Трасумский инцидент

10 514

А как ты думал? Штука это, конечно, - мощная, что ни говори… В целом! Это ж комплекс. Букет. Силища природная! Помнишь Трасумский инцидент? Не помнишь? А, ты ж недавно тут, в сервисной поддержке…

В общем, как дело-то было, - поставили мы им по контракту скреперы. В стандартной комплектации, в стандартном красно-чёрном цвете, полосы, всё как положено. Сначала два штуки, и по второй части ещё дозаказать потом обещали. Валюта же!

И тут хлоп, - звонят! «Чего вы нам, - кричат, - продали?! У нас, - говорят, - работа встала и сотрудники в опасности из-за ваших скреперов! » Оба скрепера – в негодности полной, трубопровод не движется.

Ну, вызвали нас, конечно, сервисников, посчитали на «шишэлмышэл» кому ехать. Выпало нам с Петькой ехать на Трасуму. «Собирайтесь, - говорят, - товарищи, срочно, и вперёд!» Грузим заменный такой-же скрепер. Проверенный, всё чики-пуки, чтоб проблему тут же снять, летим.

Сели, - там жарища страшенная! Трасумские джунгли, попугаи-бегемоты! Опреснительный комбинат, нитку эту тянут. Подогнали нас под выгрузку, встречают. Всё как на картинках: здоровые, чёрные. Рост, лапищи, гостеприимство. Трасумцы.

- Что, - спрашиваем, - у вас тут стряслось?! В чём незадача, братки?

- А вот, - через переводчицу говорят, - пожалуйте, проедемте посмотримте!

Переводчица – тоже девка из ихних. Мышцы, мощь. Чёрная. Рост! У них бабы там может только чуть поменьше мужиков. Жилистые. Никогда не видал?

Короче, садят, везут на промежуток. Там, чтоб природу не рушить, возле нитки аппендицит маленько расчищен. Проехали в ворота за забор, - стоит накопитель, ангар, в нём матсредства. И скреперы наши.

- Вот, - говорят, - ваши скреперы. Оба.

Подходим поближе с Петькой, - маттушка моя! А на них-то живого места нету! Железо по корпусу всё рваное, как его грызли, крыша вдавлена в ноль. Смяточка. С первого взгляда понятно, что случай этот точно не сервисный и под гарантию не попадает.

- Что ж вы с ними делали, ребятушки?! Завалило, что ли их? Камнепад? И причём тут наша техника? Она – то лично не виновата, что её в лепёшку превратили. Зачем же контракт разрывать? К работе претензии есть?!

- А к чему же тогда, - отвечают, - претензии?! Как не к работе? Именно к работе! Неприспособленная под местность вещь. Они, ваши скреперы и не работали вовсе. И тот и тот по дню только на прокладке и были. Это работа? И если в первый раз обошлось, парень успел выскочить, то во второй водителя чуть спасли. Переломы, серьёзное сотрясение… Скандал!

- Что, - спрашиваем, - с обрыва они, что-ли, съехали? Руль отказал?!

Петька даже показал им так руками, что как будто за руль крутит. А они головами мотают.

- Нет, какие там, - говорят, - «обрывы». Звери на ваши скреперы бросаются. На другую технику нет, а именно вот на вашу.

Петька на меня опять поглядел, подумал чего-то,

- Ладно, - говорит, - мы ещё один скрепер с собою привезли, садите водителя, пусть работает, а мы глядеть будем.

Ага, не тут-то было. Водителя они, конечно, хрен дали. Не из злобности какой-нибудь, а реально водителей не нашлось. Ну, кто добровольно захотел бы тогда на наших скреперах работать. Этот,

последний, - лежит в больнице, мы его потом навестили, больше желающих нет. Дикие места, мгновенно вести разносятся, а жизнь-то дороже!

В общем, - тупик, хоть бросай. А как бросить? С чем мы назад? Скандал международный. Контракт разрывать? Короче постояли-покумекали, Петька рукой махнул,

- Что делать? – говорит, - ладно, сам поеду! Кто дорогу будет показывать?

Эти стоят, смотрят друг на друга, чего-то переговариваются. До-олго так… Тут девка эта ихняя, переводчица, поглядела-поглядела, руку свою вверх тянет. Рука большая, чёрная, как лакированная. Мышцы.

- Я, - говорит, - с вами поеду. Всё равно вам тут больше никто ничего объяснить не сможет.

Поехали. До места добрались нормально, где-то с минут двадцать езды от аппендицита. Начали работать.

Петька за рулём, переводчица по левую руку, я по правую. Линия размечена, реперы стоят, работай только! Ровняй себе в обе стороны задней лопатой - одно удовольствие! Ну, кой-где корешки рогами поддеть-вынуть, или ветви аккуратненько сложить на вывоз.

Дело идёт, Петька рулит, педали, рычаги. Местность планирует. Туда, сюда, ширина четырнадцать метров. Больше нельзя, - проект, охрана природы. Красотища! Кабина высокая, пейзаж, сидим, беседуем, пять минут, десять, всё, вроде путём… Кондишен.

Тут: А-ААр!!! Что, страшно? Вот, мы там так же вздрогнули. Вздрогнешь тут, нафиг, рёв такой, аж стёкла затряслись! Глядим, а сзади, уже на разровнянном, стоят два чудовища. Из джунглей вышли, шкура как броня, в чёрно-красных полосах. И, надо сказать, мы с Петькой даже как-то неловко себя почувствовали.

- Кто это, блин?!

А переводчица Петьку за плечо. Уверенно так.

- Это наши такие носороги трасумские. Да не бойтесь, они же не хищники. Травку едят.

«Травку», матьийё! Травоядные… А они каждый тонн по пятнадцать. В холке выше нашего этого скрепера метра на полтора. Стоят, падлы, рядом дружка с дружкой и тупо на нас смотрят. На нас, друг на друга, на нас, друг на друга.

- Как бы они тут на нас не обиделись бы, - говорит Петька осторожно, - а то я очень не люблю когда животные обижаются... Может, нитку именно по ихнему гнезду провели? Проект плохой? А они теперь мстят?

- Нет у них гнёзд, - отвечает переводчица, - смотрите!

Глядим, а эти броненосцы начали вдруг, ни с того ни с сего, между собой бодаться. На носах по два рога огроменных, то в бок друг друга сунут, то по морде. Шкурища мощная, в складках. Орут! Деревья от маленьких до средних даже не чувствуют, – с корнем навырыв. И постепенно приближаются.

Бах-бах, бах-бабах, - пуцкают один другого. Один помоложе, видать, - цвета на шкуре как-то свежей, порезче. Зато второй, старый, помассивней на тонну-две. Двигаются. И Петька потихоньку тронул, поехал. Хочет, - вижу, - их, вроде, как-то сбоку обогнуть. Осторожненько.

Помалёху так, помалёху, по кромочке… Тут, - раз! Старый остановился, на нас посмотрел, и в этот момент молодой ему – р-раз в рёбра прямо! У того передние ноги подогнулись, и он на колени – бух! Аж грунт затрясся. Правда, поднялся тут же.

Переводчица и на носорогов этих смотрит, и руку свою с Петькиного плеча не отпускает, следит, в общем, за его манёвром. Едем почутку. А тут старый носорог второго гонять стал. Боднёт как следует, что у того аж пыль со шкуры сыпется, остановится, глянет на нас и опять, и опять. Показывает, вроде, свою крутость!

- Ты понял? – говорит Петька, - просёк?

- Чего?! Что сваливать надо? Давно понял! Сразу.

- Да не про то… Эти чуды наш скрепер за самку принимают. Дерутся, обладать хотят. Расцветка наша, видать, и выдающиеся части корпуса… Чувства, у них вызывают!

- Что значит слово «самка»?, - спрашивает переводчица, а Петькино плечо-то всё держит своими клещами.

Петька ещё маленько протянул, развернул скрепер рогами к базе.

- Я Вам потом объясню, - говорит, - если живы останемся…

И как даст по газам! Рванули!

Правда, какие там, нафиг, у скрепера «газа»… Скорость, надо сказать, так себе. Большой носорог этого-то в джунгли отогнал, видит, что мы когти рвём, и за нами! О как! Догонит, боднёт, догонит, - ещё. Заигрывает! Как мы не перевернулись, из кабины не вывалились? Думаю, если б эта деваха Петьку в сиденье не вдавливала, точно бы нам кранты. Стёкла-то вдрызг, дверь одну оторвало. С её стороны.

Спасибо, что эти на базе увидели, ворота открыли вовремя. Кой-как заскочили мы, ворота на засов, из кабины вылезли. У нас и то колени поддраживают, а девка ничего. Крепкая…

С носорогом что? Да особо ничего, походил он вокруг, пободал ворота, об забор почесался. До вечера в осаде всех держал. Убивать-то запрещено! А к ночи вышла из леска носорожиха, пощипала веток и обратно. Он помычал ещё, да ушёл. Может за ней, может нет, кто его знает…

От так от! Скреперы мы, конечно, восстановили, контракт отстояли, работа пошла. Но цветовую схему на машинах пришлось поменять. И контуры выдающихся частей корпуса тоже. Ну, чтоб перестали они носорогов привлекать.

Петька, кстати, тоже им оказался всё-таки очень подверженный. Да нет, не носорогам. Контурам и выдающимся частям. Ага, корпуса... Да и цветовой схеме, надо сказать, - тоже.

Ездил я потом с ним к папе этой переводчицы. Здоровенный мужичара! Ведь там как?! Прежде, чем девку себе забрать, принято по особому ритуалу родителям орехов трасумских наносить целую кучу. А они заешь какие? И где?! А куда деваться! Вот так трасумский инцидент и закончился. Песни, пляски. Так сказать, мир-дружба.

Так что не один ты такой, не обольщайся. Все более-менее через это должны пройти, а как ты думал? Против природы не пропрёшь…


Россия вежливо послала ОБСЕ на три буквы

Вежливым посылом ОБСЕ на три буквы прозвучало заявление отечественного постпреда при этой организации Александра Лукашевича. Российский дипломат сообщил, что наше государство не собирае...

«Это мой район и мой город. Ты дочь собаки, шлюха! Ненавижу я вас! Все проблемы от вас!» ПРОДОЛЖЕНИЕ

ОБРАЩЕНИЕИз средств массовой информации мне стало известно, что в Екатеринбурге была задержана гражданка одной из среднеазиатских республик, которая нелегально находилась на территории ...

"Газпром" отказался идти на уступки и пригрозил завтра отключить Молдавии газ
  • Andreas
  • Вчера 15:27
  • В топе

"Газпром" пригрозил Молдавии прекращением поставок газа в том случае, если авансовый платеж за этот месяц не поступит в полном размере до 20 января. Об этом на пресс-конференции сообщила пре...

Обсудить
  • :trollface:
  • :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
    • Andr
    • 20 ноября 2021 г. 16:43
    :joy: Вот так сафари! С точностью - наоборот.)))
  • :thumbsup: