, появилась в информационном пространстве не случайно. Как и у всех «неожиданных» сенсаций, вдруг ставших гласными спустя несколько лет (события разворачивались в 2012 году), у данн...
    8405

    Устаревший стереотип: как миф о плохих дорогах в России уходит в прошлое

    Инфраструктурный бум: стоит ли ждать положительных изменений Среднестатистический человек склонен воспринимать мир однобоко, а потому вместо анализа и поиска информации, предпочитает судить о сложных вещах по стереотипам. Чаще всего подобные оценки основаны на искаженных фактах, но ввиду постоянного навязывания через литературу, прессу и кино продолжают ...
    7742

    Пощечина для гегемона: как ВПК России стал эффективней ВПК США

    «Проклятие сверхдержавы» — описательный термин для ситуации, при которой страна, осуществляющая мировое лидерство, начинает тратить слишком много средств на поддержание своего положения. Следствием этого правила рано или поздно становится «ловушка Фукидида» — положение вещей, при котором рост «восходящих держав» (Китая и России), не обремененных целью у...
    11401

    Техноблокада и народный протест: как США рассчитывают выиграть гонку против Пекина

    Сумеет ли Вашингтон замедлить КНР и вызвать в стране народную революцию? Лондон — альма-матер для дипломатии фальшивых лозунгов и поддельных новостей, но и американский Госдеп за последние годы в совершенстве изучил подмену понятий как ключевой инструмент. Если представители Белого дома заявляют о планировании конфликтов «низкой интенсивности», значит, с...
    4683

    Реформа земли на Украине: лучший пример того, до чего доводит «Майдан»

    Почему Киев — полезный антипример для России В апреле 2019 года в ведущих западных СМИ разразился скандал вокруг бывшего вице-президента США Джо Байдена и его коррупционных связей с Украиной. В тот период компромат на Байдена обнародовала украинская власть в надежде получить благосклонность Трампа предательством «друга Майдана», но схема раскрытого взаим...
    6071

    Копия российско-украинского конфликта: как США пытаются давить на Китай через Тайвань

    Сумеет ли Вашингтон организовать для Пекина свой конфликт у национальной границы? Тема политических зон влияния важна для каждой без исключения страны. Блоки государств порой распадаются, от империй отделяются «суверенитеты», сменяются режимы, но связи между людьми остаются. Как, впрочем, и география, неожиданно превращающая бывшего союзника в инструмент...
    11576

    Возрождение: как Россия наращивает свое влияние за счет ошибок США

    Почему действия Трампа — лучший шанс для многополярного мира и Москвы Внешняя политика — это результат стратегических решений государства, и в этом разрезе важно понимать, что на людей, определяющих национальную стратегию, часто влияют «невидимые» факторы и причины. В частности, в рамках двусторонних отношений сильные и слабые страны идут на различные ша...
    7960

    По восходящей: большое возрождение гражданской авиации в России

    Импортозамещение, двигатели и российско-китайский авиалайнер На первый взгляд может показаться, что создание сложной техники и современного вооружения — сугубо прикладная задача, некий замкнутый цикл разработки и производств. В действительности пример США, и их радикальные попытки навязать свои самолеты остальному миру говорят об обратном.Осуществляя неп...
    9907

    Эпоха новых войн: мировая мышеловка глобализации захлопывается

    Мир вступает в глобальный технологический конфликт Как говорил знаменитый член Демократической партии США Альфред Смит, четырежды становившийся губернатором Нью-Йорка: «Лучшим лекарством от болезней демократии, может быть только еще больше демократии», и, если посмотреть на прошлые действия Америки под таким углом, формула становится вполне очевидной.Про...
    19163

    Как США спровоцировали крупномасштабное сближение России и Китая

    Почему стратегический альянс Пекина и Москвы — следствие ошибок Вашингтона Считается, что большинство мировых политиков — профессиональные лицемеры. Поэтому, обвиняя соперника в том, что тот ловко обманывает народ, редкий политический деятель не скрывает при этом зависть. Во многом подобную линию продолжают и нынешние западные функционеры, особенно когда...
    12980

    Удар под дых: С-500 в серии, чем «Прометей» так пугает НАТО и Вашингтон

    Почему новейший российский ЗРК олицетворяет военно-технологическое доминирование России Мирный период в среде великих держав мало чем отличается от конфликта. Даже во времена, когда в небе не летают снаряды, борьба «щита» и «меча» не прекращается ни на минуту.Еще недавно, США, выходя из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, заявляли, ч...
    16721

    Новый технологический рывок: каким он будет

    Смена лидеров: к чему готовятся великие державы? Мировая экономика который год испытывает проблемы. Причем, в независимости от конъюктурных скачков, общий тренд предельно очевиден — в нынешнем своем виде Система достигла потолка.Экономические ниши давно поделены, рынки сформированы, объемы спроса растут не так быстро, как производство това...
    21359

    Парадокс оценки: так ли слаба Россия, как считает Западный мир

    Как на Западе манипулируют цифрами, чтобы очернить Россию Сравнение стран — неблагодарное занятие. Как и в аспекте статистики, многое здесь будет зависеть от того, какую сторону баррикад занимает источник. Англосаксонские институты ожидаемо предпочитают только те форматы и методики подсчета, которые в выгодном свете демонстрируют их, а европейцы, соответ...
    10169
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика