Россия, территория смуты. Феодальная война в московском княжестве в 1425–1453 году.

0 370


Многие исторические события, происходившие в России в минувшие века, оказали значительное влияние на её дальнейшее развитие. Хотя вторая половина правления московского князя Василия I не была богата событиями, если не считать новую войну с Новгородом в 1417 году, в результате которой Москва присоединила к себе Вологду. Одной, феодальная война, разразившаяся в XIV веке и продолжавшаяся с 1433 по 1953 год оставила глубокий след в истории Русского государства, определив дальнейший ход её исторического процесса.

От времени Куликовской битвы до Стояния на реке Угре прошло ровно 100 лет. Возможно, ордынская зависимость могла бы быть сброшена и быстрее. Однако делу усиления Московской Руси помешала длительная феодальная война, междоусобица между потомками Дмитрия Донского, в которую со временем были втянуты не только вся правящая верхушка но и большинство простого люда. Она оказала существенное влияние на процесс политического объединения русских земель вокруг Москвы, во второй четверти XIV века. Усилив противоречия среди русских князей, в связи с выбором путей и форм централизации государства в обстановке татарских набегов и литовской экспансии.

Так как сама суть феодальной раздробленности состоит в том, что это была на тот период времени форма государственно-политической организации русского общества, которая устраивала множество удельных князей и многочисленные боярские группировки, с их алчными и меркантильными интересами. Именно эта форма соответствовала комплексу относительно небольших феодальных миров, не связанных друг с другом, в сочетании с государственно-политическим сепаратизмом местных боярских союзов, что было весьма благоприятно для правителей Золотой Орды и её алчных соседей на Западе.

Но рассказать о том, как все происходило, намного сложнее чем понять, почему так произошло. Это тем более это сложно, когда победившие правители «переписывая историю», представляли Дмитрия Шемяку воплощением зла, или Василия II и их наследников ангелами во плоти.

В августе 1382 года хан Тохтамыш разорил Москву, а осенью ханский посол, после удаления из Москвы сторонника консолидации русских земель против Орды митрополита Капрана, выдал великокняжеский ярлык Дмитрию Ивановичу, взяв его сына Василия заложником в Орду.

Издавна на Руси существовал родовой порядок престолонаследия, но после знаменитой эпидемии чумы 1353 года, в ходе которой погибло большинство членов великокняжеской семьи, он естественным образом преобразился в семейный порядок, что юридически нигде не было закреплено. По завещанию Дмитрия Донского его престол должны были наследовать его сын Василий.

Однако в завещании Дмитрия было сказано, что в случае смерти Василия престол наследует его младший брат Юрий. Эта предосторожность Донского была обоснована тем, что на момент составления завещания, в 1389 году, Василий еще не был женат, и князь заботился о том, чтобы великокняжеский престол в случае, если Василий не оставит потомства, остался у его другого сына.

Оставленный когда то в качестве заложника в Орде, в 1386 году, 14-летний Василий, сын Дмитрия Донского, бежал из Орды в Молдавию, где тогда правил господарь Петр Мушата. Это был по своей сути дерзкий побег, зимой, в метель, через степи Северного Причерноморья, причем в Молдавию княжич и доверенные слуги направились, так как путь на север, в сторону Москвы, охраняли ордынские разъезды, охотившиеся на Василия. А уже из Молдавии он через Великое княжество Литовское отправился домой. Здесь, в Литве, он неожиданно нашел себе невесту: двоюродный брат правителя Литвы Ягайло Витовт, нуждаясь в союзниках, принял беглеца со всем радушием, и вскоре Василий обручился с Софьей, дочерью Витовта.

Отношения Москвы с Литовским княжеством надолго в общем были дружескими, хотя надо сказать, что в 1406 году зять и тесть начали войну, однако она прошла бескровно и закончилась перемирием. Однако в 1408 году Витовт захватил Одоев, а Василий в ответ атаковал литовский Дмитровец. После этого войска Василия и Витовта встретились на Угре, где после двухнедельного «стояния» был заключен «вечный» мир.

С течением времени, Великий князь Василий I, нарушив отцовское завещание передал великокняжеский престол своему 10 летнему сыну Василию II, а не младшему брату Юрию Звенигородскому. Такому решению воспротивился дядя молодого наследника, Юрий Дмитриевич, удельный князь галицкий и звенигородский. В связи с чем, на территории Московского княжества, созрел характерный для лествичной системы конфликт дяди и племянника. Здесь столкнулись две традиции наследования: старая, от брата к брату, а новая, от отца к сыну.

Все своё правление Василию I приходилось лавировать между Вильно и Сараем, где за это время сменилось двенадцать ордынских «царей», многие из которых были ставленниками Витовта. Кроме того, Василий вел постоянную, чаще удачную, борьбу с Великим Новгородом, а также жёстко отстаивать свои законные права на Нижний Новгород в борьбе с рязанским князьями.

Воспользовавшись новой «замятней» в Орде, Василий I порвал даннические отношения с татарами и перестал платить опостылевший «ордынский выход» в Сарай. Но в 1408 году, Едигей, ставший ханом Золотой Орды, совершил опустошительный набег на Русь и заставил Москву возобновить выплату дани. Однако при Великом князе продолжало расти феодальное землевладение. А с усилением  его власти  происходили изъятие из ведения феодалов части судебных дел и передача их в руки великокняжеских наместников и волостелей.

27 февраля 1425 года умер великий князь владимирский и московский Василий I Дмитриевич, оставив великое княжество единственному сыну Василию. В своей церковной книге 1423 года он писал: "И даст Бог сыну моему великое княжество, и благословлю сына моего князя Василия." Могучий Витовт, дед Василия II, служил надежной поддержкой юного князя.

Смерть Василия I вскрыла противоречия между членами великокняжеской семьи, а если говорить точнее, внутри всего «гнезда Ивана Калиты». Спор шел и о судьбе великокняжеского престола, и о наследовании выморочных земель. Тем более, что в руках у малолетнего Василия II находилось не только Московское княжество, но и Великое княжество Владимирское, что давало ему большую власть над всеми другими уделами, а частично и над независимыми княжествами.

Но положение малолетнего великого князя на престоле было непрочным. Так как живы были его удельные дядья, Андрей, Петр и Константин Дмитриевичи. А старший из них, Юрий Дмитриевич, сам претендовал на великое княжение. Тем более, Юрий считал, что порядок наследования не мог быть установлен Василием I, ибо он определялся Дмитрием Донским. Юрий Дмитриевич полагал, что, согласно этому завещанию, после смерти Василия великокняжеский престол должен был наследовать именно он, князь Юрий, как старший в роде Ивана Калиты. Но всё было тщетно.

Так как теперь Московское княжество не боится соперничества других русских князей за ярлык, да и роль Орды не важна. Суздаль и Нижний Новгород принадлежали Москве, Тверь слаба, а об остальных бывших великих княжествах и говорить нечего. Поэтому борьба за ярлык начинается в самом Московском княжестве.

Оскорблённый и униженный Юрий Дмитриевич отказавшись присягать новому великому князю Василию II уезжает в Галич, покидая опасно близкий к Москве Звенигород. Но за ним немедленно выступает великокняжеская рать во главе с самим Василием II и его дядями: Петром, Андреем и Константином Дмитриевичами.

Юрия, в его династическом споре, поддерживали его сыновья, Дмитрий Шемяка и Василий Косой, а так же города Галич и Звенигород, Вятка, Устюг, Новгород. Но Великий Новгород сделал ставку на Юрия Дмитриевича не из-за того, что они разделяли его притязания на власть, а из-за собственных интересов, при новом князе они рассчитывали облегчить зависимость своего города от Москвы.

Более существенное значение имел тот факт, что фактическим правителем Руси при Василии II становился его дед, великий литовский князь Витовт, что вызвало резкое неприятие у многих удельных князей и бояр видевших в этом угрозу независимости Москвы и объединившихся вокруг Юрия Звенигородского и его сыновей. Но, сразу после смерти Витовта, в 1430 году, дядя Василия II Юрий Дмитриевич заявил о своих правах на престол

Василий II, на момент получения власти мог рассчитывать на знатных бояр Москвы. Их поддержка также была исключительно корыстной. Они понимали, что все их земли и титулы держатся на великом князе, и если его заменят, Юрий Дмитриевич начнет передел земель и титулов в сторону своих сторонников. Так же на его стороне выступили Ярославль, Коломна, Кострома, Нижний Новгород и другие города. Куда важнее было то, что юного князя поддержала церковь и весь дом Калиты.

Юрий бежит из Галича в сильный и укрепленный Нижний Новгород, воевать с которым, к тому же, у Москвы в планах не было. Но с помощью митрополита Фотия, в 1428 году, был заключен Московский и Галичский мир. Для решения противоречий оба претендента решают ехать в Орду за княжеской грамотой.

В 1431 году Василий II направляется в Орду за ярлыком на великое княжение, туда же устремляется и Юрий Дмитриевич. В длительной дискуссии перед ханом Улу-Мухаммедом Василию удается победить своего соперника, уверив хана в своей вассальной преданности, тогда как Юрий опирался только на грамоту ненавистного татарам Дмитрия Донского, князя, которого ордынцы воспринимали совсем не благосклонно. Великим князем Московским продолжил быть Василий II. Тем не менее, Юрий получил в свой удел город Дмитров. На какое-то время ситуация стабилизировалось, но очень скоро пролилась кровь.

До 1433 года борьба за великокняжеский стол проходила достаточно вяло, но событие, которое произошло на свадьбе Василия II 8 февраля этого же года, резко обострило ситуацию. В ходе свадьбы Василий Юрьевич Косой был жестоко оскорблен. На Василии был богатый пояс, в котором один из московских бояр узнал вещь, принадлежавшую Дмитрию Донскому, и которую похитили из Москвы.

Софья Витовтовна срывает с племянника пояс, обвиняя его в воровстве. В ответ сыновья Юрия покидают свадьбу и отправляются к отцу в Галич, где начинается активная подготовка к войне. По дороге они разграбили Ярославль, вотчину Василия II. Вся эта история с внезапно обнаруженным, спустя 65 лет, золотым поясом была выдумана Софьей и её окружением из мести к Ивану Всеволожу, влиятельному московскому боярину, перебежавшему на сторону Юрия Дмитриевича. Вскоре после ссоры на пиру по приказу великого князя Всеволож был ослеплён.

Объединив силы, отец и сыновья разгромили московское войско в битве на реке Клязьме и заняли Москву. Юрий Дмитриевич заявил, что занимает великое княжение, а племяннику Василию отдает в удел Коломну. После поражения Василий II уехал в Тверь, потом перебрался в Кострому . Однако победа Юрия оказалась кратковременной.

Большинство москвичей не поддержали Юрия Дмитриевича: московские бояре и служивые люди стали перебегать в Коломну; к ним присоединились и оба сына Юрия, Василий и Дмитрий, поссорившиеся с отцом. Юрий предпочёл примириться с племянником, вернув ему великокняжеский стол. Однако последовавшие затем преследования Василием бывших противников привели к выступлению в 1434 году, против Василия сначала сыновей Юрия Дмитриевича, а после разгрома москвичами Галича, его самого. В битве на берегу реки Кусь Юрьевичи взяли верх над войсками Василия II.

В марте Василий был вновь разбит под Ростовом и Юрий вновь занял Москву, но уже в июне умер от отравления, завещая Москву сыну Василию. Хотя Василий Юрьевич и объявил себя великим князем, однако младшие братья его не поддержали, заключив мир с Василием II, по которому Дмитрий Шемяка получил Углич и Ржев, а Дмитрий Красный, Галич и Бежецк.

При приближении соединённых князей к Москве, Василий Юрьевич, забрав казну отца, бежал в Новгород. Пробыв в Новгороде месяца полтора и набрав войско, пошёл в Заволочье, потом в Кострому, поплняя свою дружину, и вскоре вышел в новый поход на Москву. Но разбитый в 1435 году на берегу реки Которосль, близ Ярославля, он бежал в Вологду, откуда явился с новыми войсками и пошёл к Ростову, по пути взяв Нерехту.

Василий Юрьевич думал застать Василия Васильевича врасплох, но тот выступил из Ростова и разбил войска противника в битве на реке Черёхе в 1436 году, а сам Василий Юрьевич был взят в плен и ослеплён, за что прозван Косым, он умер в 1448 году. Василий II освободил Дмитрия Шемяку, содержавшегося в Коломне, и вернул ему все владения, к которым, после смерти Дмитрия Красного присоединились Галич и Бежецк. Казалось, что на Руси наступил долгожданный мир, но увы, этого не случилось.

Но за видимостью добрососедских отношении между «старейшим братом» Василием II и «молодшим» — Дмитрием Шемякой скрывалась непримиримая вражда, которая ждала только случая, чтобы выплеснуться наружу. Рано или поздно князья-соперники должны были попытаться решить спор о власти в открытом противоборстве.

Те более, что после смерти младшего брата Шемяки, Дмитрия Красного, значительную часть его удела прихватил Великий князь Московский . Все эти действия Василия II Дмитрий Шемяка мог расценить как чистый грабеж, нарушение «братских» отношений, а в конечном счете и завещания Дмитрия Донского о составе удела его отца, князя Юрия Дмитриевича. Но Василий II медленно, но неуклонно стремился ограничить суверенитет галицкого князя. В 1440 году, великий князь сократил судебные привилегии Дмитрия Шемяки. Но прочных тылов, необходимых для многотрудной борьбы с Дмитрием Шемякой, у Василия II пока на востоке и юге не было.

В это время в во внутренний конфликт вмешались внешние силы в лице опального ордынского хана Улу-Мухаммед, который был низложен с престола, в 1436 году, Гияс ад-Дином и был вынужден удалиться в Крым. Однако вскоре он поссорился с местным эмиром Хайдаром, который призвал на помощь хана Сайид-Ахмада. Не надеясь устоять, Улу-Мухаммед с 3 тысячным войском покинул Крым и направился в пределы Руси, где занял приграничный город Белёв. Тем более Всилий II был обязан ему своим ярлыком на княжение.

Князь московский Василий II, категорически забыв об этой услуге, потребовал немедленно покинуть город и направил против него 40-тысячное войско. Но оно было наголову разбито татарами в 1437 году, для чего татары использовали несогласованность в русском войске и обман. Внезапное нападение татар в решающий день произошло во время переговоров сторон. Но Улу-Мухаммед не стал задерживаться на Руси, а направился в земли Булгарского вилайета Золотой Орды, в Казань.

Утвердившись в Среднем Поволжье, хан решил восстановить господство над русскими княжествами. Свои набеги на Русь хан начал весной 1439 года. Татары заняли Нижний Новгород и затем он подступили к Москве и начали её осаду. Однако белокаменный Кремль так и остался неприступным. Улу-Мухаммед сжёг московские посады и отступил. На обратном пути он занял и сжёг Коломну.

В 1444—1445 Улу-Мухаммед совершил ещё один поход против Москвы. Его мурзы основательно опустошили восточные московские области, уведя в полон великое число народа. В ходе похода на Рязанское княжество татарам не сопутствовала удача, здесь погиб его сын Мустафа и множество татар.

В 1444 году Улу-Мухаммед начал интенсивные набеги на Нижний Новгород. Торговый и богатый волжский город по замыслу Улу-Мухаммеда должен был стать для Казани «дойной коровой». Этого ни в коем случае не хотел допустить Василий II, сам положивший глаз на нижегородские богатства. Это не остановило татарского хана. Он теперь не ограничился кратковременным набегом. За всем этим пристально наблюдали литовцы, обозначив себя отрядами на западном приграничье.

В 1445 году Хан Улу-Мухаммед взял Нижний Новгород и оттуда пошёл на Муром. Василий II с объединёнными силами удельных князей двинулся против него, и Улу-Мухаммед вернулся в Нижний Новгород. Союзные князья выставили лишь малочисленные дружины, оставив значительную часть сил на местах для защиты от литовцев. Часть удельных князей вообще отказалась выступать. Таким образом, общая численность объединённых сил русских князей едва составила полторы тысячи воинов.

В июле 1445 года в окрестностях Суздаля, в сражение москвичи были вновь наголову разбиты многочисленными татарами. Преследуя отступавших, татары «многих избиша и изграбиша, а села пожгоша, люди изсекоша, а иных в плен поведоша». Великий князь Василий и его двоюродный брат князь Михаил Верейский попали в плен, впервые и единожды в истории Московского княжества.

Доставленный в ставку Улу-Мухаммеда Великий князь, согласился на все продиктованные ему условия мира, выплату невообразимого по тем временам выкупа, 200 000 рублей серебром, назначение во все русские города казанских баскаков для сбора выкупа и дани и выделение русских городов татарским царевичам в кормление. Фактически, спустя пятьдесят лет после Куликовской битвы, Москва оказалась в гораздо большей зависимости каких-то малоизвестных казанских татар, чем все русские земли от Золотой Орды!

Пробыв в Суздале три дня, татарские царевичи двинулись в глубь страны и, перейдя Клязьму, стали против Владимира. Однако, в отличие от обстоятельного похода на Мамая, этот поход больше напоминал плохо организованную вылазку. Штурмовать город они не решились, предпочли отправиться оттуда через Муром в Нижний Новгород.

После получения известия о пленении Василия II власть в Москве перешла к Дмитрию Юрьевичу Шемяке. Он стал на Руси старшим в роде Калиты и до тех пор, пока Василий Васильевич находился в плену, обладал великокняжеским престолом согласно традиционным представлениям о порядке наследования.

Василий, пообещав хану выкуп, получил от него войско и вернулся в Москву, а Шемяка вынужден был покинуть столицу и удалиться в Углич. Но на сторону Дмитрия перешли многие бояре, купцы и представители духовенства, возмущённые «ордынским пленением» Василия II и его приход на Москву с татарами. Фигура великого князя вызывала такое дикое неприятие и отвращение у всех.

Одна ко вкусивший сладость верховной власти, князь Дмитрий Юрьевич не собирался примириться с новым порядком вещей. Шемяка понимал, что обстановка недовольства военным поражением, пленением великого князя и протатарской политикой Василия II, сейчас благоприятствовала его властолюбивым замыслам.

В 1446 году при их поддержке Дмитрий Шемяка стал московским князем. Затем он с помощью князя Можайского пленил в Троицком монастыре Василия Васильевича и, в отместку за ослепление своего брата, обвинив Василия II в благосклонности к татарам, ослепил его. Он был прозван народом Тёмным, и отправил навечно в Углич, а затем в Вологду. Узнав о происшедшем, князья Василий Ярославич и Семен Иванович Оболенский бежали в Литву, «а прочий дети боярские биша челом служити князю Дмитрею». На литовском порубежье находились татарские царевичи Бердедат Кудудатович, Касым и Якуб Мухаммедовичи, сохранявшие верность Василию II.

Но если до этого власть Шемяки в Москве имела какое-то обоснование традиционным порядком наследования, то теперь она становилась незаконной и с точки зрения традиции: не было санкции ордынского царя. Тем не менее, он взял на себя инициативу создания блока тех сил, которые склонялись к мысли о необходимости устранения Василия II с великокняжеского престола. Считая, что отпуск Василия II ордынцами был обусловлен их планами завладеть всей Северо-Восточной Русью, за исключением, может быть, Твери, в которой они собирались посадить на княжение Василия Васильевича.

Кроме князя Ивана Андреевича Можайского на сторону Дмитрия Шемяки перешли многие из московских гостей, бояр, старцев Троицкого монастыря. На сторону противников великого князя решительно стали влиятельные бояре Добрынские, когда-то верные сторонники Василия II, связанные, правда, с князем Иваном Андреевичем. В то время, как позиция тверского великого князя после ослепления Василия II некоторое время была неопределенной. Он присматривался к складывающейся ситуации, избегая делать опрометчивые шаги.

Всем казалось, что заговорщики одержали полную победу. Но, как показало ближайшее будущее, эта победа была пирровой. Тем более, что расстройство финансовой системы в стране заставило Дмитрия Шемяку провести денежную реформу. Но падение веса мелкой монеты больно ударило по интересам простого народа, ибо сократило покупательную способность и без того скудных накоплений монеты и привело к росту цен.

Несмотря на успех проведенной акции, положение Дмитрия Шемяки оставалось сложным. Он даже ведь не решился послать свои войска, чтобы схватить детей Василия II, а был вынужден прибегнуть к помощи владыки Ионы. Так же он пытался укрепить свои позиции за счет заключения союза с Новгородом и послал туда своих «поклоньщиков». В свою очередь новгородцы направили к нему своих послов, посадников Федора Яковлевича и Василия Степановича, которые заключили договор с новым великим князем.

Но победа Дмитрия Шемяки над Василием II вызвала крайнее недовольство у ордынских покровителей Василия Васильевича в Казани. Ответ их не заставил себя долго ждать. 17 апреля 1446 года многочисленная казанские орда двинулась к Устюгу, пытаясь в течение трёх дней взять его штурмом.

Хотя казанцы и подожгли городские укрепления, город им не удалось захватить, при этом потеряв большое число воинов. Они отошли от Устюга, получив с него «откуп, копейщину, за 11 000 денег и всякою рухлядью». Не удалось татарам взять и полон.

Тем временем среди сторонников свергнутого великого князя составился заговор, имевший целью освободить Василия II. В него входили князья Ряполовские, князь И.В. Стрига Оболенский, Иван Ощера с братом Бобром, Юшка Драница, Семен Морозов с детьми, М.Я. Русалка Морозов, И.Д. Руно «и иные многие дети боярьские двора великого князя».

О предполагавшемся выступлении князей Ряполовских, имевшее целью вернуть на великокняжеский престол Василия II, стало известно Дмитрию Шемяке. Непрочность положения заставила Дмитрия Шемяку принять предложение иерархов и вступить в переговоры с Василием II. Вместе с членами церковного собора он отправился в Углич. Здесь состоялась церемония примирения. Дмитрий Юрьевич 15 сентября 1446 года выпустил Василия II из заточения и пожаловал ему в удел Вологду.

Но даже враждебный Шемяке московский летописец ничего не говорит о его «смирении». Но и на этот раз примирение оказалось кратковременным. Вологда стала центром притяжения сил, поддерживавших Василия II. Сюда, в частности, приезжал от тверского великого князя Бориса кашинский наместник князь Федор Юрьевич Шуйский. Он передал Василию Васильевичу приглашение Бориса Александровича выехать в Тверь. Вскоре Василий II отправился в Тверь.

Тверской великий князь на этот раз окончательно сделал ставку на гонимого московского князя, предпочитая иметь дело со своим слабым ставленником, чем с энергичным и самостоятельным Дмитрием Шемякой. В Твери князья договорились о совместной борьбе с галицким князем.

Уже на пути в Тверь к Василию II стали массово присоединятся его сторонники . Бегство в Тверь московских служилых людей из великокняжеского двора продолжалось и позднее. Вскоре здесь стала собираться вся сила московская с все страны. Помощь оказали князья тверской Борис, Василий Ярославич боровский, князь Александр ярославский, Иван Иваноич стародубско-ряполовский множество других мелких князей и бояр..

Сторонники Василия II двинулись на Русь, объединившись в Пацыне. Сюда приехал Дмитрий Андреев с сообщением, что великий князь пошел к Белоозеру, а оттуда в Тверь. Тогда они двинулись в том же направлении.

Когда сторонники Василия II двинулись из Литвы на Русь, то в Ельне они встретили татарские отряды. Между ними завязалась перестрелка. После того как татары узнали, что князья идут «искать» Василия II, которого к этому времени Шемяка уже отпустил на Вологду, недоразумение уладилось и татары присоединились к сторонникам Василия Тёмного.

Стремясь не допустить объединения рати Василия Ярославича с Василием II, Дмитрий Шемяка и Иван Андреевич направились к Твери. Но, несмотря на то, что собрано было большое войско, на Тверь наступать князья Дмитрий Шемяка и Иван не решились. Обосновавшись в Волоколамске, они провстояли там до декабря 1446 года.

Узнав о приходе Дмитрия Шемяки на Волок, князь тверской Борис Александрович направил туда своего посла. На этот раз Дмитрию Шемяке был передан ультиматум: если он в недельный срок не уйдет из Волоколамска в свою отчину, то великий князь тверской грозил выступить против него совместно с Василием II.

Тем временем служилые люди, собранные Дмитрием Шемякой и Иваном Андреевичем, начали бежать в Тверь. В конце концов с князьями Дмитрием и Иваном остались только галичане и можаичи.

В это же время, тряд Василия II и тверская рать воспользовавшись отсутствием в Москве крупных вооруженных сил, совершили глубокий рейд в тыл противника и вошли в Москву. В плен был взят наместник можайского князя Ивана Андреевича Василий Чешиха, а наместнику Дмитрия Шемяки Федору Галицкому удалось бежать. Жители столицы приведены были к присяге на имя Василия II.

После взятия Москвы, армия Василия II направились на Ржев, отказавшимся капитулировать перед Великим князем. Жители Ржева зажгли посады и перешли к обороне. Сражение под Ржевой затянулось.

Из-под Волоколамска Дмитрий Шемяка направился в Галич. Путь его пролегал через Углич, Ярославль и Кострому. Затем Шемяка поехал на Чухлому. Отсюда, взяв с собой великую княгиню Софью, он перебрался в Каргополь. В то же самое время Василий II с московским и тверским войском двинулся по пути Шемяки на Углич, отпустив свою княгиню Марью в Москву.

Так как борьба с Дмитрием Шемякой вступала в свой апогей, и предсказать её исход накануне битвы за Углич было трудно. Поэтому Василий II еще предусматривал возможность замирения с галицким князем, однако теперь уже с позиции силы. Великий князь соглашался на мир только в том случае, если князь Дмитрий подчинится его воле как князь «молодший» и впредь будет владеть своим уделом не столько в силу наследственного права, сколько по милости великого князя за его покорность.

Тем временем началась осада Углича. Она продолжалась неделю. После сильного артиллерийского обстрела город капитулировал. Дмитрий Шемяка и Иван Андреевич бежали в Галич. Одержав важную победу, Василий II из-под Углича направился по Волге к Ярославлю. 17 февраля 1447 году Василий Васильевич вошел с триумфом в Москву. А весной 1447 года Ржева сдалась на милость победителя.

Капитуляция Углича привела к очередной передышке, во время которой обе враждующие стороны пытались накопить силы для нового раунда борьбы за власть в Северо-Восточной Руси. Основные их усилия были направлены на консолидацию сил, которые могли бы противостоять противнику.

При этом перед Василием II и Дмитрием Шемякой стояли, естественно, разные задачи. Московский великий князь стремился к полному подчинению, или ликвидации, своего противника, а Дмитрий Шемяка пытался сохранить свои позиции, не рассчитывая добиться великого княжения. Летом и осенью 1447 г. Василию II удалось заключить ряд докончаний, имевших целью создать коалицию князей, направленную против Дмитрия Шемяки.

20 июля 1447 году Василий II вместе с союзными ему Иваном и Михаилом Андреевичами и Василием Ярославичем заключает договор с рязанским великим князем Иваном Федоровичем. В нём рязанский князь признает себя «молодшим братом» по отношению к великому князю и обязывается отныне «не приставать» к Литве и ходить ратью на «недруга» Василия Васильевича. Менее удачными были дипломатические усилия Дмитрия Юрьевича Шемяки.

Летом 1447 года Дмитрий Шемяка и Иван Андреевич делают попытку договориться с Василием II. Для этой цели они заключают перемирие с союзниками великого князя Михаилом Андреевичем и Василием Ярославичем и договариваются, что эти князья выступят посредниками в их переговорах с московским великим князем. Для достижения этой цели Дмитрий Шемяка соглашался «отступиться» от Углича, Ржевы и «Бежитцкие волости», а его противники отказывались от Козельска, Алексина и Лисин.

При этом особое место в планах Дмитрия Шемяки занимала идея создания союзного с ним Нижегородско-Суздальского княжества. Нижний Новгород приковывал к себе мысли еще его отца, князя Юрия. Дмитрий Шемяка, как ранее его отец и старший брат, пытался поднять вятчан на борьбу с Василием II. Но планы Дмитрия Шемяки оказался нежизнеспособным.

Победы великокняжеских войск, в 1446–1447 году, привели к изменению характера отношений с Казанским ханством. Казанский хан понял, какой опасностью для него стал московский великий князь, получивший престол из татарских рук. Верный традиционной ордынской политике, Мамутяк решил теперь поддерживать Дмитрия Шемяку, как слабейшего, и тем самым не допускать дальнейшего усиления власти Москвы.

Со своей стороны, в непростой обстановке, сложившейся в «Поле», Дмитрий Шемяка, пытаясь упрочить свои позиции в Среднем Поволжье, сделал ставку на Мамутяка. Он посылает в Казань своего посланца с богатыми одарками, стремясь настроить хана Мамутяка «на все лихо» против Василия II.

Дмитрий Юрьевич решительно отказывался платить дань Сеид-Ахмеду: «От царя Седи-Яхмата пришли к брату твоему старейшему великому, князю его послы, и он к тобе посылал просити, что ся тобе имает дати с своей отчины в те в татарские просторы; и ты не дал ничего, а не зоучи царя Седи-Яхмата царем».

15 ноября 1447 года казаны выступили воевать Владимир и Муром и иные города. Но Василий II послал против него войска, и набег татарского царевича окончился ничем. Той же зимой Василий II выслал войска на Галич. Войска дошли до Костромы. Начались переговоры между сторонами. Той же зимой Василий II выслал войска на Галич. Войска дошли до Костромы. Начались переговоры между сторонами.

13 апреля 1449 года Шемяка, нарушив все договорённости, подошел с войском к Костроме. Но поход оказался безрезультатным. В городе находилась находился крупный гарнизон, который возглавляли наиболее энергичные военачальники Василия II — князь И.В. Стрига Оболенский и Ф.В. Басенок. Узнав о движении войск князя Дмитрия, выступил в поход и сам Василий II. Его военной акции придано было значение карательной экспедиции общерусского масштаба. Войска подошли к Волге. Отсюда Василий II отпустил на Шемяку свою кавалерию и татарских царевичей, а сам стал в селе Рудине на Ярославщине. Дмитрий Шемяка перешел Волгу вместе с князем Иваном .

Но до открытого столкновения дело не дошло. Василию II удалось ценой подкупа разбить коалицию своих противников. Дмитрий Шемяка, оставшись без союзника, предпочёл не вступать в открытое столкновение с Василием II и, «взяв перемирие» с ним, вернулся в Галич. Хотя передышка оказалась кратковременной. Дмитрий Шемяка оставался по-прежнему смертельным врагом великого князя.

Предполагавшаяся литовская военная экспедиция против Твери не состоялась, так как Борис Александрович привлек к союзу против Казимира IV можайского князя Ивана Андреевича. В августе 1449 года Казимир IV заключил договор с Василием II, великий князь литовский составил мирное докончание и с великим князем тверским. По докончанию Казимир IV признал права князя Бориса на Ржеву. Осенью того же года великий князь тверской отправил в Ржеву своих наместников.

Однако Великий князь опасался, что Казимир IV воспользовавшись междоусобицей и великой смутой на Руси вознамерится посягнуть на Новгород или Псков, ссылаясь на дерзость новгородцев и псковичей. Поэтому решение конфликтных случаев должно было проходить под контролем московского государя.

Договор обязывал Казимира IV не вступать в новгородские и псковские «в земли и в воды» и тем самым предусматривал недопустимость в дальнейшем каких-либо территориальных претензий литовского великого князя к новгородцам и псковичам. Согласно договору, Казимир IV признал, что эти земли отныне принадлежат Василию II.

Поход Василия II против Дмитрия Шемяки начался где-то в начале 1450 года. Получив известие, что Дмитрий Шемяка пошел к Вологде, великий князь направился не в Галич, а в северные костромские волости Иледам и Обнора, с тем чтобы оттуда двинуться навстречу своему врагу в Вологду.

Когда Василий II дошел до Обноры, то ему сообщили, что князь Дмитрий повернул к Галичу. Тогда Василий II двинулся вдоль реки Обноры вниз, затем вдоль реки Костромы вверх и остановился неподалеку от устья Вёксы. Здесь ему донесли, что Дмитрий Юрьевич не только уже в Галиче, но и собрал большое войско. Василий II назначил князя В.И. Оболенского главным воеводой и отправил его под Галич «со всею силою своею». С ним он отпустил и прочих князей и воевод . 27 января 1450 ода московские войска подошли к Галичу. Князь Дмитрий расположился со всеми силами на горе под городом.

В ходе сражения победили великокняжеские полки. Они многих выбили, а остатки бежали в город, под защиту крепостных стен. После того как получено было известие о победе, Василий II из Борока пошел к Галичу. Теперь можно было и ему выступить в качестве победителя.

После падения Галича судьба Дмитрия Шемяки была предрешена. Он бежал из-под Галича в Новгород. Борьбу с Москвой предстояло начинать сызнова, а людские ресурсы мятежного Севера были основательно потрепаны. Да и энтузиазм борцов с московским единодержавием шел на убыль. Апатия, как следствие усталости от братоубийственной борьбы, очевидно, захватывала все большие круги населения. Дмитрию Шемяке не удалось преодолеть близорукую уверенность новгородского боярства в незыблемости их порядка, существующего испокон веку.

На долю князя Дмитрия оставались лишь тщетные попытки воскресить прошлое. Но страна устала от междукняжеских распрей и жаждала покоя. Дмитрию Шемяке не удалось преодолеть близорукую уверенность новгородского боярства в незыблемости их порядка, существующего испокон веку. Опасались гнева и карательных действий со стороны Василия II и новгородские покровители князя Дмитрия.

Грозовые тучи, шедшие с востока, отчетливо видели новгородцы. Москва рано или поздно должна была положить конец их заигрыванию с Шемякой, Поэтому руководство Новгорода пыталось укрепить свое положение на западе.

До поры до времени Василий II не имел возможности расправиться ни с устюжским правителем, ни с его новгородскими покровителями. Причиной тому было тревожное положение на южных и восточных границах Московского великого княжества, где активизировались татарские орды.

В 1451 году попытался было активизировать свои действия и Дмитрий Шемяка. Еще 21 марта он покинул Городище, направившись за Волок. В конце года великий князь получил известие, что Шемяка движется к Устюгу. Нужно было незамедлительно действовать. Поэтому в Москве, великий князь выступил из столицы в поход.

Стратегическая цель планировавшейся военной экспедиции состояла в том, чтобы отрезать мятежный Устюг от его возможного союзника Новгорода. Лишая Устюг экономической базы, Василий II стремился его обескровить и ускорить капитуляцию. Сам же Василий II двинулся к Костроме, обходя Устюг с юга. Дмитрий Шемяка после падения Устюга несколько месяцев находился где-то на Двине.

Прибыв из Заволочья в Новгород, 10 сентября 1452 года, он совершает набег на Кашин, в дальнейшем собираясь пробиться в Ржеву. И на этот раз планы князя Дмитрия оказались миражом. Зимой 1453 года, после долгих странствий Дмитрий Шемяка вернулся в Новгород из Заволочья и расположился на Городище как обычный служилый князь.

Но 23 июля 1453 году в Москву из Новгорода пришла долгожданная весть, что там «умре напрасно» князь Дмитрий Юрьевич Шемяка. Московские правители с помощью яда в конечном итоге сумели уничтожить злейшего врага Василия II.

Однако расправа с Дмитрием Шемякой вызвала недовольство в разных кругах русского общества. Уж очень выбрано средство позорное. Одно дело, победа на поле боя, другое, отрава втихомолку. Но победителей не судят.

Князь прожил достаточно короткую жизнь , всего 47 лет. Он умер в 1462 году. Хотя правление Василия Темного нельзя назвать удачным для Руси, поскольку из 37 лет, пока он был у власти, только 9 лет был мир, а остальное время шли междоусобные кровавые войны. В это же время, Русь подвергаясь переодически опустошительным набегам ненавистных татар, продолжая платить дань Орде, и Василий, получая ярлык на правление, это подтвердил.

Но надо признать, что к своей цели он умел идти, борясь со сложностями и преодолевая неимоверные препятствия. Одновременно с этим Василий решил вопрос престолонаследия. Его сын Иван был объявлен соправителем Василия и прямым наследником московского престола. Таким образом, Василий утвердил прямой порядок престолонаследия “от отца к сыну”. Он сумел укрепить армию и приумножить само княжество, которые оставлял сыну.

О космосе

За всю историю нашей цивилизации, за все войны, походы и завоевания мира, за годы интриг и дворцовых переворотов, рабства и освобождения, за потрясения революций, свержения и свершения,...