В ВСУ собственный ЛГБТ-союз, Донбасс в огне

За что убили корреспондента "Аль-Джазиры"

4 2029

За что убили корреспондента "Аль-Джазиры"

За 20 лет репортажей об этом конфликте, я на личном опыте узнал, что никогда нельзя доверять израильской версии смерти палестинцев или иностранцев.
Казнь журналистки АльДжазиры Ширин Абу Акле израильским солдатом в палестинском городе Дженин, как и немедленно последовавшие усилия Израиля навести тень на плетень о том, кто виноват и жалкие выражения озабоченности западных столиц живо напомнили мне о моем опыте репортажей из региона.

В отличие от Абу Акле, я гораздо реже оказывался на линии огня на оккупированных территориях. Я не военный корреспондент, и на поле боя я всегда попадал случайно – как в том же Дженине, когда мое палестинское такси повернуло на другую улицу и оказалось прямо напротив дула израильского танка. Судя по тому, как быстро и ловко мой таксист сумел сдать назад, это был не первый раз, когда он натыкался на такой блокпост.

Абу Акле сообщила о слишком многих убийствах палестинцах, чтобы не сознавать, насколько опасно быть журналистом, каждый раз, когда она надевала бронежилет. Она была храброй, в отличие от меня.

По недавнему отчету «Репортеров без границ», израильские войска ранили как минимум 144 палестинских журналиста на оккупированных территориях с 2018 года. Троих, включая Абу Акле, убили за этот период.

Я провел немало времени, посещая места, где убили палестинцев, пытаясь из противоречащих сообщений палестинцев и израильтян получить ясную картину того, что произошло. Убийство Абу Акле и реакция Израиля точно соответствуют тому, к чему я привык, проводя эти расследования.

Так что я не удивился, услышав, как израильский премьер-министр Беннет немедленно обвинил палестинцев в ее смерти. Он сказал, что есть «большая вероятность, что палестинцы, которые стреляли куда попало, несут ответственность за достойную сожаления смерть журналистки».

Сведение счетов

Лицо Абу Акле было знакомо не только в арабском мире, который с жадностью поглощает новости из Палестины, но и израильским солдатам, которые «входят» - то есть нападают на палестинские населенные пункты, как Дженин.

Солдаты, которые стреляли в нее и группу палестинских журналистов с ней, знали, что стреляют в сотрудников СМИ. Но, похоже, что есть доказательства, что один или несколько солдат целились именно в нее.

Палестинцы по праву считают, что пуля, которая вошла как раз под край ее металлической каски, не была случайностью. Скорее это похоже на снайперский выстрел с целью убить ее – поэтому палестинские официальные лица называет ее смерть «преднамеренной».

Сколько я помню, Израиль всегда пытался найти предлог для прекращения репортажей Аль-Джазиры, часто запрещая въезд репортеров или отказывая им в
пропусках для СМИ.

Позорно известно, что в прошлом мае Израиль разбомбил в Газе высотный дом, где помещался офис телеканала.

На самом деле, скорее всего Абу Акле была убита именно потому, что была широко известна как репортер Аль Джазиры, бесстрашно разоблачающая израильские преступления. И армия, и отдельные солдаты были злы, и у них есть оружие для сведения счетов.

Реклама

«Огонь по своим»

Предположение Израиля что в нее целились, или случайно попали, вооруженные палестинцы не заслуживает ничего, кроме презрения. По крайней мере, с помощью современных GPS и спутниковых снимков эту обычную ложь становится легче разоблачить.

Отговорка про «огонь по своим» - обычная ложь, которую Израиль использует, когда он не может сослаться на свое излюбленное оправдания убийства палестинцев, что те были вооружены и «представляли непосредственную опасность для солдат».

Это я выучил в первые месяцы работы в регионе. Я приехал в 2001 году расследовать события первых дней Второй интифады, когда израильская полиция убила 13 протестующих. Эти убийства, в отличие от убийств на оккупированных территориях, совершили против палестинского меньшинства в Израиле – имеющих гражданство Израиля очень низкого сорта.

С началом интифады палестинские граждане Израиля вышли на улицы в беспрецедентном количестве, протестуя против убийств израильской армией их соотечественников на оккупированных территориях.

Особенно их возмутили кадры из Газы, снятые France 2 TV, на которых отец отчаянно пытался спасти своего двенадцатилетнего сына Мухаммада ал-Дурра под израильским огнем на перекрестке. Мухаммада убили, а его отца Джамаля тяжело ранили.

И в этом случае Израиль тоже пытался изо всех сил затемнить то, что произошло – и продолжал это много лет. Израиль то обвинял палестинцев в убийстве, то врал, что все это постановка, что мальчик на самом деле жив и невредим. Израиль делал это, несмотря на протесты французской телевизионной группы.

И в этом случае Израиль тоже пытался изо всех сил затемнить то, что произошло – и продолжал это много лет. Израиль то обвинял палестинцев в убийстве, то врал, что все это постановка, что мальчик на самом деле жив и невредим. Израиль делал это, несмотря на протесты французской телевизионной группы.

Палестинских детей в то же время убивали в других местах на оккупированной территории, но эти убийства редко попадали на такие душераздирающие видео. А если их снимали, то это обычно были нечеткие фото тогдашних цифровых камер. Израиль и его апологеты небрежно отмахивались от таких фото как от «Паливуда» - Палестинского Голливуда, то есть фейков.

Застрелены со спины

Ложь Израиля про смерть Мухаммада отражала и то, что происходило в самом Израиле. Там полиция тоже стреляла в большие демонстрации, хотя протестующие были безоружны и имели израильское гражданство. Не только 13 палестинцев были убиты, но сотни ранены, некоторые страшно изувечены.

В одном случае израильские евреи из Верхнего Назарета – некоторые из них вооруженные – явились в соседний палестинский город Назарет, где я жил. Громкоговорители мечетей призвали жителей Назарета выйти и защитить свои дома. За этим последовало долгое, напряженное противостояние между двумя сторонами на перекрестке между городами.

Полиция стояла в одном ряду с захватчиками, а израильские снайперы с высоких зданий Верхнего Назарета целились в жителей Назарета, стоявших внизу.

Полиция настаивала, чтобы палестинцы ушли первыми. Перед лицом такого вооруженного превосходства, жители Назарета, наконец, согласились и пошли по домам. В этот момент снайперы открыли огонь, застрелив нескольких в спину. Двое, кому попали в голову, умерли на месте.

Эти расстрелы видели тысячи палестинцев, как и полиция и все, кто пытались вторгнуться в Назарет. Однако официальная история полицейских не обратила внимания на последовательность событий. Полиция заявила, что то, что два палестинца были убиты выстрелами в затылок, означает, что их убили другие палестинцы, а не израильские снайперы.

Командиры утверждали, без всяких доказательств или результатов вскрытия, что вооруженные палестинцы прятались за людьми и по ошибке застрелили их, целясь в полицию. Это была наглая ложь, но израильские власти придерживались ее во время последовавшего расследования.

Баланс сил

Как в случае с Абу Акле смерть этих двух палестинцев не была – как хотел бы нас уверить Израиль – несчастным случаем, когда невинные оказались под перекрестным огнем.

Как Абу Акле эти палестинцы из Назарета были хладнокровно расстреляны Израилем. Это было запугивание всех палестинцев – показать, на чьей стороне сила, и угроза подчиниться, утихнуть, знать свое место.

Палестинцы Назарета бросили вызов этой силе, когда вышли защитить свой город. Абу Акле сделала то же самое, день за днем более двадцати лет сообщая о преступлениях, несправедливостях и ужасах жизни под израильской оккупацией. В обоих случаях это было мирное сопротивление, и в обоих случаях Израиль счел это равным терроризму.

Мы никогда не узнаем, умерли ли Абу Акле и эти два палестинца из-за рвения израильского солдата, или потому, что убийцам дал приказ старший по званию, расстрелять их как «урок» для других палестинцев.

Но нам нет нужды это знать. Потому, что это продолжается, и потому, что Израиль ничего не делает, чтобы это прекратить, или чтобы найти и наказать виновных.

Потому, что убивать палестинцев – непредсказуемо, даже без разбора – цель оккупантов, желающих уничтожить любое ощущение безопасности или нормальности для палестинцев, оккупантов, желающих затерроризировать их до того, чтобы они покинули свою родину Палестину, один за другим.
Урок

Абу Акле – одна из очень немногих палестинцев на оккупированных территориях – была гражданкой США. Это, как и ее слава в арабском мире - причины, почему чиновники в Вашингтоне решили, что их долг – выразить печаль от ее убийства и для вида призвать к «тщательному расследованию».

Но гражданство США не больше могло спасти ее от израильской мести, чем Рэйчел Корри, которую убил водитель израильского бульдозера, когда она пыталась защитить дома палестинцев в Газе. Также не защитило Тома Хёрндала его гражданство Великобритании от пули в голову, когда он пытался спасти палестинских детей в Газе от израильского огня. И кинооператора Джемса Миллера не защитило его гражданство Великобритании, израильский солдат расстрелял его в 2003 в Газе, когда Миллер снимал израильскую агрессию против этого маленького, разоренного анклава.

Израиль считал их всех врагами, потому что они были свидетелями и отказывались молчать о страданиях палестинцев – и поэтому им и их единомышленникам преподали «урок».

Это сработало. Скоро, иностранные добровольцы, которые приехали в Палестину разоблачать израильские преступления и служить, когда необходимо, живыми щитами для защиты палестинцев от агрессивных израильских солдат, уехали. Израиль обвинил Международное движение солидарности в поддержке терроризма, и, с такой явной угрозой их жизни, добровольцев постепенно не стало.
Эти расстрелы – не важно, по желанию буйных солдат или по приказу – снова сыграли свою роль.

Реклама

Ошибка

Я был единственным журналистом, расследовавшим первый из этих расстрелов иностранцев в начале Второй интифады - Яна Хука, англичанина, сотрудника UNRWA (агентства ООН по палестинским беженцам). Он был расстрелян в 2002 году израильским снайпером в Дженине – том же палестинском городе на Западном Берегу, где Абу Акле расстреляют через 20 лет.

Как и с Абу Акле, официальная израильская версия была направлена на перевод внимания от явного расстрела израильским солдатом на обвинение палестинцев.
Во время очередного израильского «вторжения» в Дженин Хук и его сотрудники с палестинскими детьми -учениками школы UNRWA, укрылся в огороженном стенами комплексе зданий.

Израильская версия была кучей вранья, которую было легко опровергнуть, хотя ни один иностранный журналист, кроме меня, не озаботился прийти на место и проверить. В те дни было еще меньше возможностей публикации, так что я долго искал СМИ, где мое расследование бы опубликовали.

Израиль утверждал, что снайпер, сверху над комплексом из окна четвертого этажа, видел, как в комплекс ворвались палестинцы. По этой версии, снайпер принял Хука с очень характерной внешностью – белокожего, рыжеволосого, 54 лет- за вооруженного палестинца, хотя снайпер смотрел на сотрудника ООН в телескопический прицел больше часа.

Чтобы подпереть эту нелепую ложь, Израиль также утверждал, что снайпер принял мобильный телефон Хука за ручную гранату, и беспокоился, что тот собирается бросить ее через стену в израильских солдат на улице снаружи.

Это, разумеется, было невозможно. Комплекс был не только окружен высокой бетонной стеной, над ним был навес, а в промежутках затянуто проволочной сеткой. Если бы Хук бросил свой телефон-гранату на улицу, она бы отскочила прямо на него. Если бы это была граната, он бы взорвал себя.

Прада же заключается в том, что Хук ошибся. Окруженный израильскими солдатами, с вооруженными палестинцами на соседних улицах, отчаявшийся от отказов израильских солдат позволить ему, сотрудникам и детям выйти в безопасное место, он отпер калитку и пытался умолять солдат снаружи.

В этот момент, вооруженный палестинец вышел из соседней улицы и выстрелили в израильский БТР. Никто не пострадал. Хук бросился обратно и снова закрыл калитку.
Но израильские солдаты теперь решили отомстить сотруднику ООН. Один из них решил в отместку прострелить Хуку голову.

Вероломство

ООН пришлось провести тщательное расследование убийства Хука. Родные Абу Алке вряд ли получат такую возможность. На самом деле израильская полиция показала, кто тут хозяин, совершив налет на ее дом в оккупированном Восточном Иерусалиме, чтобы помешать ее оплакивать, с требованием снять палестинский флаг. Еще один «урок».

Израиль уже настаивает, чтобы его допустили к уликам – как будто убийца имеет право расследовать свое собственное преступление.

Но на самом деле, даже в деле Хука, расследование ООН положили под сукно. Обвинить Израиль в убийстве чиновника ООН означало бы для ООН опасное противостояние и с Израилем, и с США. Убийство Хука замяли, и никого за него не судили.

Ничего другого нельзя ожидать для Абу Акле. Будет болтовня про расследование. Израиль обвинит ПА за отказ сотрудничать, как уже и делает. Вашингтон выразит умеренную озабоченность, и не сделает ничего. За кулисами США поможет Израилю не допустить никакого серьезного расследования.

Для США и Европы рутинные заявления об «опечаленности» и призывы к расследованию не призваны пролить свет на то, что произошло. Это бы только поставило в неудобное положение стратегического союзника, который нужен для защиты интересов Запада на богатом нефтью Ближнем Востоке.

Нет, эти вялые заявления из западных столиц нацелены на то, чтобы обелить и смутить. Они должны предотвратить любой серьезный ответ, обозначит западную беспристрастность, и избавить от неудобного положения пособников среди арабских режимов, сделать вид, что Израиль придерживается законов, и подорвать усилия палестинцев и правозащитников обратиться с обвинениями в международные суды, например, в Гаагу.

Суть в том, что многолетняя оккупация может продолжаться только убийствами -бессудными, иногда не важно кого, тщательно нацеленным терроризмом, чтобы запугать туземцев и заставить подчиняться. Когда такую оккупацию поддерживает сверхдержава, этим террористам обеспечена полная безнаказанность.

Абу Акле – одна из последних жертв. Но эти расстрелы будут продолжаться, пока Израиль и его солдаты защищены от ответственности.

Джонатан Кук

https://colonelcassad.livejour...

История одной маленькой бумажки

Юлия Тимошенко заявила, что мирное соглашение с Россией неприемлемо для Украины. По ее мнению, единственный выход — победа в бою. «Любое мирное соглашение станет лишь первым шагом к очеред...

Овсянникова едет домой

Овсянникова возвращается в Россию. На Западе и на Украине оказалась не нужна. Вовремя не осознала, что Запаб выступил в Крестовый поход не проиив "Путинской агрессии", а против России и русс...

В ЛНР отреагировали на слова Путина о том, что военным нужен отдых после Лисичанска

Глава МИД ЛНР: идет работа по направлению на Северск, отдыхать будем позже Министр иностранных дел Луганской народной республики Владислав Дейнего заявил, что силы Народной мили...

Обсудить
  • жидам верить последнее дело! все зло и мерзость в этом мире от этих ублюдков и паразитов
  • Надо исходить из того, что Израиль является американским штатом на Ближнем Востоке...
  • Десионизация :trollface:
  • :bowtie: Мммммм!?!?!? Она Много Знала? И много Видела? Вот и результат!! :bowtie: