Россия территория смуты. Междоусобица на Руси во второй половине XI – начале XII веков.

0 506


Неспокойные и тревожные времена имели место в истории многих стран, но в России период шатания во власти, брожения в обществе и разрухи в стране, неоднократно сопровождался такими потрясениями, что стоял вопрос о существовании самого государства. Словесные баталии по поводу объяснения термина «смута» применительно к истории идут уже много лет.

Междоусобица и смутное время, одно из самых тяжелых испытаний в истории России. Смута стала следствием влияния комплекса внутриполитических факторов. Этот период времени характеризовались стихийными бедствиями, обнищанием населения и гражданской войной. К сожалению, ситуацию ухудшали не только внутренние проблемы, но и внешний фактор, интервенция алчных соседей.

Смута и междоусобица как единое целое, являются эпохой социального, политического, экономического, династического и духовного кризиса. И сколько бы нам не говорили о её коротком историческом периоде, она не была подавлена и "выходит" из России до сих пор. Почему спустя четыре столетия эта тема все еще будоражит умы. Так как, до сих пор не извлечёны уроки из прошлого «смутного времени». Не решён главный вопрос о жёстком контроле народа над верховной властью. Которая основательно себя дискредитировала в глазах общественности в течение тысячелетия. Так как только топор и дубина есть главный критерий демократии в России.

Но к большому сожалению, большинство постоянно забывает о том, что нельзя допускать к управлению государства, в период переломных моментов в истории, авантюристов и полных идиотов, выражавших волю наглого и беспринципного меньшинства, способного пойти на любые преступления в достижение своих корыстных интересов. По словам историка Ключевского « В Смуте последовательно выступают все классы русского общества и выступают они в том самом порядке, в каком они лежали в тогдашнем составе русского общества, как были размещены на социальной лестнице. На вершине этой лестницы стояла правящая элита, которая всегда являясь главным виновником начала смуты. Поэтому первая фаза боярская, затем наступает дворянская, а потом общенародное».

Абсолютно по этой же схеме развивалась и Смута в начале XX века, приведшая к падению Российской Империи. Также начиналась и Смута, первой фазой которой была Перестройка. Причины смутного времени лежат в переплетении противоречий, затронувших все сферы жизни российского государства. Но, первая фаза всех трех русских Смут это боярская фаза, когда продажные элита, воспользовавшись ослабление центральной власти, начинают делить эту власть, совершенно не считаясь с мнением народа его чаяниями. При этом она была всегда готова на предательство своей веры и интересов своего Отечества.

Ситуация в стране изменялась лишь только тогда, когда происходила поляризация сил. Когда здоровая и патриотически настроенная часть русского общества брало дело спасения Отечества в собственные руки.

Глава I Начало междоусобицы на Руси.

Известный русский мыслитель И. А. Ильин отмечал, что всякая цивилизация является своеобразным организмом, в котором сплавляются в неразрывное единство природные и культурные составляющие: «Россия есть единый живой организм… организм природы и духа».

Но на Руси зов родной земли звучал сильнее, чем голос родной крови. Тем самым, ещё в глубокой древности, было отвергнуто понимание русского народа как единокровной расы. Потому, что развитие российского государства, это по сути дела, освоение бескрайних пространств, населённых большим количеством различных народов..

Поэтому, с самого начала государство надо было скреплять не только общностью территории, но и общностью идей, ценностей, то есть формировать общую духовность. Православие стало основой этой духовности. С установлением принципа единодержавия, то есть единства княжеской и церковной власти. Всё управление на общей земле велось во имя общей веры и идеи.

Бескрайние российские просторы и лесные массивы изначально создавали у русских представление о том, что земля ничья, а все природное богатство, Богом данное в общее владение. Обработкой земли не занимались и в собственность её себе не брали, в отличие, например, от английских норманнов, которые присваивали себе право на земли. В «Русской правде», самом раннем своде законов, составленном в XI веке, нет ни одного слова о недвижимом имуществе. Нет сведений о сделках с землей на северо-востоке России до первой половины XIV века, и очень немного таких сведений во второй половине этого века.

Русские правители вообще не сформировали представления о различии их личных дел и публичных и правили государством как своей полной собственностью. «Государь был обладателем всей России и частная собственность вытекала из государственной». Поскольку власть его на Руси воспринималась как наместник Бога на земле, подчинение ей, служба ей были настолько естественными, что не вызывали сомнений.

Обязательная рента и служба князьям и царям избавляла последних от необходимости устанавливать налоги, а, значит, и собирать парламенты. От власти требовались не столько законы, сколько реальная защита подданных, отеческая забота об их судьбе. Тем более, что желающих разрушить государство Восточных славян было предостаточно. Вполне очевидно, что при такой организации жизни на Руси, в отличие от Запада, изначально не укоренилось понятие «демократия» и «частная собственность».

Влияние Киевской власти над остальными землями хоть формально и существовало, но было настолько слабым, что отдельные правители регулярно пытались силовым методом свергнуть ее. Кроме того, постоянно между князьями происходили междоусобные войны за предел земель.

В то же время, основной причиной возникновения междоусобиц была слабая централизация власти. Но периодически появлялись сильные лидеры, такие как Владимир Мономах или Ярослав Мудрый, радеющие о единстве державы. Хотя на ранних этапах развития государства временами образовывались какие-то союзы между несколькими князьями, и войны велись блоками, или на время вся Киевская Русь объединялась для отражения набегов степных народов.

Но все это носило временный характер, и князья опять запирались в своих уделах, каждый из которых в отдельности не обладал ни силами, ни ресурсами, чтобы объединить под своим началом всю Русь, но при этом они были готовы воевать между собой вечно. Русь междоусобные войны трепали вплоть до кончины московского князя Василия II Темного, то есть до второй половины XV века.

Одной из самых печальных страниц нашей истории является раздробленность Древней Руси в Средние века. Усугубляла всё специфика престолонаследия, лествичное право, когда власть передавалась не по прямому наследию к старшему сыну, а старшему в роду.

На протяжении IX-XXI века вспыхивали междоусобные войны на Руси, причиной которых являлась борьба за княжеский стол. Междоусобная война является по своей сути гражданской войной. Сопровождающаяся вооруженным противостоянием между людьми проживающими на одной территории, но имевших разно полярные взгляды на сложившуюся военно-политическую ситуацию в стране.

Но, со временем русские князья совсем забыв Бога, погрязли в бесконечной междоусобице, пока не пришёл к ним немилостивый и дикий народ, который их землю опустошил, и города их полонил, а церкви святые разорил, отцов и братьев перебил и над матерями и сестрами надругался.

На Руси междоусобные войны продолжались в течение нескольких столетий и носили кровопролитный характер, вплоть до кончины московского князя Василия II Темного, то есть до второй половины XV века. Она представляло собой слабую федерацию многочисленных княжеств, когда то единого государства Киевская Русь, жители которой теперь называли представителей соседних княжеств иногородцами, а иностранцев, чужеземцами.

Необходимо отметить тот факт, что решение идти войной на брата принимал не только князь, за ним стояли и горожане, и купечество, и церковь. Княжескую власть очень сильно ограничивали и Боярская дума, и городское Вече. Причины междоусобных войн лежат гораздо глубже. И если княжества воевали между собой, то для этого имелись сильные и многочисленные мотивы, в том числе и этнические, и экономические, и торговые. Когда на окраинах Руси начинали формироваться новые государства, население которых уже говорило на своих наречиях и имело свои традиции и уклад.

К тому же, к обособленности княжеств вело и желание князей передавать власть по прямому наследству. Борьба же между ними велась из-за недовольства распределением территорий, за киевский престол, за независимость от Киева. Междоусобная война на Руси началась еще в IX веке, и мелкие стычки между князьями, в сущности, не прекращались никогда.

Но началом всего, стало впервые примененная князем Святославом практика распределять сыновьям уделы на княжение. Она оказала в дальнейшем пагубное влияние на единодержавие в государстве и стала основой первой междоусобной борьбы князей-братьев.

У князя Святослава было три признанных им сына, имевших разных матерей. Бабка, великая княгиня Ольга, способная объединить их, умерла в 969 году, а спустя 3 года погиб и отец.

Между которыми он в последствие и разделил свои земли, каждому ставил по крупному городу. Старший Ярополк, получил Киев. Младший Владимир, Новгород, среднему Олегу досталась земля древлян. Все сыновья на момент получения княжения были достаточно молодыми. У каждого из них были свои родичи и наставники, к советам которых они прислушивались. Они уже набрали силу, имели дружины и следили за своими вотчинами.

В это время в Киеве активизировалась «христианская партия», союз части бояр, купечества, принявшего христианство при поддержки Константинополя. Эта партия была разгромлена ярым сторонником древней русской веры Святославом, когда Киев хотели крестить при княгине Ольге. И снова окрепла при Ярополке, когда Святослав был занят войной на Балканах.

В 972 году Святослав с малой дружиной возвращаясь в Киев попал в печенежскую засаду и погиб. В организации нападения обвинили ромеев, заинтересованных в том, чтобы устранить великого русского князя, который планировал продолжить войну за Болгарию. Хотя, видимо, приказ печенегам пришел из Киева. Так как возвращение в Киев, озлобленного неудачей в войне с Византией Святослава, вело к новому кровавому погрому христиан.

Среди участников заговора был и один из главных сподвижников Святослава воевода Свенельд. Великий князь отправил Свенельда с основным войском в Киев сухим путем, чтобы он организовал сбор нового войска для продолжения войны с Византией. Но воевода предал его. Когда князь не дождался подмоги, он сам пошёл в Киев и угодил в подготовленную западню. В итоге Свенельд окрутил юного Ярополка и стал его ближайшим советником.

Это был старый и опытный военачальник и коварный интриган, который был сподвижником еще у отца Святослава, князя Игоря Рюриковича. В дальнейшем он примет активное участие в событиях, преследуя свои корыстные цели. Что во многом усугубило внутриполитическую ситуацию.

Получив единоличную власть в своих землях после гибели отца, они теперь могли управлять ими по своему разумению. Но этого им уже было уже мало, Владимир и Олег захотели получить полную независимость для своих княжеств от воли Киева, а в последствие захватить главный города Руси, вместе с верховной властью в стране.

Правление Свенельда и Ярополка привело к распаду и смуте в стране. К Ярополку приходили послы из Рима от папы. Но он был нелюбим у людей, потому что христианам дал волю великую. При власти христианской партии укрепили на Руси свои позиции и иудейские купцы-хазары, которые выжили после разгрома Каганата, а теперь занимались работорговлей и ростовщичеством, закабаляя вольных людей.

Византия постаралась использовать благоприятную для себя ситуацию и подмять под себя Киев. Константинополь стал опорой для Свенельда с Ярополком. Когда князь подрос, его женили на неизвестной гречанке, якобы пленной монашке, это один из самых хитрых политических ходов, привязка политика с помощью жены. При гречанке, при великокняжеском дворе появились византийские священники, понятно, что не случайные люди. Всё это была методика концептуально-идеологической, информационной и тайной войны, которую эти люди вели уже не одну сотню лет.

Тем более, что сильно подверженные чужому влиянию молодые люди, были не особо близкие друг другу, и они нашли причину, чтобы начать смуту и кровавую междоусобицу. В 977 году было положено начало первой междоусобице на Руси, когда сыновья Святослава схлестнулись в яростной битве за престол.

В 977 году разгорелась междоусобная война между Ярополком и его братом Олегом. Считается, что войну начал Свенельд. Конкретным поводом стал момент обнаружения Олегом в своих лесах охотников Ярополка, руководимых сыном воеводы Свенельда Лютом. После возникшей перепалки Лют был убит сыном князя Святослава Олегом. В ответ Свенельд призвал Ярополка начать войну с братом, всячески подогревал ненависть к братьям, которые якобы мечтают о киевском престоле.

Ярополк наскоро собрав войско и напал на Олега, который не был подготовлен, и древляне, вместе со своим князем, вынуждены были отступать с границ в столицу, город Овруч. Во время отступления, князь Олег погиб в давке на мосту. Древляне стали подчиняться Киеву. Князь Владимир, узнав о гибели брата и начавшейся семейной междоусобице и понимая, что следующим будет он, бежит к варягам. А Олег Святославич стал первым князем, погибшим в 977 году в междоусобной борьбе князей на Руси.

Опасаясь Ярополка Владимир, сидевший в Великом Новгороде, решил бежать «за море», в Варяжские земли. Владимир начал собирать армию из варягов и племенных союзов Северной Руси. Видимо, в этот период он получил поддержку русского жречества против Ярополка, которого поддерживали христиане.

Используя образовавшийся в Новгороде «вакуум власти», Ярополк послал в Новгород своих наместников и тем самым установил там свою власть. Тем временем Ярополк заключил союз с Полоцкой землей. Там правила самостоятельная династия, полоцкий князь Рогволод. Княжну Рогнеду Полоцкую сватали Ярополку.мТаким образом, Ярополк так же восстановил полноценную единодержавную власть на Руси.

Тем временем Владимир сохраняя связи с новгородцами, получил от них деньги и набрал войско из варягов. В 980 году, Владимир возвращается на Русь вместе с войском. В результате сражений с войсками Ярополка, Владимиру удалось отбить Новгород, Полоцк и двинуться в сторону Киева.

Ярополк, утративший поддержку народа, горожан и значительной части боярства, не сумел собрать большой рати и затворился со своей дружиной в Киеве. Однако он не мог надеяться на поддержку язычников горожан. Во время штурма киевляне могли отворить ворота и впустить Владимира.

Загнанный в угол, Ярополк вынужден был вступить в переговоры с Владимиром. Он едет на встречу, однако, по прибытии погибает от руки двух варяжских воинов. Владимир воцарился на киевском престоле спустя всего 7 лет после гибели отца и правит там вплоть до своей смерти.

Ярополк в истории, как ни странно, остался кротким правителем. Считается, что очень юные братья стали жертвами интриг, ведомых опытными и хитрыми приближенными, такими как Свенельд и Блуд. Может быть и личные качества русских князей как-то повлияли на случившуюся междоусобную войну между братьями. Но по мнению историков просто наступило такое время не только в Русской истории, но и в европейской. Хотя междоусобная война не была прерогативой древнерусских княжеств.

Междоусобными войнами в те времена была охвачена почти вся Европа, в одной только Франции насчитывалось 14 крупных феодальных майоратов, между которыми велись непрерывные кровавые столкновения. Междоусобная война, была характерной особенность Средневековья, практически на всём его периоде.

В результате всех этих трагических действий лучше не стало никому. Русь благодаря этой смуте не укрепилась, народ не разбогател, князья себя великой славой не покрыли. Благодаря междоусобицам Древнерусское государство к середине XII века развалилось на несколько самостоятельных частей, что привело к подрыву обороноспособности всего Древнерусского государства, закончившееся катастрофой.

Вторая междоусобная война князей начинается после смерти Владимира, между его сыновьями, которых у него было 12. Русь снова по прихоти правящей элиты скатывается в кровавую смуту, усугублённой иноземным вторжением. Основная борьба развернулась между сыновьями Владимира, Святополком и Ярославом.

Ещё при жизни князь Владимир приблизил к себе Бориса, младшего и любимого из сыновей, посланного ранее княжить в Ростов. Но когда начинается очередной набег печенегов на русские пределы, Владимир направляет против кочевников именно Бориса, предоставив ему свою дружину и народное ополчение.

Первым из значительных событий, относящихся к внутренней политике во времена правления князя Владимира, можно обозначить восстание Ярослава против своего отца в 1014 году. Молодой Ярослав, правящий на тот момент в Новгороде, отказался выплачивать ежегодный налог в две тысячи гривен. Заточив Святополка в темницу, Владимир собрался идти с войском на непокорного Ярослава в Новгород

Тем более, что в пору болезни Владимира выявились определенные династические противоречия, за которыми стояла большая политика, религиозные, княжеские, боярские и дружинные кланы, не хотевшие видеть на княжение ростовского князя Бориса, младшего из сыновей Владимира.

Интриговать и плести заговоры Святополк Владимирович начал еще при жизни своего законного отца, Владимира Святославича. Он был одним из соучастников заговора против Киевского князя, а так же по отвращению Руси от «византийского обряда».

Русь должна была подчиниться папе, когда Польша поставит её на колени. Именно этого Ватикан и добивался. Ведь власть князя была абсолютна, то есть достаточно убедить Святополка, а он прикажет подданным. В Риме уже готовили проповедников для православного народа.

В 1013 году Святополк I Окаянный туровский, пользуясь близостью своих владений к Польше, составил тщательно разработанный заговор, со своим тестем польским князем Болеславом против князя Владимира. Целью заговорщиков была смена православия на католичество.

Но заговор был раскрыт, а Святополк был отстранен от наследования киевского престола и заключен в тюрьму вместе с женой, дочерью польского короля и её духовником Рейнберном, которые обещали Святополку поддержку Польши в случае успеха заговора. Дочь Болеслава I от его третьего брака с Эмгильдой была выдана за Святополка в 1008 в знак мира с Польшей, после неудачного похода Болеслава на червенские города.

Владимир умер в 1015 году, во время подготовки к походу на Новгород против другого мятежного сына, Ярослава. Князь не успел сделать никаких распоряжений относительно наследника. После смерти князя Владимир, его приёмный сын Святополк был освобожден из темницы своими многочисленными последователями и объявил себя новым киевским князем, взяв в заложники мачеху и сестёр Ярослава. Так как из всех многочисленных княжеских сыновей он оказался к столь удобному седалищу ближе всех.

Святополк без особых затруднений вступил на престол, его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде, под Киевом. Он начинает раздавать местной знати имения и подарки, желая задобрить простых киевлян в начале своего правления.

Первым делом Святополк решил расправиться с любимчиком Владимира, ростовским князем Борисом, в распоряжении которого находилась великокняжеская дружина. Святополк послал к Борису верных людей. Затем Святополк послал гонцов к Глебу Муромскому, приглашая его навестить якобы тяжело больного отца, о смерти которого Глеб еще не знал. По дороге на Глеба напали подосланные Святополком убийцы.

В течение 1015 года, были убиты три брата Святополка, Борис, муромский князь Глеб и Древлянский князь Святослав. «Повесть временных лет» обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики и являлись его братьями. Именно тогда Святополк и заслужил свое прозвище, став Окаянным.

Узнав об убийстве Бориса, родная сестра Ярослава Мудрого, Предслава, написала брату о совершенном злодеянии и предупредила о грозящей тому опасности. Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав во главе 3 тысячного новгородского войска и наёмных варяжских отрядов двинулся против Святополка, позвавшего на помощь печенегов.

Это столкновение было неизбежно и оно случилось. Два войска встретились на Днепре вблизи Любеча и на протяжении трёх месяцев, до поздней осени, ни одна из сторон не рисковала перейти реку. Наконец это сделали новгородцы, которым и досталась победа. В результате победы Киев пал к ногам победителя.

Но уже в 1017 году Святополк с печенегами подошёл к Киеву и осадил его. В ходе сражения осаждённые предприняли вылазку, разгромив основные силы поганых, и в ходе преследования захватили стяг Святополка. Он сам был вынужден бежать в Польшу, где попросил короля, своего тестя, о помощи.

В 1018 году, польский король Болеслав Храбрый, мечтая о покорение Киевской Руси, двинулся на Волынь против Ярослава Владимировича. Войско Болеслава, помимо поляков, включало 300 немцев, 500 венгров и 1000 печенегов. Ярослав, собрав свою дружину и варягов, пошёл навстречу Болеславу и Святополку и встретил их на берегу Буга. Поляки внезапно форсировали реку и начали битву, когда Ярослав ещё не успел собрать войско. Болеслав и Святополк разбили Ярослава, и он бежал в Новгород.

Овладев Киевом, Болеслав, вместо того чтобы передать правление Святополку, сам сделал попытку осуществить намеченное, править русской землёй Он уверенный в своём успехе разослал дружину по окрестным городам на покорм. Святополк, против ожиданий лишённый власти, велел своим сторонникам избивать поляков. Киевляне восстали, и Болеслав вынужден был оставить Киев, но смог захватить с собой всю княжескую казну и всех сестёр Ярослава. Болеслав также удержал за собой червенские города.

После бегства поляков, Святополк начал княжить в Киеве, но Ярослав вновь набрал варягов и пошёл во второй раз против своего брата. Без помощи поляков Святополк не мог противостоять Ярославу и в этот раз бежал к печенегам, уступив киевский престол Ярославу.

Весной 1019 года, пришёл Святополк с печенегами на Русь, тем самым совершив акт святотатства. Он уверенный в успехе сразился с Ярославом в решающей битве на реке Альте. Была сеча злая, какой не бывало на Руси, но к вечеру одел Ярослав, и Святополк бежал. Князь Ярослав вновь занял Киев, но положение его было шатким и князю предстояло еще не раз доказать собственное право на владение столицей Киевской Руси. После поражения в битве на реке Альте Святополк бежал через Берестье в Польшу и далее в Чехию. Он умер во время бегства к печенегам где-то на границе между польскими и чешскими землями.

Ярослав Мудрый прожил долгую жизнь и правил в стольном граде Киеве без малого 40 лет, с 1016 по 1054 годы. За это время он снискал славу крупнейшего государственного деятеля и полководца, сплотил разрозненные племена в единую Русь, основал многие города, при нём в Киеве и Новгороде были заложены величественные храмы святой Софии.

Но правление Ярослава Владимировича в Киеве было исполнено военных тревог и угроз. Приходилось постоянно отражать нападения как иноземных захватчиков, так и собственных родственников из дома Рюриковичей. Победа доставалась мудрому правителю не только военным путем, но и хитростью, дипломатией, ловким умением использовать ошибки противника. Ведь по-другому в те далёкие времена практически невозможно было усилить авторитет княжеской власти.

В 1020 году племянник Ярослава, полоцкий князь Брячислав Изяславич решил позаимствовать у дяди часть новгородских земель. Ему удалось взять Новгород, ограбить его и увести в плен часть жителей. Узнав, что Ярослав приближается к городу, нападавший покинул его, был настигнут грозным дядей на реке Судоме. Ярослав разбил войска племянника и освободил пленных, после чего с родственником замирился, отдав ему в удел Витебск.

Много неудобств доставил Ярославу и его младший брат Мстислав Владимирович Тмутараканский. Несколько лет они противостояли друг другу. Дело доходило до боевых столкновений: Мстислав захватил Чернигов и левобережье Днепра, а в 1024 году под Лиственом победил войско Ярослава и перенёс свою столицу в Чернигов. Получив всё, что хотел Мстислав направил послов к Ярославу и предложил разделить земли по Днепру и прекратить войны. Всё кончилось замирением.

К эпохе Ярослава Мудрого многие историки относят и начало губительной для единства Руси раздробленности. Он не решился заменить устаревшие право престолонаследия, и после смерти выдающегося правителя, в соответствии с завещанием, его сыновья разделили земли между собой.

Вторая половина IX и X век в русской истории стали временем грандиозных перемен и в первую очередь в сфере социально-экономической и политической. Наступление частной собственности и частного собственника на свободный мир прошлого круто менял судьбы людей. Принятие Русью христианства означало начало крушения старой языческой веры, которая долгими веками господствовала в душах и думах людей.

Особенно болезненно эти перемены выявлялись в периоды острых общественных потрясений, тяжких княжеских междоусобиц, иноземных нашествий, стихийных бедствий, засух, голода, пожаров. В эти дни обострялись обычные беды, всплывали старые обиды, несчастья сплачивали людей на почве общих интересов, ненависти к тем, кого они считали виновными за все свои горести и унижения.

Людские интересы, людские противоречия выражались на всем протяжении истории Руси и вполне соответствовали материальному и духовному уровню развития тогдашнего общества. Происходило нарастание общественного противоборства в Древней Руси в то время, когда классовая структура феодального общества лишь складывалась и когда совсем иные мотивы поднимали людей на общественное противоборство. Причем социальный мотив был лишь одним из многих, что влиял на общественное поведение людей.

Племенной сепаратизм был главным общественным чувством, которое сплачивало людей и поднимало их на борьбу. Первые крупные общественные схватки в зарождающемся государстве возникли тогда, когда Киев подминал под себя другие племенные княжения. Древлян, вятичей, членов других племен сплачивало желание отстоять свою независимость и свободу.

По мере развития общественных отношений на Руси, появления богатых и бедных, складывания княжеско-боярско-дружинной верхушки, начала её наступления на земли свободных крестьян племенной сепаратизм отступал в тень. Но Другие противоречия выходили на первый план. С конца X века, со времени введения христианства на Руси появились противоречия между теми, кто был предан старой языческой вере, и носителями идей христианства.

Именно на новгородском севере, на вятичском северо-востоке вспыхнули первые пожары неповиновения. Нежелание принять христианство в качестве новой религии шло Рука об руку со старыми племенными традициями. А обострявшиеся социальные отношения, потеря частью населения свободы, повышение налогового гнета со стороны государства и частных владельцев лишь осложняли общую обстановку в этих частях страны.

В 1024 году, на северо-востоке страны, в Суздальской земле произошло новое выступление народа. Это было время большого голода. Среди населения прошел слух, что богатые люди скрывают хлеб. Люди бросились во дворы богачей, стали избивать их и разыскивать хлеб. Во главе движения встали волхвы, языческие жрецы. Потребовалось вмешательство самого великого киевского князя Ярослава. Он явился в Суздальскую землю с дружиной, схватил и казнил руководителей мятежа, волхвов, утихомирил край.

После мирного и созидательного времени Ярослава Мудрого стали набирать еще большую силу крупные русские города и земли. На днепровском пути выделялись Смоленск, Любеч, в Средней Руси, Чернигов, Переяславль, на юго-западе — Владимир-Волынский, Перемышль, на северо-востоке, Ростов, Суздаль. Набирали силу Минск, Ярославль и другие неизвестные ранее или основанные совсем недавно городские центры.

Ярослав Мудрый скончался в ночь с 19 на 20 февраля 1054 года. Перед смертью Ярослав делит власть над Русской землей между пятью своими сыновьями. Изяслав как старший получил киевский стол со всеми принадлежавшими Киеву волостями, а вместе с ним и Новгород, то есть оба русские конца Великого водного пути из варяг в греки.

Святослав получил в княжение землю Черниговскую, а также Тмутаракань, Рязань, Муром и страну вятичей. Всеволод, кроме Переяславля, получил Ростов, Суздаль, Белоозеро и Поволжье, или берега Волги. Вячеслав, область Смоленскую, а Игорь, город Владимир-Волынский.

Из этого завещания ясно видно, что, разделяя власть над землей между пятью сыновьями, Ярослав вполне сознавал, какая огромная опасность грозит Руси и его наследникам, если они не будут жить в мире между собой.

Вместе с этим ясно видно также, что Ярослав, несмотря на даваемый завет, ожидал возникновения между сыновьями раздоров, так как он тут же добавил: «Если же кто захочет обидеть брата своего, то ты, Изяслав, помогай обиженному». Тем самым объявляя Изяслава первым среди равных. После кончины отца своего сыновья его вступили во владение Русью.

Очередная междоусобица началась после смерти Ярослава Мудрого. Великий князь умер в 1054 году, что спровоцировало междоусобицу между Ярославичами.

Через два года умер Вячеслав, и братья, согласно лествичному восхождению, перевели на открывшийся стол в Смоленске самого младшего — Игоря из Владимира; Игорь тоже вскоре умер, после чего волость его досталась трем старшим братьям.

Таким образом, в руках этих трех Ярославичей, по смерти Вячеслава и Игоря, сосредоточились все русские земли, кроме земли Полоцкой, отданной в удел потомству старшего сына святого Владимира от Рогнеды, Изяславу; в земле этой в описываемое время княжил внук Изяслава, Всеслав Бречиславич.

В течение первых десяти лет на Русской земле царил мир и покой, согласно заветам умирающего великого князя Ярослава. Тогда же они совершили ряд удачных походов против некоторых пограничных инородцев: голядов, живших в углу между реками Протвой и Окой; сосолов, обитавших близ Колывани, или нынешнего Ревеля, и, наконец, против торков, племени, родственного печенегам и обитавшего по соседству с Переяславской волостью; они были разбиты наголову.

Но, вскоре различного рода бедствия, как извне, так и внутри страны, разразились над Русской землей. В степях на смену печенегам, наголову разгромленным Ярославом Мудрым в 1036 году под Киевом, появился новый свирепый и чрезвычайно хищный азиатский кочевой народ, половцы.

Половцы частью уничтожили, частью потеснили остатки печенегов и торков и прочно заняли Черноморское побережье вплоть до реки Днестра. Свой первый опустошительный набег на Россию они произвели зимой 1061 года, напав на Переяславскую землю, сильно разграбили ее и, захватив богатый полон, удалились на Дон.

Этим масштабным набегом началась наша жестокая борьба с новыми степными хищниками, половцами, продолжавшаяся почти без перерывов в течение двух столетий, вплоть до нашествия монголо-татар. Через три года после описанного первого половецкого набега, в 1064 году, началась и первая княжеская усобица.

Причиной этой усобицы было недовольство своей участью князя-изгоя Ростислава Владимировича, сына самого старшего из Ярославичей, Владимира, который умер еще при жизни Ярослава и, стало быть, не успел подняться по лествичному восхождению до киевского стола. Но он сильно хотел получить свой кусок из общего пирога, уже поделённого до него.

Не дожидаясь подачки от своих родственников, Ростислав, человек храбрый, предприимчивый и умный, притом такой же добросердечный и великодушный, как его покойный отец, тяготясь своим положением, успел собрать в Новгороде, где он проживал с детства, удалых товарищей и неожиданно напал на Тмутаракань, доставшуюся Святославу Черниговскому. Здесь сидел в это время на княжении юный сын Святослава Глеб, которого и изгнал из Тмутаракани.

Святослав не замедлил выступить в поход, чтоб вернуть себе Тмутаракань. Ростислав отдал ему город без сопротивления, но как только Святослав удалился, то опять сел в нем княжить, причем весьма быстро покорил себе касогов и другие соседние кавказские народы, пользуясь тем, что Святослав был в это время занят новой междоусобицей, поднятой полоцким князем Всеславом. Однако Ростислав был вскоре лишен жизни, и притом самым низким образом, с помощью греков он был отравлен.

Так с кончиной Ростислава сама собой окончилась первая усобица между потомками Ярослава. Но в это время на Руси началась уже другая междоусобица и смута, притом значительно более жестокая чем прежде, между тремя Ярославичами с одной стороны и Всеславом, князем Полоцким, с другой, который считал себя также на положении изгоя ввиду того, что дед его Изяслав был совершенно выделен из остальной семьи святого Владимира и посажен с матерью в Полоцкой земле, причем уже у сына этого Изяслава, Бречислава, вышла в 1020 году усобица с великим князем Ярославом. Теперь сын Бречислава, Всеслав, снова поднял оружие.

В 1065 году, пользуясь тем, что внимание Ярославичей было отвлечено Ростиславом к Тмутаракани, Всеслав стал неожиданно осаждать Псков. Но Псков ему взять не удалось; тогда он в следующем, 1066 году, неожиданно для всех подступил к Новгороду, полонил множество жителей с женами и детьми и снял колокола у Святой Софии.

Возмущенные этим подлым коварством, Ярославичи собрали войска и, вступив в страшные холода во владения Всеслава, подошли к Минску. Жители Минска, верные своему князю, их к себе не впустили и затворились. Тогда братья взяли город приступом, причем войска их в ярости изрубили множество жителей.

Узнав об этом, Всеслав выступил против Ярославичей. 3 марта 1067 года, где то у Минска, несмотря на сильный снег произошла кровавая битва, в которой пало много народу с обеих сторон, но победа осталась за Ярославичами, и Всеслав должен был бежать.

Чтобы покончить с ним, Изяслав с братьями пригласили Всеслава для переговоров, пообещав не причинять никакого зла; когда же он прибыл и вошел в шатер Изяслава, то был тотчас же схвачен с двумя своими сыновьями и отвезен в Киев, где их посадили в поруб. Но это вероломство не принесло счастья Ярославичам, а, наоборот было источником многих бедствий.

Междоусобицей воспользовались половцы. В 1068 году, степняки в огромном количестве подступили к границам Русской земли. Изяслав, Святослав и Всеволод вышли им навстречу к берегам реки Альты, но имели слишком недостаточно войска и были наголову разбиты, потеряв большое число воинов.

В Киеве известие о погроме на Альте и гибели русского войска, вызвало сильнейшее волнение. Жители шумно требовали, чтоб им еще раздали оружия и коней и повели вновь биться против половцев. Вскоре возбуждение толпы перешло и против великого князя Изяслава; часть народа направилась к его терему, а часть к порубу, где был заключен Всеслав с сыновьями.

Нерешительный Изяслав колебался, не знал, что предпринять, и, наконец, видя всеобщее неудовольствие против себя, решил бежать в Польшу; за ним оставил город и Всеволод; в это же время толпа вывела Всеслава из поруба, провозгласила его киевским князем, а затем кинулась грабить двор Изяслава.

Пламя мятежа, охватившее Киев, распространилось и на другие русские земли. Бунтовали смерды вокруг самого Киева. Отказывалось платить дани и налоги население Смоленской земли. Поднялся народ в далеком Белоозере. Оттуда смятение перекинулось в Ростово-Суздальскую землю, в край вятичей. Мятеж возглавили здесь два волхва, которые призывали простых людей к расправе над имущими.

В Новгороде в 1071 году начался мятеж, направленный против епископа, христианской веры. И снова волхв встал во главе восставших. По существу, город разделился надвое. И только убийство волхва во время переговоров помогло обезглавить восстание и рассеять восставших.

Лишь к 1072 году на Руси был восстановлен порядок и трое Ярославичей, Изяслав, Святослав и Всеволод предприняли меры по успокоению земли. Жестокие кары, обрушившиеся на мятежников, но это были лишь частью этих мер.

Пока Изяслав поспешал в Польшу к своему двоюродному брату королю Болеславу, Всеслав неожиданно ставшим великим князем вопреки всем правилам лествичного восхождения, заводил свои порядки в Киеве, совершенно забыв о степняках. Половцы чувствуя свою безнаказанность разошлись по пограничным областям и нещадно их опустошали, угнав большой полон в Крым. Где евреи работорговцы успешно продолжали свой привычный гешефт.

Когда кочевники стали подходить к Чернигову, то Святослав, не оправившийся еще от поражения на Альте, тем не менее собрал сколько мог войска и вышел им навстречу к реке Снову. Половцев было двенадцать тысяч человек, у Святослава же насчитывалось не более трех тысяч. Казалось русские обречены на полное уничтожение. Но это неожиданное и смелое наступление Святослава увенчалось самой полной победой: множество половцев было убито и потоплено в реке Снове. В этот раз Русь была спасена.

Отец Изяслава Ярославича, еще в 1040 году женил сына на сестре польского князя Казимира I, а в пору киевского княжения Изяслава в Польше правил сын Казимира Болеслав II. Поэтому неудивительно, что пути изгнанника приводили его именно в Польшу и что, на Польшу были ориентированы его внешнеполитические надежды.

Некогда единая внешняя политика Руси рассыпалась. В связи с этим, братьям Изяслава приходилось искать себе в Западной Европе союзников, способных нейтрализовать воинственного польского князя.

Изяславу удалось вернуться в Киев, и уже в следующем 1069 году, вместе с польским князем Болеславом II, но после ухода поляков, он удержался в нём недолго. Наступил 1073 год, и мир на Руси снова рухнул, в то время, когда два младших Ярославича, Святослав и Всеволод выступили против старшего брата, киевского князя Изяслава. Так как вскоре Изяслав начал плести интриги за спиной у братьев, пойдя на переговоры с тем же Всеславом Полоцким, с которым в это время Ярославичи вели войну. Изяслав тайно с ним заключил союз против братьев, решив стать самовластием на Руси, по примеру Владимира и Ярослава. Братья со своими дружинами вскоре подступили к Киеву, а Изяслав испугавшись последствий вместе с сыном вновь бежал в Польшу.

Но Святослав был невероятно честолюбив, деятелен и нетерпелив, стремясь занять киевский престол в обход существующего порядка. В конце концов он этого добился, сокрушив Изяслава и подавил своих противников. Он занял киевский стол и принялся за решительное управление страной.

В этот раз у Болеслава не было большой охоты вмешиваться в русские дела, когда Изяслав в 1073 году вторично явился к нему, несколько наивно полагаясь на прихваченную казну. Болеслав деньги отобрал, а воинов не дал, после чего выдворил его вон. Не получив ожидавшейся поддержки у польского князя Болеслава II и потеряв немалые деньги, Изяслав Ярославич направился к германскому королю с жалобой на произвол наглого поляка.

Хотя Изяслав, безусловно, понимал, что на реальную военную помощь со стороны Генриха IV рассчитывать не приходится, так как её может предоставить только польский князь. Уже из Германии, но не дожидаясь возвращения посольства Бурхарда, Изяслав отправил в Рим своего сына Ярополка с предложением: принять Русь под покровительство папского престола. Для него вера отцов и дедов была дороже престола.

Как отнесся польский князь к увещеваниям Папы, сказать трудно. Открыто игнорировать их он, разумеется, не мог. Но его участие в возвращении Изяслава в Киев весной 1077 года, могло объясняться и переменой политической ситуации, внезапной смертью Святослава в декабре 1076 года. Так или иначе, но в 1076 году Изяслав, снова находился в Польше с посланием от папы. Итак, межкняжеский конфликт на Руси стал событием европейского масштаба.

Под давлением папы, Болеслав решил снова помочь Изяславу и дал ему несколько тысяч поляков, чтобы идти на Киев. Всеволод с войском вышел против старшего брата, и они встретились на Волыни. Всеволод не стал воевать с братом и пошел на мировую, у братьев произошло самое сердечное примирение, после чего поляки были отпущены домой.

Чтобы обелить себя, он свалил всю вину за изгнание Изяслава на уже покойного Святослава. Изяслав направился к Киеву, а Всеволод должен был сесть в Чернигове. Они объявили Святослава узурпатором и под этим предлогом исключили его детей из системы престолонаследования и лишили их уделов.

Но это примирение двух оставшихся в живых сыновей Ярослава Мудрого не принесло мира Русской земле. К этому времени подросли молодые волчата из рода Рюриковичей, кому так же ничего не досталось. Теперь дети Вячеслава и Игоря, оставшись за смертью отцов изгоями, подросли и сами стали промышлять себе волости.

В то самое время, когда происходило на Волыни трогательное примирение старых князей Изяслава и Всеволода, молодой их племянник, сын покойного Вячеслава, Борис неожиданно напал с собранной им дружиной на Чернигов и овладел им. Затем, просидев в нем восемь дней, он бежал в Тмутаракань к двоюродному брату Роману Святославичу, так как узнал о состоявшемся примирении Изяслава и Всеволода и, конечно, понял, что оба старых дяди, действуя вместе, не дадут ему удержаться в Чернигове.

Но если Владимиру I и Ярославу Мудрому удалось в течение долгого времени сохранять после захвата власти единство Руси, то сыновьям и внукам Ярослава Мудрого сделать это оказалось труднее. Так как старший сын Святослава, деятельный и честолюбивый Олег продолжал жить в родном городе своего отца Чернигове, но здесь уже правил князь Всеволод. Потому, что все другие крупные и славные русские города были поделены между Изяславом и Всеволодом. Так на Руси началась новая большая междоусобица. Хотя по существу в течение всего X и XI веков междоусобная борьба в Киевской Руси не прекращалась, лишь только затухая на время.

В 1077 году Олег был выведен из Владимира Волынского и некоторое время жил при дворе Всеволода Ярославича в Чернигове, но, потеряв всё и не добившись новых владений, в апреле 1078 года бежал в Тмутаракань. Гордый Олег не собирался быть на побегушках у своих родственников.

Он знал, что туда же ранее бежал Роман Святославич, его родной брат, а также брат двоюродный, Борис Вячеславич, ещё один изгой желающий силой оружия вернуть себе право на землю и власть. Олег решил, что союз с братьями и воинственными половцами даст ему возможность вернуть принадлежащее ему по праву.

Князья-изгои, собравшись в Тмутаракани, не хотевшие сидеть спокойно, начали активно готовилится вступить в борьбу с дядями. В 1078 году, Олег Святославич поднял мятеж против Киева и Чернигова, требуя принадлежащий отцу черниговский княжеский стол. Тмутараканская рать братьев Святославичей была подкреплена половцами. За этот союз Олега с половцами, постоянными врагами Руси, за инициативу в начавшейся распре, за последующие междоусобицы и несогласия, связанные с именем Олега Святославича, народ назвал его Гореславичем, человеком, принесшим лютое горе Руси.

Наняв половцев, Олег, Роман и Борис двинулись на Чернигов, который Святославичи считали своей вотчиной. 25 августа 1078 году их войска встретились на реке Сожице с дружиной князя Всеволода и разгромили ее. Всеволод бежал в Киев, Братья Святославичи и Борис Вячеславич вошли в Чернигов. Всеволод и Владимир Мономах бежали в Киев. Победители, как сказано в летописи, овладели Черниговом и «земле Русской много зла сотворили, пролили кровь христианскую».

Прибыв в Киев Всеволод уговорил Изяслава собрать войско и выступить на Чернигов. Общая опасность сблизила недавних соперников: Изяслав с сыном Ярополком и Всеволод с Владимиром Мономахом. Воспользовавшись отсутствием Олега и Бориса осадили город. Восточные ворота города штурмовал Владимир Мономах вместе со смоленским полком. Во время штурма войска союзников подожгли Чернигов. Весь город выгорел. Осажденные заперлись в «детинце» и ждали решающего приступа.

В момент осады князьям донесли, что войско Олега стремительно приближается к городу. Узнав об приближении Олега с братьями, сняли осаду и двинулись им навстречу. Войска противников встретились в решающей битве 3 октября 1078 года на Нежатиной Ниве.

В упорном сражении старшие князья одолели Олега и его союзников. Но во время боя погиб великий киевский князь Изяслав, пораженный копьем в спину и брат Олега, Борис. Сам Олег бежал на юг, где он был схвачен хазарами и увезен в Константинополь. В 1081 году, византийским императором становится Алексей I Комнин, который приближает к себе Олега, женит на девушке из знатного рода Феофано Музалон. А в 1083 году отправляет его обратно в Тьмутаракань, которой в то время управляли два очередные князя изгоя Давыд Игоревич и Володарь Ростиславич. Олег вытесняет их из города и правит им в качестве византийского топарха.

После Изяслава, по правилам лестничного восхождения, на великое княжение сел Всеволод. Но великое княжение его было одним из самых беспокойных, так как все время не прекращались жестокие междоусобицы. В 1093 году умер последний из сыновей Ярослава.

Так закончилось это первое крупнейшая междоусобная война на Руси, в котором уже начали просматриватся социальные мотивы. Междоусобица между сыновьями Ярослава закончилась. Но сыновья не хотели отдавать власть старшим по возрасту князьям, своим дядьям, а те не пускали племянников к власти, ставя на их место своих сыновей, хотя те и были помоложе. В любом случае новые распри были неизбежны.

Когда на Руси на первое место выдвинулись два Ярославовых сына, Изяслав и Всеволод. Соответственно выдвинулись вперед и их сыновья, ставшие уже взрослыми князьями: наследник Изяслава, Святополк и наследник Всеволода, Владимир Мономах. Сыновья же третьего Ярославнча, Святослава после смерти отца остались не у дел: действовал установленный Ярославом Мудрым порядок передачи власти по старшинству, а не от отца к сыну.

После смерти Всеволода любой из внуков Ярослава Мудрого мог занять киевский престол: и старший сын Всеволода Владимир Мономах, и старший сын Святослава Олег, и, наконец, старший сын погибшего на Нежатиной Ниве Изяслава, Святополк, которому при Всеволоде была уготована незавидная участь, княжение в Турове.

Все решила киевская боярская группировка: опираясь на не отмененный порядок наследования престола по старшинству, киевские бояре передали престол Святополку, хотя Владимир Мономах, как старший в семье правившего князя, также имел определенные права. Но Мономах так и остался в Чернигове.

Но Святополк был человеком заурядным, слабым политиком, нерешительным, отличался мелким интриганством, чувством зависти. К тому же был заносчивым, жадным, подозрительным и мстительным. В нем, казалось, отразились все наиболее отрицательные черты человека власти. Но это открылось со временем. А пока же он держался в тени и бояре, видимо, рассчитывали, что могут направлять действия Святополка по своему усмотрению.

Теперь на Руси образовались три враждующие политические группы: одна во главе со Святополком в Киеве, другая, во главе с Владимиром Мономахом в Чернигове, третья, во главе с Олегом в Тмутаракани. Олег был сыном среднего Ярославича, а Владимир, младшего. Поэтому Олег вполне обоснованно претендовал теперь по старшинству на Черниговское княжество и все земли, находившиеся под властью Чернигова, Смоленск, Ростово-Суздальскую землю, Белоозеро. Но для того, чтобы доказать свое право на Чернигов, ему надо было потягаться с могучим Владимиром Мономахом.

В 1093 году половцы, после смерти Всеволода, подступили к русским границам, потребовав у вставшего на киевский престол Святополка подтверждения мирного договора, который заключил с ними осторожный Всеволод, использовав родственные связи своей второй жены половчанки. За мир половцы требовали много золота, драгоценных подарков. Жадный и легкомысленный Святополк не нашел ничего лучшего, как бросить послов в темницу. Это означало войну.

Но, со временем единая система обороны южной границы Руси, связывавшая Киев, Чернигов и Переяславль, распалась, а силы Святополка и Мономаха были подорваны. Половцы двинулись в глубь Руси, а Святополк начал готовиться к противоборству. Однако собрать большое и сильное войско было трудно. В это время Русь поразил неурожай и голод, а население обнищало. Святополк отпустил послов и запросил мира, но было уже поздно, половцы отказались вести переговоры после такого неслыханного оскорбления.

Тогда Святополк обратился за помощью к Владимиру Мономаху. Тот прибыл в Киев и стал убеждать двоюродного брата покончить дело миром. Но теперь уже упорствовал Святополк, не желающий лишаться своих богатств.

Вскоре объединенная киевско-черниговско-переяславская рать выступила навстречу половцам. Войска сошлись неподалеку от города Треполя, 26 мая 1093 года. Лишь река Стугна разделяла враждующие войска. Русские дружины в ходе ожесточённого сражения потерпели тяжёлое поражение, многие были пленены и проданы в рабство. Святополк бежал к Треполю и в ту же ночь ускакал в Киев.

В тот год половцы нанесли огромный ущерб Руси. Они разграбили многие города и села, взяли большую добычу, увели много пленников. К тому же, 1093 год стал началом последующей большой междоусобицы, в которую оказались втянуты все русские земли.

В это время Олег внимательно следил за событиями на Руси, готовился к реваншу. В 1094 году он заключив союз с половцами, неожиданно вторгся в Черниговские земли и осадил Чернигов. Олег приказал жечь вокруг Чернигова пригороды и монастыри. Половцы, не встречая сопротивления, учинили грабеж всей Черниговской земли. Восемь дней штурмовал Олег Чернигов, дружинники Мономаха и верные ему жители отбили все штурмы врага, но положение было безнадежным.

Тогда Мономах пошел на переговоры: он уступает Олегу его родовое гнездо, Чернигов, возвращается в Переяславль, а Олег обещает пропустить невредимыми самого Мономаха, членов его семьи, оставшуюся дружину. 2 мая, в день гибели святого Бориса, Мономах вышел из города. На время Русь успокоилась. Ни у кого из князей недоставало сил нанести другому решающий удар.

Вот этот приход Олега с половцами в самое сердце Руси не могли простить ему ни современники событий, ни потомки, обвиняя Олега в предательстве интересов родины, хотя и другие князья до него и позже использовали половцев в своих междоусобных бранях.

Какое-то время великий Киевский князь Святополк Изяславич и Владимир Мономах не трогали Олега, но напряжение между братьями нарастало. А его постоянные отказы от совместной борьбы против половцев, а также отказ приехать на княжеский съезд в Киев, вынудили князей собрать войско и в 1096 году пойти на Чернигов. В пути к ним присоединился князь Давыд Игоревич, внук Ярослава Мудрого.

Не надеясь на верность черниговцев, которые осуждали Олега за постоянную связь с половцами, князь тайно бежал в город Стародуб, где был вновь осажден. После долгой осады, полной блокады города и нескольких приступов, горожане потребовали от Олега пойти на мировую с двоюродными братьями. В тоже время, лишь только новое вторжение половцев на русские пределы вынудило Святополка и Владимира пойти на переговоры с изгоем.

Олег был лишен Чернигова, ему определили жить в лесном Муроме, подальше от половецкой степи, а пока же жить у брата в Смоленске, потому что в Муроме находился сын Мономаха Изяслав. Чернигов же оставляли за другими братьями Олега. От Олега потребовали также явиться на общий съезд русских князей для объединения сил против половцев. Олег обещал князьям пойти к своему брату Давыду Святославичу в Смоленск и вместе с ним прийти на помощь в борьбе с половцами. Но неуравновешенный и амбициозный Олег меньше всего годился для роли послушного и раскающегося вассала. Конечно, он не желал повиноваться Святополку Изяславичу и Владимиру Мономаху. Олег снова подал о себе дурную весть.

Пока Святополк и Мономах проводили время в изнурительной и жестокой борьбе с половцами. Олег собрав дружину ушел из Смоленска и двинулся на Рязань, взяв её без боя направился к Мурому, где еще княжил Изяслав Владимирович. Дядя шел на племянника, считая Муром своей «отчиной». А племянник поднимал против дяди весь северо-восточный край. Поскакали гонцы в Ростов, Суздаль, Белоозеро, Новгород: Изяслав просил у братьев помощи против Олега.

Около Мурома войска Олега и Изяслава встретились в решающей битве. Олег одолел муромскую дружину малоопытного и молодого Изяслава. Сам муромский князь пал в бою. Мономах лишился в междоусобной борьбе первого сына. Олег взял Муром и двинулся на Суздаль. Суздальцы не получив помощи сдались Олегу. Затем Олег так же легко взял Ростов. Везде он назначил своих посадников.

В эти же дни Олег получил письмо от Владимира Мономаха. Он призывал Олега положить конец кровопролитию, договориться о всех взаимных обидах. Мономах признавал свою неправоту и говорил, что он простой смертный человек. Говорил он и о несправедливостях и жестокости Олега. В заключение он писал: «Не от нужды говорю я это, не от беды какой-нибудь, посланной богом, сам поймешь, но Душа своя мне дороже всего света сего. На Страшном суде без обвинителей сам себя обличаю». Олег и на этот раз ответил отказом. Более того, он начал готовиться к походу на Новгород, чтобы выбить оттуда старшего сына Мономаха, своего крестника Мстислава.

Теперь против Олега поднялось все Мономахово племя во главе с самим князем Владимиром. Против Олега выступила новгородская рать. В подмогу ей Мономах направил другого сына Вячеслава, дав ему свой родовой стяг.

Новгородцы быстро выбили отряды Олега из северных городов. Уходя из Суздаля, Олег поджег город. Укрылся он в Муроме. Здесь неподалеку от города Мономаховичи при поддержке дружественных половцев одолели войско Олега. В решающий момент битвы юный Вячеслав приказал вынести вперед стяг Мономаха и воины Олега дрогнули, полагая, что это сам Владимир пришел отомстить за смерть сына. Сдав Муром, а потом Рязань, Олег запросил мира и поклялся на кресте прибыть на княжеский съезд для решения всех общерусских дел.

Потеря Мурома, очевидно, сломала его. На смену воспалительном, надменному, воинственному, амбициозному воину пришел послушный, потухший и малозаметный удельный князь. Его роль в политической жизни Древнерусского государства постепенно сошла на нет. Со временем он делается покорным вассалом великого князя киевского.

Так, своеобразным изгоем, осужденный современниками и последующими поколениями за братоубийственную войну и и наведение половецких ханов на родную землю, а может, и забытый, сошел в могилу Олег «Гориславич», один из крупнейших авантюристов Европы конца XI - начала XII века.

Потомки Ярослава Мудрого полностью разрушившие его завет о том, чтобы каждый его сын сохранял за собой определенную часть Руси, ввергли её в многолетнюю кровавую междоусобицу и смуту. И теперь надлежало вновь вернуться к этому завету и нерушимо держаться заповедей великого предка.

В 1097 году все наиболее крупные и известные русские князья Рюриковичи, внуки и правнуки Ярослава Мудрого, съехались в родовой замок Мономаха, город Любеч, для того, чтобы устроить порядок на Руси. На съезд прибыли Святополк Киевский, Владимир Мономах, князь Переяславский, братья Святославичи Олег и Давыд, Давыд Игоревич из Владимира-Волынского, Василько Ростиславич, князь Теребовльский, враждовавший на Волыни с Давидом Игоревичем, другие князья, их бояре и дружинники.

Русские князья сказали на съезде: «Зачем губим Русскую землю, сами на себя ссоры навлекая? А половцы землю нашу расхищают и радуются, что нас раздирают междоусобные войны. Да с этих пор объединимся чистосердечно и будем охранять Русскую землю, и пусть каждый владеет отчиной своей». На этом договоре участники Любечского съезда целовали крест в знак верности соглашению.

Любечский съезд стал той гранью, которая ознаменовала начало политического распада Руси, узаконив его. Князья возвращались к порядку, установленному Ярославом, и подтверждали его крестным целованием. Кроме того, съезда был направлен на выработку таких решений, которые помогли бы объединить Русь в борьбе с половцами.

Едва князья разъехались по домам, как из Киева пришло ошеломляющее известие: Святополк и Давыд Игоревич в Киеве схватили, а затем ослепили смелого и независимого князя Василька. Что касается немедленного нарушения крестного целования некоторыми князьями, то ведь известно, что моральные категории в борьбе за власть не имеют обязательной и долговременной силы. Там, где нет крепкой власти, где безудержное властолюбие диктует свои законы, там не может быть и крепкого мира.

Мономах решил наказать князей-отступников. Большое войско, состоявшее из дружин самого Мономаха, его сыновей, Олега и Давыда Святославичей, которые на этот раз подчинились Любечскому договору, двинулось на Киев. Вот где сработал основной пафос любечских договоренностей: единство, а не раскол. Город был осажден. В самой столице начались выступления населения против Святополка, и тот был вынужден принять ультиматум Мономаха, отправиться в совместный поход против владимиро-волынского князя Давыда Игоревича.

Но Давид упросил князей не наказывать его, так как сообщил, что он освободил Василька и они договорились миром. Это подтвердил и посол от самого Василька. Соединенное войско русских князей повернуло назад. Но долго еще гроза, разразившаяся в 1097 года, грохотала по русским просторам. Последним князем, которому удавалось сохранять целостность Древнерусского государства, был великий и мудрый Владимир Мономах.

По существу, Мономах выступил в истории Руси как первый серьезный реформатор. Он сумел устранить наиболее откровенные язвы складывающегося строя. Тем самым на время был достигнут социальный мир и упрочены основы самого этого развивающегося строя русской жизни.

За это время Владимир Мономах показал себя сильным и волевым правителем. Он сумел на время не только приостановить естественный процесс распада Руси на отдельные земли, но значительно укрепил русскую государственность. Во-первых, он сокрушил своеволие отдельных князей, заставил их подчиняться себе. При нём Русь восстановила свое единство, свою военную мощь. Другие князья беспрекословно выполняли указания Мономаха.

Он проявил себя не только как видный полководец и властный политик, но и как рачительный хозяин. Его «Устав» был направлен на то, чтобы не только уберечь бояр, дружинников, духовенство, богатое купечество от народного гнева, но и поддержать хозяйство смерда и ремесленника, которое составляло основу государственного благосостояния.

Владимир Мономах умер 19 мая 1125 года на реке Альте, в небольшом доме, который был выстроен рядом с часовней на месте убийства святого Бориса. Он уехал туда, когда почувствовал приближение смерти. Один древний источник сохранил такое описание Владимира Мономаха: «Лицом был красен, очи велики, ростом не весьма велик, но крепкий телом и силен».

После смерти Владимира Мономаха, вопреки Ярославовой традиции старшинства в роду, на престол вступил его старший сын Мстислав, хотя были еще живы его дяди, двоюродные братья, старшие его по возрасту. Но в последние годы жизни Мономаха Мстислав, находясь постоянно около стареющего отца, по существу вел все управление государством. Черниговские князья, считая себя старейшими в роду, были, естественно, недовольны, но на этот раз смолчали, так как слишком велика была власть в руках Мстислава, а так же могучими его военные силы. Да и сам князь, проделавший с отцом не одну военную кампанию, слыл способным и решительным военачальником.

Все попытки воспарявших духом половцев воспользоваться смертью Владимира Мономаха и вернуть утраченные позиции натолкнулись на мощь объединенных киевско-переяславских сил. Половецкое нашествие 1129 году было отбито с большими потерями для кочевников, а позднее Мстислав и Ярополк в ходе масштабных походов в степь сумели оттеснить часть половцев за Дон и Волгу, некоторые из них откочевали даже к реке Яик. Успешными действиями Мстислав обезопасил и северо-западные границы Руси. Он предпринимал походы против чуди и литовских племен, которые не раз тревожили русские границы.

Хлопнул дверью и оставил хамов-русофобов наедине с собой: Жесткий ответ Путина ошеломил Запад

"Пламенная" речь президента Эстонии в ходе торжественного ужина в Германии была прервана, так как один из почетных гостей устал от его болтовни и покинул зал. Присутствующие напряглись и...

Страшнее «Кинжала»: Россия применила новейшие Х-69, что позволило полностью уничтожить мощнейшую электростанцию Киевской области — Defence Express (ФОТО, КАРТА)

При атаке на Трипольскую ТЭС Россия применила новейшие ракеты Х-69, сообщает Defence Express. Дальность пуска ракет составила около 400 км, превышая оценки дальности Х-69 в 300 км, ка...