Россия, территория смуты. Политическая борьба и кризис власти в 20—40 годы XVI века.

0 409



Эпоха правления Василия III на первый взгляд представляет почти идиллически спокойную картину политической и социальной жизни по сравнению с последовавшим царствованием Ивана IV. Деяния Василия III Ивановича меркнут перед свершениями его отца и сына. Но его правление это связующее звено между эпохами Ивана III Великого и Ивана IV Грозного.

Василий III продолжил государственные дела, начатые его отцом Иваном III. Его политика была направлена на централизацию княжеской власти и объединение русских земель. Пользуясь своей властью, а когда и обманом, ведя военные походы против Литвы, Польши и Крымского хана, он расширил свои владения почти вдвое. В период правления в состав Московского княжества вошли земли: Псковские, Смоленские, Новгорд-Северские, Стародубские, Угличские, Рязанские, Калужские.

Удельные князья начала XVI века были лишены полномочий чеканить свою монету, их имущественные права на часть доходов с Москвы и на владения в столице были ограничены. В их княжествах значительные слои местных феодалов служили великому князю, собственно удельные отряды исправно несли службу в составе российских ратей. Вот почему ни удельные князья, ни стоявшие за их спинами вассалы не представляли фактом своего существования прямой угрозы единству страны.

Их владения, как правило, были наследственными, но скромными по размеру. В центральных, юго-восточных и верхневолжских уездах служилых князей ко времени правления Василия III уже не осталось, за единичными и притом не из местных родов исключениями. Но их было немало в юго-западном пограничье.

Легкость, с которой великий князь решал упомянутые конфликты, демонстрирует обширность личной власти московского монарха. Но было бы ошибкой, однако, думать, что его личная власть была абсолютно неограниченной. Именно в годы правления Василия III совет при монархе, Боярская дума обретает в полной мере характерные для XVI—XVII столетий черты. Дума становится соправительствующим при монархе органом единого государства, обладая законосовещательными, судебными и координирующими в сфере дипломатии, военного и административного управления функциями.

Боярская дума стала наиболее значимой частью государева двора, структура которого со временем начала усложняться, а численность возрастать. Здесь и возникали главные разломы соперничества правящих сословий России. Это борьба родственно-клановых по преимуществу группировок знати за влияние на великого князя, за наиболее значимые позиции в Думе, во дворе, в командовании войсками, в управлении на местах. Именно в этой среде получила распространение практика местничества. Теперь монарх не мог в противоречии со складывающимися правилами выдвигать фаворитов, их путь наверх мог быть только в обход той системы государственных учреждений и постов, где норм местничества избежать было нельзя. Так как, политические амбиции, престижность, материальные мотивы порождали противоречия и борьбу внутри знати.

Но в отличие от предшествующей эпохи принципиально изменился её статус по отношению к носителю высшей государственной власти, персональные вассальные связи уступали место унифицированному подданству. Это, а также наследственность статуса должны были скреплять формирующуюся московскую аристократию общностью корпоративных интересов, потенциально оппозиционных монархической власти.

Однако у Василия III случались острые конфликты и с Юрием, вторым по старшинству сыном Ивана III от Софьи, главой Дмитровского удела, и с Семёном. Но эти столкновения никогда не превращались в открытое политическое противоборство. Однако, при наличии наследника у Василия III никто из братьев ни формально, ни реально не мог претендовать на московский трон. Не случайно и то, что большинство братьев Василия III остались холостяками. Хотя проблема сына-наследника оказалась для Василия III неожиданно острой, но даже до рождения Ивана IV на долю Юрия оставались лишь надежды ожидания.

Но он сумел заручился поддержкой и влиянием православной церкви. Поддержав движение иосифлян, отстаивавших право монастырей и церквей на владение землями. Он создал новый Судебник, свод государственных законов. По всей Московской Руси возводились церкви, монастыри, крепости. Для создания архитектурных сооружений приглашались мастера из Италии.

Василий III окончательно объединил раздробленные российские княжества и передал своему преемнику Ивану IV сильное сплочённое государство, именуемое Великим княжеством Московским. И в этом утверждении немалая доля справедливости.

Хотя в годы правления Василия III ясно обозначился еще один разлом противоречий, между боярской элитой и служилыми детьми боярскими. Они, несомненно, были обязаны прежде всего экономическим и социальным факторам: слишком несоразмерным тяжести интенсивной военной службы было обеспечение рядовых дворян землей и деньгами. Явное неравноправие наблюдалось в способах и размерах пожалования.

Члены государева двора владели, как правило, наследственными вотчинами, куплями, а также поместными землями, притом в разных уездах страны. В то время как рядовые дворяне служили обычно с некрупных поместий и были лишены или утратили земли на вотчинном праве. Более того, значительная часть небольших поместных владений не обладала широким судебно-административным иммунитетом.

В это же время, элита, верхушка наследственного провинциального дворянства получали кормления, тогда как как значительная часть служилого люда пробавлялась денежным жалованьем из казны, весьма скромным и выплачивавшимся на протяжении всей служебной биографии всего несколько раз. Но если добавить неразрешимые противоречия между служилым дворянством разных регионов, то картина социальных напряжений в господствующем классе будет почти полной. Хотя противоречия в среде «благородных сословий» вовсе не означали их автоматической трансформации в факты политической борьбы.

Случайно или нет, но практически постоянно в опале были персоны из ведущих родов титулованной и не титулованной знати, притом так, что соотношение сил разных кланов существенно не менялось. Так же, до поры до времени разрешались и социальные неудовольствия среди дворянства.

Но события лета 1521 года наглядно показали, сколь переменчива фортуна и даже суверену не дано знать его ближайшей судьбы. Когда при отсутствии наследника главным претендентом на московский престол автоматически становился князь Юрий. С ним у Василия III отношения сложились неприязненные, известно, что и сам удельный князь, и его окружение были под бдительным присмотром осведомителей. Тем более, что переход к Юрию высшей власти в стране вообще сулил масштабную перетряску в правящей элите России. Ведь за Юрием в столицу потянулось бы из Дмитрова и его окружение.

В январе 1526 года, великий князь, которому вот-вот должно было исполниться 47 лет, сочетался вторым браком с молодой княжной Еленой Глинской «лепоты ради лица и благообразия возраста, наипаче же целомудриа ради». Ее отца не было в живых, а родной дядя, знаменитый на всю Европу воин, послуживший Германской империи, Ордену, Литве и России, князь Михаил Глинский находился в заточении. Долгожданный наследник появился на свет лишь в 1530 году.

Второе обстоятельство, грозившее России крайними затруднениями, заключалось в принципиальном ухудшении геополитического положения страны. Главным был конфликт с Литвой. Как и ранее, наступающей стороной была Россия, пытавшаяся использовать в своем интересе вероисповедные и политические конфликты в правящих кругах Литвы. Взятие Смоленска в конце июля 1514 года, стало пиком российских успехов. Но уже 8 сентября московские рати потерпели жестокое поражение под Оршей от литовских войск, причем в плен попало несколько сотен дворян, включая главных воевод и многих знатных лиц. Победа литовцев  сразу и притом резко ослабила позиции России.

Успехи на западе обеспечивались во многом безопасностью южных и юго-восточных границ России. Смерть давнего союзника Ивана III в апреле 1515 года стала точкой отсчета в смене курса крымских ханов. В тоже время кардинально менялась ситуация и в Казани. Посаженный «из рук» московского государя Мухаммад-Эмин уже в 1505 года спровоцировал антирусское выступление. В целом безрезультатными для России оказались соглашения с Тевтонским орденом.

В самом начале 1521 года в Казани произошел переворот: московский ставленник, касимовский хан Шах-Али был свергнут, трон занимает Сахиб-Гирай, младший брат крымского хана Мухаммад-Гирая. Все началось с болезненных, но по большому счету не опасных набегов отрядов из Казани, а завершилось катастрофой в июне—июле 1521 года.

Крымская рать, вместе с казанцами и Ногайской Орды, во главе с крымским ханом, форсировала Оку, разбила одни московские войска и обошла другие, ворвавшись в самый центр страны. Грабежу подверглись ближайшие к столице села, монастыри, сам Василий III бежал из Москвы в Волоколамск. Страхи были так велики, что даже в Пскове ждали татар. Материальный урон, особенно по числу уведенных в плен и затем проданных в рабство русских людей, был чудовищен.

Не замедлили и политические результаты Хотя не сразу были оценены стратегические последствия, а они были тяжелы. В опалу попали почти все главные воеводы, здесь и вышла наружу завязка последнего конфликта с Шемячичем. Предательство, в сочетанием со местничеством и неуёмной спесью, стали главными причинами этой катастрофы

Василий III неожиданно и тяжко заболел поздней осенью 1533 года, во время традиционного охотничьего объезда. Он умер в своих покоях в Кремле в ночь с 3 на 4 декабря 1533 году, на 55-м году жизни. Его молодая вдова была назначена регентшей при малолетнем великом князе Иване IV. Его наследнику шел только четвертый год, великой же княгине было вряд ли более 25 лет. Так нежданно остро возникла проблема преемства верховной власти. Хотя, казалось бы, московский государь подготовился к этому еще в августе 1531 году, когда наследнику исполнялся год. Но теперь, вослед за кончиной великого князя началась борьба за власть. Россия вновь вошла в турбулентность смуту и междоусобицы.

Впервые со времен княгини Ольги русской правительницей становилась женщина, Елена Глинская. При ней в роли фактического государственного распорядителя возвышается её фаворит и первейшим её советник, её любовник Иван Овчина-Телепнёв-Оболенский.

Однако, на удивление алчных и кровожадных бояр и князей, Елена Глинская не была «слабой женой» у власти. Это была решительная и жестокая женщина, не останавливавшаяся перед убийством родственников ради укрепления своей власти. Впрочем, она действовала больше не для себя, а для своего царственного сына.

Несмотря на значительные успехи, достигнутые в деле укрепления центральной власти во время правления Ивана III и Василия III, преодоление пережитков феодальной раздробленности не было окончательно завершено в силу того, что развитие социально-экономических отношений ещё не подготовило для этого реальной почвы. Так по мере углубления процесса централизации нарастало сопротивление великокняжеской власти со стороны удельных князей и вельможного боярства, цеплявшихся за свои права и привилегии. В этом и заключалась сущность боярской реакции 30–40 годов XVI века.

В годы регентства Елены Глинской знаменосцами боярской реакции выступили братья Василия III, князья Юрий Иванович Дмитровский и Андрей Иванович Старицкий, стремившиеся воспользоваться ослаблением центральной власти для укрепления своих позиций в удельных княжествах. Буквально через несколько дней вслед за восшествием на престол Ивана IV сложился заговор с целью приведения к власти младшего брата Василия III Юрия Дмитровского. Правительство Елены Глинской предприняло против них решительные меры, планы заговорщиков были раскрыты.

В 1537 году попытался поднять мятеж против Ивана IV князь Андрей Иванович, рассчитывавший на поддержку служилых людей Великого Новгорода. Однако его надежды не оправдались. Схваченный воеводами Елены Глинской, князь Андрей Старицкий, как и Юрий, кончил свою жизнь в заключении. Примкнувших к Старицкому новгородских помещиков повесили вдоль дороги на Новгород.

За четыре года своего фактического самодержавия Елена Глинская убила двух младших братьев своего мужа, дядей Ивана Грозного, Юрия и Андрея. Оба были обманом арестованы, посажены в темницу и там, по русскому обычаю, уморены голодом. От своего дяди, Михаила Глинского, уже просидевшего при Василии III девять лет в тюрьме по подозрению в государственной измене и решившего теперь укорять племянницу за её развратный образ жизни, Елена избавилась таким же способом.

Борясь с удельно-княжеской оппозицией, правительство Елены Глинской проводило дальнейшую централизацию аппарата управления. В этой политике оно находило опору в широких кругах дворянства, используя также поддержку городов. Продолжалось сокращение иммунитетных привилегий духовных феодалов.

Но будучи по происхождению литовской княжной, Елена Глинская так и не смогла заручиться поддержкой местной аристократии, люто ненавидящей её. А её неожиданная смерть 2 апреля 1538 года, явилась результатом заговора правящей элиты с последующим её отравлением.

Скоропостижная смерть Елены Глинской в апреле 1538 года дала возможность активизироваться княжеско-боярской оппозиции, недовольной твёрдой политикой правительства Противоречия, несомненно, обострились. Ожесточенная борьба шла за представительство в Боярской думе, за прямое влияние на мальчика-государя, особенно после неожиданной смерти Елены Глинской в апреле 1538. года за престижные и материально значимые наместничества.

В результате переворота, совершённого «боярским советом» через несколько дней после смерти княгини Елены, её фаворита И. Ф. Телепнева-Оболенского бросили в темницу. Состав боярского правительства, захватившего власть, не был однородным: в него входили две основные группировки -- одну из них возглавляли князья Шуйские, являвшиеся защитниками боярских привилегий, во главе другой стояли Бельские, опиравшиеся на сторонников централизаторской политики.

Теперь в смертельную борьбу, за фактическое обладание властью в стране, повели две боярские группировки , гедиминовичей Бельских и рюриковичей Шуйских. Совершенно не считавшиеся с юным Иваном временщики вызывали у того резкое раздражение своим наглым и унизительным для него поведением, определив, по его собственному позднейшему признанию, «жажду отмщения» за детские унижения крамольному боярству.

Первоначально в межродовой распре торжествовала партия Шуйских, сделавший ставку на Бельских. Но события 1542 года знаменовали собою кульминационный пункт боярской реакции в годы малолетства Ивана IV.. Подраставший великий князь и стоявшие за его спиной представители старомосковского боярства расправились с Шуйскими и их сторонниками.

В 1544 году юный «волчонок», царевич Иван Васильевич, впервые показал зубки, «отдав псарям» боярина-князя Андрея Михайловича Шуйского, который был ими убит. На некоторое время ведущую роль приобрели бояре Воронцовы. Но, после казни в 1546 году Воронцовых, при дворе Ивана IV укрепилось влияние его родичей: бабки Анны и дядьёв Михаила и Юрия Васильевичей Глинских.

Годы правления различных групп придворной знати отмечены неисчислимыми бедствиями народных масс. Шуйские, Глинские, Вельские, Воронцовы и другие боярские временщики стремились использовать своё положение для самого беззастенчивого обогащения, со временем втягивая в кровавую борьбу своих сторонников и свою челядь по всей стране. Снова на Руси лилась кровь и страдал простой народ.

Но, принятие царского титула, в январе 1547 года, Иваном IV содействовало укреплению центральной власти. В феврале 1547 году достигший совершеннолетия Иван IV женился на Анастасии Романовне, принадлежавшей к семье старомосковских бояр Захарьиных-Юрьевых, давнишних сторонников централизаторской политики великокняжеской власти. Однако новая царская родня с завистью смотрела на Глинских, державших в своих руках бразды правления страной, и готова была в борьбе за власть поддержать тех представителей княжеско-боярской оппозиции, которых Глинские отодвинули на задний план. Назревали новые феодальные усобицы.

В результата не прекращающейся междоусобицы, произошло резко ухудшилось и внешнеполитическое положение России. Взаимосвязь внешнеполитической слабости и внутренних напряжений стала очевидностью. Война в 1537 году с Великим княжеством Литовским была проиграна, Москве пришлось временно уступить Литве Гомель и Любеч. Восточные и юго-восточные окраины страны систематически подвергались опустошительным набегам казанских и крымских феодалов, сжигавших селения и города и полонивших многие тысячи русских людей. Ответом народных масс на господство представителей боярской олигархии явился невиданный дотоле подъём классовой борьбы.

Хотя сама по себе внутрибоярская борьба за власть не видится столь уж принципиальной для понимания проблематики формирования самодержавной системы. Здесь более важно осознать, что какие бы боярские группировки ни оказывались у кормила государства, в любом случае это было боярское правление, подрывавшее прежде завоеванные самодержавием позиции. Так как как боярское правление отражалось не только на положении основных социальных слоев Московского государства, но и на устоях самодержавие и политического единства страны.

Однако для осмысления ситуации и понимания последующих процессов акцент следует сделать на вопросе: как власть боярская отразилась на таких элементах общества, как самодержавие и единство общественного строя в стране. Так как имено в правление Елены Глинской и Ивана Грозного, а так же боярского беспредела, были заложены основы Великой смуты, поставившей страну и русский народ на край гибели.


Переговорные качели или новый "головняк" Западу от Путина

Согласие Путина на переговоры - продолжение Стамбульских, далеко не говорит о том что условия прежних территориальных претензий России останутся в виде 2022 года.Потому можно только пре...