Правовое оформление трансформаций Российского государства в XX веке

0 668

Уже более 100 лет существует потребность в восстановлении непрерывности истории легитимной власти Российского государства, нарушенной в 1917 году. При использовании методологии правоведения, проявляя необходимую деликатность, России по силам превратить эту застарелую проблему не такой далёкой истории своего государства в инструмент эффективного воздействия на общественные, политические, международные реалии современного нам мира.

В целях соединения истории российской государственности начала ХХ века со всей многовековой историей Российского государства необходимы настойчивые усилия общества, академических кругов, государственных институтов, русской православной церкви и других традиционных религий для России, учёных и общественных деятелей русского зарубежья.

Правовое оформление трансформаций Российского государства, начатых в 1917 и в 1991 годах, принципиально важно как для России, так и для вновь образованных государств на территориях, ранее входивших в состав Российского государства. Ситуация с отсутствием полноценного юридического оформления независимого государственного статуса, например, Литвы, Латвии и Эстонии, как с 1918-1920 годов, так и с 1991 года является не только некорректной, но даже опасной для всей системы международных отношений.

Подмена правовой легитимации непосредственно самой Россией предоставленного ею суверенитета балтийским государствам на установленные в начале 90-х годов квазиправовые отношения между ними и РФ создала, тем самым, условия для перманентного проявления негативных проблем и ментальных фобий в странах Балтии, что в общих интересах, конечно, следует устранить.

Восстановление непрерывности легитимной власти в Российском государстве в период 1917 - 1921 гг.

Наиболее корректный концептуальный подход к восстановлению непрерывной связи легитимной власти в Российском государстве основан на отказе от ведения отсчёта истории легитимного государства советского периода по идеологическим мотивам с 7 ноября 1917 года. А также на признании обществом на основе консенсуса состоявшихся реалий в части легитимности института власти на каждую конкретную дату.

Другими словами, предстоит определить легитимные органы власти в Российском государстве за период с октября 1917 года по март 1921 года. Для соблюдения объективности при оценке исторических событий констатируем:

во-первых, признание РСФСР (Российской Советской Федеративной Социалистической Республики) легитимной на территории Российского государства с 8 ноября 1917 года юридически ничтожно (несостоятельно), так как отсутствовала легитимность советов в качестве государственных органов власти как де-юре, так и де-факто на основной территории России. Соблюдение сложившегося в советский период исторического стереотипа о “точке отсчёта с 7 ноября 1917 года” означает перманентно возобновляемое нарушение всех цивилизованных правовых норм и игнорирование исторических фактов. Чтобы образование СССР, и, соответственно, его прекращение как договорного государственного образования в 1991 году были легитимными, принципиально признать Советскую власть в РСФСР в качестве легитимной государственной власти не позднее начала декабря 1922 года. Другими словами, на дату подписания участвующими сторонами договора об образовании СССР стороны обязаны иметь легитимный государственный статус.

В этой связи, корректным решением является следующее. На основе консенсуса историков и научной общественности в РФ и в российской диаспоре за рубежом; МИДа РФ (иных архивов) как хранителя документов, определяющих международный статус Российского государства; Президента РФ и Федерального Собрания РФ следует определить событие, а значит, и определить дату, начиная с которой власть, созданная в России РСДРП(б) (Российской социал-демократической рабочей партией “большевиков”) в результате захвата государственной власти явочным порядком, будет отныне определена современниками как легитимная власть Российского государства.

Такой датой (таким событием) предлагается признать дату начала реализации Советской властью Новой экономической политики (НЭП) государства с введением на всей территории единой обеспеченной денежной единицы – рубля, конвертируемого в золото. Использование НЭПа означало переход советской власти к государственному управлению страной: введение и соблюдение сбора налогов, элементов правопорядка по защите прав собственности, по организации и защите денежного и товарного оборота в стране.

Кроме того, к марту 1921 года основная территория РСФСР контролировалась и управлялась местными органами Советской власти. Соответственно, россиянам можно и нужно признать сложившееся де-факто политическое устройство на территории Российского государства, по крайней мере, в границах РСФСР в марте 1921 года в качестве легитимной власти де-юре. А саму РСФСР признать в качестве легитимной формы Российского государства (его основной части) с марта 1921 года (возможно, и с более поздней даты, но не позже начала декабря 1922 года).

Во-вторых, соблюдая статус современной РФ как государства-продолжателя СССР, следует в обязательном порядке констатировать правопреемство РФ в отношении Российской империи и в отношении всех легитимных российских государственных органов власти в период с октября 1917 года по март 1921 года, в отношении РСФСР с марта 1921 года по декабрь 1922 года до образования СССР.

Союз Советских Социалистических Республик (СССР) как идеологическая форма Российского государства с 30 декабря 1922 года является государством-продолжателем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР), с временно приостановленным большевиками статусом правопреемника Российской империи. СССР также является государством-продолжателем и для других участников Договора об образовании СССР – Украинской ССР, Белорусской ССР и ЗСФСР (Закавказской Советской Федеративной Социалистической Республики).

Таким образом, в данной концепции заложено признание легитимности и правопреемства власти на территории Российского государства, основанные не на идеологических декларациях властей о своей легитимности и о правопреемстве (большевики как раз от правопреемства отказывались), а на констатации в XXI веке легитимности государственных органов власти в России первой четверти XX века по результатам объективной документальной реконструкции реальных фактов и событий.

Другими словами, легитимность государственной власти признаётся по фактическому управлению Российским государством (его основной частью) государственными методами. Таким образом, предстоит определить и зафиксировать легитимную государственную власть России на каждую дату в период с октября 1917 года до марта 1921 года.

Совместным взаимодействием российских учёных-историков в РФ и за рубежом, работников архивов МИДа, Министерства обороны, Центрального банка, ФСБ, на основе исследований и архивных коллекций российских эмигрантов предстоит документально, пошагово, на основе общественного консенсуса определить: кто являлся в правовом смысле носителем Российского суверенитета с октября 1917 года по март 1921 года. Пора расставить правовые акценты в интерпретации отечественной истории 100-летней давности.

        Отношение к итогам Первой Мировой войны

Особенно внимательно предстоит исследовать и обобщить период с февраля 1917 года по 11 ноября 1918 года (окончание Первой Мировой войны), так как Россия являлась одной из основных противоборствующих сторон в войне и несла как обязательства перед своими союзниками, так и союзники несли обязательства перед Российским государством.

Назрела необходимость дать развёрнутую современную позицию российской стороны по оценке исполнения союзниками своих обязательств перед Российским государством (законными представителями легитимной государственной власти России) в ходе переговоров и при заключении по их результатам мирных договоров по итогам Первой Мировой войны в 1919,1920 и 1921 годах.

В этой связи целесообразна, как ни странно это звучит, нейтральная оценка современниками самого факта ввода войск союзников на территорию Российского государства с 1918 года при условии, если этот ввод войск был обоснован действующими на тот момент обязательствами союзников перед союзной им Россией. Тем самым российская сторона подтвердит легитимность договоров и соглашений, заключённых ранее между Россией и её союзниками и действующих на момент 1917 и 1918 годов, и откажет структурам, используемым РСДРП(б) с октября 1917 года, в их легитимации в качестве высших государственных органов Российского государства.

Однако начиная с марта 1921 года, легитимность нахождения войск бывших союзных России государств на территории РСФСР (а с 30.12.1922 г. на территории СССР) будет всецело определяться, а значит, и признаваться современной РФ таковой (легитимной) исключительно по действующим на тот момент решениям Советской власти в отношении данных государств и их войск.

В качестве необходимого уточнения примем к сведению, что Российская Федерация обязана в историческом контексте официально занять позицию непризнания порядка проведения и итоговых положений, закреплённых Версальско-Вашингтонской системой договоров по результатам Первой мировой войны, в той их части, что ущемляет законные интересы России, в частности:

- в связи с отказом представителям легитимной государственной власти Российского государства на тот момент быть стороной мирных переговоров и быть представленными на них со стороны победителей в Первой Мировой войне;

- тех положений договоров, которые непосредственно наносили ущерб Российскому государству, в том числе в части территориальной аннексии, и в связи с отказом союзников от исполнения ранее принятых на себя в отношении Российского государства как субъекта международного права обязательств по послевоенному устройству.

Ссылки союзников на наличие так называемого Брестского мирного договора не могут рассматриваться в качестве обоснования их позиции по причине отсутствия легитимных подписантов Брестского мирного договора со стороны Российского государства. Выставлять в качестве таковых представителей общественного движения с элементами местного самоуправления – Советов, фрагментарно представленных с октября 1917 г. по март 1918 г. всего в нескольких регионах России, для дипломатов, политиков, историков – абсурдно.

“Наделение” подписантов от Советов государственными полномочиями и их “признание” союзниками в качестве представителей “легитимной государственной российской власти” не выдерживает содержательной критики, подобные основания, признания и утверждения изначально юридически ничтожны. Брестский мирный договор юридически ничтожен с момента его подписания.

Отдельный, но чрезвычайно важный для интерпретации всего хода последующей истории нашего государства вопрос: выиграла или проиграла Россия в Первой Мировой войне? Господствующая оценка – Россия проиграла, при этом разные политические силы ссылаются на огромное число жертв, революционные потрясения и сложность последующего развития нашего государства. Да, при оценке лишений и жертв – Россия чудовищно проиграла по итогам Первой Мировой войны.

Однако с международно-правовой точки зрения Россия – победительница, точнее, одна из основных стран-победительниц в Первой Мировой войне. И встав в интерпретации итогов Первой Мировой войны на строго правовую позицию, современная Россия получит огромные преимущества как во внешней, так и во внутренней политике.

Такая позиция станет фактором подлинного единства россиян, актом справедливости по отношению к огромным жертвам, понесённым нашим народом на протяжении ХХ века, позволит гармонизировать и международные отношения, а также навести порядок в умозаключениях и в ментальных настроениях историков, общества, в информационной среде.

Государственные Акты России о наделении республик суверенитетом

Российская Федерация в лице Высших органов государственной власти обязана уведомить мировое сообщество об устранении разрыва в исторической цепи легитимной государственной власти в Российском государстве в начале ХХ века. Определяя свою официальную оценку событий, произошедших с октября 1917 года по март 1921 года, Россия не станет использовать данную оценку как повод для создания юридических предпосылок к пересмотру существующего статус-кво.

РФ ограничит свою уточнённую позицию, в основном, академической и научно-исторической сферой, оценками и констатациями. РФ будет всесторонне использовать свой новый подход к событиям истории для интеграционных усилий как в исторической науке, так и в доктринальных установках общественной мысли и жизни в Европе и мире.

Одновременно, используя выверенную оценку исторических фактов, РФ и российское общество произведут надлежащую интерпретацию как последующих событий после Первой Мировой войны, так и международных договорных обязательств своих легитимных предшественниц. Кроме того, МИД РФ будет обязан привести ныне действующие договорные обязательства в соответствие с правом, отказавшись при этом от соблюдения идеологического свойства постулатов, интерпретаций и терминологии, внеся в действующие договоры необходимые коррективы и интерпретации.

Восстанавливая связь времён в российской государственности в начале XX века и принимая сложившуюся к настоящему моменту международную конфигурацию, Российской Федерации в лице своих Высших органов власти всё-таки предстоит принять Государственные Акты РФ для констатации наделения суверенитетом де-юре ныне де-факто самостоятельных государств, территории которых веками входили в Российское государство. Эти Акты Российская Федерация обязана принять как правопреемница по отношению к Российской империи, к легитимным носителям Российского суверенитета с февраля 1917 года по март 1921 года, к РСФСР с марта 1921 года по декабрь 1922 года и как государство-продолжатель СССР.

Важен сам факт принятия подобных Государственных Актов о наделении суверенитетом, пусть и со значительным календарным разрывом от дат фактических событий, что позволит урегулировать правовые вопросы надлежащим образом и ликвидировать несправедливость, допускаемую в отношении России.

В частности, Российское государство в 1991 году предоставило своим составным частям возможность стать самостоятельными на основе собственной доброй воли. Необходимо в правовом поле устранить циничные доводы тех, кто безнравственно трактует наличие суверенитета ряда государств как “победу” над Россией.

Одновременно за Россией, что вполне естественно в данном случае, остаётся право возвысить свой голос в защиту полноты суверенитета государств на своих бывших территориях: этот суверенитет не должен подвергаться урезанию ни с чьей стороны.

Россия исторически была и останется гарантом суверенитета государств на территориях, ранее входивших в состав Российского государства. Государственные Акты будут приниматься Федеральным Собранием Российской Федерации, конечно, с максимально возможным учётом уже сложившегося статус-кво, позволяя в правовом поле оформить состоявшиеся в XX веке трансформации Российского государства.

Настало время восстановить исторические права Российского государства и войти в систему международных договоров, заключённых с 1918 года, на здоровой, без идеологических иллюзий, правовой основе, что позволит качественно улучшить европейское взаимопонимание и взаимодействие в XXI веке.

Откладывать и далее объективную оценку хода Первой Мировой войны и международных мирных договоров по её итогам не патриотично и, в определённой степени, безнравственно, так как дальнейшая затяжка во времени с оценкой исторических фактов нейтрализует волю народов России к исторической истине, подменяя историю её суррогатами, и даже мешает современному международному взаимопониманию!

                        Запрос на исторический Акт

В контексте восстановления непрерывности легитимной власти в Российском государстве следует обратить внимание, что отсутствие легитимных подписей от имени Российского государства на документах, определивших статус Латвии, Литвы и Эстонии с 1920 года как самостоятельных государств, настоятельно требует вернуться к урегулированию их, в том числе, и современного статуса в правовой плоскости.

Существует настоятельная потребность урегулировать в духе добрососедства и ответственных решений позиций по суверенитету, собственности, территориям и границам, обязательствам перед национальными группами населения и по другим вопросам. Данные аспекты обязаны быть определены как для трансформаций в 1917-1921 годах, так и в 1991 году.

Содержательную часть предстоящего урегулирования можно и должно воплотить в форме будущих, единых по трансформациям России в XX веке, Государственных Актах Федерального Собрания РФ, в частности, по наделению суверенитетом Латвии, по наделению суверенитетом Литвы, по наделению суверенитетом Эстонии.

Учитывая возвращение Латвии, Литвы и Эстонии в состав Российского государства в формате СССР (идеологическая форма Российского государства) в 1940 году, Государственные Акты РФ “О наделении суверенитетом” каждой из этих республик должны быть выстроены, главным образом, на реалиях уже 1991 года, но с максимально возможным сегодня учётом обстоятельств начала XX века.

Отдельно необходимо выделить и осудить роль латышских “стрелков” и других военных структур Прибалтики в связи с их участием в чрезвычайно пагубной для России и последующего развития событий в Европе политики, замешанной на циничном принципе, а именно: за счёт разрушения российской государственности и потенциала, посягательства на исторические территории, границы, собственность Российского государства и его граждан (подданных) позволить большевикам взять и удержать власть в России.

В историческом контексте вполне понятна признательность стран Балтии к США, которые за счёт интересов других сторон раздавали с 1918 г. “бонусы независимости” в Европе направо и налево и таким способом утверждали свои притязания на мировую торговлю и на мировое лидерство.

Однако подобная “независимость” является иллюзорной и не легитимной, так как возникала вне правового поля отношений с материнскими государствами, что закладывало американскую “бомбу” под дальнейшие взаимоотношения сторон. Реальная независимость малых государств возникает, существует и признаётся таковой только в правовом поле, установленном гарантами этой независимости.

Указанные три балтийских государства выделены в первую очередь для принятия по ним Государственных Актов РФ по причине актуальности в устранении накопленных исторических и правовых проблем, разнообразных фобий. Более того, Латвия, Литва и Эстония находятся вне правового поля Содружества Независимых Государств (СНГ).

По другим государствам, вышедшим де-юре либо де-факто из состава СНГ и передавшим часть своего суверенитета внешней к СНГ стороне, также необходимо принимать Государственные Акты РФ “О наделении суверенитетом” с соответствующим комплектом регламентирующих их права и обязанности документов. К таким странам относятся Украина и Грузия.

А в самом СНГ, с учётом 30-летнего периода существования Содружества, необходимо либо провести назревший комплекс мер по соблюдению его участниками “буквы” и “духа” учредительных документов СНГ, либо привести указанные документы СНГ в соответствие с укоренившейся практикой ограниченного взаимодействия государств в его рамках. В последнем случае Российская Федерация также будет обязана принять Государственные Акты “О наделении суверенитетом” каждого государства, хотя и входящего формально в состав СНГ, но игнорирующего интеграционные объединения на базе сотрудничества с Российской Федерацией.

Таким образом, принятием Государственных Актов РФ “О наделении суверенитетом” будет компенсировано несоблюдение конкретным государством изначальных положений и условий формирования Содружества Независимых Государств как конфедерации постсоветских республик.

При любом из возможных вариантов дальнейшего развития СНГ его количественный состав изменится. Вопрос заключается лишь в процедуре назревших изменений: либо опять будет “запущен” провокационный процесс изменений вне правовых норм и обязательств, либо изменения будут происходить легитимно в соответствии с юридическими нормами и процедурами.

Во многом дефекты “конструкции” СНГ были обусловлены стремлением сохранить в своём составе все советские республики, включая и прибалтийские республики. Именно по данной причине республикам бывшей советской Прибалтики уделяется внимание, превышающее их значимость в сравнении с другими государствами, возникшими на основе бывших республик СССР.

По сути дела, “прибалтийский прецедент” был использован внешними силами для саботажа спокойного и поэтапного реформирования СССР. В результате чего Россия понесла значительный экономический, политический, военный, демографический и моральный ущерб. Россия обязана обеспокоиться получением компенсации данного ущерба.

По этой причине и для устранения накопившихся проблем и фобий придётся всё-таки начинать именно с корректного юридического оформления современного статуса Балтийских стран как отделившихся территорий от Российского государства. Ничего общего подобный юридический процесс с “новой оккупацией”, “военным захватом” Прибалтики, конечно, не имеет.

Корректная легитимация статуса независимости балтийских стран пойдёт только всем на пользу и устранит прибалтийские ментальные фобии, в том числе страхи об “историческом маятнике” очередного вхождения Прибалтики в состав Российского государства.

Народы стран Балтии как и все другие народы СССР и бывшей Российской империи обязаны вернуться в своих собственных интересах к добрососедскому и благополучному сосуществованию.

                                           “C’est la vie”

Такое чувство, что мир меняется в пользу России

Я вот уже сутки жду момента, когда трубоукладочная баржа «Фортуна» выполнит последнюю сложную операцию на своем пути — пересечет нитку уже работающего СП-1. Дело в том, что маршрут СП-2...

Странности биографии Марии Гайдар. И радостная новость: в Россию она не вернётся!

В связи с некоторой известностью Марии Гайдар в нашей стране, мне стало интересно: а как она вообще попала в политику? Чем она занималась до Украины? Кто она такая? Даже биография в Википедии даёт оче...

Зеленский: путь из кого-то в никого

Когда молодого успешного актёра и продюсера Владимира Александровича Зеленского убеждали поработать техническим кандидатом на президентских выборах, ему просто предлагали ещё одну роль....