Над Белгородом сбиты 2 вражеские ракеты. Абрамович передаст Украине 2,3 млрд долларов

ВОЕНРУК

4 1731

В нашей школе был военрук - Пётр Алексеевич. Фамилию уже не помню.

Кричал он на нас, советских школьников, которые не хотели учиться "военному делу настоящим образом", а норовили стащить что-то из военных "полезностей" для домашних коллекций, да и по-другому всячески раздражали старика, считая его, то ли от рождения полоумным, то ли из ума на половину выжившим...

Был у нас в подвале школы свой тир, военруком оборудованный. Стреляли мы там из ТОЗ-8. Девчонки-модницы носили короткие юбчонки, и никак не хотели при стрельбе лёжа ноги раздвигать. О чём они, эти девчонки, при стрельбе думали можно только догадываться, но мы, мальчишки, весело реагировали на бодрые воззвания Петра Алексеевича по типу: "Лурик, бнять сука, ноги раздвинь, коза дранная! Кто ж так попадёт?! Патроны только переводишь! Немцы жидов изводили, а ты стрелять, корова, не умеешь..." Это он сородичей Лурик не просто так вспоминал. Рассказывали тогда об этом постоянно, да и сам повидал не мало...

Не любили его, посмеивались многие. Пожалуй, лишь мы, решившие стать военными, к подполковнику относились иначе...

О себе он рассказывал редко. Иногда, осерчав особенно на какого-то недотёпу, кричал ему: "Сопляк! Я для того, чтобы ты сейчас жил, 30 лет в танке горел…" Упущенное сгоряча слово "назад" (в смысле "30 лет назад") так и не вошло в школьный обиход. Веселуны сообщали о военруке: "А он же 30 лет в танке горел. Ха-ха-ха... Представляешь? Целых 30 лет. И не сгорел никак." Так и ходил по школе военрук, объектом насмешек, как сплошное недоразумение, анахронизм...

А страна тем временем втянулась в Афган. Пошли потери, и из выпускников школы, и из семей школьников. И однокласников наших это коснулось. Зашли как-то завуч с классной на урок и сообщили, что у нашего одноклассника старший брат погиб, вызвав огонь на себя. “Вёл бой в составе..., патроны кончились, и чтобы живым не попасть в плен...” Несмотря на то, что одноклассник этот был занозой ещё той, и над военруком постоянно подтрунивал, да и не только за глаза, Пётр Алексеевич к нему относиться стал иначе. Жалел его.

По программе мы учились разбирать и собирать автомат Калашникова. Кто-то старался, кто-то дурака валял. И вот как-то посреди года к нам девочка в класс поступила. Отец её был то ли советником, то ли ещё кем-то в Афганистане. Жили они там с мамой. Лена там в школу ходила. После возвращения, попала к нам. И вот на уроке НВП, как обычно, - вынос мозга. Петру Алексеевичу. Разбирать АК желающих не прибавилось. Всё те же, то есть - мы, будущие офицеры. Из 42 человек класса, 3 стали служить, один погиб, один - потерялся, один пишет сейчас. А 26 - эмигрировали в Израиль, Штаты, Германию... такая вот статистика... Так вот девочка эта смотрит на "броуновское движение" на уроке НВП, моргает непонимающе... Военрук заметил, и ей говорит: "Дочка, а ты автомат в руках держала? Разбирать - собирать умеешь?" Леночка, с бантиками, в фартучке такая, у него в ответ спрашивает: "А глаза завязывать будете?" И в классе - тишина. Муха жужжит. В общем, глаза завязали, и весь класс увидел высший класс. Гармонию звуков (щелчков и стуков). Зависли наши барышни, до конца дня. Эмигрантки потенциальные, будущее Израиля, США и Германии... А военрук в тот момент просто был счастлив.

Как-то шёл я, молодой офицер, будучи в отпуске, по родным улицам. Перестройка Союз уже подорвала, валиться он только начал, но ощущения этого ещё не было. Гляжу – идёт Пётр Алексеевич. В форме. Полковник. Фуражку в руках держит, а по лицу – слёзы катятся. Поздоровался. “Что случилось?” спрашиваю. Пояснил он, что однополчан его через ветеранскую организацию пригласили посетить ГДР. По местам боевой славы полка проехать. Съездил. Пообщался. Посмотрел. Хорошо люди живут. А плачет от того, что понять не может, почему страна-победитель живёт хуже.

И рассказал о том, как его 15-тилетнего сироту, на освобождённой территории прибившегося к танкистам, оформили сыном полка. И как он вместе с тремя односельчанами до Германии дошёл. И как из трёх один живым остался.

Одного товарища на себе с поля боя вытягивал. Думал, что его, раненого, спасает. А когда вытянул мёртвого, то понял, что тот его спас. 9 отверстий на спине насчитали.

А второго наши же расстреляли за колбасу, которую тот в немецком погребе взял. Для остальных тоже. Не только для себя. Но перед этим была читка приказа об ответственности за неправильное отношение к населению, освобождённых от фашизма территорий. И хоть товарищ его в том погребе не один был, наказать кого-то нужно было. Вот его одного и порешили. Показательно...

Это был последний раз, когда я Петра Алексеевича видел. Так и запомнил его со слезами на глазах. Со слезами боли и непонимания…

Петр Толстой стремительно набирает популярность во Франции

Странная тенденция наблюдается во французском телеэфире. Очевидная европейская блокада любой точки зрения, исходящей из России, вот уже несколько месяцев прорывается депутатом ГД РФ Пет...

Математика войны

Я экономист-кибернетик, много лет работающий аналитиком. Поэтому привык работать с цифрами, а не с эмоциями. И уж тем более не с истериками. Вот это всё тактическое, со стрелочками – не моё. Я ...

Кардинальная польская ошибка

На днях, выступая в европейском парламенте, экс-министр иностранных дел Польши Анна Фотыга призвала разделить Россию, уделив особое внимание российским ресурсам. По её мнению нет россий...

Обсудить
  • Да уж, раскатали перерожденцы Союз в пыль! Всё голоса глушили, а заглушили последние надежды в народе. Синюю протухшую курицу ветеранам пайкой к 9 мая!Вот за ГКЧП никто в 91 и не почесался. Даже те, кто сейчас тут опять за казарменную социализьму топит...
  • Да... Военруками у нас были фронтовики. Они умели ценить жизнь...