Турецкие банки вводят российскую платежную систему \"Мир\", США заблокировали поставки РСЗО Himars на Украину

Смена «экономической модели» России и необходимость научно-образовательной интеграции НИУ «Высшая школа экономики» с ФСБ России

7 2722

Бобылов Юрий, к.э.н., автор публикаций по оборонной тематике и национальной безопасности, эксперт Российского совета по международным делам

Первое после двухлетнего перерыва заседание Экономического совета при Президенте 25 мая 2016г. прошло в закрытом режиме. Ситуация в российской экономике слишком кризисная и политизированная. В.В. Путин верно призвал участников дискуссии воздержаться от теоретических споров и сосредоточиться на конкретных задачах, стоящих перед российской экономикой. Надо искать новые источники ее роста, потому что прежние ресурсы не работают, как прежде. Еще важно реально воспринимать действительность и руководствоваться не красивыми зарубежными теориями или иногда застарелыми догмами от середины прошлого века, а простым житейским «здравым смыслом».

В этой связи обостряются проблемы подготовки более квалифицированных специалистов в области управления, экономики и финансов. Далее речь пойдет о нашей знаменитой Высшей школе экономики.

1. Подчинить «Высшую школу экономики» не только Правительству РФ, но и ФСБ РФ

Смена экономической модели России пойдет быстрее и эффективнее при двойном подчинении НИУ «ВШЭ». 

В настоящее время учредитель Высшей школы экономики Правительство Российской Федерации. Такого подчинения мало и есть смысл ввести дополнительное соучредительство/подчинение от Федеральной службы безопасности (ФСБ) Российской Федерации. Есть известный правовой статус предприятий и организаций на стыках видов деятельности (отраслей или комплексов) под названием «двойное подчинение». В этом случае финансирование юридического лица – одноканальное, но организационное и методическое управление –двойное. Ранее в справочниках АН СССР некоторые НИИ были со знаком «звездочки», что говорило, например, о его подчинении высоко секретным Минрадиопрому или Минсредмашу СССР.

Реально экономика любой страны является лишь частью политического устройства государства, где доминирует несколько крупных задач. Это – обеспечение международных отношений, национальной безопасности, развития военно-промышленного комплекса, жизнедеятельности населения, правовое регулирование деятельности государства и его субъектов и др.

Несмотря на стройную официальную экономическую теорию с ее дискуссиями, имеющуюся в России и многообразную хозяйственную практику, а также наличие влиятельного многопрофильного Минэкономразвития РФ, цели экономического развития на высшем уровне (Президент РФ и Правительство РФ) не являются самостоятельными и очень часто согласуются с иными целями. Для России очень важны затратные эффективные действия силового блока федеральных министерств, агентств и службы, особенно в международной сфере, сфере безопасности (национальной и экономической) и обороны. При этом на горизонтальном уровне российской власти приоритеты действий Президента РФ являются более высшими, сложными и секретными, чем действий Правительства. Именно Президенту РФ подчиняется «силовой блок» федерального государственного управления, в том числе Минобороны, ФСБ и крайне секретная СВР (внешняя разведка). Все это строго определено «Конституцией Российской Федерации».

Также на этом высшем уровне власти в России ныне повышается регулирующая и защитная роль государственной тайны.

Понятие государственной тайны тесно связано с понятием безопасности РФ. Исходя из интересов государства, общества и граждан, область применения Закона "О государственной тайне" (1993 г.) ограничена определенными видами деятельности: военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной.

К основным понятиям помимо данного определения самой “государственной тайны” также относятся: “носители сведений, составляющих государственную тайну” (включая дискеты), “система защиты государственной тайны” (секретное делопроизводство и охрана со стороны национальных спецслужб), “допуск к государственной тайне” (кто и на какой основе допускает к секретам граждан и организации или предприятия), “доступ к сведениям, составляющим государственную тайну” (процедура ознакомления), “гриф секретности” (степень секретности на самом документе или в сопроводительной документации), “средства защиты информации” (технические, криптографические, программ-ные и др.).

Законодательство РФ о государственной тайне основывается на Конституции РФ, Законе РФ "О безопасности" и включает как данный базовый Закон и ряд других нормативных актов, регулирующих отношения, связанные с созданием, использованием и защитой государственной тайны. Нормы ФЗ "О государственной тайне" включаются в систему функций органов законодательной, исполнительной и судебной властей. При этом органы государственной власти РФ, органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления (п. 4) рассматриваются в качестве активных и инициативных субъектов, исполняющих законодательство о государственной тайне.

Вместе с тем, наполнение подведомственных Перечней государственных тайн идет сверху вниз путем их детализации с учетом специфики деятельности государственных организации и предприятий. Это также касается деятельности высшей школы России, куда входит ВШЭ.

Что такое российская управленческая и хозяйственная практика?

О многом в российской ситуации говорит, например, бюджет 2016 г. Общие расходы на государственное управление, оборону, безопасность, секретные статьи близок к половине бюджета – 39,7% , или 8,1% ВВП. Для сравнения: расходы на экономические программы составляют 16% от всех расходов бюджета, а на социальную политику, включающую в том числе и пенсии, запланировано чуть менее 27,6%. Затраты на оборонную науку чуть увеличились (+4), а на гражданскую сократились. Заметно снизились расходы на образование. Подобная бюджетная политика сильно контрастирует с тем, как формируются бюджеты в зарубежных странах — достигших и экономических, и социальных успехов. При сравнении надо бы учитывать наличие в России: 1) специфического геополитического положения из-за большой территории и огромных природных ресурсов, на которые претендует практически полмира; 2) большого числа «стратегических» и «оборонных» предприятий; 3) наличие в высших этажах власти многочисленных внешнеполитических, военно-промышленных, оперативных и иных государственных интересов и тайн.

Россия является страной с сильно деформированной политикой и экономикой.

Как показало исследование экономистов Массачусетского университета, проведенное в 2007 году, затраты на оборонную промышленность в качестве инвестиций в экономику менее эффективны, чем вложения в образование или в потребительский спрос. Так, 1 млрд. долл., потраченный на оборону, создает приблизительно 8,5 тыс. рабочих мест, тогда как те же деньги, выделенные на стимулирование потребления домохозяйств, создают 10,8 тыс. рабочих мест, а на образование – 17,7 тыс. рабочих мест.

Помнится, на заседании Комиссии по модернизации (г. Раменское, 2010 г.) Президент РФ Д.А. Медведев отметил: «Оборонно-промышленный комплекс должен стать двигателем прогресса в России и заказчиком инноваций» (см.: http://www.rg.ru/2010/09/23/opk.htm.). Но динамичный многополярный мир наибольшее число своих тайн имеет на коммерческом уровне в сфере гражданских НИОКР и серийного производства несекретной гражданской продукции (пример с средствами мобильной связи, новыми лекарства, совершенными промышленными технологиями). Исключение составляют лишь США, которые производят почти половину мировой военной техники.

По новым воззрениям военных стратегов все современные средства ведения войны следует разделить на три большие группы:

Military: атомное оружие, биохимические, экологические, космические, электронные средства, партизанские, террористические методы, военные договора и соглашения;

Trans-military: дипломатия, сетевые организации, внешняя разведка, психологические методы воздействия, тактические методы, использование контрабанды и наркотических средств, виртуальные средства воздействия (устрашения);

Non-military: финансовые методы, торговля, воздействие через ресурсы, методы дестабилизации экономики, регуляции, санкций, информационные и идеологические методы

Федеральный бюджет 2016 года – это, конечно, бюджет авторитарного забюрократизированного государства, предпочитающего работать в ручном режиме без расстановки стратегических приоритетов и без учета экономических возможностей страны. Такой подход грозит периодическими провалами во внешней политики и внутренними потрясениями» См.: http://www.mk.ru/economics/2015/11/02/byudzhet-s-nechelovecheskim-licom.html.

Действительно, на этом «силовом» и особенно военно-промышленном пути и особой экономической значимостью факторов внешней и внутренней национальной безопасности не могут не возникать большие угрозы для гражданской экономики. Показательный пример военно-промышленная мобилизации в случае событий в Крыму Донбассе или Сирии. К сожалению, такой геополитической, военно-промышленной и специальной экономике ныне почти не учат студентов в ВШЭ и других вузах экономического профиля.

Автора особо огорчает отсутствие в «Вышке» нескольких возможных «спецфакультетов» для подготовки квалифицированных кадров «специального или двойного назначения». Это говорит о большом отрыве вуза от российской действительности.

При этом в мире уже зафиксированы принципиально новые цивилизационные угрозы в силу перенаселенности Земли и нарастающего разрушения её биосферы как благоприятной пространственной среды обитания со способностью к самовоспроизводству и природного устранения идущего загрязнения воздуха, воды и почвы вредными отходами производства.

Геополитическая и военная напряженность в мире заметно нарастает, отчасти из-за надвигающегося исчерпания ресурсов Земли уже к середине 21 века. Как уже подчеркивал автор в своей майской статье (2016 г.) «Мировая биополитика и рост военно-биологических угроз миру» на сайтах «КОНТ» и «ЛЕБЕДЬ», цивилизационной необходимостью текущего века стала необходимость последовательного сокращения мирового ВВП и мирового населения (до 2-3 млрд. чел.). Количество и качество тревожных прогнозов по этим глобальным проблемам заметно растет. Уже в скором будущем должны случиться крупномасштабные войны. Свой тайный закономерный рывок уже делают мировая биология и медицина, создавая новое геноцидное биологическое оружие. А новое вероятное вхождение Земли и ее Северного полушария в очередной «малый ледниковый период» с длительность почти на 100 лет? Одновременно идет вхождение в роковой астрономический цикл 26 лет – в «Эру Водолея» с угрозой изменения оси наклона вращающейся Земли.

Экономические войны – это составная часть традиционных силовых войн, где в боях используются «особые разрушительные технологии»: теоретические концепции (вспомним основы приватизации государственной собственности и др.), новаторские реформы, децентрализация управления, система профессионального образования, особые регулирующие механизмы и др., в итоге использования которых происходит деградация технологической базы и неспособность производить качественные конкурентоспособные товары и услуги. Ныне все это – войны неоколонилизма.

Осуществлять в России новые большие внешнеполитические и стратегические промышленные проекты можно лишь при опоре на мощную экономику и более эффективный госаппарат. Имеющийся госаппарат России к этому не способен. В самой столице этот аппарат Минэкономразвития, Минфина, Центрального Банка РФ и др. под сильным деструктивным влиянием на свою работу ученых-экономистов и новых выпускников именно НИУ «ВШЭ». Такой аппарат мало знаком с тайной спецификой истинной мировой экономической практики (как «военной», так и «диверсионно-подрывной») и не ориентирован на инициативное применение эффективных спецопераций для развития экономики и технологической модернизации. В свою очередь некие «внешние толчки» из Минобороны, МЧС, ФСБ, МВД, СВР и др. случаются слишком редко или слабы по силу воздействия.

В этой связи новый российский управленец, экономист, финансист, инженер нуждаются в особых знаниях, которые можно было бы системно получать создавая в ведущих университетах России специализированные кафедры от СВР, ФСБ и ГРУ.

Например, в числе методов ведения легальной экономической разведки и далее тайного промышленного шпионажа используются: 1) неофициальные запросы в иностранные организации относительно предоставления информации; 2) сбор информации во время посещения фирм или предприятий; 3) склонение иностранцев к предоставлению консалтинговых услуг по ведению дел и маркетингу; 4) создание совместных предприятий и подставных компаний; 5) покупка у иностранных компаний, используемых ими технологий; 6) использование для получения необходимой информации бывших и действующих служащих компаний из числа представителей определенных национально-культурных общин; 7) использование международных совещаний и конференций в целях сбора данных; 8) получение интересующей информации из открытых источников и др. На этом «военном/оборонном поле мало общих знаний и нужны практические навыки к действию.

Ряд мероприятий вне национального и международного правового поля и требует своих приемов защиты. Всему этому можно учить в высшей школе и особенно в ВШЭ, но при условии допуска преподавателей и студентов к государственной тайне

2. Тайная специфика мировой конкурентной политики и экономики

Часть новых проблем России и его управленческого аппарата по конкурентоспособности и импортозамещению в России можно рассматривать как "симметричные" или «ассиметричные» меры противодействия "Третьей оборонной инициативе: инвестиции и инновации", узаконенной США в 2014 г. Данный документ предполагает не разделять войну и мир, то есть фактически нет разницы между состояниями войны и мира, отсюда ставка не на традиционные войны (горячие войны), а на то, что мы называем "регулярные", "симметричные" войны, "гибридные" войны. США отказываются от традиционного деления экономики, производства и образования на военную и гражданскую сферы. Все американские бизнес-компании, университеты и даже общество в целом должны работать на благо национальной безопасности США, разрушая промышленный потенциал геополитических противников [Ларина Е.С. Университеты США и американское разведывательное сообщество: как ведётся война против России // RussianPulse.ru›archive/2015/07/18…ssha-i…protiv…].

В своей подрывной работе спецслужбы в мире опираются на сложившиеся секретные методы и средства внешней разведки, контрразведки и ведения тайных секретных работ, включая специальные информационные операции. Так, особенностью их секретной оперативной работы является формирование и действие агентурных сетей, часть из которых в Россию действуют через «фонды», «общественные организации», редакции СМИ и др.

В более широком «военном смысле» Россия не только отстает в теории и практике организации современной экономики, но и регулярно проигрывает малые и большие экономические войны и на уровне своих крупных и средних корпораций. О чем-то не принято говорить в открытой прессе и на открытых научных конференциях. Однако понятно, что в этом отношении нужны свои организационные инициативы руководства России.

Цитата от умнейшего перебежчика из ГРУ Виктора Суворова: «Выставка – это поле битвы для ГРУ. Выставки – это поле, с которого ГРУ собирает обильные урожаи. За последние полвека на нашей крошечной планете не было выставки, на которой не работало бы ГРУ. Выставка – это место, где собираются специалисты. Выставка – это клуб фанатиков. А фанатику нужен кто-то, кто бы кивал головой и слушал его бред. Для того они и устраивают выставки. Тот, кто слушает фанатика, кто поддакивает ему, тот – друг, тому фанатик верит. Верь мне, фанатик. У меня работа такая, чтобы мне кто-то верил. Я как ласковый паучок. Поверь мне – не выпутаешься. Для ГРУ любая выставка интересна. Выставка цветов, военной электроники, танков, котов, сельскохозяйственной техники. Одна из самых успешных вербовок ГРУ была сделана на выставке китайских золотых рыбок. Кто на такую выставку ходит? У кого денег много. Кто связан с миром финансов, большой политики, большого бизнеса. На такую выставку ходят графы и маркизы, министры и их секретарши. Всякие, конечно, люди на выставки ходят, но ведь выбирать надо. Выставка – это место, где очень легко завязывать контакты, где можно заговорить с кем хочешь, не взирая на ранги. Но ГРУ никогда не работает в первый день работы выставки. Первый день – открытие, речи, тосты, суета, официальные лица, излишне нервная полиция. Любая выставка принадлежит нам, начиная со второго дня» (Киреев Ю.К. Спецслужбы мира в афоризмах, высказываниях, изречениях, 2-е изд. // М.: Кучково поле, 2015, с. 150-151).

Возможно, такова была повседневная разведывательная практика ГРУ в СССР. Кризис в сфере бюджетных финансов России резко снизил масштабы разведывательной деятельности ГРУ, ФСБ и СВР. Кстати, именно эти три Службы имеют право заниматься внешней разведкой на территории других стран по ФЗ «О внешней разведке» (1996 г.).

Ныне в России многое скромнее, а часть секретных миссий ещё ослаблена и нуждается в укреплении.

В 2000-е годы автору пришлось активно участвовать в работах Минэкономразвития и РСПП по подготовке присоединения России ВТО. В этот период пошли мои статьи о целесообразности организации в Минэкономразвития России собственной ведомственной Службы внешнеэкономической разведки (по подобию ведомственной военной разведки Минобороны). По случаю лоббирования создания такой службы у меня состоялся доверительный разговор с генералом запаса ГРУ. Офицер сказал так: «Не надо создавать в Минэкономразвития свою собственную ведомственную разведку! Дайте нам в ГРУ достаточные деньги! И мы достанем Вам любую нужную информацию!» Тогда автор критически отнесся к этому утверждению. Мне казалось, что внешняя разведка опирается не только на слабости человеческой психологии, но и на глубокое знание дела. Для научно-технической разведки – лучшим шпионом является, пожалуй, сам известный ученый, инженер, аспирант (конечно, со знанием современных шпионских технологий). К счастью, некоторые опытные бывшие разведки России мою идею одобряли, в том числе как соответствующую опыту США и других стран.

На повестке дня в России – «экономические войны» для своего экономического благополучия и, что важнее и затратнее, для выживания русскоязычной страны в резко меняющемся глобальном мире. Эти войны Россия должна более активно и тайно вести с участием своих федеральных министерств и ведомств. Они сложны по своей структуре, в которой свое важное место занимают крупные и средние производители товаров и услуг. Но где специализированные департаменты в этих министерствах и ведомства и где для них обученные квалифицированные кадры?

Вот что пишет специалист по конкурентной разведке Г.Э. Лемке: «Не секрет, что многие зарубежные школы бизнеса включают в программы обучения менеджменту изучение основ военной стратегии. Еще большее значение имеют военные стратегии прошлого в организации менеджмента и маркетинга ведущих японских, китайских и корейских корпораций. Появившиеся в середине 80-х годов книги по менеджменту, включающие основы стратегии древнего Китая, стали настоящими бестселлерами и в коммунистическом Китае, и в капиталистической Японии. Многие японские компании и корпорации периодически организовывают исследовательские команды для выявления того, что из древних, но не утративших актуальности стратегий может быть использовано в качестве корпоративной стратегии. Древнейшие военные стратегии, включающие и стратегии нелинейных действий, используются и при ведении международных корпоративных войн» (Лемке Г.Э. Конкурентная война. Нелинейные методы и стратигемы. // М.: «Ось-89», 2013, с. 13-14).

Следует пояснить, что, по мнению Г.Э. Лемке, нелинейный стратегический менеджмент – «процесс разработки и реализации путей достижения стратегических целей организации посредством фактического управления факторами внешней среды с использованием методов информационного и информационно-психологического программирования» (там же, с. 18).

Пожалуй, для российских управленцев и экономистов федеральных министерств и ведомств пришло время срочного освоения как защитных приемов, и ведения наступательных военных операций соответствующих специальных операций.

3. Россия во враждебном «проамериканским многополярном мире»

и почти одинока

До сих пор экономисты научных организаций РАН и Минэкономразвития РФ недооценивали тематику многообразных экономических войн. Федеральные министерства и ведомства чаще относили эти проблемы к закрытой «спецтематике».

Что такое современная американская экономика?

В книге известного российского американиста к.э.н. Е.А. Роговского отмечено: «О современной американской конкурентной экономике уместно говорить на языке военных как об острой конфликтной игре, участники которой применяют жесткие способы нападения и защиты и в которой действует правило: при отсутствии сведений о противнике исходи из «худшего» (ведь даже очень слабый противник может нанести серьезный ущерб). Более того, применение на глобальном рынке стратегии превентивной обороны означает не только сохранение политической поддержки большого бизнеса Америки, но и заблаговременное подавление всех потенциально опасных конкурентов, предотвращение неблагоприятного развития событий» (Роговский Е.А. Кибер-Вашингтон: глобальные амбиции // Международные отношения, 2014, 848 с. – с. 361).

Для экономики США особенно велика роль новых информационных технологий, в том числе промышленного шпионажа, опоры крупного бизнеса на настоящих и бывших работников спецслужб, применение наступательных и защитных специальных операций, включая промышленные диверсии и физическое устранение лидеров опасных конкурентов, лоббирования нужных законов, незаконного печатания бумажных долларов и др.

В этих условиях стал актуальным вопрос углубления взаимодействия крупных американских компаний (прежде всего, ТНК – транснациональных корпораций, базирующихся в США) с государственными военными и разведывательными органами. Получивший в последние десятилетия широкий размах процесс перераспределения традиционных государственных функций в области экономики, высоких технологий, вооружений и т.п. между государственными военными и разведывательными органами с одной стороны и бизнесом с другой – объективный и закономерный процесс. При этом «приватизация безопасности» в сфере деятельности разведки и контрразведки имеет свою особую специфику, обусловленную уникальным местом, которое традиционно занимают спецслужбы в системе обеспечения национальной безопасности. Тому есть немало причин. Спецслужбам проще своими специфическими средствами решать многие задачи: обходить бюрократические и технологические препятствия, устанавливать нужные контакты, экономить время. В результате укрепления связей с бизнесом и проводимой государственной политикой спецслужбы США (как и некоторых других стран) сегодня перестают быть только инструментом правительства, но становятся самостоятельным игроком мировой политики и экономики.

Это был фрагмент статьи: Семин Н.Л. О некоторых проблемах взаимодействия спецслужб США и крупного бизнеса // Менеджмент и бизнес-администрирование, 2012, № 2, с. 146-157.

Так, 29 июня 2015 г., французские СМИ совместно с Wikileaks опубликовали новые данные о тайной слежке за политиками и бизнесменами. В материалах со ссылкой на Wikileaks утверждается, что американские спецслужбы шпионили за французскими компаниями, руководством министерства экономики и отслеживали заключение крупных сделок и подписание контрактов, а также контакты официального Парижа с международными организациями. Целью США был сбор важной информации о французских торговых отношениях, связях Парижа с международными финансовыми институтами, G8 и G20. "Целью АНБ стала большая часть стратегических отраслей: информационные технологии, электричество, газ, нефть, атомная энергетика, транспорт, биотехнологии и другие", - говорится в статья «Liberation». Подчеркивается, что в сферу интересов АНБ входили сотни местных компаний, а большая часть полученной нелегальным путем информации предоставлялась американским властям. См: http://newsru.com/world/29jun2015/wikileaks.html.

В своей подрывной работе спецслужбы в мире опираются на развивающиеся секретные методы и средства внешней разведки, контрразведки и ведения тайных секретных работ, включая специальные информационные операции. Так, особенностью их секретной оперативной работы является формирование и действие агентурных сетей, часть из которых в Россию действуют через «фонды», «общественные организации», редакции СМИ и др.

Неблагоприятная внешнеполитическая, военная и внешнеторговая ситуация России в мире определяют, по мнению автора, дальнейшее развитие сложившегося российского авторитаризма с ручным и отчасти специальным управлением. Если же сказать чуть «мягче», такая «модернизация экономической модели» России не может ни быть конкурентной экономической борьбой и даже войной.

Очевидно, что не бывает больших и малых войн без тайных диверсий и иных специальных операций. Здесь следует понимать тенденции трансформации войны для будущего мира. Мартин ван Кревельд в своей книге «Трансформация войны» отметил: «По мере того как традиционные формы вооруженных конфликтов уходят в прошлое, появляются совершенно новые, которые готовы прийти им на смену. Уже сегодня военная мощь, развернутая основными индустриально развитыми обществами как Запада, так и Востока, едва ли адекватна стоящим перед ними задачам; иными словами, нынешняя оборона – это скорее иллюзия силы, чем реальное средство к решению проблем. Если эти общества не проявят готовности привести стратегическую теорию в соответствие с практикой нынешней стремительно меняющейся действительности, впредь они, вероятно, будут вообще неспособны прибегать к организованному применению силы, задействуя в этом массы» (Кревельд, Мартин ванн. Трансформация войны; пер. с англ., 2-е изд. // М.: ИРИСЭН, Социум, 2015, с. 17-18).

Есть и свой смысл особой войны России по отношению к высокотехнологичному миру. Это крайне необходимая экономическая война для ускорения инновации и технологической модернизации России. Методы этой войны одновременно как защитные и наступательные, так открытые и тайные.

В научном плане, оценивая такой подход к управлению экономикой России или иной страны мира, есть о чем поспорить. Конечно, здесь самым уязвимым звеном в России являются квалифицированные кадры управленцев-государственников в высшем звене власти. Отсюда призыв автора к созданию особой системы подготовки и отбора кадров с доступом к гостайне, их эффективная расстановка и своя система контроля по обеспечению национальной и экономической безопасности, особенно в инновационном плане.

4. Этот несколько отставший от реальной жизни НИУ «ВШЭ»

В плане причастности НИУ «ВШЭ» к значимым государственным тайнам России, особенно в сфере экономики, этот вуз по методике и организации подготовки новых кадров существенно уступает, например, НЯУ «МИФИ», где имеется ряд актуальных специальностей, требующих от преподавателей и студентов допуска к гостайне РФ.

В этой связи было бы чрезвычайно полезно повысить учредительский статус НИУ «ВШЭ» и ввести дополнительное параллельное функциональное подчинение Федеральной службе безопасности России. Не уверен, что такое событие должно составлять гостайну РФ? Ведь, речь идет о правительственной университете.

Подробнее о несколько «неполноценном» столичном университете экономического профиля с использованием данных с сайта ВШЭ.

«Высшая школа экономики» – исследовательский университет, осуществляющий свою миссию через научно-образовательную, проектную, экспертно-аналитическую и социокультурную деятельности на основе международных научных и организационных стандартов.

Сегодня Высшая школа экономики – это 4 кампуса в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Перми, 2500 преподавателей, 27 000 студентов

Любопытна весьма романтично-эмоциональная «Декларация ценностей» ВШЭ (https://www.hse.ru/info/statement/):

«Высшая школа экономики – исследовательский университет, осуществляющий свою миссию через научно-образовательную, проектную, экспертно-аналитическую и социокультурную деятельность на основе международных научных и организационных стандартов. Мы осознаем себя частью мирового академического сообщества, считаем международное партнерство, вовлеченность в глобальное университетское взаимодействие ключевыми элементами нашего движения вперед. Будучи российским университетом, мы работаем на благо России и ее граждан.

Основа нашей деятельности — теоретические и эмпирические исследования и распространение знаний. Не поступаясь качеством исследований и не ограничиваясь преподаванием фундаментальных научных знаний, мы стремимся обеспечивать практический вклад в строительство новой России.

Наш университет — это коллектив ученых, сотрудников, аспирантов и студентов, которых отличает внутренняя приверженность к поддержанию высоких академических стандартов своей деятельности. Мы стремимся обеспечить наиболее благоприятные условия для развития каждого члена нашего коллектива.

Нас, занимающих порой различные позиции по разным проблемам современности и прошлого, объединяют общие ценности:

• стремление к истине;

• сотрудничество и заинтересованность друг в друге;

• честность и открытость;

• академическая свобода и политический нейтралитет;

• профессионализм, требовательность к себе и ответственность;

• активная общественная позиция.

Стремление к истине

Мы верим в существование объективной истины и, как исследователи, делаем все возможное, чтобы наши научные работы служили ее постижению. Наши лекции и учебники отражают результаты передовых научных исследований; наши научные статьи и студенческие работы, наши модели и эксперименты стремятся раздвинуть горизонты современной науки.

Сотрудничество и заинтересованность друг в друге

Как ученые, мы стремимся к доступности наших исследовательских продуктов всем коллегам в российском университетском сообществе.

Мы открыты предложениям об участии в дискуссиях, рецензировании научных работ, приветствуем обращения с просьбой о разъяснениях, консультировании, экспертных оценках, ведущих к сближению позиций по всем актуальным проблемам развития России и мира. Как преподаватели, мы стремимся разбудить интерес к своему предмету у каждого студента, помогать тем, кто испытывает сложности, поддержать своими усилиями талант и усердность впереди идущих.

Как студенты и аспиранты, мы стараемся учиться у наших профессоров, помогать друг другу, подавать пример младшим и быть полноценными членами коллектива нашего университета и гражданами.

Честность и открытость

Мы не допускаем никаких проявлений обмана, коррупции, двойных стандартов, никаких форм дискриминации.

Наши студенты и аспиранты заинтересованы в добросовестном обучении и накоплении знаний, а потому не приемлют списывание, плагиат и несамостоятельное выполнение работ.

Наши ученые следуют нормам академической этики, делают все возможное, чтобы не допустить ее нарушений в нашем университете и являются примером для студентов.

Наши преподаватели стремятся к максимальной объективности в оценке знаний студентов на основе открытой и доступной всем системы критериев, равнозначности оценок равнозначного уровня подготовки студентов, созданию одинаковых для всех условий оценивания знаний.

Как университет в целом, мы стремимся обеспечить открытый публичный доступ к сведениям о нашей деятельности во всех ее аспектах.

Академическая свобода и политический нейтралитет

Мы приветствуем свободный обмен мнениями и идеями, основанный на принципах строгой научности, взаимного уважения и партнерства.

Мы уважаем мнение каждого члена нашего коллектива и считаем право на высказывание своей точки зрения неотъемлемым.

В сфере академических исследований это означает, что в университете неприемлемо навязывание академических подходов и стандартов какой-то определенной научной школы.

В сфере экспертной поддержки и эмпирического анализа социально-экономических процессов это означает, что университет свободен от политических и идеологических догм.

Университет не ограничивает сотрудников и студентов в формировании и выражении собственных политических взглядов. Однако любые обсуждения политики в стенах университета носят исследовательский и беспристрастный характер и основаны на поиске содержательных аргументов.

Профессионализм, требовательность к себе и ответственность

Мы руководствуемся международными академическими стандартами в проведении исследований и глобальными профессиональными стандартами в практических направлениях деятельности.

Мы стремимся спрашивать с себя максимально строго и критично в тех случаях, где соответствующие международные стандарты отсутствуют. Требовательность к себе — основа нашей ежедневной работы. Мы ставим перед собой цель постоянного повышения качества своих результатов, будь то образовательная, научная или экспертная деятельность.

Мы принимаем на себя ответственность за все аспекты нашей деятельности — за уровень подготовки выпускников, за качество проведенных исследований и полученных научных результатов, за обоснованность и взвешенность предлагаемых экспертных решений, наших курсовых и дипломных работ.

Активная общественная позиция

Мы включены в российское общество не как наблюдатели, а как активные участники его развития.

Мы ценим и поддерживаем стремление к созидательной общественной и профессиональной деятельности в каждом из нас. Мы не боимся брать на себя риски инноваций и открывать новые возможности для себя и других.

Мы используем наш организаторский опыт и потенциал для распространения накопленных практик и знаний по стране и стремимся, чтобы наши научные результаты и лучшие учебные материалы были общественным достоянием.

Утверждена на заседании Ученого совета ВШЭ 6 декабря 2013 года».

Опытный политик не может не обратить внимание на словосочетание «Академическая свобода и политический нейтралитет».

Как понимает автор данной статьи, истинного «политического нейтралитета» нет и не может быть даже в системе многочисленных структур ООН. В силу масштабности финансирования правительством США данной международной межправительственной организации в штате её сотрудников особенно велика доля граждан/специалистов США. Также большинство таких сотрудников являются тайными агентами ЦРУ и других спецслужб. В этой связи можно бы рекомендовать Ученому совету ВШЭ изменить свою внутриполитическую ориентацию, продекларировав «особую преданность Правительству Российской Федерации».

5. Большая российская нужда в экономических «специальных операциях»

По мнению автора с большим опытом секретной аналитической работы в области научно-технического и промышленного развития России в условиях глобализации мировой экономики, развитие организации управления экономикой России нуждается в ряде новых специальных мер.

К ним можно в полной мере отнести постановку и реализацию СПЕЦИАЛЬНЫХ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРОЕКТОВ для технологической модернизации по стратегиям «гибридных войн» с особой поддержкой спецслужб России.

Экономическая ситуация в самой России и положения России в мире в последнее время сильно изменилась и требует новых методов и форм управления.

В силу российско-украинского конфликта и неожиданным введением серий жестких экономических санкций со стороны США и ряда их союзников 2014 г. стал переломным для постановки перед многими влиятельными структурами государственной власти России, а также стратегически важными компаниями российского крупного и среднего бизнеса качественно новых управленческих задач. Так, в ближайшие годы для России возрастает значимость ведения целенаправленных экономических и торговых войн для повышения национальной конкурентоспособности с участием спецслужб.

В военной литературе под войной подразумевается вооруженный конфликт между странами, вызванный борьбой за доминирование в каком-либо регионе или секторе экономики и связанный с существенными материальными и человеческими потерями у противника. В войне не уместны запретительные или ограничительные международные нормы, и допускается применение любых видов военной техники, в том числе массового поражения.

Экономические войны – это составная новая часть силовых войн, где в боях используются «особые разрушительные технологии»: теоретические концепции (вспомним основы приватизации государственной собственности России и др.), псевдоноваторские реформы, децентрализация управления, новые системы профессионального образования, особые регулирующие механизмы в интересах международного сотрудничества и др., в итоге применения которых происходит деградация технологической базы и неспособность производить качественные конкурентоспособные товары и услуги.

Потенциальные противники России вряд ли имеют свою детализированную теорию экономической войны в современном мире. Но осуществляемые экономические удары США по России имеют целью в настоящее время: резко снизить валютные доходы нашей страны, затормозить развитие нефтегазовой промышленности, ввести запреты на иностранные кредитование деятельности крупного и среднего бизнеса, ограничить доступ России к новейшим технологиям США, Евросоюза, Японии и ряда других развитых стран, подорвать выполнение важных оборонных федеральных программ и проектов, вызвать массовые оппозиционные протесты для смены власти и др.

В этой связи экономика России уже требует нового качества российских менеджеров, инженеров и ученых с допусками к государственной тайне РФ для решения сложных задач в ближайшие годы:

1) повышение конкурентоспособности российских компаний на стратегически важных направлениях науки и техники;

2) перестройка структуры производства и развитие инновационной экономики России;

3) повышение инвестиционной привлекательности РФ для иностранных инвесторов из развитых стран Запада и Востока;

4) обеспечение экономической безопасности государства и хозяйствующих структур и др.

К проблеме избирательной технологической модернизации в 2016 г. можно относиться как к «экономическому бою» с использованием всех законных и незаконных возможных средств и специально подготовленных кадров.

В сущности, мир российской экономики и финансов в управленческом аспекте к 2016 г. уже перешел в новое качество – не столько «экономически кризисное», сколько «военно-экономическое». Такой переход в новое опасное качество еще не осознали теоретики российской рыночной экономической теории.

Классическая экономическая теория и наука об организации управления в России в открытой научной литературе не дает рекомендаций для решения крупных стратегических задач с использованием особых секретных управленческих технологий с опорой на традиции и потенциал спецслужб России (СВР, ФСБ, ГРУ и др.).

В решении новых сложных проблем развития страны необходимы «двойные технологии» стратегического корпоративного управления в крупном и среднем бизнесе и «специальные операции», а также определенная поддержка такой деятельности со стороны государственного аппарата. Требуются и совершенно новые миссии и функции федеральных министерств, ответственных за развитие науки и техники, промышленности, высшей школы России.

В частности, назрела объемная интеграция ряда крупных компаний России и ведущих инновационных университетов со структурами внешней разведки, где головным ведомством является Служба внешней разведки РФ (СВР), а координируемыми – ФСБ и ГРУ Минобороны. Речь идет о развитии части промышленного потенциала крупного и среднего бизнеса, а также малого наукоемкого бизнеса. Однако это лишь начальный этап «инновационной работы».

Далее от стадии разведки и уточнения целей развития экономики требуется переход к специальным операциям в сфере бизнеса, которые в сфере задач ФСБ, СВР, МВД, Федеральное агентство специального строительства и др. Здесь нужны нового типа кадры инженеров, ученых, преподавателей высшей школы, аспирантов и стажеров, понимающих «двойные технологии», включая организацию специальных экономических и внешнеторговых операций. Здесь автор вынужден дать ссылку на ряд своих статей:

Бобылов Ю.А. «Двойные технологии» высшего образования для внешней разведки // Информационные войны, 2012, № 2, с. 93-102;

Бобылов Ю.А. Особые пути промышленных прорывов России // Национальная безопасность и стратегическое планирование, 2014, № 4(8), с. 37-45;

Бобылов Ю.А. Экспортно-ориентированные инновационные промышленные прорывы России по стратегиям гибридных войн // Информационные войны. – 2015, № 1, с. 55-63;

Бобылов Ю.А. Особые аспекты обеспечения экономической безопасности России // Информационные войны, 2016, № 1, 28-40 и др.

При этом действующие кадры, например, Минэкономразвития и Минпромторга России в своем большинстве здесь неквалифицированны. Просто их никто этому не учил.

В более широком плане необходимо решить круг задач по обеспечению экономической безопасности России.

По мнению автора этой статьи, новые возможности открываются в рамках «специальных промышленных проектов» (СПП). Такие немногие «СПП» гражданской направленности возможно быстро и масштабно осуществить лишь вне консервативной российской экономики и под особым мобилизационным управлением новой организационной структуры, подчиненной лично Президенту РФ и его Администрации. Такую новую организационную структуру можно назвать «Управление специальных промышленных проектов». Очевидно, в этой весьма секретной деятельности полезно ограничить нормы действующего «Гражданского кодекса Российской Федерации» и использовать иные особые «новшества». Речь идет о новых технологиях ведения мировых экономических войн без применения новейшей военной техники (ракетных комплексов, танков, авианосцев, АПЛ и др.).

Кроме того, в условиях начатой информационной и экономической войны против России в стране потребуются новые «военно-экономические» организационные структуры управления в Минфине, Центральном Банке, Минпромторге, Минэкономразвития и др., а также в крупных российских компаниях. При реализации крупных стратегических проектов такие управленческие структуры должны интегрироваться со службами внешней разведки и контрразведки (СВР, ФСБ).

На уровне микроэкономики имеет смысл создание на корпоративном уровне «Третьих отделов», в своей деятельности интегрирующих формы и методы стратегического менеджмента с секретными целями и методами работы спецслужб (ФСБ, СВР и др.), включая специальные операции (Бобылов Ю.А. «Третьи отделы» в условиях глобальной конкуренции // Атомная стратегия XXI, 2012, август, № 69, с. 18-22). Следовало бы продолжить цепочку особых закрытых управленческих подразделений – «Первые отделы», «Вторые отделы», «Третьи отделы». Надо сказать, что создаваемые ныне в федеральных структурах «Отделы по импортозамещению» (в частности, в Минпромторге РФ) не относятся к таким «Третьим отделам».

Понятно, что всегда «спецоперации» носят редкий, временный или исключительный характер. И очевидно, что не бывает больших и малых войн, включая наращивание к 2025-2030 гг. промышленного и экспортного потенциала России, например, в части стратегических редких и редкоземельных металлов, без тайных диверсий и иных специальных операций.

Здесь следует понимать тенденции трансформации войны для будущего мира. Мартин ван Кревельд в своей книге «Трансформация войны» отметил: «По мере того как традиционные формы вооруженных конфликтов уходят в прошлое, появляются совершенно новые, которые готовы прийти им на смену. Уже сегодня военная мощь, развернутая основными индустриально развитыми обществами, как Запада, так и Востока, едва ли адекватна стоящим перед ними задачам; иными словами, нынешняя оборона – это скорее иллюзия силы, чем реальное средство к решению проблем. Если эти общества не проявят готовности привести стратегическую теорию в соответствие с практикой нынешней стремительно меняющейся действительности, впредь они, вероятно, будут вообще неспособны прибегать к организованному применению силы, задействуя в этом массы» (Кревельд, Мартин ванн. Трансформация войны; пер. с англ., 2-е изд. // М.: ИРИСЭН, Социум, 2015, с. 17-18).

Многообразные технологии ведения современной войны, которые являются задачей военных/оборонных министерств во всем мире, приобретают более объемный и секретный характер, требуя особых новых функции национальных спецслужб.

В научном плане это новая постановка проблем.

В середине февраля 2016 г. в германском научном издательстве книга: Бобылов Ю.А. Специальные операции и технологическая модернизация России // LAP LAMBERT Academic Publishing, 2016, 684 с. Цена книги 64,9 ЕВРО и доступна для ведомственных библиотек.

Монография перед подготовкой к изданию получила положительные рецензии крупных специалистов:

Матвеев В.В., председатель редакционного совета журнала «Национальная безопасность и стратегическое планирование», д.т.н., к.э.н., проф., действительный член Академии военных наук, ПАНИ, АГП, почетный работник высшего профессионального образования;

Юданов А.Ю., д.э.н., проф. кафедры «Экономическая теория» ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации».

В монографии 5 крупных разделов: 1) Инновации в современной мировой конкурентной экономике; 2) Новые задачи стратегического планирования и промышленной политики России; 3) Особенности использования секретных управленческих технологий в работе государства и крупных частных компаний; 4) Миссии специальных операций для технологического рывка России; 5) История научно-технической разведки и специальных операций СССР и России. В этом пятом разделе много уделяется истории создания в СССР секретной атомной промышленности под эффективным руководством Л.П. Берия.

Для России в ближайшие годы очень актуальна организация отдельных прорывных наукоемких промышленных проектов по стратегиям «гибридных войн» и «специальных операций».  Здесь есть аналогии с продуктивной тайной деятельностью крупных криминальных структур, в которых часто трудятся бывшие сотрудники спецслужб, МВД и др.

Часть изложенного в этом тексте являются фрагментами моей толстой книги: «Специальные операции и технологическая модернизация России».

Первые личные авторские экземпляры были подарены моим уважаемым Рецензентам, а также научным библиотекам Академии СВР России, Академии ФСБ, МГУ и ВШЭ. Подарок НИУ «ВШЭ» имеет свой мобилизующий реформаторский смысл на ближайшие 5 лет. В этом сильном вузе есть ученые-экономисты, которыми автор восхищается. Однако деятельность иных вызывает странные вопросы. Значимый теоретический подарок от автора получила Российская государственная библиотека («Ленинка»), где издание занесено в Книгу даров библиотеки и включено в действующий фонд под регистрационным номером И2042-16 (т.е. иностранное комплектование).

РЕЗЮМЕ

С научных позиций российская экономическая теория нуждается в детальной разработке понятия тайная «национальная экономическая война». Налицо информационная, правовая и организационная неопределенность. Есть пробелы в подготовке и повышении квалификации управленческих кадров.

Назревшая смена «экономической модели» России неизбежна. Её нельзя волевым порядком отсрочить. Те или иные нововведения должны учитывать лучшую мировую практику.

Очевидно, экономика – это концентрированное выражение политики в данном государстве.

Сфера нашего управления требует кадров нового типа. Это не только требование резкого снижения уровня коррупции в управленческом аппарате России. Это еще и лучшая квалификация кадров. И здесь новый фронт (буквально «оборонный политический фронт») деятельности Правительства РФ и его Минобрнауки, где нужна научная, информационная и идеологическая поддержка ФСБ России.

Важным шагом в этом перестроечном политико-экономическом направлении явилось бы развитие многообразного сотрудничества НИУ ВШЭ и ФСБ России (его аппарата, научных и учебных организаций, различных наукоемких обслуживающих структур).

Можно верить в лучшее будущее нашей «ВШЭ». 

Ца­рь­град: Атака Из­ра­и­ля на сек­тор Газа, но удар при­шёл­ся по "элит­ке" Рос­сии
  • Snow
  • Вчера 13:09
  • В топе

По меньшей мере 15 человек погибло, ещё 125 пострадали в результате израильских ударов по сектору Газа. "Беспокоюсь за Андрея Макаревича. Его страна бомбит мирные города. Убивает женщин...

Почему немецкие танки были бензиновые, а советские - дизельные

В годы Второй мировой войны на бензине ездили отнюдь не только немецкие танки. Бензиновые двигатели на тот момент стояли практически во всей бронетехнике западных демократий. Большим исключением н...

Обсудить
  • Есть конструктивное предложение: В стране много полузаселенных моногородов. Освободить один из них, восстановить контрольной - пропускную систему, медовые полосы и заборы. Переселить туда ВШЭ в полном составе. Освободившиеся в столице квартиры предоставить бедолага из городка. Неописуемый рывок совершит экономическая наука.
  • Кодирующая фактологическая педагогика превращает людей в безмозглых говорящих мартышек, в вечно юных моделистов, поставляющих модели для увода ресурсов за бугор понимающим больше. О культе карго: Дело в том, что пока одни строят "измы" (модели) другие вами управляют в обход сознания. Надо уПРАВлять экономикой по ПФУ, а не строить модели! Непонятно? Лет через 10-15 Россия избавиться от иудеек и измышлений и сознание народа начнёт проясняться.
  • "Можно верить в лучшее будущее нашей «ВШЭ». " http://www.kpe.ru/sobytiya-i-mneniya/ocenka-sostavlyayuschih-jizni-obschestva/ekonomika/4314-need-disinfecting-power-of-parasitism-hse-th - Необходима дезинфекция ВЛАСТИ от паразитизма ВШЭ-й
  • Я прошу охладить свои эмоции в части оценок деятельности ВШЭ. Там преподают некоторые ценные кадры, с которыми меня сталкивала жизнь (американист П. Золотарев, В. Рубанов, бывший начальник Аналитического управления КГБ СССР, ныне "фигура" в МИФИ и др). Но есть ученые, работающие по грантам ВБ, МВФ и др. И кто они? Тайные агенты неких западных спецслужб или "наши" из системы внешней политической и экономической разведки? Здесь нужны расследования. Пожалуй, общество должно быть внимательнее к этой деятельности. Здесь спасителем могут быть лишь эксперты из структур ФСБ России. На них лежит главная миссия по защите национальной безопасности России и др. Но и там находили "оборотней". Надо снова делать выводы из опыта работы НКВД СССР 1936-1937 годов. К счастью Сталин назначил в НКВД Берия, и тот остановил массовые репрессии по "врагам народа"! Я полагаю, что многое понимаю в ситуации "политико-экономического тупика" в России. ЗДОРОВЫЕ СИЛЫ ЕСТЬ И В НИУ "ВШЭ"! Но руководство Вышки должно поработать по улучшению своей политической репутации.