Конфликт Армении и Азербайджана

Bloomberg (США): большой газовый проект Путина теперь обретает смысл

1 797

Но не совсем такой, как предполагал президент России, считает автор, видимо, присутствовавший на его стратегических совещаниях. Анализ автора достаточно объективен, если не считать традиционных пропагандистских выпадов в адрес политики Владимира Путина, которых он не позволяет себе в адрес США.

27.12.2019

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky)

Втечение всего нескольких имевших важное значение недель один из наиболее амбиционных проектов российского президента Владимира Путина — система экспорта природного газа, отвечающая новым геополитическим реалиям, а не условиям эпохи холодной войны, — принял окончательную форму. Судя по всему, он сохранится без значительных изменений до того момента, пока Россия не перестанет быть ведущим экспортером энергоносителей.

Завершающими элементами этого проекта, реализация которого началась в 2001 году со строительства трубопровода «Голубой поток» к берегам Турции, стал запуск 2 декабря трубопровода «Сила Сибири» в Китай, принятые на прошлой неделе американские санкции в отношении трубопровода «Северный поток — 2», идущего из России в Германию, новая транзитная сделка с Украиной, а также запланированный на январь ввод в эксплуатацию трубопровода «Турецкий поток».

Внешнее давление и ситуация на рынке помогли сформировать российскую систему экспорта природного газа таким образом, что она теперь не может быть использована в качестве зловещего инструмента беспринципной внешней политики президента Путина. Вместе с тем, она построена так, что Россия после Путина все еще будет способна сохранить свою долю на энергетическом рынке и использовать эти возможности для создания полезного торгового партнерства. Это будет позитивной частью наследия Путина, хотя не все произошло благодаря ему.

Проблемы унаследованные и самодельные

Россия получила по наследству контракты времен Советского Союза по поставкам природного газа в Европу, и эти сделки являются одним из самых значительных источников поступления твердой валюты для испытывающей трудности российской постсоветской экономики. Но существующие трубопроводы были проложены через Украину и Белоруссию, которые были раньше частью советской империи. Однако, став независимыми государствами, они начали требовать оплату за транзит, а также настаивать на введении низких цены за поставку энергоносителей в обмен на обеспечение транзита российских энергоносителей в Европу, или, скорее, в ее бывшую коммунистическую часть, где Россия и все, что от нее исходило, перестало быть популярным.

В то же время поставщики природного газа в Центральной Азии и Азербайджане представляли собой угрозу как конкуренты, — им самим было относительно легко поставлять газ в Турцию, которая могла транспортировать его дальше в Европу.

В 2000-х годах, когда Путин и его советники разрабатывали для России концепцию «энергетической сверхдержавы», кремлевским стратегам стало понятно, что им нужна большая гибкость для увеличения поставок, а также большее экономическое влияние на соседей в Европе и в Азии. Трубопровод «Голубой поток», проложенный по дну Черного моря к турецкому порту Самсун и введенный в эксплуатацию в 2003 году, стал первым шагом в газовой игре Путина.

Мощность «Голубого потока», составляющая 16 миллиардов кубометров природного газа в год, выглядела незначительной в сравнении с мощностью примерно в 180 миллиардов кубометров построенных в советское время трубопроводов, по которым природный газ можно транспортировать в Европу через территорию Украины и Белоруссии. Новый газопровод оказывал помощь России в конкурентной борьбе в Турции, однако не решал более серьезную проблему, связанную с зависимостью от Украины и Белоруссии. Доля в импорте Европы российского природного газа продолжала уменьшаться.

В 2011 году Россия получила полный контроль над белорусской газотранспортной системой в обмен на поставку природного газа по дисконтным ценам. Однако Украина продолжала прочно удерживать контроль над газопроводами, которые составляли львиную долю экспортных возможностей России.

Путин хотел иметь более прямой доступ к южной и западной Европе. Он хотел получить возможность для обхода Украины как по экономическим, так и по политическим причинам. Трубопроводная система Украины, находящаяся под управлением компании «Нафтогаз Украины», была изношена, а «Газпром», российский монополист в области экспорта трубопроводного газа, опасался того, что будет вынужден оплачивать модернизацию украинских трубопроводов, но при этом не будет иметь большого влияния на эту операцию. В то же время Путин хотел получить возможность оказывать давление на руководство Украины для того, чтобы удерживать ее на орбите Москвы. В 2000-е годы Россия дважды прекращала транспортировку природного газа на Украину, пытаясь таким образом подчинить ее своей воле, однако без альтернативных экспортных маршрутов подобная тактика не имела шансов на успех.

В 2012 году Россия сделал еще один важный шаг и ввела в эксплуатацию трубопровод «Северный поток», который прошел по дну Балтийского моря к берегам северной части Германии. Его мощность составляет 55 миллиардов кубометров природного газа в год, что позволило увеличить российскую долю в европейском импорте. В то же время Россия стала планировать строительство «Южного потока» крупного трубопровода в южную Европу, который должен был пройти по дну Черного моря к берегам Болгарии. Оттуда он должен был быть продолжен в направлении Греции, Италии, Сербии и дальше в центральную часть Европы.

Аннексия Крыма в 2014 году заставила Путина внести изменения в карту газового экспорта. После этого Украина стала уже не просто неудобным партнером, а противником, и поэтому ее обход превратился для Путина в геополитическую необходимость. Европа тоже стала проявлять больше беспокойства по поводу возрастающей зависимости от экспорта природного газа из России, который Москва могла использовать для расширения своего политического влияния. Европейский союз в конце 2014 года положил конец проекту «Южный поток» за счет давления на Болгарию. Планы по расширению «Северного потока» с помощью дополнительной прокладки двух параллельных ниток трубопроводов (этот проект получил название «Северный поток — 2») тоже стали токсичными в политическом отношении, особенно с учетом сопротивления этому проекту со стороны Соединенных Штатов, где опасения по поводу возможного роста влияния России на Германию были дополнены желанием поставлять больше своего собственного сжиженного природного газа в Европу.

Искусство возможного

Изменения, внесенные Россией за последние пять лет в планы экспорта природного газа, отражают значительный сдвиг в ее геополитическом мышлении. Антизападные партнерства Путина с ключевыми авторитарными режимами — с президентом Турции Реджепом Тайипор Эрдоганом и председателем КНР Си Цзиньпином — нужно было подкрепить с помощью трубопроводов для транспортировки газа. В то же время Путин хотел сохранить важную линию коммуникации с Германией, склонной к проведению своей восточной политики (Ostpolitik) без учета характера существующих политических режимов. Путин, владеющий немецким языком и работавший прежде агентом советским разведки в Восточной Германии, в отношениях с Европой считает главными контакты с Германией, хотя федеральный канцлер этой страны Ангела Меркель является одним из наименее дружелюбно настроенных по отношению к Путину лидеров.

В результате «Южный поток» превратился в «Турецкий поток», мощность которого составит 31,5 миллиарда кубометров в год. По нему природный газ будет доставляться в западную часть Турции, а оттуда он будет транспортироваться на Балканы. Впервые этот трубопровод был заполнен газом в конце ноября, а Путин и Эрдоган планируют открыть его 8 января.

Ведущий в Китай трубопровод «Сила Сибири», по которому к 2024 году будет транспортироваться 38 миллиардов кубометров природного газа в год, был открыт ранее в этом месяце, а Путин и Си Цзиньпин наблюдали за этой церемонией по видеосвязи. Начало этого трубопровода находится рядом с месторождениями в Восточной Сибири, которые расположены слишком далеко от Европы, и поэтому поставки туда природного газа лишены экономического смысла.

Вместе с тем Россия начала соперничать с американскими и ближневосточными поставщиками на новом и быстро развивающемся европейском рынке сжиженного природного газа. Компания «Новатэк» — частная компания, в которой «Газпром» является миноритарным акционером вместе с французской фирмой Total SA, — в 2019 году начала экспортировать сжиженный природный газ со своего огромного завода на полуострове Ямал, а в этом году были одобрены планы строительства второй очереди этого завода с инвестициями в размере 21 миллиарда долларов («Газпром» и «Роснефть», еще одна государственная компания, имеют собственные мощности по производству сжиженного природного газа, но в основном они экспортируют его на азиатские рынки). В первом квартале 2019 года Россия с 15% доли в импорте оказалась вторым после Катара в списке самых крупных поставщиков сжиженного природного газа в Европу; Соединенные Штаты заняли четвертое место (12%). Однако данные Управления по энергетической информации США (U.S. Energy Information Administration) свидетельствуют о том, что Соединенные Штаты недавно опередили Россию по этому показателю.

Все эти события почти неизбежно приводят к тому, что экспорт российского сжиженного природного газа будет увеличиваться, тогда как резервные мощности продолжат сокращаться.

Хотя суда-трубоукладчики, работавшие на строительстве «Северного потока — 2», и их владельцы попали под американские санкции, а швейцарский подрядчик Allseas приостановил работу над этим проектом, чтобы не иметь конфликтов с правительством Соединенных Штатов, этот трубопровод будет достроен. Несмотря на замедление темпов его строительства, Петер Байер (Peter Beyer), координатор немецкого правительства по трансатлантическим вопросам, в интервью одной из радиостанций в понедельник сказал, что, по мнению правительства Германии, этот трубопровод будет введен в строй во второй половине 2020 года.

Подобная отсрочка вынудила Россию улучшить условия сделки с Украиной по сравнению с тем, какими они были бы в случае отсутствия санкций в отношении трубопровода «Северный поток — 2». Поскольку срок действия транзитного договора истекает в конце этого года, Россия пыталась добиться его продления всего на один год. Украина и Евросоюз, выступающий в качестве посредника на переговорах, пытались добиться подписания 10-летнего контракта, который устанавил бы минимальный объем ежегодной транспортировки газа «Газпромом». Украина ежегодно получает примерно 3 миллиарда долларов от Газпрома за транзит, и без этих средств в ее бюджете может образоваться значительная прореха.

Россия согласилась на то, чтобы прокачать не менее 65 миллиардов кубометров природного газа в 2020 году (немного меньше, чем предполагаемый объем импорта в текущем году) и 40 миллиардов кубометров в последующее годы.

Обе стороны пошли на компромисс по поводу судебных споров, возникших в результате проблемных партнерских отношений в области газового бизнеса между этими двумя странами. «Газпром» согласился выплатить «Нафтогазу» 3 миллиарда долларов по решению арбитражного суда, а «Нафтогаз» отозвал дополнительные иски на 8 миллиардов долларов и отказался от каких-либо дополнительных претензий.

Кроме того, могут быть достигнуты и другие компромиссы. На Украине появились сообщения о том, что Россия может возобновить прямые поставки природного газа для собственных нужд Киева, — такой вариант был немыслимым при предыдущем правительстве президента Петра Порошенко, когда Украина покупала газ в Евросоюзе, а не напрямую у захватчика Крыма. Россия отрицает, что прямые поставки были частью заключенной сделки, однако нынешний президент Украины Владимир Зеленский настроен более прагматично, чем Порошенко, и хочет закончить вооруженный конфликт, спровоцированный Россией в восточных регионах Украины. Новая газовая сделка, которую посредник из Евросоюза назвал выгодной (win-win) для обеих сторон, показывает, что Путин с его коммерческим подходом к внешней политике положительно оценивает желание Зеленского договариваться и его готовность к компромиссам.

В результате Украина продолжит оставаться важным столпом в новой российской схеме экспорта природного газа, по крайней мере на ближайшие пять лет. Хотя Путин первоначально не хотел этого и делал все возможное, чтобы каналы поставок прошли в обход Украины, российская экспортная схема оказалась в результате на удивление сбалансированной. Она связывает Россию с Китаем, Турцией, а также с южной, северной и восточной Европой. Все эти рынки являются конкурентными, особенно в Европе, где Евросоюз принял жесткие меры против предпринятых ранее «Газпромом» попыток монопольно устанавливать цены.

Путин, вероятно, составлял свои планы в отношении экспортных каналов и изменял их в надежде на получение рычагов геополитического давления. Именно это — а также связанные со строительством трубопроводов крупные инфраструктурные контракты для людей из близкого кремлевского окружения — помогает оправдать десятки миллиардов долларов, вложенные в проекты по строительству трубопроводов и производству сжиженного природного газа. В течение последних пяти лет ежеквартальные капитальные расходы «Газпрома» составили 6,4 миллиарда долларов, или 23% от среднего ежеквартального дохода за тот же период. Тем не менее эта компания продолжает оставаться прибыльной, однако ее долговая нагрузка увеличилась более чем в два раза с 2013 года, тогда как доходы выросли на запланированные 40% в сравнении с 2014 годом.

Теперь, когда инфраструктура в значительной мере уже создана, а месторождения уже работают или будут введены в эксплуатацию в ближайшее время, максимальная себестоимость экспорта природного газа будет относительно низкой, и Россия, таким образом, обеспечила себе значительный поток экспортных доходов на быстро меняющемся глобальном газовом рынке. Это важно для страны, которая в 2018 году экспортировала природный газ на сумму 49,1 миллиарда долларов и получила около 7% своих бюджетных доходов от газовой отрасли.

Партнеры России в области поставок природного газа в конечном счете, конечно же, откажутся от ископаемого топлива. Однако это произойдет не скоро, поскольку и Европа, и Китай будут нуждаться в большем количестве газа из-за отказа от использования угля. Согласно имеющимся прогнозам, на Россию по крайней мере до 2040 года будет приходится треть газовых поставок в страны Евросоюза.

К этому времени Путина уже не будет, однако торговля Россией энергоносителями будет более диверсифицированной, чем в момент его прихода к власти. Менее жесткие российские правительства смогут использовать это как основу для установления добрососедских отношений, а не как инструмент для оказания давления. Результат реализации крупных проектов Путина показывает, как многочисленные игроки — Путин, амбициозный авторитарный правитель, его ситуационные союзники Эрдоган и Си Цзиньпин, такие его соперники как Соединенные Штаты, такие его вынужденные партнеры как Евросоюз и такие его жертвы как Украина, — могут объединить усилия для создания чего-то стоящего.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

https://inosmi.ru/politic/2...

Путин подписал закон Борисова

В истории с введением обратного акциза на переработку этана и СУГ поставлена точка. Владимир Путин подписал соответствующий закон, благодаря которому российская газохимическая отрасль с...

Telegram-канал Nexta изменил название и логотип после признания его экстремистским в Белоруссии

Telegram-канал Nexta изменил название и логотип после признания его экстремистским в БелоруссииCуд Центрального района Минска признал материалы Telegram-канала Nexta, освещающего протес...

Минфин предложил сократить 100.000 должностей в российской армии

А также:- увеличить сроки носки вещей или заменить их выдачу денежной компенсацией;- обеспечивать питанием контрактников только в полевых выходах и на боевом дежурстве;- убрать ежегодну...

Обсудить
  • Очень своеобразная точка зрения, но было интересно ознакомиться, спасибо. :blush: