Военная операция на Украине. Главное

В тихом омуте, часть 1

3 1126

…Это будет славная охота!

Немногие из нас увидят новую луну!

(с) Р.Киплинг 'Маугли"

предисловие: данный рассказ был написан мной полжизней раньше, посему надеюсь на благосклонность публики, ну и простите мне тогдашнюю наивность и корявость мыслеизложения.

Осталось совсем немного. Сейчас припаяю проводки взрывателя к звонку будильника и бомба готова. Сколько времени, сил и денег я затратил на ее изготовление. Сначала с неделю лазил в «Internet»е, выискивая информацию о взрывчатке, минах и бомбах. Свой выбор я остановил на гексогене. Это одна из немногих взрывчаток, которая отлично детонирует под водой, к тому же мощнее тротила. Достал, вернее изготовил ее один мой знакомый – студент-химик (за солидную денежную премию, разумеется). Этот рецептик он вычитал в каком-то американском химическом журнале за 1949 год.

Все продавцы в магазинах и киосках странно смотрели на нас, когда мы десятками упаковок покупали «сухое горючее» – уротропин – исходное вещество для данного синтеза. Насобиралось его у нас немного, ни мало – почти семь кило. Не могу я объяснить схему процесса, ибо сам ничего не понял. Да и незачем Вам это знать. Короче, после почти полумесячного синтеза выход целевого продукта составил четыре килограмма триста грамм.

Параллельно с этим я делал детонатор. Случайный взрыв первого лишил меня двух пальцев правой руки и всех стекол в комнате. Но второй (тьфу-тьфу) в полном порядке. Надеюсь он сработает. Надеюсь силы взрыва хватит, чтобы убить Его или, хотя бы, завалить ему выход в мир.

Отложи свои молитвы:

Наступило время битвы!

Битвы славной и могучей,

Битвы Солнца с Мраком Тучи!

Эта бомба – моя последняя надежда. Прежде было много попыток убить Его, но ни одна не увенчалась успехом.

Когда я заявился в милицию и про все рассказал, меня отправили к наркологу – узнать, чего это я наелся, что так сильно съехала крыша. Потом чуть не отправили в психушку, но я сбежал.

Я точно знаю – это не сон и не бред. Оно существует и очень опасно. Оно долго спало, но Его разбудили. Однако, лучше начать с начала.

В прошлом году мы взяли участок земли под сад. Участок большой, 12 соток. Сад новый, только начинает обустраиваться, нет в нем ни электричества, ни водопровода. К тому же он очень далеко от города, чуть больше сорока километров. До ближайшей автобусной остановки междугороднего автобуса – одиннадцать километров по лесной дороге. Глухомань! Если есть транспорт – хорошо, а иначе и делать нечего. Зато можно не бояться, что что-нибудь утащат. Был у меня мотоцикл «Урал», на нем и ездили.

В первый год мы насадили получастка картошки и всякой зелени. В этом году помимо картошки посадили грядку свеклы, моркови, три грядки капусты, кабачки, клубнику, лук укроп, чеснок и другие садово-огородные культуры. Ну а лето нынче - сами видите, какое жаркое. Сохнут наши посадки, а воды взять неоткуда. Была километрах в трех лесная речушка, да и та в жару пересохла. Садоводы облазили все окрестности сада и нашли-таки водоемчик в лесу, недалеко от сада.

Маленький омут. Метра четыре в длину, три в ширину, но очень глубокий. Заполнен мутной водой с черными частичками торфа, будто б затопленный колодец шахты. А по краям этого омута, по краю поляны высокая трава в рост человека и парочка упавших деревьев, наполовину ушедших под воду.

Садоводы-то народец ушлый – мигом приспособились воду оттуда брать. Кое-кто даже насосом стал качать, ну а я по старинке: ведра в руки и вперед. Как-то однажды приехал в сад и сразу пошел за водой. Прихожу на омут – вижу старик один, Иван Николаевич, трубы проложил, шланг и стоит, воду качает. Подхожу к нему:

- Здравствуйте.

- День добрый. Тоже, никак, за водичкой?

- Ага. Капуста совсем завяла.

- Но, и я тоже вот поливаю. Знаешь что, доставай где-нибудь шланг, протянем от меня к тебе – тоже будешь поливать, а то с ведром в руках много не наносишь.

- Ладно. Прикину. А насос у Вас какой?

- Механический. Семьдесят шестой бензин залил и он качает. Воды в омуте на всех хватит.

- А Вы не знаете, откуда этот омут?

- Говорят, что еще до войны, в тридцатые годы, тут находилось спецпоселение для раскулаченных. Называлось то ли «Калиновка», то ли «Каменевка», не помню. Короче, свозили их всех сюда и здесь они работали на шахтах. На благо Отечества, так сказать.

- А что добывали?

- По-разному говорят: то ли золото, то ли медную руду. Скорее все-таки золото. Знаешь, дорога, с которой мы в сад сворачиваем, дальше идет мимо речки. Дак по той речке до сих пор драга ходит, золото моет.

- А отчего шахты закрыли?

- Тоже неизвестно. Скорее всего жила истощилась. А может война помешалась.

- А могло эту шахту затопить?

- Конечно, могло.

Я подошел, зачерпнул ведра и пошел обратно. Полил, потом еще сходил и еще. Отдохнул и снова пошел. Подхожу к омуту, а возле него ребятишки садовые камни в воду кидают. Один шел, согнувшись, и нес здоровенный камень, который с размаху кинул в воду. Брызги вверх, всех ребятишек облило, меня чуть не задело. Я ему сурово говорю:

- Ты что мне воду мутишь?

- А мы глубину хотим измерить, - оправдывается тот.

Я решил пошутить над ним и мрачным хриплым голосом сказал:

- А вдруг ты, швырнув этот камень,

Дремавшее Зло разбудил.

Того, в ком живет Древний Пламень,

Кто мир наш себе покорил.

Но Зло победили, повергли.

Был Суд справедлив, но суров

И Зло поместили под землю

Сроком на двадцать веков.

- Что правда?

- Нет. Это просто на меня временами находит. Стихами начинаю говорить.

- Да я же не специально. Мне интересно, какая здесь глубина.

- Есть веревка? – спросил я.

- Какой длины?

- Чем больше, тем лучше.

- А зачем?

- Ты же хочешь глубину узнать. Вот мы сейчас лот сделаем.

- Что?

- Лот. Прибор такой для измерения глубины. Веревка, а на конце камень. Камень идет ко дну и тянет за собой веревку. Когда дойдет до дна – веревка ослабляется. Достаем, измеряем.

- Подожди. Я сейчас.

Сбегал, приносит моток бельевой веревки:

- Здесь тридцать метров.

Я привязал камень, опустил в воду и стал потихоньку отпускать. У меня в руках остался лишь кончик веревки, а дно все еще не ощущалось.

- Здесь явно больше тридцати метров. – Сказал я пацану. Я уже начал доставать веревку, как вдруг она дернется у меня из рук. Кажется, если б я держал ее сильней – ушел бы вслед за ней.

- Упустил, - обиженно произнес парень.

- Не переживай. Зато мы выяснили, что эта яма чертовский глубока. Ты в сколькиэтажном доме живешь?

- В двенадцатиэтажке.

- А теперь представь, что весь твой дом можно поместить в эту яму и еще куча места наверху останется.

- Да уж, глубоковато.

Через три дня я снова приехал в сад. По-прежнему было сухо. Подходит ко мне соседка по саду, Антонина Семеновна и спрашивает:

- Ты Ивана Николаевича когда последний раз видел?

- Три дня назад. Он воду из омута качал. А что?

- Пропал он. Вчера дочь его из города приехала, а того нигде нет. Игоря-то знаешь? Участок через два от нас.

- Знаю.

- Ну и вот. Иван с Игорем вчера загуляли. Сидели, выпивали. Иван-то и говорит: «Дескать, пойду я, шланги уберу из омута, а то утащат». Ушел. Час его нет, второй, третий. Игорь пошел искать. На участке нет, у омута тоже нет. Шланги не убраны. Где он? Игорь решил, что тот где-то в траве уснул. Ну а утром дочь его приехала. Давай искать. Искали везде, даже по лесу. Единственное, что нашли – его кепка на берегу омута.

- То есть существует некоторая вероятность того, что он утонул?

- Существует.

- Ничего себе дела…

Я схватил ведра – все равно надо полить – и побежал к омуту. На берегу стояли два мужика. Один – Игорь, другого я не знал как звали. Видел его несколько раз в саду, но знал, что он – милиционер. Игорь стоял и указывая на землю говорил:

- Вот видишь: трава примята, как будто на ней кто-то лежал. А на самом краю – след размазанный, как будто нога соскользнула по глине.

- Понимаю. То есть если он стоял здесь, - милиционер встал возле следа, - а потом поскользнулся, упал на спину, то … Да, может быть. А кепка, говоришь, где лежала?

- А вот здесь, - Игорь указал рукой место в траве.

- Тоже соответствует версии.

- Ну и что делать сейчас?

- А ничего. Ждать и молиться. В розыск подавать рановато. Чтоб дело завести – нужны более веские доводы, чем примятая трава и оброненная кепка.

- А если найдется тело? – я встрял в их разговор.

- Тогда сразу же заведем уголовное дело, - ответил милиционер.

- А если мы поищем тело? Скажем – «кошкой» на длинной веревке. Если оно зацепилось за корни – достанем, - сказал Игорь.

- Ох и длинная же нужна будет веревка, - сказал я. – Я пробовал замерить глубину – тридцатиметровой веревки не хватило.

- А мы возьмем пятидесятиметровую. Есть у меня в гараже. И крюк соответствующий есть. – Сказал милиционер. – Ладно. Я сейчас дочь Ивана Николаевича отвезу обратно в город – она меня попросила, а сам привезу веревку, крюк и фотоаппарат. Зафиксировать следы и пейзаж. А вы уж тут посмотрите, чтоб никто не ходил и не наследил.

Он ушел, а мы с Игорем присели у тропки и разворачивали всех, кто шел за водой. Прошло три часа. Солнце было уже далеко на западе. Народ начал интенсивно уезжать домой. Наконец появился тот милиционер. Он отщелкал своей «мыльницей» кадров двадцать, сфотографировав и след на глине, и примятую траву, и общий вид поляны с омутом. Затем, повесив фотоаппарат на сучок дерева, он взял веревку с крюком на конце и опустил в омут. Он опускал веревку все глубже и глубже, опустил почти до половины, потом поднял. Ничего. Встал с другой стороны, снова опустил до середины, поднял – ничего. Потом он опустил ее на три четверти длины, начал поднимать, но веревка не поднималась.

- О, что-то есть, - сказал милиционер.

Но вдруг резкий рывок веревки сдернул милиционера в воду. Тот исчез под водой на пару секунд, вынырнул, отплевываясь. Подплывя к берегу, милиционер ухватился руками за полузатопленное бревно. Он наполовину вылез из воды, но в тот миг что-то длинное и розовое обвилось у него вокруг пояса. Охнув милиционер разжал руки и тотчас исчез в воде. Поверхность омута снова стала гладкой и лишь пузырьки воздуха, достигавшие поверхности, говорили о жутком происшествии.

Мы стояли и ошеломленно смотрели на омут. Веревка, оставшаяся на берегу, стала дальше уходить под воду.

- Конец! Вокруг дерева вяжи! – закричал мне Игорь.

Я схватил конец веревки, быстро обмотал вокруг березы три раза и закрепил простым узлом. В этот момент веревку так дернуло, что казалось, выдернет дерево с корнем. Но дерево оказалось прочнее веревки и та, не выдержав, порвалась.

- То это могло быть? – спросил я. – Или кто?

- Кажется я могу предложить одну гипотезу, - ответил Игорь. – Пойдем.

- Куда?

- К моему соседу.

Лазерная шлифовка SpaceX: Почему США встревожены резким отказом военных спутников над Украиной

Сергей АндреевЕдинственным каналом получения данных для Пентагона и ВСУ остаются коммерческие системы, однако вскоре могут "погаснуть" и они.Боевые лазеры18 мая вице-премьер правительст...

Российские учёные скромно рассказали о свершившемся прорыве в разработке клиновоздушного ракетного двигателя
  • CEВЕР
  • Сегодня 15:46
  • В топе

Отечественные специалисты разработали новую модель двигателя для сверхлегких ракет. Изобретение может вывести Россию в лидеры космической отрасли. Что же выдающегося совершили российские инженеры? ...

Отвечаю сразу всем украинцам, по какому такому праву Россия пришла зачищать вас от нацизма

Андрей Вершинин из Одессы написал комментарий под моей статьёй "Здесь о политике немного, самое важное — религиозный ликбез!" Хороший такой комментарий, написал!"Нападали бы сразу на Америку! Сра...

Обсудить
  • :thumbsup: ".Называлось то ли «Калиновка», то ли «Каменевка», не помню. Короче, свозили их всех сюда и здесь они работали на шахтах. А что добывали? - По-разному говорят: то ли золото, то ли медную руду." Узнаю уральские наши места : шахты, золото.. :blush: :sparkles: :sparkles: