Российские войска наступают на Сватовском и Лиманском направлении, закрепляются в Яковлевке

Для украинцев Православие – вера предков и верность Богу

22 1191

Как Истина сама себя доказует, а отступление от нее оборачивается бедами и революциями – рассказывает настоятель храма святаго великомученика Георгия Победоносца города Надворная Ивано-Франковской области Западной Украины, протоиерей Владимир Болдин.

                                        «К этому никто не готов»

– Отец Владимир, вы с детства выросли в Церкви или уже в сознательном возрасте уверовали?

– Я уже был женат, моя супруга Елена на Пасху захотела освятить куличи. Это было в 1991-м году. А в 1989-м на Украине произошел раскол. Стали хозяйничать греко-католики. Центральный кафедральный собор Ивано-Франковска по-украински тогда уже называли: катедра. Мы туда пришли, но нам там сразу не понравилось! Господь нас и привел к православным, которые после того, как все храмы у них отняли, молились в маленьком домике с престолом, освященным в честь Преображения Господня. Сейчас и эту маленькую постройку, в которой раньше были детские ясли, униаты хотят захватить. Но люди, если они еще не совсем одурманены пропагандой, все равно чувствуют, где Истина.

Когда в 1992-м году мне исполнилось 30 лет, я крестился. Помню, как крестивший меня архимандрит Амфилохий (Залецкий) предупредил: «У тебя может измениться жизнь». Владыка Тихон (Шевкунов) тоже, знаю, в 24 года крестился, правда, у меня не настолько жизнь изменилась, чтобы стать монахом. Но я принял сан.

– А как вы пришли к священству?

– Милостью Божией вскоре после моего Крещения в Галицкой области открылся Покровский женский монастырь, и я стал ездить туда помогать монахиням. Они там старенькие были. Обитель, так же как и единственный на тот момент православный храм Ивано-Франковска, располагалась в простом домике. Служил там архимандрит Иона (Тымишак). Это один из двух на всю Ивано-Франковскую область священников, кто не перешел в греко-католичество! Он был всецело предан Богу и Православию. Его очень любили люди, долго уговаривали: «Батюшка, переходите, мы будем с вами...». «Нет, веру в Бога я не могу оставить», – ответил он. Потом все они его презирали, устроили на него гонения.

Слава Богу, что на Западной Украине остается такой форпост Православия, как Свято-Успенская Почаевская лавра. Отец Иона беззаветно ее любил. Мы и вместе с ним там бывали. Многие монахи у него были в друзьях. К концу жизни Господь за стояние в Православии ему дар исцелений дал. Люди к нему стекались. Он однажды бесноватую жительницу села Тустань, где расположен монастырь, исцелил. И не просто так погонял беса, а изгнал его! Но увы: односельчане даже после такого чуда не обратились в Православие, игнорировали богослужения.

Почаевская братия отца Иону почитала, похоронили его там, в Почаеве, на братском кладбище. Лавра и у нас с матушкой также стала одним из излюбленных мест паломничества. Потом я там заочно окончил семинарию.

Когда архимандрит Иона преставился, Покровский женский монастырь остался без священника. Игумения матушка Мария, которая была родной сестрой отца Ионы, ко мне и обратилась: «Идите к владыке Николаю (ныне также уже покойный, фамилия у него была Грох). Просите, чтобы он вас рукоположил». – «Матушка, – говорю, – я не готов». – «К этому никто не готов, – ответила она и добавила: – Негайте часу (не теряйте времени)». Сначала она меня поторапливала, а потом, когда меня уже рукоположили, поставила перед фактом: «Если бы отцы заранее знали, какие тяготы ждут священника, то никто бы не стал рукополагаться...»

«Господи, помилуй» – я это еще даже до того, как она мне это объявила, подумал. Пошел к владыке. Он меня очень любил, рукоположил 6 ноября 2005-го года, на празднование иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», в диакона, а 19 декабря, в день своего тезоименитства, на память святителя Николая – в иереи. Я там, в Покровском женском монастыре, служил первые пять лет. Говорят, духовникам женских обителей год за три засчитывается. После владыка забрал меня в ивано-франковский кафедральный собор Рождества Христова.

Когда я уже принял сан, мама – звали ее Вера – мне открыла, что по материнской линии мой прадед Гавриил был царским протоиереем.

– Он пострадал при гонениях?

– Да, его сослали, и больше о нем никто ничего не слышал. Скорее всего, арестовали и его матушку. Потому что четверо деток остались одни, простигмованные как «дети врага народа». Такие даже права учиться в техникуме – получить хоть какое-то профессиональное образование – не имели. Каким-то образом они оказались в городе Ичня Черниговской области. Там верующие взяли сирот под крыло. Так что мой дед Иван потом, выучившись, преуспел, трудясь агрономом. А его родной брат Николай стал известным инженером-металлургом – во время войны он изобретал бронебойную сталь для танков Т–34.

– Удалось ли детям репрессированного священника сохранить веру?

– Нет, тогда уже открыто веровать нельзя было. Моя мама, внучка священника, выросла вне Церкви. Правда, веру зачастую матери детям передают, а у нее мама в 36 лет трагически погибла. Сосед из местных начальников дома во время ссоры устроил стрельбу. Там хаты стоят близко: одна из пуль из окна в окно насмерть ранила бабушку Таню. Дедушка Иван троих малолетних детей поднял на ноги, но веры не привил. Воцерковилась мама уже тогда, когда я крестился. К Господу она отошла, со всеми примирившись, исповедовавшись, причастившись. Слава Богу!

– А вы там, в Ивано-Франковске, монаха Аркадия (Парносова) из Сретенского монастыря знали?

– Конечно. Он туда на родину умирать поехал, я там за ним ухаживал, причащал его. Огороды ему там под его руководством перекапывал. Отца Аркадия у нас все очень любили. У него там даже своя «паства» была. После службы он всегда пел в храме: «Боже, Царя храни!» Даже уже в конце жизни, когда на ходунках ходил, все равно пел неопустительно. Его там все как блаженного воспринимали.

– Отец Владимир, что в жизни главное?

– Страх Божий и любовь к Богу. Уверовавшему Господь открывает глаза на то, что есть в жизни благо, а что – низость. Человек с тех пор уже боится поступить плохо. Этот страх для начала сдерживает страсти. Только что воцерковившийся их еще не преодолел, но уже борется с ними. Потом он сможет жить над соблазнами, но это уже уровень повыше.

– Как жить поверх соблазнов?

– Иисусова молитва крепко помогает. У каждого свой внутренний путь к Богу. Надо очень чутко прислушиваться к своей душе. Может быть, какой-то обет Богу дать.

Мы с матушкой девочку удочерили. Я крестил младенца в реанимации, Оксаночку. А потом попросил архимандрита Иону (Игнатенко) из Одессы помолиться о ней, а он мне и говорит: «Если, батюшка, хочешь и можешь, возьми на время». Я тогда даже не понял: как это возможно? Дело в том, что у нее 65 % глубоких ожогов было, шансов выжить ноль. Малышку еще полгода после Крещения из больницы в больницу переводили. Моя матушка уже не отходила от нее, так как от девочки отказались родители. Так Оксаночка и попала в нашу семью. Господь сберег. Сейчас ей уже 10 лет. Учится в 4-м классе. Правая ручка у нее сильно пострадала, так она левой приспособилась писать. Справляется со всем. Очень жизнерадостный ребенок. Прекрасно говорит по-русски. Еще когда маленькой была, как закричит: «Папа!» – где-нибудь в магазине. На нас там все оборачивались. На Западной Украине в общественных местах по-русски, наверно, больше никто и не отваживается говорить.

Оксаночка и отец Владимир рядом с его мамой Верой за несколько дней до ее смерти

Меня Господь самого крепко посетил. Была сильная слабость, а что это за заболевание, понять не мог. Позвонил отцу Иоанну (Лудищеву), благочинному московского Сретенского монастыря, с просьбой помолиться, а он обратился к владыке Тихону (Шевкунову) и попросил благословения, чтобы мне приехать на лечение. В прошлом году я уже обследовался здесь, в больнице святителя Алексия. Ничего не нашли. Потом я познакомился с врачом-гематологом Тамарой Ивановной Колошейновой, месяц она меня обследовала и поставила диагноз: множественная миелома. Это злокачественная опухоль в позвоночнике. Уже в январе мне назначили химиотерапию. Обратились в профильные больницы, откликнулась только 40-я, в которой заведует отделением гематологии Вадим Анатольевич Доронин. Это все очень замечательные врачи. Они меня буквально с того света вытягивают. По протоколу мне рекомендована пересадка костного мозга, но это очень дорого. На Украине сейчас даже анализы негде по этому заболеванию сдавать. Сдал здесь, показали, что болезнь прогрессирует.

– В чем крест этого заболевания?

– Болезнь нам дается по грехам и для смирения. Посмиряться очень полезно. Слава Тебе, Господи! Всегда и за все надо благодарить Бога. Когда отцы Сретенского монастыря приезжали причащать меня в больницу, другие в палате тоже просили их причастить. Многие каялись. Некоторые успели до смерти обратиться ко Христу. Хотя были и те, кто и дальше продолжал мысленно барахтаться в суете, оставаясь безучастными к величайшей святыне Тела и Крови Христовой. Меня это так поражало. Тут же идет борьба за жизнь!

                             Почему Майдан стал возможен?

– Кого из новопрославленных святых вы сейчас на Украине почитаете?

– Одни из самых почитаемых на Западной Украине святых – это преподобные Иов и Амфилохий Почаевские. Преподобный Иов подвизался в XVI–XVII веках, а вот Амфилохий – святой XX века. Преставился в 1971-м году. В лике местночтимых святых он уже 15 лет как прославлен, а для общецерковного почитания – только в прошлом, 2016-м году.

– В Москве недавно почил батюшка Геннадий Нефедов, он в детстве, когда паломничал в Почаев, брал благословение у преподобного Амфилохия.

– И у нас на Украине многие его помнят по личному общению; исцеленные преподобным до сих пор живут. Народ еще до его прославления все эти годы молился на его могилке. Еще у нас очень почитаемы прославленные в 1994-м году в лике местночтимых святых преподобные Иов и Феодосий Манявские. Святой Феодосий создал просветительский центр, в котором действовала своя типография, он так же, как и святой Алексий Карпаторусский, просвещал народ.

Жили манявские святые во второй половине XVI – начале XVII веков. Тогда на украинской территории была Австро-Венгрия, и все население Украины пытались насильно перевести из Православия в греко-католичество. Тогда же и была навязана эта мова – придуманный украинский язык. Тех, кто отказывался переходить под юрисдикцию Ватикана, отправляли в концлагеря Талергоф и Терезин, в них европейские власти уничтожали русское население Буковины, Галиции и Угорской Руси.

                                                 Концлагерь Талергоф

В Галиче, где я служил, ранее при входе с западной стороны в храм, обращенный алтарем на восток, стоял большой каменный крест. Уже в наши дни греко-католиков точно жгла эта святыня. Пока я там служил, крест еще стоял. Я сам читал на нем имена и фамилии пострадавших при навязывании унии. Это целый сонм умученных за Православие украинцев! Там же, под этим крестом, они и были погребены. Потом униаты двумя кранами сорвали этот крест с места, сровняли с землей захоронение, и все те, кто уже в наше время предательски принял унию, стали дружно по этим могилам своих же братьев-мучеников ходить в захваченный униатами храм!

Что будет с теми, кто предал истинную веру в Бога и ни во что ставит своих православных предков? Это же нарушение главнейших заповедей о почитании Бога и родителей (ср. Втор. 5, 6–16). При почитании старших обещается благо и долголетие, а что ждет тех, кто своих предшественников не почитает? Да и какое может быть будущее у тех, кто элементарно не знает своей истории? Живут по принципу: як вси, так и мы (куда все, туда и я).

Чуть что, сразу на меня бросаются: «Бог один!» – «Да, – говорю, – но и истинная вера одна – Православие».

– У вас там экуменизм не насаждается, греко-католики не предлагают: мол, давайте вместе служить будем?

– Раньше были такие поползновения, сейчас уже нет. Униаты – это же соглашенцы, предатели. Как с ними служить?

– Митрополит Иона (Карпухин) недавно рассказал, как выходцы с Западной Украины, учась в свое время в Московской духовной семинарии, отращивали за время учебы бороды, а потом, едва доехав до Киевского вокзала, шли в ближайшую парикмахерскую, гладко брились и ехали на Украину. Как можно несколько лет прожить в лавре преподобного Сергия и предать Православие? Ради чего?

– Сейчас униаты в Московской духовной семинарии и академии своих последователей уже не учат, свои учебные заведения пооткрывали. Тогда это были иуды-первопредатели. Ради чего они на это идут – я не знаю, наверно, как-то выделиться хотят. Не понимают гибельности национальной гордыни: «Украина по-над усе», – из-за которой они не идут к Богу, а в прямо противоположном направлении.

Это все имеет на Украине уже глубокие, в несколько сот лет, корни. Предав Христа, Его Православную Церковь при заключении в 1596-м году унии, народ оказался под проклятием. Только через покаяние Господь прощает, а иначе это отпадение так и тянется из рода в род.

– Можно ли сказать, что этот извращенный патриотизм до ненависти к другим, прежде всего к русским, и спровоцирован унией?

– Так и есть. Народ-то украинский добрый. Как и каждый человек сам по себе, в отдельности от прыгающей и скандирующей навязанные лозунги толпы, хорош, потому что сотворен по образу и подобию Божию. Просто поступки глупые и злые.

Мой папа Анатолий был родом из псковской губернии, из Новоржева. Фамилия Болдин. Оттуда после того, как там оказался А. С. Пушкин, и пошло выражение «Болдинская осень» (так говорят про какой-то чрезвычайно плодотворный период – прим. Ред.). В военные годы отец дошел до Карпат, а после войны, узнав, что все его родные погибли, вернулся в эту красивую горную местность, в город Станислав (позднее, в 1962-м году, переименованный в Ивано-Франковск). Во Львове закончил автодорожный техникум. Так всю жизнь на Западной Украине и проработал. Упокоился там в горах. Он мне говорил: «Выходцам с Западной Украины еще во время войны не доверяли никакого серьезного вооружения: ни танков, ни самолетов». Тогда тоже, видно, понимали, что люди ненадежные.

– А как быть тем, кто захочет из унии вернуться в Православие?

– В Почаевской лавре отцы прямо говорят, что даже такого чина, как присоединение, быть не должно. Крестить надо!

– Тогда, получается, что последние 25 лет это униатское население Украины – некрещеные...

– Вот они и устроили Майдан. Из-за них страдает весь украинский народ.

– Выбор же стоит между Россией и Западом. А разве не видно, что на Западе происходит?

– Видно. Но прельщают потребительские декорации. Люди хотят жить по своим похотям, не думая о спасении души.

– И униаты все это поощряют?

– Да, у них там в этом смысле полный карт-бланш.

– Поститься не надо?

– Нет, конечно! У них даже такого понятия, как пост, не существует.

– Ну, допустим, если Запад так прельщал вольготной жизнью, а разве хорошо сейчас людям на Украине живется?

– Это как в том анекдоте про бесовскую демо-версию «рая». Работящие люди с Западной Украины все поразъехались на заработки: кто в Польшу, кто в Россию...

                         Украина еще будет стоять в Православии

Митрополит Онуфрий (в центре) и митрополит Сергий (справа). Крестный ход на Украине

– Отец Владимир, а вы чувствуете поддержку мучеников, что именно благодаря им Православие и сейчас на Западной Украине расцветает?

– Конечно, и их поддержку, и помощь всех святых, в земле Русской просиявших, ощущаем. Православный дух объединяет. У православных все просто, нет никакой надменности. Благодать Божия покрывает верных. Важно помнить, что в лавре преподобного Сергия также и блаженнейший митрополит Онуфрий, и митрополит Тернопольский Сергий учились. Это же сегодня такие светочи Православия Украины!

В 1992-м году, когда 22 января владыка Онуфрий отказался подписать обращение архиерейского совещания Украинской Православной Церкви к Святейшему Патриарху Алексию II о предоставлении автокефалии Церкви на Украине, он на следующий же день уже был переведен ныне анафематствованным раскольником Филаретом (Денисенко) на Ивано-Франковскую кафедру.

Восстановленный спустя несколько месяцев в своей Черновицко-Буковинской епархии, владыка Онуфрий и после приезжал к нам, когда у нас уже был архиереем архиепископ Николай (Грох), помогал ему. Тяжело было. Даже православных прихожан враг разбивал на два лагеря: одни за церковнославянский язык богослужения, а другие выступали за то, чтобы службы велись на украинском. Архипастырь приезжал примирить паству. Были очень неприятные моменты.

Но, казалось бы, у нас в Ивано-Франковске православным храмом был маленький домик, а оттуда Православие стало распространяться так, что сейчас уже даже в соборе народ на службе не помещается, стоят и молятся во дворе. Хотя по воскресеньям и в праздники служится по две литургии. Я еще в 2010-м году уже чувствовал, что у нас будет процветать Православие.

Мы к тому времени уже построили, в частности, по благословению старца Николая Гурьянова с острова Залит, некоторые храмы. Когда стали бомбить Донецк и Луганск, многие из тех, кто остался жив, перебрались к нам. Есть ныне в Ивано-Франковске православные донецкая и луганская общины.

– Сейчас же тоже у православных на Западной Украине храмы отбираются?

– В последнее время богоборец Филарет уже около 40 православных храмов на Западной Украине захватил – это те, которые еще ранее униатами не были присвоены. Только что в Ивано-Франковской области пытались Благовещенский храм у верующих отнять. Новые храмы православным сейчас строить не дают. Просто не выделяют землю, и все. Политика такая. Для православных на Украине сегодня времена мученические и исповеднические.

Господь смилостивится над украинским народом. Конечно, за собственные ошибки придется испить чашу до дна. Но уверен, Украина еще будет стоять в Православии. Тряхнет крепенько, и люди одумаются.

– Старцы говорят, что перст Божий начнет наказание с Америки, потом достанется Европе, а после уже Русскому миру. Сейчас вот уже был ураган в Америке...

– Я, кстати, наблюдал, как этот ураган крутило: против часовой стрелки.

– Так же, как православный крестный ход идет.

– Да. Господь людей к Истине развернуть старается, чтобы перестали в суете века сего вертеться. Старцы также говорят: из Америки бежать надо, не держась за материальную сторону.

– Истина сама себя доказует. Как именно это происходит в обстоятельствах современной Западной Украины?

– Как Иоанн Креститель учил: ничего не требуйте более определенного вам; ...никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем (Лк. 3, 13–14), – так и сейчас люди каются, возвращаясь от своих заблуждений к Богу, начинают жить по заповедям, ходить на службы в православный храм. Здесь Сам Господь в таинствах врачует души. Люди, обратившись в Православие, не могут этого не чувствовать. Не по самоучителю, а именно участвуя в православной литургии, спасаемся. Священномученик Иларион (Троицкий), как и многие древние святые отцы, утверждал: «Без Церкви нет спасения».

– Как благодать действует в жизни православных?

– На сердце радость, которой хочется со всеми делиться!

– А у униатов?

– У них лица всегда какие-то помпезные, как у фарисеев. Но чем они гордятся, я не знаю, не общаюсь с ними.

– Они Евангелие читают? Понятно, что православный человек, чувствуя несоответствие со своей жизнью, кается. А если у униатов на уровне самих установок – противоречие? Господь же говорит: Сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф. 17, 21).

– Униаты воспринимают себя своего рода армией.

– А против кого воюют?

– Это брань на Самого Бога.

– Разве не тяжело против рожна идти, – как сказал Господь, обращая Савла в Павла (ср. Деян. 9, 5).

– Тяжело. Им лукавый помогает, предоставляя преференции материального толка. Они на работе – вот в чем дело.

– А как они служат?

– У них 4–5 литургий в день на одном престоле. Детская литургия, взрослая, юношеская, для молодежи, которой поспать хочется до обеда, и т.п. Поспать – пожалуйста! А чтобы попоститься перед службой, у них такого нет.

Зато обрядовость очень сильно развита. В какие вышиванки одеться, идя в храм, как там себя преподнести. «А що люды скажут» – очень характерная для униата фраза. Еще вот эта фарисейская дотошность: когда работать, когда не работать. Усекновение главы Иоанна Крестителя они называют: «главосеки». Традиция такова: нож в этот день в руки брать нельзя. И т.д.: то нельзя, это... Вот за эти свои «традиции» они и держатся. А то, что там в Евангелии Господь говорит, это не так для них важно. Украина же по-над усе.

– Это же суеверия...

– Безусловно. «Вси туда идут, – говорят про униатские храмы, – и я иду». Бывает, когда в мой маленький храмик приходят греко-католики и обращаются в Православие. Расскажу один случай, правда, он не из простых. Однажды ко мне подошла женщина, звать Светлана, у нее двое деток. Увидела реальный, точно наяву, сон о том, что надо спасать детей. Стала молить Бога, чтобы указал, куда ей пойти. Господь ее привел в Преображенский православный храм, размещенный в том самом домике, где были ясли, в центре Ивано-Франковска. Оттуда ее отправили ко мне, так как храм, в котором я служу, ближе к ее дому. Она мне все рассказала. Я поговорил с ней. Объяснил, что ей и детям надо принять Святое Крещение. Покрестил их.

– И началось?..

– Да, у нее отец и муж, бывший начальник милиции, страшные богоборцы оказались. Они ее избивают. Это просто мученица. Мне они потом после ее Крещения постоянно колеса в машине пробивали. Фонарь у храма разбили. Аггел сатанин да ми пакости деет (2 Кор. 12, 7). Недавно стояла жара, на Всенощном бдении под воскресенье слышу в храме крик, выхожу из алтаря, а ее отец в трусах вбежал в церковь и пытается прорваться в алтарь. Глаза красные, точно кровью налиты. Униат, православная святыня их печет. У меня там такой Борис есть – огромный крепкий парень метра два ростом, – он так аккуратненько взял его приподнял над полом и вынес вон. Вот такие чудеса.

Сейчас на Украине просто быть православным – это уже исповедничество, а то и мученичество. Милостью Божией да молитвами нашего блажейнейшего Онуфрия, владыки Тихона, епископа Ивано-Франковского и Коломыйского, и всех святых держимся. Надо все предоставлять Промыслу Божиему.

http://www.pravoslavie.ru/1074...


Несколько аспектов предыстории Ковидного заговора! (часть2)

Итак, продолжим наш разговор о глобальных заговорах. Что-то у заговорщиков пошло не так. Вместо марксистских революций в промышленных странах запада, революция свершилась в аграрной Р...

Обсудить
  • :thumbsup: И жалко, и страшно. Хорошо там еще есть к кому прийти за помощью.
    • irina
    • 23 октября 2017 г. 11:44
    Спаси, Господи!
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:       Господи, помоги братьям нашим!!!
  • +++
    • NMP
    • 23 октября 2017 г. 12:05
    раньше героями были все ПРАВОСЛАВНЫЕ ХРИСТИАНЕ на западной Украине,а теперь героями являются все православные христиане по всей Украине.Идет жесточайший прессинг.Раскольник Филарет с его политической сектой "киевский патриархат" в содружестве с униатами УСТРАШАЮТ православных христиан,утверждая,что кто патриот Украина(а Украина понад усэ),тот должен уйти из москальской церкви.Страшная страна,страшное время исповедания веры Христа и Его Православной Церкви.