В Швейцарии будет всего 57 делегаций. Детали в телеграм Конта

С ДНЕМ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА - 22 ФЕВРАЛЯ (начало Ледяного похода добровольцев)

3 261

В России, стране с тысячелетней историей, в нарушение статьи 67-1-2 Конституции РФ, навязан неверный "день защитника", который на деле есть день создания Лениным и Троцким красной армии для гражданской войны. Когда-нибудь государство избавится от партийных заморочек и Днем защитника Отечества станет достойная дата - день победы в Ледовом побоище, Полтавской виктории или Бородинской битвы. А до тех пор, пока мы в плену у исторической неправды, будем в противовес дню РККА отмечать День Белой борьбы.

Ледяной поход, Первый Кубанский поход — поход Белой армии, стал рождением Белого сопротивления в России; начался в ночь с 9 (22) на 10 (23) февраля 1918 года, когда 3683 человека во главе с генералом Корниловым вышли из Ростова в ледяные задонские степи, проклят советскими историками, но чтим до сих пор и незабвенен для нескольких поколений русских людей в России и за рубежом, и получил название «Ледяного» и окрещён «Добровольческой Голгофой».

Мы много выдержим, мы всё переживем…

Не в первый раз в туман уходят цели.

Рожденные невзгодой и огнем,

Мы те немногие, что снова уцелели.

Сомкнем ряды по-прежнему тесней,

Мы русские, а это имя свято,

На свете нет надежней и верней,

И тверже нет российского солдата.

В своих сердцах мы ладанкой несем

Кусочек Родины: кто – степи Украины,

Кто – Русь Московскую, кто – глушь за Иртышом,

Кто – Севера суровые картины.

И, где бы ни были, мы не пропустим час

На первый клич явиться под знамена,

Недаром Бог нас в эти годы спас,

Давно оплаканных, заочно погребенных…

Нет места нам за чуждым очагом,

Нас ждет свой дом, свои волнуют цели.

Мы много вынесли, но русскими умрем,

Как прожили от самой колыбели.

_________________________________

Князь Николай КУДАШЕВ "МЫ ВЫДЕРЖИМ!"

Можно много в чем упрекать первых руководителей Белого движения, особенно политиков, далеко не сразу изживших свой феврализм или вообще не изживших его. Можно упрекать и военачальников, не всегда принимавших верные решения. Но невозможно отрицать жертвенный подвиг белых добровольцев, которому посвящена первая награда Белого движения: меч в терновом венце, наглядно выражающий суть русского христолюбивого воинства в годину лишений и смуты.

«В этот день 9/22 февраля русская "горсточка" доблестно показала страстную волю к жертве, к Голгофе ― за свободу, за право верить и жить свободно, за право России ― быть. Из этого похода возгорелось святое пламя ― освобождения


по материалам

 https://ok.ru/group/6479451888...


С праздником,Дамы и Господа!


Алексей Турбин

Суицид как способ стратегического давления

Дети переходного возраста часто романтизируют смерть. Многие известные мемуаристы и выдающиеся писатели — авторы автобиографических произведений — вспоминали, как между двенадцатью и во...

Эфир 14 июня О том, что сказал Путин и почему многих это так возбудило

/?r=wd Вчера Владимир Путин выступал перед работниками МИДа. Вроде бы ничего нового сказано не было, ВВП все это уже говорил и не раз. Но много подписчиков и вообще, часть интернета, с...

Обсудить
  • Рождение какой армии Вы собираетесь отмечать? Вот этой: Запись в белогвардейской газете «Приазовский край» от 27 августа 1919 года: «Разгромлены все тылы и советы. Посылаем привет, везём родным и близким богатые подарки, войсковой казне 60 млн. рублей». Генерал Деникин в ответ на это донесение ликовал: «Громадную ценную добычу привёз он. Чего в ней только не было – тысячи золотых и серебряных вещей, иконы в золотых окладах, церковные сосуды, жемчуга и бриллианты». Откуда взялись эти церковные ценности в обозе Мамонтова? Всё просто – он подчистую ограбил около 80 церквей. Бывший белогвардеец И.Лунченков уже в эмиграции писал о своём участии в этом рейде. «Главную часть этой добычи составляли церковные ризы, иконы, кресты, изъятые из «храмов божьих». Этот «подарок Дону» стал яблоком раздора между Сидориным и Богаевским. Перехватив добычу ещё в Миллерово, Сидорин беззастенчиво начал выбирать самое ценное. Начавшийся раздор между атаманом и командиром окончился эвакуацией, чтобы затем ещё в более ожесточённой форме продолжаться за границей. К мамонтовской «коллекции» Богаевский прибавил ещё одну «добавку» – разграбление белыми Старочеркасского и Новочеркасского соборов. Только одного золота Богаевский вынул из этих двух храмов 11 фунтов (около 5 кг). Вывоз награбленного церковного добра был поручен управляющему Новочеркасским отделением Госбанка А.А.Скворцову. По пути на Запад ценности подвергались неоднократному грабежу белыми. Под Екатеринодаром была взломана крыша вагона и взято несколько ящиков драгметаллов. За несколько дней до падения белых ценности прибыли в Новороссийск и были погружены на итальянский частный пароход «Чита-де-Венеция» торговой фирмы «Аслан Фреско и Сын» для отправки в Константинополь. За перевозку награбленных церковных ценностей (1178 пудов только одного серебра) белогвардейцы заплатили 145 пудов серебра». Далее И.Лунченков описывает, как белые поступили с награбленным. «В 1922 году в Катарро прибыла группа американских миллионеров. Осмотрев ценности, они заявили, что в таком виде, боясь скандала и огласки, они их не купят – необходимо всё обратить в лом. Для крушения ценностей была приглашена офицерская молодёжь, всего около 40 человек. Ломались часы из драгметаллов (3 тыс. штук), траурные венки с гробниц исторических лиц, ризы с икон, вынимались камни, серебро дробилось в муку. Белые офицеры, разумеется, тащили с такой работы всё, что можно. Вмешалась югославская власть, были произведены обыски и найдена часть ценность на квартире работников. Дело пошло в суд. Белый офицер Богачёв сел на 8 месяцев в тюрьму, ещё несколько офицеров получили по 3-4 месяца тюрьмы. По итогам работы, которая длилась 2 месяца, были уложены 700 ящиков по 15 пудов каждый, т.е. больше 10 тыс. пудов (160 тонн). Под руководством вандалов погибли погибли исторические ценности России. Сдавали ценности американцам Сахаров и Гензель. От американцев были получены 50 млн. франков. Деньги переданы лично Врангелю». «Пройдись по парижским бульварам – писал князь В.Львов (22 сентября 1922 года), бывший обер-прокурор Святейшего синода при Временном правительстве, – и вы увидите выставленные в витринах магазина золотую утварь, золотые драгоценности и разы, снятые с икон. Позор».
  • «Под защитой чехословацких штыков местные русские военные органы позволяют себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир. Выжигание деревень, избиение мирных русских граждан целыми сотнями, расстрелы без суда представителей демократии по простому подозрению в политической неблагонадежности составляют обычное явление, и ответственность за все перед судом народов всего мира ложится на нас: почему мы, имея военную силу, не воспротивились этому беззаконию.» Политические руководители чехословацкого корпуса Б.Павлу и В.Гирса в официальном меморандуме союзникам в ноябре 1919 г. «Адмирал Колчак окружил себя бывшими царскими чиновниками, а поскольку крестьяне не хотели брать в руки оружие и жертвовать своими жизнями ради возвращения этих людей к власти, их избивали, пороли кнутами и хладнокровно убивали тысячами, после чего мир и называл их «большевиками». Американский генерал Гревс. «Приехавшие из отрядов дегенераты похваляются, что во время карательных экспедиций они отдавали большевиков на расправу китайцам, предварительно перерезав пленным сухожилия под коленями («чтобы не убежали»); хвастаются также, что закапывали большевиков живыми, с устилом дна ямы внутренностями, выпущенными из закапываемых («чтобы мягче было лежать») ...» Из дневника Министра правительства Колчака баронаа Будберга Алексея Павловича. А вот что писали о казни депутатов Учредительного собрания не согласных с Колчаком: «Омск замер от ужаса. Боялись выходить на улицу, встречаться друг с другом... Само убийство представляет картину...дикую и страшную...Несчастных раздели: убийцам очевидно понадобились их одежды. Били всеми видами оружия...: били прикладами, кололи штыками, рубили шашками, стреляли в них из винтовок и пистолетов. При казни присутствовали не только исполнители, но и зрители. На глазах этой публики Н. Фомину нанесли 13 ран, из которых лишь 2 огнестрельные. Ему, еще живому, пытались отрубить руки, но ( неудачно ) шашки по - видимому были тупые. Мне трудно, тяжело теперь описывать, как мучили, издевались, пытали наших товарищей" "Это страшная оргия разыгралась...на расстоянии менее версты от дома, где находился верховный правитель. Убитых... было бесконечное множество, во всяком случае, не меньше 2500 человек. Целые возы трупов провозили по городу, как возят зимой бараньи и свиные туши…»». «Не берите в плен этих преступников (большевиков). Чем больше они будут бояться, тем более великой будет наша победа» генерал. Л. Корнилов. «Если придется сжечь половину России, пролить кровь трех четвертей всего русского населения, на это можно пойти ради спасения России» генерал. Л. Корнилов. «Мы не раз встречали изнасило­ванных женщин и девушек. Мы видели женщин, до костей иссеченных казацкими нагайками. Мы проезжали мимо братских могил. В общей куче, в братских объятиях, там покоились солдаты обоих фронтов, дети, случайно попавшие под выстрелы, до смерти изломанные, измятые солдатами женщины. Мы видели попа, на котором целую ночь катались верхом скучавшие на отдыхе партизаны... Наконец, мы видели старуху, мать коммуниста, с выколо­тыми глазами и отрезанными грудями. Видели церковные кресты, валявшиеся в навозе, трепыхающиеся по ветру концы намыленных вожжевок на столбах, в петлях которых умирали большевики...» Вольнов И. «Огонь и воды.» «Миловать не приходилось... Лиц, уличенных в сотрудничестве с большевиками, надо было без всякого милосердия истреблять. Временно надо было исповедовать правило: «Лучше наказать десять невиновных, нежели оправдать одного виноватого». Только твердость и жестокость могли дать необходимые и скорые результаты» Донской генерал Денисов С. В. «Начало гражданской войны на Дону.» «С пленными наши войска расправлялись с большой жестокостью» «Из воспоминаний генерала А. Лукомского // Архив русской революции.» «Заняв Одессу, добровольцы прежде всего принялись за жесто­кую расправу с большевиками. Каждый офицер считал себя вправе арестовать, кого хотел и расправляться с ним по своему усмотрению»... писал очевидец, новороссийский журналист. То, что творилось в застенках контрразведки города, по его словам напоминало «самые мрачные времена Средневековья»… «Помню, один офицер из отряда Шкуро, из так называемой «волчьей сотни», отличав­шейся чудовищной свирепостью, сообщал мне подробности победы над бандами Махно… даже поперхнулся, когда назвал цифру расстрелян­ных, безоружных уже противников: четыре тысячи!» Устинов С. М. «Записки начальника контрразведки» (1915-1920 гг.) «Гражданская война должна быть беспощадной. Я приказываю начальникам частей расстреливать всех пленных коммунистов. Или мы их перестреляем, или они нас. Так было в Англии во время Алой и Белой Розы, так неминуемо должно быть и у нас, и во всякой гражданской войне» Адмирал Колчак. «Наезды гастролеров, порющих беременных баб до выкидышей за то, что у них мужья ушли в Красную армию, решительно ничего не добиваются, кроме озлобления и подготовки к встрече красных... Порка кустанайцев в массовых размерах повела лишь к массовым переходам солдат, на некоторых произвела потрясающее впечатление бесчеловечностью и варварством. Необходимо уничтожать целиком деревни в случае сопротивления или выступления, но не порки. Порка, это - полумера.» Из докладной записки капитана Колесникова начальника штаба дивизии.
  • «И несомненно, за эти годы прибавилась к прежним новая заслуга России перед человечеством, перед всем миром: она своим белым движением сняла маску с социализма и показала его истинное лицо. Тем самым облегчен путь торжествующего, победного фашизма...» (с) К.В. Сахаров. Белая Сибирь. «Белое движение было даже не предтечей фашизма, а чистым проявлением его. Действительно, если пристально вглядеться в стимулы, двигавшие белыми, то в них выступает всё то же, что создаёт фашизм в других странах...» (с) К.В. Сахаров. Белая Сибирь.