Армия Карабаха сбила вертолёт ВВС Азербайджана, который упал на территории Ирана

12 Призвание Савла

0 232

Между тем Савл и Варнава, исполнив поручение по отправке помощи братьям Иерусалима, возвратились в Антиохию, взяв с собой Иоанна – того, которого назвали Марком.

В Антиохии, впрочем, уже имелись пророки и учителя, которым во время богослужения Дух отдал приказ:

– Отделите мне Варнаву и Савла на дело, к которому я призвал их.

Совершив пост и молитву, они возложили руки на Савла и Варнаву, и отпустили их. Итак, будучи «посланы Духом», они прибыли в Селевкию, откуда отплыли на Кипр. С Савлом и Варнавой отправился также и Иоанн, прозванный Марком.

Сии проповедники ещё не знали, что в будущем в Евангелиях позднейшие редакторы напишут о повелении Иисуса распространять слово Божие другим народам, поэтому прибыв на Кипр, они говорили в синагогах, служа Иисусу так, как понимали это на тот момент.

Тут Савл и Варнава встретили волхва, который находился здесь с проконсулом Сергием Павлом. Последний решил устроить состязание между ними, и пригласил Савла и его спутника, чтобы те показали силу своей веры в борьбе с волхвом.

Однако волхв сей был вынужден иметь дело с одним из богов иудеев, ибо Савл (которого с этого места автор Деяний именует «он же Павел») приступил к состязанию, «исполнившись Духа Святаго». Против такой силы волхв устоять не смог и будучи поражён временной слепотой, оставил поле битвы за своим торжествующим противником.

Этот эпизод должен характеризовать силу слова Божьего, проповедуемого Павлом, но автор считает необходимым сделать акцент на другом соображении. Вот что говорит Павел волхву:

– О, исполненный всякого коварства и всякого злодейства, сын диавола, враг всякой правды! Перестанешь ли ты совращать с прямых путей Господних? И ныне вот, рука Господня на тебя: ты будешь слеп и не увидишь солнца до времени.

Из них двоих, Павла и волхва, сыном дьявола назван последний, однако поступок, характеризующий следование дьяволу, совершает не он, но сам Павел! Наша система координат прежняя – это здравый смысл и личный пример Иисуса. Павел, как мы имеем возможность убедиться, строит свою позицию на страхе наказания, не следуя таким образом, поступкам Учителя.

Вот если бы временную слепоту наслал на своего противника волхв, а Павел в ответ избавил бы волхва от какого-либо недуга, говоря при этом не с гневом, но с любовью, – вот тогда можно было говорить о торжестве дела Иисуса. Но по факту поражения слепотой мы вынуждены констатировать: тот, кто говорит о дьяволе, на деле и является его слугой.

Проконсул, став свидетелем произошедшего, удивился – и уверовал. Но во что он уверовал, спросим мы себя? В слово? Нет – в силу наказания.

После этого Павел продолжил путешествие, однако Марк вернулся в Иерусалим. О причине этого разделения автор Деяний умалчивает.

Павел продолжал свою деятельность, проповедуя среди иудеев в синагогах. Суть его проповеди заключалась в кратком изложении Ветхого Завета с привнесением сюда Иисуса, как обещанного спасителя, о котором говорили пророки.

Проповедь Павла слушали и принимали как некоторые из иудеев, так и язычники. На следующую субботу слушать слово Павла собралось почти всё население города. Однако иудеи, увидев язычников, стали противоречить Павлу, злословя и сопротивляясь тому, что он говорил.

Наконец Павел и Варнава не сдержались и высказали то, что было у них в мыслях:

– Вам первым надлежало быть проповедану слову Божию, но как вы отвергаете его и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам. Ибо так заповедал нам Господь: Я положил Тебя во свет язычникам, чтобы Ты был во спасение до края земли.

Таким образом, поворот совершался и в направленности подвижничества Павла: он тоже пришёл к мысли о бесполезности обращения иудеев и необходимости «работы» с язычниками – всё правильно понял раб божий, ну как не наполнить такого Духом святым в ответственные моменты жизни?..

Итак, согласованные по цели, месту и способам воздействия, усилия троицы богов, управляющих иудеями, постепенно стали приносить свои плоды: нарушая заповеди Иисуса, его ученики, а также примкнувший к ним Павел, постепенно отходят от мысли об обращении иудеев и поворачиваются в сторону язычников. Как говорится, «процесс пошёл», это лишь самое начало, требующее контроля и периодической подпитки эгрегором Духа и Ангела. Сам Саваоф явным образом в описанных эпизодах не фигурирует, из чего мы делаем вывод о том, что он является автором идеи этой человеческой комедии, а также её режиссёром, оставляя на долю своих сообщников роли непосредственных исполнителей задуманного.

Слушая Павла, язычники радовались – а как им не радоваться словам, в которых порицается «избранная» нация и превозносятся они, иноплеменники? Иудеи же, напротив, воздвигли гонения на христианских проповедников, из-за чего им пришлось, «отрясши на них прах от ног своих», уйти отсюда.

И Павел с Варнавой пошли в Иконию.

Здесь они тоже учили в синагоге, но в них уверовали не только иудеи, но и эллины. Однако были и такие иудеи, кто не только отверг слово проповедников, но и возбуждал против них язычников. Но боги иудеев были по-прежнему на стороне Павла и Варнавы, с их помощью совершавших чудеса и знамения, благодаря чему находили себе приверженцев в народе.

Впрочем, жители города разделились: одни из них приняли сторону иудеев, другие – тех, кого автор Деяний называет уже Апостолами. В конце концов противостояние достигло той точки кипения, когда противники Павла и Варнавы собрались, под руководством своих начальников, чтобы побить камнями апостолов. Узнав об этом, Павел с Варнавой удалились в Ликаонские города Листру и Дервию.

Здесь апостолы несколько изменили тактику, взяв на вооружение метод Иисуса – исцеление. Так, в Листре Павел исцелил человека, не ходившего ногами с самого рождения своего, сказав ему:

– Тебе говорю во имя Господа Иисуса Христа: стань на ноги твои прямо! – И больной тотчас вскочил, и стал ходить!

И вот здесь, понимая, силой каких богов Павел излечил человека, мы акцентируем внимание на реакции толпы, принявшей человека Павла за бога:

– Боги в образе человеческом сошли к нам! – кричали в толпе, желавшей дать объяснение произошедшему только что на их глазах чуду. Они тут же назвали Варнаву Зевсом, а Павла – Ермием, «потому что он начальствовал в слове».

Этот эпизод показывает, между прочим, причину, по которой в своё время обожествлялся Иисус: люди нуждались в объяснении происходящих чудес и исцелений, и самое убедительное из них состояло в том, что сотворить подобное под силу лишь одному богу, сошедшему с небес на землю. И уж если обожествлению подверглись Павел с Варнавой, то тем легче то же самое было сделать с Иисусом, помимо прочего называвшего Творца Отцом.

А тем временем Павел и Варнава, сделавшись одномоментно богами, должны были получить и причитающийся по этому поводу ритуал: сей же час жрец идола Зевса, находившегося перед городом, принёс к воротам города венки и привёл волов, чтобы вместе с народом принести положенное жертвоприношение по случаю сошедших с небес богов. Но апостолы разодрали в отчаянии свои одежды и бросились отговаривать людей от этого святотатства:

– Мужи! Что вы это делаете? И мы – подобные вам человеки, и благовествуем вам, чтобы вы обратились от сих ложных к Богу живому, который сотворил небо и землю, и море, и всё, что в них, который в прошедших родах попустил всем народам ходить своими путями, хотя и не переставал свидетельствовать о себе благодеяниями, подавая нам с неба дожди и времена плодоносные и исполняя пищею и веселием сердца наши!

С большим трудом им удалось, наконец, отговорить народ от принесения жертвоприношения и разойтись по домам. Сами же апостолы оставались в городе и продолжали учить.

А тем временем из Антиохии и Иконии пришли иудеи, которые принялись отговаривать людей, восстанавливая их против апостолов.

Интересно отметить, что после чуда, явленного горожанам, те быстро ,тем не менее, отстали от апостолов, и забыв о своём прежнем желании принести жертву тем, кого они почитали за богов, теперь, после внушения иудеев, так же быстро поменяли ориентацию. Собравшись, горожане побили Павла камнями, и считая его умершим, выволокли тело за город. Воистину, от любви до ненависти один шаг!..

Но когда вокруг тела Павла собрались его ученики, апостол поднялся на ноги и пошёл с ними в город. Правда, на следующий день Павел почёл за благо удалиться отсюда, в компании с Варнавой.

Дальнейшее своё служение апостолы продолжили в Дервии. Здесь дела пошли более успешно, Павел и Варнава приобрели немало учеников – и отправились в обратный путь, вновь проходя через Листру, Иконию и Антиохию. Всюду они трудились, укрепляя вновь созданные общины в вере, назначая в том числе пресвитеров в каждой из этих церквей.

Создавая первые раннехристианские церкви, Павел с Варнавой исполняли миссию, вдохновляемые, как мы помним, Духом и Ангелом, сиречь богами иудейского народа…

Дальнейший путь апостолов проходил через Писидию и Памфилию; они проповедовали в Пергии и Атталии, затем вновь отплыли в Антиохию. Здесь апостолы собрали учеников и рассказали им о своих приключениях.

И возник спорный вопрос: из Иудеи пришли братья и высказали своё мнение об обращении язычников, которые должны пройти обряд обрезания, если хотят быть членами христианской общины.

И вновь мы киваем в сторону Иисуса! Это требование обрезания показывает нам, что первые христиане, исповедовавшие Учителя со слов апостолов, непосредственно его сопровождавших, не заблуждались относительно направленности учения исключительно в сторону иудеев.

Теперь, когда волей обстоятельств, как думают они – а на самом деле, желанием троих богов, Саваофа, Духа и Ангела, как понимаем теперь мы, – проповедь надо поворачивать в направлении язычников, учителя церкви оказываются не готовы к этому в том числе и теоретически, ибо они считают, что учение их есть продолжение исключительно иудаизма, говорящего о будущем приходе Царя. И мыслят апостолы по-иудейски – Царь уже пришёл, но его не узнали. Поэтому, считают они, иноплеменники, уверовавшие в Иисуса, но не прошедшие обряда обрезания в соответствии с законом Моисея, не могут спастись.

Вот вам и указание – «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа»… Разве здесь говорится о том, что все народы должны стать иудеями? Нет, не говорится. Но сама иудейская вера живёт в ожидании Мессии, который подчинит избранному народу остальные народы, а это уже немного не то, точнее, совсем не то. Для этого язычников не надо обрезать, но им надо внушить религию, в соответствии с которой они должны будут признать себя рабами.

Это не понимают ученики Иисуса, действующие в формате его учения, но судя по реакции Павла, этот последний уже начинает постигать суть того способа, посредством которого иудеям будут подчинены язычники, сиречь все остальные народы.

Павел и Варнава выступили против идеи обязательного обрезания язычников, и в этом пункте у них с прибывшими из Иудеи возникло разногласие, причём «немалое», в связи с чем было решено, что они оба должны отправиться в Иерусалим к апостолам и пресвитерам, причём именно для решения этого вопроса!

Придя в Иерусалим, они дали отчёт о своей деятельности. После этого неизбежно встал вопрос о необходимости обрезания язычников. По мнению некоторых, которых автор Деяний называет «уверовавшими из фарисейской ереси», иноплеменники должны подлежать обрезанию и вообще, соблюдать закон Моисея. Наконец, после долгого обсуждения встал Пётр, и выступил с речью.

Но, прежде чем дать ему слово, мы зададим недоумённый вопрос: а о чём вы так долго совещаетесь, братия? Вам же ясно сказал Учитель:

– Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасён будет; а кто не будет веровать, осуждён будет.

Вот и всё! Задача иноплеменников – веровать и креститься, об обрезании их Учитель не говорил. Так о чём вы спорите, господа? Если Иисус и в самом деле говорил об этом, то нет и предмета для спора, надо просто сослаться на Учителя, процитировать нужное место, благо здесь присутствуют ходившие с ним и слушавшие слово его – и поступить в соответствии с этим…

Впрочем, дадим теперь слово Петру, и посмотрим, на какое место из проповеди Учителя сошлётся он, чтобы обосновать обращение язычников в христианство.

Итак, апостол Пётр, вам слово:

– Мужи братия! Вы знаете, что Бог от дней первых избрал из нас меня, чтобы из уст моих язычники услышали слово Евангелия и уверовали; и Сердцеведец Бог дал им свидетельство, даровав им Духа Святаго, как и нам; и не положил никакого различия между нами и ими, верою очистив сердца их. Что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы? Но мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасёмся, как и они.

Вот оно что – язычников обращать, конечно, надо, но указания Иисуса на этот счёт Пётр не привёл… Вместо этого апостол счёл нужным сослаться на видение, следствием которого стало нисхождение Духа на язычников, собравшихся у сотника Корнилия, перед которыми выступал Пётр.

Мы опустим напоминание Петра остальным апостолам и пресвитерам о том, что именно его, Петра, а не кого-либо другого, избрал Бог на дело обращения иноплеменников – этим напоминанием бывший рыбак не только бахвалится первенством перед Богом по отношению к остальным «конкурентам»-апостолам, но и указывает на вес своего слова, которое в силу указанного обстоятельства должно окончательно решить спорный вопрос.

Вместо этого ещё раз повторим и подчеркнём: в столь важном вопросе, как обращение язычников, апостол, считающий себя ближе остальных к Богу, ссылается на указания… не Иисуса. Видимо, Иисус об этом не говорил и ссылаться не на что.

Можно предположить, что это выпячивание Петром своей близости к Богу задело Павла и Варнаву, ибо теперь они стали, рассказывая о своих приключениях, сообщать про знамения и чудеса, которые сотворил Бог через них среди язычников.

А тем временем собрание продолжилось выступлением Иакова, суть которого свелась к тому, что оказывается, «Бог первоначально призрел на язычников», что пророки говорили о том же, то есть об обращении иноплеменников. Заключил свою речь Иаков предложением не затруднять обращение язычников, и вменить им в обязанность исполнение не всего закона Моисея, но нескольких правил, таких как отказ от идолов, блуда, «удавленины и крови, и чтобы не делали другим того, чего не хотят себе».

Окончательное решение собрания состояло в том, чтобы послать в Антиохию Павла и Варнаву, добавив к ним Иуду, прозываемого Варсавою, и Силу. Им дано было письмо, адресованное церквям, находящимся в Антиохии, Сирии и Киликии, в котором указывалось, что требование об обрезании обращённых язычников и их следование закону Моисея не является легитимным, так как апостолы это не подтверждают, а посланцам своим этого не говорили. Самодеятельность последних теперь опровергается, что подтвердят присланные от имени апостолов Иерусалима Павел и Варнава, а также Иуда и Сила.

Но в этом месте мы обратим внимание на то, что автор Деяний описывает события таким образом, будто Павел после эпизода в Дамаске пришедший в Иерусалим, был представлен апостолам и жил с ними в полном согласии: «Варнава же, взяв его, пришёл к Апостолам и рассказал им, как на пути он видел Господа, и что говорил ему Господь, и как он в Дамаске смело проповедовал во имя Иисуса. И пребывал он с ними, входя и исходя, в Иерусалиме, и смело проповедовал во имя Господа Иисуса».

Автору Деяний это нужно для того, чтобы показать, что Савл действует в полном соответствии с апостолами, привязывая т.о. к личности Павла авторитет Иисуса.

Однако сам Павел описывает ситуацию несколько иначе. Он, наоборот, стремится изобразить источник своего вдохновения идущим не от апостолов, а непосредственно от Иисуса:

– Возвещаю вам, братия, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое, ибо и я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа. – сообщает он в послании братии, отсекая т.о. возможность влияния на него учеников Иисуса.

Так в позднейшей истории Павел стал официальным проповедником христианства, чей статус, по словам автора Деяний, подтвердили апостолы, ученики Иисуса.

Письмо же, о котором выше идёт речь, было вручено братии в Антиохии, после чего Иуда спустя некоторое время был отпущен обратно в Иерусалим, а Сила остался вместе с Павлом и Варнавой.

Но вскоре между ними произошло разногласие. Первый предложил второму повторить поход и посетить братьев в тех городах, где они уже побывали ранее. Варнава, согласившись, хотел взять и Марка, но Павел отказался разделить путешествие с тем, кто однажды уже отстал от них в Памфилии. На этой почве произошло разделение проповедников: Варнава взял Марка и отплыл с ним на Кипр; Павел же взял Силу и отправился в Сирию и Киликию.

Теперь Павел проповедовал, ссылаясь на решение апостолов в Иерусалиме и будучи их легитимным представителем.

В одних местностях он с успехом умножал число обращённых, в другие же его не пускал Дух: «Пройдя через Фригию и Галатийскую страну, они не были допущены Духом Святым проповедовать слово в Асии. Дойдя до Мисии, предпринимали идти в Вифинию; но Дух не допустил их».

Затем Павлу было видение, из которого «мы положили» – пишет автор Деяний, употребляя местоимение «мы», – что Господь призывает их в Македонию.

Однако среди эллинов дела пошли хуже: проповедники были арестованы – за то, что выгнали духа из местной прорицательницы, хозяева которой от её прорицаний извлекали немалый доход.

В темнице Павел и Сила молились богу, как вдруг около полуночи произошло землетрясение, отворились двери темницы, а на арестованных ослабели узы. Тюремщик от страха обратился, и выведя проповедников наружу, спросил у них:

– Государи мои! Что мне делать, чтобы спастись?

Затем омыл их раны и крестился – сам и все его домашние.

А днём тюремщику передали повеление от городских властей отпустить Павла и Силу, что тот охотно и исполнил. Но тут взыграла гордыня Павла и он воскликнул:

– Нас, римских граждан, без суда всенародно били и бросили в темницу, а теперь тайно выпускают? Нет, пусть придут и сами выведут нас.

Нет, это не ученик Иисуса, смирение и кротость сердца не относятся к числу добродетелей Павла…

Но на городских начальников заявление о римском гражданстве произвело магическое действие: они явились лично, принесли свои извинения и выведя их за ворота, просили удалиться из города.

Павел и Сила продолжили путешествие по Греции. При этом следует отметить, что несмотря на решение апостолов об обращении язычников, Павел продолжал проповедовать и среди иудеев, доказывая им, что Христос, обещанный иудейскими пророками, и есть тот самый Иисус, о котором он им говорит. К Павлу таким образом, присоединялись не только эллины, но и некоторые иудеи, а также немало, отмечает автор Деяний, и знатных женщин.

Однако те из иудеев, которые оставались верными Закону, производили возмущения, требуя расправы над Павлом.

Весьма показательна в этом смысле аргументация ортодоксов: христиане, говорят они, поступают против повелений кесаря, почитая царём не его, а некоего Иисуса. Но в этом нет ничего удивительного, ибо если ближайшие соратники Учителя считали его исполнением обетования о царе, который поведёт иудеев на завоевание остального мира, то что должны были об этом думать те, к которым обращались сами эти ученики?

Но поскольку обвинение в признании царём не кесаря, а кого-то другого было серьёзное, Павлу и Силе приходилось спасаться, уходя ночью в другой город.

В иных синагогах иудеи принимали слово, проверяя услышанное на соответствие Писанию – и приходя к убеждению, что этим обещанным Мессией действительно мог быть Иисус.

В ходе этого путешествия случилось так, что Сила и обращённый Павлом Тимофей задержались в Верии, в то время как Павлу пришлось, под видом прогулки к морю, срочно бежать оттуда, в результате чего он самостоятельно прибыл в Афины. Здесь, при виде множества идолов, Павел «возмутился духом». Ему приходилось вступать в полемику с местными философами, как эпикурейцами, так и стоиками, получая в ответ насмешки:

– Что хочет сказать этот суеслов?

– Кажется, он проповедует о чужих божествах…

– Что это за новое учение, проповедуемое тобою? Ибо что-то странное ты влагаешь в уши наши. Посему хотим знать, что это такое?

Афиняне и живущие среди них иностранцы, объясняет автор Деяний, ничего так больше не любили, как говорить или слушать что-либо новое.

Тогда Павел стал держать перед греками речь:

– Афиняне! По всему вижу я, что вы как бы особенно набожны. Ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашёл и жертвенник, на котором написано «неведомому Богу». Сего-то, которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам.

Бог, сотворивший мир и всё, что в нём, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворных храмах живёт и не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам давая всему жизнь и дыхание и всё. От одной крови Он произвёл весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределённые времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас: ибо мы Им живём и движемся и существуем, как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: «мы Его и род».

Итак мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого.

Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться, ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределённого Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мёртвых.

В этом выступлении в сжатой форме изложена суть учения, которое христианские апостолы проповедуют язычникам: Бог не нуждается в людях, но люди нуждаются в Боге, не имея возможности жить, если не будет на то Его воли; люди должны покаяться, ибо назначен день, в который люди будут осуждены посредством назначенного им судьи, которого Бог воскресил из мёртвых.

А дальше уже всё просто: апостолы есть ученики Иисуса, сиречь воскресшего из мёртвых судьи; в чём каяться, как каяться и кому, они знают и расскажут обращённым – это и есть инструмент власти над душами христиан.

Инструмент, который взял в руки Павел.

Услышав о воскресении мёртвых, греки только надрывали животы от смеха, приговаривая:

– Об этом послушаем тебя в другое время!..

Здесь, в Афинах, Павел собрал скудный урожай. Среди немногих примкнувших к нему были Дионисий Ареопагит и женщина по имени Дамарь.

Олег Варягов.

Одним городским сумасшедшим меньше или почему Навальный не вернётся никогда

Сразу скажу: мы будем по Лёшику сильно скучать, особенно о его говорящей голове, озвучивающей сенсационнейшие тексты и видеоролики, потоком поступающие из Лондонов и прочих Форин офисов...

Россияне побили рекорд в ипотечном кредитовании

Все ругают ипотеку. Причем кажется, что всяческие шутки и недовольства данным видом кредитования появились буквально с самого запуска такой программы. Людей не устраивает процент, сроки...

Судьба Госсовета

Закон о Государственном совете завершает перестройку вертикали власти, что началась после принятия изменений в действующую Конституцию.Как считают эксперты, на этой неделе в парламент д...