Скользкая тема августа-сентября 1939 года

57 3860

Своей статьёй В.В.Путин вынужден за историков и аппарат государства выполнять их работу, освещать факты истории, чтобы сбить волну политических и информационных провокаций. По сути дела, историкам и лицам, ответственным за политику государства во многих сферах деятельности, “поставлена на вид” их слабая работа, закомплексованность, безынициативность, неоправданная с позиции исторических фактов робость. Во многом, современное состояние “историков” вызвано “перестроечным синдромом” по Прибалтике.

Обратимся к событиям 80-летней давности и их интерпретации. Речь пойдёт о сложном периоде в жизни СССР (идеологической фазе Российского государства) и других европейских стран, в том числе стран Прибалтики, в августе-сентябре 1939 года.

Толерантность к чужому мнению, что полезно сохранять в российском обществе как необходимый элемент отказа от конфронтации в нём, не следует “автоматически” переносить на иные общества и государства, тем более, на целенаправленно изолирующих себя от России, от совместной истории. В данном контексте, не станем потакать чужим ухищрениям, играющим на российской толерантности при оценке исторических событий.

Итак, к августу 1939 года СССР, во-первых, был втянут в военный конфликт на своём Дальнем Востоке с Японией и её марионетками. Во-вторых, против СССР уже сложился действующий на тот момент блок агрессивных государств: нацистской Германии, фашистской Италии и милитаристской Японии (“антикоминтерновский пакт”). В-третьих, Вторая Мировая война уже полыхала в Азии. В-четвёртых, в Европе у СССР, по сути дела, не было союзников: антисоветскую позицию занимали и Германия, и Польша, и Великобритания, и Италия, и другие страны.

В результате, к августу 1939 года возникла опасность для СССР быть втянутым в войну на два фронта: в Европе и в Азии. К тому времени у нацистской Германии уже были подготовлены планы военной экспансии на восток.

Несколько дней ничего в масштабных геополитических и военных планах не решают, то есть, ничего не могут радикально изменить в ранее составленных планах. Иными словами, события 01 сентября 1939 года даже чисто теоретически никак не могут иметь причинно-следственную связь с событиями 23 августа 1939 года.

Все усилия советских дипломатов по созданию антигитлеровской коалиции оказались тщетными. Единственной страной, расположенной вблизи от Германии, ещё не сделавшей попытку заключить договор о ненападении с ней оставался в августе 1939 года лишь СССР.

Для избегания войны на два фронта советское руководство пошло на комбинирование своих усилий: по японским агрессорам наносился мощный военный удар, а с Германией проводились переговоры о заключении договора о ненападении.

20 августа 1939 года советско-монгольские войска начали генеральное наступление на силы японцев и их марионеток, получив с первых же дней определённый военный успех. А 23 августа 1939 года подписывается Договор о ненападении между Германией и СССР.

В итоге, вместо войны на два фронта СССР получил распад “антикоминтерновского” (антисоветского) блока держав. Япония, осознав смысл этого Договора, прекратила в сентябре свою военную кампанию, подписав на советских условиях Соглашение о прекращении военных действий между СССР, МНР и Японией с 16 сентября 1939 года.

Таким образом, военные успехи СССР на Дальнем Востоке помогли заключению Договора о ненападении с Германией, а подписание Договора позволило победно и досрочно закончить вооружённый конфликт на Дальнем Востоке.

Помимо того, возникло глубокое политическое охлаждение между Японией и Германией, которое в дальнейшем привело к отказу Японии от скоординированных с Германией военных действий против СССР в 1941-1945 годах. Это позволило СССР перебросить часть вооружённых сил с Дальнего Востока под Москву в наиболее напряжённый период Отечественной войны осенью 1941 года.

На момент начала сентября 1939 года конфигурация антигитлеровской коалиции не просматривалась. Польша продолжала занимать последовательную антисоветскую позицию. В то же время Польша имела договорные обязательства с Францией и Великобританией о военной помощи, опираясь на которые Польша занимала и антигерманскую позицию.

Развитие событий происходило по сценарию нацистской Германии – её войска вторглись в Польшу 01 сентября 1939 года. Сначала Великобритания, а затем несколькими часами позже и Франция объявили 03 сентября войну Германии, однако военных действий против Германии не предприняли.

Так продолжалось, по сути дела, до ликвидации Германией Польского государства. Польская армия, за редким исключением, не оказала существенного сопротивления войскам Германии, а польское правительство в начале сентября уже покинуло столицу, то есть, до приближения к ней немцев.

Наблюдая катастрофический развал Польского государства и отсутствие военной помощи Польше со стороны Великобритании и Франции, СССР принял решение вступить своими войсками в районы, исторически входившие в состав Российской империи, но оккупированные в двадцатые годы Польшей.

Советские войска выдвинулись за пределы СССР 17 сентября 1939 года сразу после вступления в силу Соглашения о прекращении военных действий с Японией с 16 сентября, что означало для СССР закрытие своего “восточного фронта”. Движение советских войск по территории западных районов Белоруссии и Украины проходило без боевых столкновений с польскими войсками.

Процесс выдвижения советских войск на запад объективно мог восприниматься как подготовка к вступлению СССР в конфронтацию с Германией. Однако Франция и Британия, объявившие войну Германии уже 3 сентября 1939 года, даже при таком развитии событий не предприняли усилий для создания антигитлеровской коалиции с СССР. Был лишь слабый сигнал со стороны Польского правительства: распоряжение своим войскам на востоке Польши не оказывать сопротивления советским войскам.

Контуры антигитлеровской коалиции и к концу сентября 1939 года не были по вине наших будущих союзников ещё сформированы. Более того, существовала также реальная опасность обновления “антикоминтерновского пакта”, но уже с участием в нём Франции и Великобритании.

В частности, после завершения Францией мобилизации своей армии объединённое англо-французское командование, в условиях уже объявленной войны Германии и критического положения Польши, отказалось от наступления союзных войск на Германию при наличии своего превосходства в силах.

В тот момент СССР располагал ещё свежим, "недельной" давности, Договором о ненападении с Германией, а военного союза с западными странами как не было, так и не намечалось. Что делать СССР?

Прошёл целый месяц с момента начала немецкой оккупации Польши и две недели прошли с момента начала выдвижения советских войск на запад, а военных действий против Германии, кроме одной локальной наступательной операции, на западном фронте не было. В подобной ситуации СССР не пошёл на военный конфликт с Германией, так как опасность её блокирования с Британией и Францией реально существовала. Сначала следовало определить контуры возможной коалиции.

Однако соприкосновение с линией войск германского вермахта резко ухудшило стратегические позиции СССР: вероятность боестолкновений с перерастанием их в открытую затяжную войну резко возросла, что лишало СССР дипломатического маневрирования. А в идеологическом плане советским агитаторам приходилось крутиться как “ужам на горячей сковороде” – это был сильный психологический удар Германии по своему будущему противнику (СССР).

Что касается секретных протоколов к Договору о ненападении между Германией и СССР, то это была универсальная практика в дипломатии того времени. Вот, например, Великобритания максимально засекретила всё, что связано с её дипломатическими усилиями и правительственными решениями того периода времени. А российские договорённости как в Первую Мировую войну, так и советские договорённости перед Второй Мировой войной выставлены на общее обозрение.

Единственная “крамола” в данных договорённостях заключалась в том, что они были достигнуты без участия США и Великобритании. Без англосаксов были приняты какие-то общие рамки отношений Германии и СССР, устраняющие потенциальные риски их взаимного противостояния, в том числе масштабных военных действий.

То есть, речь в них шла не об обязательных манипуляциях какой-либо из сторон, а о гипотетическом развитии событий. Вариантов на тот момент могло быть много и обе стороны, в определённой мере, страховались от прямого военного столкновения между собой, одновременно, мешая друг другу создать коалицию с Францией и Великобританией.

По поводу содержания так называемых протоколов к Договору: каждый из участников современного международного сообщества “думает в силу своей испорченности (зловредности)”, а точнее, пытается использовать любой повод против России в рамках “Большой игры англосаксов”, добиваясь своих узких интересов.

По сути дела, эти протоколы были частью дипломатических интриг и стратегического расклада сил между участниками событий в Европе и в мире. Сложно представить, что два потенциальных врага, которые уже схлестнулись друг с другом в Испании, а также хорошо понимая весь антагонизм противной стороны, сошлись в выработке общего плана. Сторонам ясна была опасность наличия общей границы между ними.

Антикоммунист Гитлер пошёл на Договор о ненападении легко, так как и не собирался его соблюдать, а старался обезопасить себя от создания антигерманской коалиции. А СССР обоснованно опасался общего фронта западных стран против себя, поражаясь отсутствию боевых действий уже объединённых сил Франции и Великобритании против Германии после объявления ими войны Германии 03 сентября 1939 года.

Нацистская Германия, руководствуясь исключительно своими военными планами, после провокации, используемой в качестве повода для агрессии, вторглась в Польшу 01 сентября 1939 года.

С нелёгкой руки Польши эту дату в советское время стали трактовать как дату начала Второй Мировой войны. Но, во-первых, война уже велась и самым жестоким образом в Азии, да и в Европе уже была в 1938 году сначала разделена Германией Чехословакия с оккупацией её Судетского региона, а затем в 1939 году оккупирована полностью и вся Чехия.

На момент вторжения немцев и поляков в 1938 году чехословацкая армия всё-таки была способна оказать сопротивление, но Чехословакию "кинули" Великобритания и Франция. Кроме того, в Словакию вторглась ещё и Венгрия.

Во-вторых, военное противоборство Польши германским войскам не подпадает под определение полномасштабной тотальной войны, точнее, речь может идти, в данном случае, об ограниченных боях и об оккупации территории Польши германскими войсками.

Лишь поспешное бегство (возможно, с “подачи” западных союзников) правительства Польши и провалы её военного руководства привели к абсолютному успеху Гитлера. Вполне возможно, что начальные планы Германии относительно Польши были несколько “скромнее”, так как не ясна была активность её военных союзников – Франции и Великобритании.

Таким образом, трактовать именно 01.09.1939 года как начало Второй Мировой войны в Европе можно с тем же основанием, что и оккупацию части территории Чехословакии в 1938 году Германией и Польшей или окончательную оккупацию Чехии в марте 1939 года Германией.

Ещё корректней в качестве даты начала Мировой войны в Европе можно считать 03 сентября 1939 года – дату объявления сначала Великобританией, а затем Францией войны Германии.

В общем, использование Договора между Германией и СССР, событий сентября 1939 года для клеветы на СССР, а также использование фактов истории тенденциозно в интересах современной политической конъюнктуры не повышает силу аргументации политиков в странах Балтии, в Польше и в иных политических кругах, заинтересованных в разжигании русофобии и в проведении антироссийской политики.

Конечно, для Литвы исторические грани событий 1939 года были намного ярче, чем у Латвии и Эстонии. Так, в марте 1939 года Литве под угрозой применения Германией военной силы пришлось ей отдать Клайпедский (Мемельский) край.

Президент Антанас Сметана был вынужден от лица Литвы сразу и подписать, и "ратифицировать" договор об этом с Германией 22 марта 1939 года. Именно по этой причине в протоколе между Германией и СССР (23 августа 1939 года) особо отражена позиция Германии по признанию СССР новой северной границы Литвы.

Крайне националистические (по сути дела, фашистские) режимы в Латвии, Литве и Эстонии на протяжении 30-х годов не “церемонились” с бывшими подданными Российской империи, с представителями наций своих соседей, например, с остзейцами (восточными немцами), веками жившими на территории данных прибалтийских государств. Людей репрессировали и высылали, их собственность захватывалась представителями “титульных наций”, таким образом, эти нации пропитывались национал-социализмом.

После позора с Клайпедой Литва согласилась на создание нескольких военных баз на своей территории в обмен на возвращение Литве Виленского края (с городом Вильно, теперь Вильнюс), который был занят советскими войсками после их вхождения в западные районы Белоруссии в сентябре 1939 года.

В ноябре 1939 года советский ограниченный воинский контингент разместился в ряде отведённых властями Литвы для своей дислокации мест. При этом советские военные, по настоянию принимающей стороны, были выведены из Виленского края.

По сути дела, Литва, также как и западные страны, легитимировала возвращение к статус-кво западной пограничной линии, нарушенной польской агрессией в 20-х годах прошлого века.

В дальнейшем Вторая Мировая война в Европе резко стала набирать свои разрушительные обороты в результате агрессии нацистской Германии против западных стран, в том числе и объявивших ранее войну Германии. В этой связи СССР вынужден был предпринять меры по укреплению своих позиций на западных рубежах.

Политики той Литвы, опасаясь и СССР, и Германии, вели с последней закулисные переговоры и маневрировали, наблюдая постоянно растущую мощь немецкого нацизма, с которым у них было, в частности, в ментальной плоскости много общего.

В апреле 1940 года Германия вторглась в Данию и Норвегию, отрезав акваторию Балтийского моря от английского флота. В мае нацистская Германия вторглась в Бельгию, Нидерланды и Люксембург, а в июне 1940 года разгромила Францию. Германия начала бомбардировки Великобритании. События нарастали, как “снежный ком”.

Не надо быть большим стратегом, чтобы выдвинуть гипотезу, что война СССР и Германии в какой-то момент станет неизбежной. Это хорошо понимали политики Прибалтийских государств. В свою очередь германская разведка использовала свои приёмы для создания проблем между СССР и странами Прибалтики. А СССР нуждался в военном укреплении своего положения на границах с Германией в Восточной Пруссии.

К лету 1940 года военная мощь Германии резко возросла, Франция была разгромлена, а Великобритания оборонялась на своём острове, США были нейтральны к участникам войны в Европе.

В прибалтийских государствах разом прокатились цветные революции, приведшие к власти просоветски настроенные круги. Советские войска в этих событиях участия не принимали. Однако СССР с удовлетворением пошёл навстречу, судя по всему, инспирированным пожеланиям новых властей трёх прибалтийских стран, пожелавших вступить в состав СССР на правах самостоятельных республик.

В определённом смысле возвращение Прибалтики в состав СССР (в идеологическую форму Российского государства) создавало определённость в его контрдействиях германской экспансии в данном регионе Европы.

Вооружённые силы СССР приступили к строительству линии укреплений на новой западной границе СССР, проходящей с 1940 года, в том числе, по северной границе Литвы.

К сожалению, до начала агрессии нацистской Германии против СССР оборонительная линия была далека от своего завершения. Кроме того, факт включения Прибалтики в состав СССР был максимально использован нацистской пропагандой и репрессивными структурами нацистов против СССР.

После разгрома немецко-фашистских агрессоров в Отечественной войне Литовская Советская Социалистическая Республика (Литовская ССР) получила в свой состав Мемельский (Клайпедский) край, отторгнутый от Германии, как и вся Пруссия, в качестве наказания за развязывание войны и нанесения ущерба СССР.

В конечном итоге, современное территориальное статус-кво Литовской Республики можно резюмировать следующим образом. В составе Литвы находится её столица Вильнюс и Вильнюсский край как доказательство сотрудничества Литвы с СССР по освободительному походу Красной (советской) армии в сентябре 1939 года в западные районы Белоруссии. А Клайпеда и Клайпедский край находятся в составе Литвы исключительно как правопреемницы Литовской ССР.

В этой связи Литовскому государству совсем противопоказано настаивать на антилитовском характере Договора между СССР и Германией от 23 августа 1939 года, а также на продолжении с 1991 года своей государственности со статусом до 1940 года, отказываясь в этой связи от советского периода в развитии Литвы. В таком случае Литовской республике придётся, в частности, вернуть СССР (точнее, государству-продолжателю СССР – Российской Федерации) бывший Мемельский край с городом Мемель (Клайпедой).

Что касается, Вильнюса и Вильнюсского края, то Литва должна либо вернуть его Польше, либо сразу в Российское государство, то есть Российской Федерации (правопреемнице Российской империи). Напомним в этой связи, что и большая часть Польши до Первой Мировой войны входила в состав Российской империи.

Конечно, по итогам Второй Мировой войны были установлены союзными государствами-победителями новые границы европейских стран. В этой связи, свою столицу и Вильнюский край Литва вполне может оставить за собой, но при этом Литва должна быть причислена к странам, якобы “разделивших”, в современной интерпретации самой же Литвы, Польшу в сентябре 1939 года.

Существует ли цивилизованный выход из данного юридического казуса с максимальным “сохранением своего лица”, то есть с минимальными возмущениями в ментальности литовского народа и в политической надстройке Литвы? Да, есть такая возможность!

Методология неизбежного сотрудничества

Такой возможностью для Литвы урегулировать все аспекты принадлежности ей современных территорий и акваторий может стать решение Российского государства, а именно – Государственный Акт Российской Федерации “О наделении суверенитетом Литвы”. В рамках такого исторического документа будут закреплены за Литвой современная территория и акватория, будут определены права и обязанности Литвы в отношении России. Конечно, возможны и некоторые уточнения пограничной линии, в том числе, и в пользу самой Литвы.

Для РФ подобное решение также является полезным, так как, в противном случае, неурегулированность всего комплекса отношений с Литвой будет по-прежнему отравлять наши отношения, давать питательную среду для всевозможных “червяков” русофобии, национализма и провокаций.

Для литовской общественности может стать неожиданным, что решение всех вопросов сводится к отношениям с Россией, а не к позиции англосаксов. А как может быть иначе? Ведь Литва не отрегулировала отношения с Российской империей по своему отдельному существованию вне её территории. Конечно, были в России большевики, захвату власти которыми в немалой степени способствовали и прибалты, в том числе, литовцы. Ну, а сейчас кто мешает отрегулировать отношения?

Праздновать Литве свою якобы “независимость”, установленную в рамках немецкой администрации, – стыдно и не практично, так как это был всё-таки оккупационный режим, подлежащий устранению по итогам Первой Мировой войны.

Некорректно прикрывать статус и документами, подписанными большевиками, так как статус самих большевиков в те годы не являлся, по сути дела, легитимным в правовом международном поле. Что касается территориальных изменений Литвы, то вполне понятна фактическая нелегитимность нахождения, в частности, Клайпедского края в составе территории современной Литвы и понятен тот факт, что распоряжаться этим краем без согласия Российского государства Литва в настоящее время де-юре не может.

Каким же способом будет разрешена существующая коллизия? Во-первых, для этого Литва обязана оформить выход из состава СССР в качестве Литовской ССР, оформив соответствующим образом все регламентирующие её права и обязанности в отношениях с Российским государством. Таким способом может быть снята основная часть проблем Литвы, появившихся после её некорректных решений. При этом сохранятся не столь существенные, но всё же проблемы, правда, иного плана.

Наиболее оптимальным комплексным решением станет принятие именно Государственного Акта Российской Федерации “О наделении суверенитетом Литвы”, в рамках которого будут определены все вопросы взаимоотношений Российского и Литовского государств. С учётом того факта, что сегодня республика Беларусь является частью Союзного государства Россия-Беларусь, то в рамках Государственного Акта России будут, возможно, отрегулированы и отношения Республики Беларусь и Литовской Республики.

Сам комплекс документов (Государственный Акт “О наделении суверенитетом” и приложения к нему) позволяет корректно и рационально отразить права и обязательства Литвы в отношении Российского государства, а Российское государство в них подтвердит (признает) и гарантирует полный суверенитет Литовского государства. Например, РФ обязуется не размещать свои вооружённые силы (силы своих союзников) на территории и в акватории Литвы. При этом РФ гарантирует защиту суверенитета Литвы от посягательств третьих стран.

Рассмотрим один из принципиальных моментов. Если бы Литва выходила из состава СССР как Литовская ССР, то автоматически разрешался вопрос: на чьей стороне была Литва во Второй Мировой войне. При этом устранялся бы тезис об “оккупации” Литвы СССР после 1944 года.

Если же литовская власть продолжит настаивать на “оккупации” своей территории СССР, то тогда Российская Федерация как государство-продолжатель СССР восстановит свои права по репарациям к Литве за понесённый СССР и его гражданами ущерб, вернёт себе не принадлежащие Литве территории и акватории и потребует компенсацию за собственность СССР и его граждан на территории бывшей Литовской ССР.

Одной из причин формального объединения Литвы, Латвии и Эстонии в некое “трио” является желание внешних сил затруднить урегулирование отношений каждой из стран Балтии с Россией на индивидуальной основе. Достаточно вспомнить наиболее проблемные ситуации двусторонних отношений каждой из стран Балтии с Россией. В частности, для Литвы – это правовая неурегулированность в связи с выходом из СССР по территориальным приобретениям Литвы.

Сохранение текущего состояния дел потенциально опасно для самой Литвы. РФ не желает забирать у Литвы город Мемель (Клайпеда) и его район, хотя он, конечно, может весьма пригодиться для Союзного государства Россия-Беларусь.

РФ также не желает забирать у Литвы её столицу Вильнюс (Вильно) с его краем, но для этого Литве придётся выражать солидарность с освободительным походом Красной (советской) армии в Западную Белоруссию в сентябре 1939 года, уточнив свою современную официальную позицию по событиям августа-сентября 1939 года.

Без юридического оформления “полюбовного расставания” Литвы и Российского государства как после Первой Мировой войны, так и в 1991 году никак не обойтись. В противном случае, наличие перечисленных городов и их районов в Литве, в современном её статусе, является юридически незаконным (ничтожным).

Выходом из данной неприятной для Литвы ситуации является юридическое согласие Российского государства на суверенное существование Литовского государства, в установленных самой Россией границах. Конечно, в рамках решения России будут определены также другие права и обязанности Литвы, в частности: нейтральный статус Литвы, отсутствие угроз России и её гражданам, условия российского транзита и другие.

Учитывая, что в вопросах национальных, гражданских прав и вероисповедания Литва, имеющая в историческом прошлом опыт государственности, не имеет стольких проблем, как её балтийские соседки, то установление добрососедских отношений Литвы и России не станет объективно проблематичным – было бы наличие желания литовской стороны, точнее, её политикума.

Прибрежные страны заинтересованы в мирном статусе Балтийского моря для развития взаимовыгодных торговых отношений и в этом плане примером служит экономическое сотрудничество Германии и России.

Процесс смены политиков, с моралью “двойных агентов”, на добросовестных политиков, действующих в интересах народов своих стран, а не в интересах реализации неких абстрактных идеологем и концепций политических бюрократов– это дело самих граждан стран Балтии.

Разумные и цивилизованные решения, в том числе во внутренних делах, полезны и перспективны как для самих прибрежных стран, так и для их соседей. Как показала практика, в частности, исключение русских жителей в Латвии и Эстонии из политических процессов не могло дать позитивного результата и этот факт следовало бы признать, что явится первым шагом к устранению нагромождения проблем и фобий и в других странах Балтии.

На Олимпиаде в Токио российские спортсмены выступят под флагом СССР (спортивно-политическая инициатива)

✔ Как и все нормальные люди, я был крайне огорчён политизированным и несправедливым решением WADA об отстранении России от соревнований на ближайшие четыре года.Теперь нашей стране запр...

Холодная война 2,0. Кто в ее ходе теряет, а кто приобретает - 2

Перед прочтением 2-й части рекомендую сначала ознакомиться с 1-й частью статьи: Холодная война 2,0. Кто в ее ходе теряет, а кто приобретаетСмотрим весь расклад дальше: кто в нём те...

Дорогие друзья, Россия всегда гибла, гибнет и будет продолжать гибнуть

Суббота, так её.Транспортный пилотируемый корабль «Ю.А. Гагарин» https://bit.ly/2Q8Fot9(Союз МС-18) с экипажем 65-й длительной экспедиции на Международную космическую в штатном режиме пристыковался к ...

Обсудить
  • :fist: :raised_hand:
    • v49
    • 21 июня 2020 г. 05:58
    мне думается,что и историки и госаппарат с обеих сторон прекрасно знают реальную историю.Ну а мифы тиражируют на потребу текущей ситуации.И вот статья ВВП,написанная при помощи тех же историков,и призвана показать противоположной стороне-может хватит заниматься враньём.Давайте избавляться от англо-геббельсовского вранья.И попытаемся строить нормальные,рабочие отношения.
  • Ничего , ничего. Через пару лет сами прибегут. Жизнь у них такая. У проституток.
  • у каждого Генштаба любой страны есть планы (секретные) на случай боевых действий со всеми соседями ! а обвиняют только СССР !
    • Dux
    • 21 июня 2020 г. 08:13
    Очередной, пустой пересказ советских учебников. С таким контентом придется Путину ещё ни одну статью написать, впрочем, с тем же результатом..