Армия России наносит поражение ВСУ у Кременной и Сватово, ЧВК «Вагнера» освободили село Яковлевка

Некоторые вопросы развития энергетики Германии в период войны

0 745

Член-корреспондент Академии наук СССР В. И. ВЕЙЦ Энергетический институт им. Кржижановского Академии наук СССР [Электричество, №12 1946г.]

   Дана характеристика предвоенного состояния энергетики Германии. Освещены вопросы общей динамики, организации и направления технического развития германского энергохозяйства в период войны,а также вопрос о влиянии войны на электроснабжение.Настоящий обзор является извлечением из работы автора, посвященной анализу энергобаланса и развития энергетики Германии в период войны.

/Здесь еще материал по данной теме: "Электрификация и электростроительство фашистской Германии"/

   1. Уровень и особенности предвоенного развития энергетики Германии. Германия, с ее 68-миллионным населением и территорией в 470 тыс km^2 (в границах 1937 г.) занимала по уровню энерговооружения второе место в мире и первое ,в Европе. На ее территории были сосредоточены богатые ресурсы каменного и бурого углей (1), а также гидроэнергии (2).
   В 1929 г. максимальный предкризисный уровень развития германской энергетики характеризовался 30 млрд. kWh электробаланса и около 200 млн. t (условного топлива) топливно-энергетического баланса, в том числе 130 млн. t каменного угля (добыча — 163 млн. t) и 177 млн. t бурого угля (добыча— 174 млн. t).Наступивший вслед за этим подъемом экономический кризис обусловил падение электробаланса на 25%, добычи каменного и бурого углей на 40—30% по сравнению с уровнем 1929 г. Последующий относительно крутой подъем кривых энерговооружеиия Германии после захвата в 1933 г. власти фашизмом непосредственно был связан с лихорадочной мобилизацией германской промышленности к новой войне, которую готовил фашизм.
   Энергетика занимала основное место в системе мероприятий по подготовке страны к новой войне. Это можно прочитать и в опубликованной германским военным министерством работе «Энергетика — основа военного хозяйства» (Ing. Maj. Crima tis. Energiewirtschaft als Grundlage der Kriegswirtschaft): «Все значение военно-
экономических факторов опирается на следующие положения: сила сопротивления воюющего государства в области добычи различных видов сырья, промышленной деятельности, транспорта и жизни населения зависит от мощи его энергоснабжения.Военное командование противника поэтому стремится с помощью всех средств современной военной техники расстроить и разрушить энергетические центры. Степень безопасности в этой области является важнейшим военным фактором...»
Рядом законов с конца 1933 г. энергетическое хозяйство постепенно переводилось на военные рельсы. В средине 1934 г. была образована имперская энергетическая группа (Reichsgruppe der Energiewirtschaft) ,в составе министерства народного хозяйства. 18 декабря 1935 г. был издан известный закон под названием «Energiewirtschaftsgezetz», который в основном завершил военно-государственную перестройку организации энергетического хозяйства. Согласно этому закону,имперская энергетическая группа получила широкие, по существу неограниченные полномочия в области планирования и регулирования как нового энергостроительства, так и зксплоатации действующего энергохозяйства (3). Последующие дополнения к этому закону имели целью завершить централизацию всего энергетического хозяйства для нужд войны.
   Перед энергетикой были поставлены следующие основные задачи: во-первых, обеспечение курса на промышленную а в т а р к и ю в целом и энергетическую автаркию в частности, что было связано прежде всего с развитием электроемких производств (алюминий, магний, синтетический каучук и т. д.) и энергохимического использования топлива (получение моторного топлива и химических продуктов); во-вторых, обеспечение курса на в ы с в о б о ж д е н и е людских резервов для армии путем расширения охвата электрификацией трудоемких процессов в промышленности и сельском хозяйстве и углубления электрификации отдельных отраслей производства на основе внедрения электроавтоматики; в-третьих, обеспечение максимальной неуязвимости энергетических центров от воздушных бомбардировок.
   Предвоенное развитие электроэнергетического хозяйства фашистской Германии характеризуется следующими особенностями (4),
   Создание военно-энергетических резервов. Эта задача решалась, главным образом, форсированным строительством электрических сетей районного и межрайонного значения и включением в районные системы промышленных электростанций. Опыт прошлой войны показал, что, несмотря на низкое число часов использования установленной мощности электростанций, воюющие страны переживали острый кризис баланса электрических мощностей в результате слабого тогда развития электросистем. Для фашистской Германии это обстоятельство имело особо важное значение, так как около половины ее электробаланса покрывалось децентрализованными промышленными электростанциями. За предвоенные годы Германии удалось заметно продвинуться в этом направлении, что видно из следующих иллюстративного значения фактов: отпуск электроэнергии промышленными станциями в районные сети увеличился за 1934—1938 гг. в несколько раз; коэффициент централизации промышленного электробаланса увеличился с 48% в 1934 г. до цифры порядка 55—60% в 1938 г.
   Строительство новых энергетических мощностей осуществлялось ио программе, согласованной с военным командованием с точки зрения их размещения и создания резервов электрических мощностей и топлива.
   Рассредоточение генерирующих мощностей путем перехода от строительства крупных, измеряемых сотнями тысяч киловатт, к средним и небольшим станциям в десятки и единицы тысяч киловатт и путем перенесения центра тяжести нового электростроительства на промышленные установки. Кривая предвоенного роста энергетических мощностей показывает несколько замедленный темп развития районных электростанций при крутом подъеме мощностей промышленных станций: в 1937 г. мощность промышленных станций возросла на 40%, а районных электростанций всего примерно на 10% по сравнению с 1933 г.; в новом энергостроительстве 1937—1938 гг. 2/3 падало на промышленные станции и лишь 7з на рэс, в отличие, например, от 1929 г., когда на рэс падало свыше 90% прироста мощностей, а на промышленные станции менее 10%. Об этом процессе свидетельствует и статистика изменения числа новых электростанций. Например, в 1937 г. в строй вошло новых 128 станций (100 промышленных и 28 общего пользования), между тем как в предыдущие годы число промышленных станций даже абсолютно уменьшалось, а число новых районных станций измерялось единицами.
Осуществление специальных мероприятий по защите электрохозяйства от воздушных бомбардировок (строительство подземных электростанций специального назначения, мероприятия по защите зданий и оборудования электростанций от осколков и т. д.).
   Анализ предвоенного развития германской энергетики показывает, что Германия еще до войны форсировала систему мероприятий по подготовке энергетического хозяйства к войне. Военно-государственная перестройка энергетики (как и всей промышленности) на основе сращивания энергетических монополий с военно-государственной
машиной была проведена Германией значительно более глубоко, чем в любой другой капиталистической стране.
   2. Общая динамика развития энергетики Германии в период войны. Германия вступила в войну, располагая энергетической базой в 17,2 млн. kW установленной электрогенерирующей мощности (14,5 млн. kW рабочей мощности электростанций) с годовым электробалансом в 60 млрд. kWh и суммарным топливно-энергетическим
балансом около 240 млн. t условного топлива (5) (в том числе 186 млн. t каменного угляи 195 млн. t бурого угля).
На рис. 1 показана динамика общего уровня энерговооружения Германии за годы войны


(1939—1944). Эти кривые показывают рост энерговооружения Германии в период войны, вплоть до 1943 г. включительно. В 1944 г. началось заметное снижение уровня энерговооружения, которое сменилось в конце 1944 г. и в начале 1945 г. лавинообразным падением кривых электроэнергии и топлива.
   Мощность электростанций Германии за годы войны возросла на 25—30%. Электробаланс возрос с 60 до 76 млрд. kWh (на 25%), добыча бурого угля с 195 до 253 млн. t и каменного угля с 186 до 191 млн. t.
   Для правильной оценки уровня энерговооружения германского военного хозяйства следует учесть также и энергетическую базу в оккупированных Германией странах, которая была почти полностью подчинена нуждам военного производства фашистской Германии. Подсчеты показывают, что за счет оккупированных районов энергетическая база Германии возросла на 3 млн. kW рабочей мощности, на 165 млн. t каменного угля и на 50 млн. t бурого угля в год. За счет оккупированных районов суммарный топливно-энергетический баланс Германии возрос примерно на 80%.
   Развитие энергетической базы Германии и изменения в структуре ее энергетического баланса за годы войны обеспечили возможность значительного расширения электроемких производств для военных нужд: выплавка алюминия со 160 тыс. t в 1940 г. повысилась до 250 тыс. t (при включении оккупированных районов — до 370 тыс. t, не считая вторичного алюминия); магния — с 13 до 35 тыс. t; цинка — с 190 до 300 тыс. t; буна — с 6 до 120 тыс. t; хлора — с 260 до 550 тыс. t и т. д.
Данные по энергетике, в известном смысле синтезирующие развитие промышленности в целом, в свою очередь свидетельствуют, что крушение фашистской Германии произошло не в результате истощения ее производственных ресурсов; ее поражение — непосредственный результат сокрушающих ударов армий Объединенных наций, среди которых решающими были удары Красной Армии.
   3. Организация энергетического хозяйства в период войны. В период войны еще более интенсивно, чем в предвоенные годы, продолжался процесс сращивания энергетических монополий с военно-государственной машиной. В огромном, не виданном ранее масштабе возросла военно-государственная централизация управления, регулирования и планирования энергетического хозяйства. Наряду с упомянутой выше имперской энергетической группой при министерстве народного хозяйства с неограниченными правами контроля и регулирования энергетики страны, планированием, управ лением и контролем за строительством и эксплоатацией энергетики в период войны занимались также следующие центральные органы: 1) штаб вооружения при имперском министерстве вооружения и боеприпасов; 2) имперский генеральный инспектор по энергетике и воде; 3) имперское диспетчерское управление (Reichs-Lastungsverteilung — R. L. V.). Эти центральные органы имели также свои районные и местные управления.
   В задачи имперского диспетчерского управления (R. L. V.) входило: управление эксплоатацией и строительством энергетических систем, объединенных высоковольтной сетью; регулирование межсистемным обменом электроэнергии; контроль за состоянием электрохозяйства и новым энергостроительством; распределение рабочей силы и фондируемых материалов; регулирование топливоснабжения станций и промышленности энергооборудования. R.L.V. имела 13 районных диспетчерских управлений (Bezirks-Lastungverteilung) и 170 местных (Orts) диспетчерских управлений; в его ведении находилось много тысяч предприятий (Elektrizitatsversorgungsunternehmungen — Е. V. U.).
Множественность регулирующих и планирующих органов в области энергетики, с параллельными, по существу, функциями, с многозвенным подчинением, при конкурентной борьбе отдельных монополий как в самом энеретическом хозяйстве, так и в промышленности, обостряли и без того напряженность энергетического баланса фашистской Германии.
   Уродливые формы фашистской организации энергетического хозяйства особенно резко выступили наружу в 1944 г. В связи с тотальными мобилизациями в печати в донесениях с мест открыто указывалось на крайнюю бюрократичность централизованного управления энергетическим хозяйством.
Опыт фашистской централизованной организации энергетического хозяйства в годы войны раскрывает органические пороки, присущие военно-государственной организации монополистического капитализма.
   4. Направление развития энергетики Германии в период войны. На рис. 2 и 3, на основе специально проведенных подсчетов, показаны изменения в структуре прироста мощностей и общая характеристика изменений в концентраци и электростанций в годы войны. В отличие от предвоенных лет, центр тяжести нового строительства
в годы войны был перенесен на районные электрические станции (рэс). В 1937—1939 гг. около 2/з новых мощностей падало на промышленные электростанции, что явилось результатом нового курса на д е к о н ц е н т р а ц ию и рассредоточивание генерирующих мощностей в связи с подготовкой электрохозяйства для нужд войны. В военные годы мы наблюдаем противоположную тенденцию; неуклонный рост удельного веса рэс в новом энергостроительстве; в 1942 г. около % новых мощностей падало на рэс.
Наряду с этим, в годы войны заметно повысился удельный вес электростанций с мощностью выше 100 тыс. kW; в суммарной мощности промышленных станций — с 5 в 1938 г. до 18% в 1944 г.; в суммарной мощности рэс — с 37 до 42%. Эти данные, в отличие от данных предвоенных лет, показывают растущую роль станций с мощностью более 100 тыс. kW в новом энергостроительстве Германии в годы войны,

   Характерными для энергостроительства военных лет становятся мощности отдельных станций в 100—200 и более тыс. kW. Приведем следующие примеры: на энергопромышленном комбинате Эспенхайм в 1939—1942 гг. введены две электроцентрали мощностью в 190 и 123 тыс. kW (проектная мощность—213 тыс. kW); мощность электроцентрали «Герман — Геринг Верке» — 240 тыс. kW; мощность 2 электростанций «Шкопау» при энергопромышленном комбинате «Буна Верке» — 93 и 100 тыс. kW; мощность тэц «Болен»— 215 тыс. kW (проектная).
   Новая программа скоростного энергостроительства (Sofortprogramme) предусматривала строительство около полутора десятков районных электростанций по 300 тыс. kW каждая, с начальным давлением в 150 at, которые должны были служить базовыми станциями в покрытии электрических нагрузок. Наступление Красной Армии сорзало осуществление этой программы энергостроительства.
   Переход в годы войны вновь к строительству мощных электростанций (помимо основного фактора — темпа наращивания новых мощностей) не в малой степени определялся первоначальной уверенностью фашистской Германии в своем военном превосходстве, в том числе уверенностью в своих противовоздушных средствах защиты, которые, будучи сосредоточены на небольшом числе мощных электростанций, в состоянии с большей эффективностью обеспечить их защиту от воздушных бомбардировок, чем при условиях рассредоточивания средств ПВО между значительным числом небольших по мощности станций. Действительно, в первые 2—3 года войны (до 1943 г.), как показывают отчетные материалы, от воздушных бомбардировок страдали преимущественно небольшие по мощности станции. Крупные электростанции, размещенные даже непосредственно у западных границ (например, известная станция Гольденбергверк на полмиллиона kW и др.), в основном продолжали работать на свою полную мощность. Положение с выводом из строя крупных электроцентралей резко изменилось в связи с общим изменением в ходе войны, вызванным операциями Красной Армии. Например, в ноябре 1944 г. были выведены из строя около 1,7 млн. kW мощности электростанций (около 10% суммарной рабочей мощности). Свыше 75% выбывшей мощности падает на электростанции более 100 тыс. kW каждая (22%, от установленной мощности этой группы электростанций).
   Для энергостроительства военных лет, как и в предвоенные годы, характерно рассредоточение крупных мощностей (в 100 и более тысяч kW) в пределах площадки энергопромышленного комбината, с пространственным разрывом между станциями в 2—3 km. Например, на территории упомянутого выше энергопромышленного комбината Эспенхайм сооружены 2 электростанции с проектными мощностями в 190 и 213 тыс. kW (по 5 агрегатов); то же на Шкоппау—северная в 100 тыс. kW (7 агрегатов) и южная в 93 тыс. kW (5 агрегатов); то же на Лейна и на ряде других комбинатов. В отдельных случаях, как показал опыт войны, пространственное рассредоточивание крупных мощностей в пределах территории промышленного комбината себя оправдало с точки зрения ПВО.
   Значительный удельный вес в новом энергостроительстве занимали агрегаты с единичной мощностью в 25 и 50 тыс. kW. Следует, однако, отметить, что, несмотря на попытки осуществить широкую стандартизацию основного оборудования, в энергостроительстве военных лет характерен обычный для капиталистических стран разнобой в шкале единичной мощности турбогенераторов. Можно привести следующие примеры: в списке установленного на 26 электростанциях оборудования за 9 мес. 1944 г. на суммарную мощность в 632 тыс. kW имеются 23 размера мощностей турбогенераторов в интервале от 4 до 55 тыс. kW; в списке 50 объектов переходящего строительства на 1945 г. (включая восстановле ние разрушенных станций) имеются 32 размера мощностей в интервале от 3 до 50 тыс. kW (6).
   В новом энергостроительстве преобладали установки высокого давления (80—100 at), экономическая эффективность которых на основе уже широкого эксплоатационного опыта обще признана (при примерно одинаковых приведенных капиталовложениях экономия топлива составляет 12—14% по сравнению с установками среднего давления — на 30 at). Невозможность обеспечить котлостроение высоколегированными жароупорными сталями заставила Германию прибегать к менее качественному металлу с точки зрения требований котлов высоких параметров. С этим связаны были серьезные осложнения в эксплоатации ряда установок, вызвавшие более высокие по сравнению с обычными ремонтные простои оборудования.
   Дефицитность стратегического сырья в немалой степени повлияла и на относительно низкое напряжение генераторов, установленных в годы войны (как правило, 5‘/г—б kV и лишь для некоторых из 50 тыс. агрегатов — 10—12 kV), в основном из-за недостатка слюды для изоляции.
Характерным для германских генераторов является относительно низкий cos f (0,7—0,8 и в отдельных случаях даже 0,625), что главным образом определялось стремлением использовать генераторы для покрытия баланса реактивной энергии.
   Теплофикация. В военные годы, как и в непосредственно предвоенные годы, значительно возрос удельный вес теплофикационного оборудования, в особенности на промышленных электростанциях. Этот заметный поворот в развитии капиталистической энергетики (не только Германии) в сторону теплофикации непосредственно связан с военно-государственной организацией энергетического хозяйства, с установлением все более жесткой принудительной связи промышленной энергетики с районными системами. Необходимо, однако, заметить, что в области развития теплофикации, как показывают отчетные материалы, продолжали действовать противоречия, свойственные капиталистической энергетике (противодействие со стороны отдельных промышленных предприятий развитию теплофикации с целью ослабления энергетических связей с районными системами).


   Опыт германской теплофикации военных лет подтверждает наши исследования об эффективности внедрения типов турбин с противодавлением как в промышленности, так в отдельных случаях и в городах.
   На тэц «Болен» были установлены три таких турбины на мощность в 48 тыс. kW при суммарной мощности тэц в 215 тыс. kW. Хг (удельный вес турбин с противодавлением по мощности) на этой станции равнялся 22%; на 2 тэц «Шкоппау»—70% (суммарная мощность— 193 тыс. kW); на тэц «Эспенхайм»—55%; на тэц № б Лейна — 50%.
На Северной городской тэц Лейпцига с суммарной мощностью в 55,5 тыс. kW установлены 4 таких .турбины, в т о м числе последний агрегат на высоком давлении (80 at, 20 тыс. kW) был введен в эксплоатацию в 1941 г. Тепловая нагрузка преимущественно отопительная; станция связана с электросистемой; в качестве маневренного электрического резерва установлена конденсационная турбина в 12 тыс. kW с начальным давлением, равным отборному в 2,5 at. Тепловые схемы как этой, так и ряда промышленных тэц являются сложными, отчасти в силу постепенной модернизации в связи с переходом на высокое давление.
   Коэффициент полезного действия тэц с высоким удельным весом турбин с противодавлением значительно выше, чем с турбинами типа КО. В условиях достаточно сильных электрических связей с системами обеспечивается высокая надежность и экономичность энергоснабжения от этого типа тэц.
   Развитие межрайонных электросистем и строительство единой высоковольтной сети. Уже в предвоенные годы развитие электросистем и их объединение высоковольтной сетью явилось одним из важнейших направлений в мобилизации энергетики фашистской Германии к войне. С этим направлением связывались коренные вопросы надежности и экономичности электроснабжения. Известно, что это направление было основным и в мобилизации энергетики других стран.
   В период войны были в основном завершены работы и введена в эксплоатацию единая высоковольтная сеть, объединяющая центральную, южную и западную группы электросистем, с включением энергетических центров Австрии, Италии, Франции, Швейцарии. Основной костяк 220-kV сети имеет подковообразный вид:, западная ось 220 kV сети проходит через Иббенбирен — Безель — Браувейлер — Кальтфербах — Хонанак — Рейнфильден — Уербертинген с ответвлениями на запад во Францию и на юг в Италию (Предальпийский Тироль); восточная ось: Магдебург — Черновицы — Дискау — Ремитендорф — Людфегейм — Петер, с ответвлениями на восток в Вену и на юг в Тироль. Перемычка соединяет Магдебург с Иббенбирен через Хельмштедт — Лерте — Минден.
   Рабочая генерирующая мощность, включенная в объединенную систему (Verbundnetz), достигла в конце войны около 13,5 млн. kW (в начале войны — около 9,5 млн. kW) с максимальной годовой выработкой электроэнергии в 1943 г. кругло около (8) 50 млрд. kWh. Это составляло около 3/4 по мощности и около 2/з по электроэнергии в суммарном электрохозяйстве страны. Характеристика рабочей генерирующей мощности объединенной системы по составу энергетических ресурсов и по величине мощности электростанций дана в нижеследующей сводке (1942—1943 гг.):

   Отдельные группы электросистем были объединены в три частотных блока.
   Как показывает анализ, строительство единой высоковольтной сети Германии было осуществлено не на основе единой технически и экономически обоснованной программы; оно в решающих своих частях носило отпечаток бесплановости и борьбы интересов отдельных систем. Это вынуждены были признать и немецкие энергетики. Так, например, инженер Деффлер (Deffler) в своем докладе в мае 1943 г. о германской высоковольтной сети подчеркивает, что германская объединенная сеть не представляет органического образования (kein organische Gebilde); наоборот, она получилась как результат противоречивого характера развития отдельных ведущих электросистем. Отсюда недостаточность электрических связей на ряде важнейших участков объединенной системы, невозможность обеспечения устойчивой параллельной работы таких систем, как RWE и Elektrowerke, систем Центральной Германии с Баварской системой недостаточность электрических связей ряда крупных промышленных станций с районными системами и др.
   Тем не менее, как показывает отчетный материал, развитие высоковольтных сетей было одним из определяющих факторов повышения надежности электроснабжения в условиях войны. Можно привести следующий пример: 3 и 4 октября 1943 г. в результате массированного налета на энергетические центры западных районов (так называемый энергетический район IV-б) были выведены одновременно из строя свыше 400 тыс. kW, главным образом на станции Гольденбергверк. Наличие объединенной высоковольтной сети позволило мобилизовать из 9 районов свыше 300 тыс. kW для целей электроснабжения большого числа отключенных предприятий.
   Германия в годы войны разрабатывала проекты и форсировала строительство высоковольтных сетей на территории присоединенных и оккупированных стран Европы с целью использования энергетических ресурсов этих районов для своих нужд. Частично эти проекты были осуществлены.
Необходимость передавать значительные мощности на большие расстояния обусловила развитие экспериментальных работ по передаче постоянным током высокого напряжения, а также переменным током на напряжение в 400 kV. В Рейнско-Вестфальской электрокомпании (RWE) велись проектные и экспериментальные работы для осуществления электрической связи с гидроэнергетическими центрами Южной Германии на переменном токе в 400 kV. При этом предполагалось использовать опоры существующей 220-kV сети, которые были в свое время построены из расчета на 380 kV. Экспериментальные работы по высоковольтной передаче постоянным током имели одной из своих первоочередных целей использование богатых гидроэнергетических центров Норвегии путем передачи по высоковольтному кабелю постоянного тока напряжением в 800 kV.
   Критическое изучение военного опыта строительства и эксплоатации межрайонных систем в зарубежных странах (Англия, Германия и др.) имеет актуальное значение, учитывая масштабы и характер, предстоящих в этом направлении работ послевоенного развития электрохозяйства нашей страны. Важное значение имеет опыт параллельной работы мощных частотных блоков при неустановившихся электрических режимах.
   Топливный баланс и облагораживание топлива. Суммарный топливный баланс Германии в годы войны был в основном стабилизован на довоенном уровне (в 1943 г. он был на 7—10% больше, а в 1944 г. на 6—8% меньше довоенного уровня). Германия, однако, располагала топливными ресурсами оккупированных стран и районов, которые увеличили ее собственный топливный баланс более, чем в 13/4 раза.
   К числу важнейших особенностей германского топливного баланса как в предвоенные, так и в военные годы относится высокий уровень облагораживания топлива.
На рис. 4 приведена структура топливного баланса Германии в 1944 г. Схема показывает: 1) значительный уровень облагораживания каменных и бурых углей, которые покрывали свыше 90% топливного энергетического баланса страны: на нужды коксования, брикетирования, газификации, электростанций и энергохимических установок расходовалось около Ч2 каменных и около 2/3 бурых углей. 2) За время войны значительно повысилось суммарное топливопотребление электростанций (примерно в полтора раза по сравнению с 1939 г.). Заметно вырос удельный вес бурых углей. В топливном балансе электростанций видное место занял полукокс на основе химического использования бурых углей. 3) Основным видом бытового топлива в Германии служили брикеты, а также кокс и каменный уголь. Удельный вес дров в топливопитании крайне незначительный.
   Взаимосвязи промышленной энергетики с районной на базе комплексного использования топлива. Изучениё мирового опыта за последнее десятилетие, и в особенности периода войны, подтверждает наши исследования о растущей роли энергетики в формировании энергопромышленных комбинатов й в производственной специализации районов, о растущих взаимосвязях промышленной энергетики с районной.
   В Германии в условиях мобилизации энергетики для нужд войны получили значительное развитие энергопромкомбинаты на основе комплексного энергохимического использования бурых углей. Главным военным фактором, определившим это направление развития энергетики, была необходимость получения из углей моторного топлива. Экономичность производства определялась его органическим сочетанием с районной теплоэлектроцентралью, использующей полукокс и другие топливные отходы, а также некондиционные для химического производства сорта углей. На рис. 5 показана энерготехнологическая схема комбината Эспенхайм. Исходным сырьем служат бурые угли. Продукцией комбината являются: электроэнергия,пар, различные фракции моторного топлива, ряд химических продуктов. Основой комбината является электроцентраль, связанная с районной электросистемой. Мощность электроцентрали определяется топливным балансом комбината, а не масштабами потребности его в электроэнергии. Суммарная проектная мощность теплоэлектроцентралей составляет 313 тыс. kW. Только около 1/4 электроэнергии тэц идет на нужды комбината; тэц является опорной электростанцией районной системы.
   На фиг. 6 показана схема другого аналогичного комбината — Болен. Здесь связи с районной энергетикой, в отличие от Эспенхайм, дополняются, помимо электроэнергии (тэц — районная электросистема), и газом (газогенераторная установка — дальние газопроводы). На этом комбинате работает газогенераторная установка под давлением с применением кислорода.

   Энергопромышленный комбинат «Буна» с тэц Шкоппау является другим типом связи промышленной энергетики с районной. Электробаланс комбината — пассивный. Значительную долю потребления электроэнергии этого комбината покрывает районная электросистема.
   Развитие этого направления энергопромышленного комбинирования в капиталистических странах, и в особенности в Германии, главным образом связано с мероприятиями военно-государственного регулирования, в частности в области энергетики. В нашей стране в условиях планового социалистического хозяйства, как ни в одной другой стране, созданы предпосылки для широкого развития в ряде районов этого направления энерготтромышленного комбинирования на базе комплексного, на более передовой технической основе, энергохимического использования топлива.
   5. Влияние войны на электроснабжение. На рис. 7 по материалам первичной отчетности построены нами кривые динамики показателей рабочей, располагаемой и максимальной мощности объединенной электросистемы Германии за 1940 — январь 1945 г. В отчетности германского электрохозяйства «рабочая мощность» (Leistungsfahigkeit) представляет мощность при полной нагрузке оборудования станции (она меньше установленной мощности); «располагаемая мощность» (Betriebsbereite Leistung) равна рабочей, за вычетом мощности, находящейся в ремонте, в аварии, а также мощности гидроэлектростанций, ограниченной по воде; максимум представляет арифметическую сумму максимумов систем, которая примерно на 2% выше совмещенного максимума. Разница между располагаемой мощностью и максимумом характеризует величину мощности в резерве либо бездействующую по
условиям нехватки топлива.

   График показывает, что к началу 1945 г., при росте рабочей мощности по сравнению с началом 1940 г. примерно на 4 млн. k\V, располагаемая мощность абсолютно снизилась, примерно на 1 млн. kW, а максимум снизился на 2 млн. kW; по сравнению же с наивысшим уровнем, достигнутым в период войны, располагаемая мощность снизилась более, чем на 3 млн. kW (по сравнению с 1943 г.), а максимум—на 4,5 млн. kW (по сравнению с 1942 г.). При этом следует учесть, что в условиях жестко лимитированного максимума отключения потребителей достигли к началу 1945 г. около 3 млн. kW. Это показывает на глубокое расстройство энергоснабжения фашистской Германии во втором этапе войны. Имперская энергетическая группа вынуждена была неоднократно отмечать решающее влияние катастрофически развивавшихся для Германии военных действий Восточного фронта на падение кривых электроснабжения германского военного хозяйства.
   На рис. 8 и 9, на основе обработки материалов первичной отчетности, показано влияние военного фактора на снижение располагаемой мощности. Величина планового ремонта в суммарной располагаемой мощности колебалась в течение года от 3—4% в зимние до 10—12% в летние месяцы. Ограничения гэс по воде падают, главным образом, на зимние месяцы и составляют 5—6% от располагаемой мощности (в летние месяцы 1—2%).
   К показателям, отражающим непосредственное влияние военного фактора, относятся: мощность, находящаяся во внеплановом ремонте, и мощность, выбывшая из строя в результате военных действий. Еще в начале 1943 г. мощность, выбывшая из строя в результате военных действий, равнялась нулю, а мощность внепланового ремонта — всего около 20% от суммарной величины снижения рабочей мощности; остальные 80% снижения рабочей мощности падают на плановый ремонт, на ограничение гэс по воде и прочие причины,


   На рис. 10 показано помесячное число повреждений в электрохозяйстве в 1942 г. В этот период повреждения в электрохозяйстве в результате военного фактора падали почти исключительно на электрические сети. Преобладающую роль играли повреждения сети от аэростатов заграждения. Повреждения сети не отражались сколько-нибудь заметно на бесперебойности снабжения энергией военной промышленности. Длительность исправления этих повреждений исчислялась всего десятками минут. Например, в ночь с 14 на 15 февраля 1942 г. было 13 повреждений ПО- и 220-kV линий, 31 разрыв фаз, повреждение нескольких опор; перерыв электроснабжения продолжался 40 мин. В ночь с 26 на 27 февраля было 17 повреждений ПО- и 220-kV линий, 57 разрывов фаз; две подстанции были отключены на 1 час.
   Непосредственные повреждения электрических станций и подстанций в этот период были весьма ограниченными по числу и падали, как правило, на небольшие по мощности электростанции. Повреждение крупных станций было исключением. На электроснабжении промышленности эти повреждения сказывались в очень малой степени (отдельные потребители отключались на несколько часов и, редко, на несколько дней). Это свидетельствует (что следует подчеркнуть) о неосновательности публикаций в англо-американской энергетической печати по поводу, якобы, глубокого расстройства в рассматриваемый период электроснабжения Германии в результате воздушных бомбандировок ее энергетических центров. Мобилизация мощности по высоковольтным сетям из других районов позволяла в этот период бесперебойно снабжать электроэнергией военную промышленность. Это обстоятельство, повидимому, и создавало в Германии уверенность в том, что, располагая военным превосходством, легче обеспечить неуязвимость крупных электроцентралей, чем рассредоточенных по району небольших и средних станций. Именно к этому периоду относится также разработка проектов группы электростанций по 300 тыс. kW мощностью каждая, как основного энергетического костяка военной промышленности Германии.
   Примерно в середине 1943 г., как это видно из рис. 6 и 7, положение стало существенно меняться: вывод из строя крупных мощностей принял все более нарастающий характер. В начале 1944 г. величина выбывшей мощности германской объединенной электроэнергетической системы в результате военного фактора достигла уже 1,5 млн. kW — около 12% всей рабочей мощности страны, а в январе 1945 г. около 5,5 млн. kW — свыше 40% от соответствующей суммарной рабочей мощности.
Для характеристики состояния электроснабжения военной промышленности на втором этапе войны показательными являются данные об отключении потребителей. В условиях уже строго ограниченного максимума (предприятиям давали жесткие лимиты, ряд предприятий был разбит на 4 группы, каждая из которых работала одну неделю в месяц) происходило систематическое вынужденное ограничение даже особо бронированных военных предприятий. По мере нарастания процесса расстройства электроснабжения росло хаотическое ограничение потребителей: производство электростали отключалось для мобилизации электроэнергии на нужды производства хлора; в то же время ограничивался электролиз алюминия для обеспечения выплавки электростали и т. д.


   Масштабы ограничения в конце 1944 г. характеризуются следующими цифрами снижения месячной продукции (только в связи с отключениями) даже особо важных для войны отраслей: алюминий — на б,5 тыс. t; электросталь — на 70 тыс. t; хлор — на 3 тыс. t; карбид — на 2,5 тыс. t; цемент — на 375 тыс. t; предприятия вооружения — на 400 тыс. kW. Специальным декретом был определен список предприятий, дающих готовую военную продукцию, под названием Notprogramme, которые должны были быть обеспечены электроэнергией ценою полного отключения всех остальных потребителей, включая военные заводы, не занесенные в указанный список. Несмотря на все ограничения и отключения, частота в электросистемах снижалась до 43—44 Hz и ниже.
   Анализ материалов свидетельствует, во-первых, о растущем расстройстве германской энергетики на втором этапе войны в результате военных действий на Восточном фронте и, во-вторых, об особо важной роли энергетики в системе военного хозяйства.
   На рис. 11 показан общий электрический баланс объединенной электросистемы Германии в 1943 г. Это был переломный год в развитии германской энергетики. В покрытии максимума, который в течение 1943 г. составлял от 8,5 до 10 с лишним млн. kW участвовали: электростанции на буром угле около 40%, на каменном угле около 40%, гидростанции — 8—10% и гидроаккумулирующие установки — 8—10%. Площадка между кривыми располагаемой и максимальной мощностей определяет величину резервной мощности в течение года; в действительности же эта резервная мощность не была мобильной по условиям, главным образом, топливоснабжения. Со второй половины 1943 г. заметно повысилась площадка отключаемой мощности. Рабочая мощность объединенной системы в течение 1943 г. повысилась примерно на 3Д млн. kW при стабилизации максимума. График показывает величину и причины выбытия из строя рабочей мощности, которая в сумме составила 2 млн. kW в начале и около 3 млн. kW в конце года.

   6. Некоторые выводы. Изучение опыта развития энергетики Германии в период войны позволяет сделать ряд выводов в части как общей характеристики германской энергетики, так и некоторых технических вопросов.
   В части общей характеристики германской энергетики можно с полным основанием отметить следующее.
   а) В отличие от первой войны (1914—1918 гг.) Германия еще до начала этой войны (до 1939 г.) обеспечила мобилизацию своей энергетической базы и ее перевод на военные рельсы. Этот процесс мобилизации энергетики для нужд войны был проведен в Германии значительно глубже и шире, чем в любой из других капиталистических стран. В период войны этот процесс продолжался в направлении дальнейшей централизации управления новым строительством и эксплоатацией энергетического хозяйства.
   б) Военно-государственная централизация регулирования и управления энергетическим хозяйством в фашистской Германии представляет в основном процесс сращивания энергетических монополий с военно-государственной машиной. Изучение опыта централизации энергетического хозяйства Германии в годы войны вскрывает органические
пороки присущие военно-государственной организации монополистического капитализма.
   в) Отчетливо вырисовывается важная роль энергетики в системе военного хозяйства.
   г) Фашистская Германия строила планы (и частично их осуществила) полного подчинения энергетических центров оккупированных и присоединенных стран путем передачи в Германию энергии по высоковольтным сетям. Она расценивала этот курс как необходимое условие обеспечения своей командной производственно-экономической роли в Европе.
   д) До 1943 г. продолжался процесс роста энергетической базы Германии, который сменился в 1944 г. снижением энерговооруженности военного хозяйства Германии в результате решающих ударов Красной Армии.
   В части направления развития энергетики и новой техники могут быть отмечены следующие вопросы:
   а) в области электроэнергетики — экспериментальные исследования высоковольтной электропередачи постоянным током и переменным током на 400 kV; параллельная работа мощных частотных блоков (в несколько млн. kW), в частности в условиях неустановившегося режима;
   б) в облйсти теплоэнергетики — эксплоатация электростанций на высоком давлении; глубокая автоматизация процессов в котельной (станция Шкоппау);
   в) в области газификации и комплексного использования топлива — промышленные газовые установки на высоком давлении с применением кислорода; энергохимическое использование бурых углей на базе полукоксования.
   Опыт военных лет развития энергетики Германии, как и других зарубежных стран, подтверждает, как показали наши исследования:
основное значение высоковольтных сетей в обеспечении надежности и экономичности электроснабжения и необходимость организации систематических работ по технико-экономическому проектированию перспектив развития районных и межрайонных электросистем;  высокую эффективность применения типов турбин с противодавлением в промышленных установках, а также, в определенных условиях, и в городах; основное значение энергетики в производственной специализации районов и в росте взаимосвязей промышленной и районной энергетики в области электро-, тепло- и газоснабжения.

____________________________________________

Примечания:
1. Геологические запасы каменного угля около 300 млрд, t (в полтора раза больше, чем в Англии) и бурых углей около 60 млрд. t.
2. Потенциальная среднегодовая мощность (при к. п. д. равном единице)—3,7 млн. kW.
3. На III мировом энергетическом конгрессе в Вашингтоне в 1936 г. германская делегация в своих докладах (Deutsche Energiewirtschaft. Deutsche Berichte zur III Weltkraftkon ferenz, Washington 1936)пыталась „научно" доказать, что организационная перестройка энергетического хозяйства Германии и в частности упомянутый закон об энергетике преследуют только цели повышения уровня энергетического обслуживания населения и всемерного удешевления производства и распределения электрической энергии.
Уже тогда были слишком очевидны непосредственные военные цели организационной перестройки энергетического хозяйства фашистской Германии.
4. См. также В. И. Вейц. Некоторые особенности новейшего развития электроэнергетики в капиталистических странах. Электричество, № 8, 1939.
5. В пересчете на топливо при 7 000 cal.
6. Поскольку можно судить но отчетным материалам, положительные результаты были достигнуты лишь в части выпуска стандартных трансформаторов в 100 тыс. kVA.
8. В эти итоги входят и отдельные, бывшие еще автономными в энергетическом отношении районы, как, например, энергетический район 1 (Восточная Пруссия) И, др. Их удельный вес относительно невелик.

«Омсктрансмаш» жив! Завод досрочно поставил в войcкa партию новейших тaнков Т-80БВМ
  • pretty
  • Вчера 08:26
  • В топе

Автор:  Полина БогатоваДостаточно долго «Омсктрансмаш» считали вымирающим предприятием и не делали на него никакой ставки. Но завод вновь ожил, точкой отсчета стало решение о модернизации летающи...

СБУ и ВСУ расстреляли друг друга в Херсоне

Жители Херсона, покинувшие город во время эвакуации, не теряют связи с родным местом. Население разделенной области живо интересуется тем, что происходит в бывшей столице региона, котор...