Россия, территория смуты. Русский бунт в эпоху правление Петра I.

0 298

Историю русской смуты, в современном понимании, начала писать, пожалуй, царевна Софья, которая не раз, путём интриг, за счет посулов и подарков, поднимала стрельцов против Петра I и его родни. Хотя даже искусственно организованные перевороты, вроде тех, что затевала предприимчивая и склонная к интриге Софья, почти всегда несли в себе семена бунта, которые на самом деле не входили в замыслы организаторов переворота.

В то время, как причин для оппозиционности в стрелецком кругу хватало с избытком. Стрельцы не раз сбивались с указанного им пути" и действовали по своему усмотрению, в привычных традициях народной смуты.

Хотя по своей сути политическая интрига, это одно, а бунт, это другое. Он зарождается самостоятельно в похожем, но все-таки другом, куда более крутом "бульоне", от несправедливости и чувства безысходности. Именно тогда ярость начинает перехлестывать через край. Бунт, это народ в находящийся в состоянии аффекта.

Так вот, петровское время было богато и на классические бунты, которые народу никто не заказывал. Все они были реакцией на жесткие, а порой и жестокие методы, которыми Петр I проводил свои реформы. Просто никто народу важности петровских начинаний объяснить не удосужился.

У немалой части населения Руси, петровские преобразования и петровские методы управления страной и своим народом, вызывали дикое отторжение. В первую очередь сказывалась на настроениях тяжкая и многолетняя Северная война. Многим в стране не был ясен сам смысл борьбы за выход к Балтике, так как жили же раньше без Балтийского моря. Но ещё меньше вдохновляли силовые и жестокие методы, которые применял государь, чтобы пополнить свою, разоренную войной и своими бесконечными кутежами, казну.

Не могло нравиться народу, разделённого религиозным расколом, и откровенное издевательство царя над верой. Своеобразным символом той эпохи можно назвать не только Санкт-Петербург, но и сосуд под водку, сделанный по заказу самодержца, в виде Библии. Совсем не случайно без малейшего уважения к царской короне народ именовал государя между собой антихристом.

Но современники смотрели на Петра как на «кормило церковное», сподвижники много говорили о правильности его церковной политики, реформ церковного самоуправления. Часто упоминалось его личное «благочестие», в пример как простому народу, так и образованным людям.

Но многое в повседневном поведении императора, в его взглядах и идеологии указывает на обратное. Зачастую сокровенные забавы Петра были настолько кощунственными и богохульными, что даже их огласка является вызывающей для представления императора как «кормила церковного».

Однако, принцип свободы совести не мог быть распространён в равной степени на разногласия в лоне господствующей церкви. Долго Пётр относился снисходительно, говоря: ,,Если они честные, работящие люди, то пусть веруют, во что хотят: если их нельзя обратить рассудком, то, конечно, не пособит ни огонь, ни меч; а мучениками за глупость быть — ни они той чести не достойны, ни стране прибыли от того не будет”.

Но, с другой стороны, последователи раскола оказались злейшими врагами преобразования, проповедуя о появление в царе антихриста. При этом, толпами удалялись в леса и пустыни, уклоняясь от службы и труда. Меры, принятые против их размножения, мало-помалу повели к преследованиям, пыткам и казням.

В старообрядческом мире политика и поведение Петра стали причинами именования его Антихристом. Так как образ жизни и поведение Петра не укладывался ни в какие рамки русской традиции и скорее был нацелен на планомерное изживание всяческой традиционности.

Политика Петра I в отношении старообрядцев отличалась крайней нетерпимостью, из которой периодически делались волюнтаристские исключения. Старообрядчеству была объявлена самая настоящая война. Синод принял текст присяги для иереев, по которой они обязаны были отыскивать раскольников и сообщать о них начальству.

Особенно это заметно в сравнении с отношением к иным, западным, религиозным конфессиям. Даже мусульмане в период правления Петра пользовались большей свободой, чем старообрядцы. Староверам запретили занимать все общественные должности. Их браки стали считаться недействительными.

Именно при Петре началась практика миссионерских поездок для принудительного крещения староверов, хотя иногда формально устраивались диспуты, на которых постепенно оттачивали ораторское мастерство как староверы, так и их противники. Так что неосознанно Пётр I содействовал будущему развитию старообрядческой полемистики, книжности, собиранию обширных библиотек, становлению чёткой и убедительной древлеправославной апологетики и традиции всеобщей грамотности и начитанности среди раскольников. Раскольники остались при своём и не подверглись европейскому реформаторскому влиянию, приняв в себя ещё более значительную силу гонения.

При всей либеральности отношения к западным религиям, Пётр неоднократно посылал военные отряды для «усмирения недовольства» в антигосударственных, как он считал, точках страны, в основном, в местах скопления либо проживания сектантов или староверов-беспоповцев, имеющих в своих доктринах пункт неповиновения царской власти как воплощению Антихриста. Тем более, что в глазах Петра староверы выглядели именно носителями всего того, что стало для него неприемлемым под влиянием протестантских идей. Он приказал безжалостно разорять старообрядческие скиты, монастыри и другие духовные убежища, отбирать у них имущество и всячески преследовать людей старой веры.

После поездки в Англию, знакомства с королём Генрихом VIII и с деятельность протестантской Англиканской Церкви, в мировоззрении императора произошёл существенный переворот. Знакомство с западным протестантским рационализмом и его идеей прогресса как однонаправленности развития, с его культом самоценного труда, с его идеей светского монарха как «отца отечества», стало причиной неприятия Петром духовной жизни российского общества, причиной отрицания традиций, которые, на его взгляд, не давали России стать на европейский путь развития. Он начал закрывать на Руси монастыри, ограничивать религиозно-обрядовую и мистическую жизнь русских вообще.

В 1687 году доведённые до края раскольники захватили Палеостровский монастырь на Онежском озере, а когда к монастырю подступили войска, спалили и монастырь, и себя. Тех, кто убежал, государевы люди ловили и казнили, другие староверы, наоборот, никуда не бежали, а ждали гонителей, уже заранее обложившись хворостом, и тут же поджигали себя сами на глазах у карателей.

Восстания в конце XVII века в Восточной Сибири начинались с того, что восставшие смещали «лихих» воевод и наивно ждали облегчения своей участи от новых правительственных администраторов. Первое и наиболее крупное восстание произошло в Бирюльской слободе 10 декабря 1691 году.

До некоторой степени в них отражались отзвуки крестьянской войны под руководством Степана Разина. Имеются сведения о неоднократных попытках восставших поддерживать связь друг с другом «грамотками» и личным представительством; восставшие мелкие служилые люди забайкальских острогов в целях объединения заключили даже договор между собой.

Пашенные крестьяне Бирюльской слободы, поддержанные крестьянами всей волости, разгромили двор местного приказчика Павла Халецкого, успевшего за несколько месяцев своего управления «вымучить» у крестьян кабалы, немало имущества, скота и хлеба.

Разгром двора не остановил приказчика, и 4 февраля 1692 г. крестьяне осадили его в приказной избе и «отказали» от управления, заявив: «мы государеву указу послушны, а тебе, Павлу, не послушны». Осада приказной избы длилась целую неделю, пока, наконец, 10 февраля Халецкий был схвачен и избит.

В марте 1692 года Потапов, опасаясь, по видимому, нового восстания, отказался по требованию иркутского воеводы арестовать и прислать в Иркутск «заводчиков» восстания, и следствие началось только в 1699 году.

Одновременно в Забайкалье с 1692 году началась борьба бурят против русской администрации и местных нойонов во главе с бурятом Богачеем, которая упорно велась шесть лет. В 1696 году был совершен побег бурятв из Верхоленского острога от жестокостей служилых. В этом же году «иркутные» буряты восстали и осадили Иркутский острог. Причины все те же: лихоимства и грабежи бурят управителями, казаками и крестьянами. Восстание жестоко подавлено казаками и царскими войсками.

Внутренняя политика Петра I носила откровенно эксплуатационный характер, особенно по отношению к работным людями крестьянам. Результатом стали восстания и бунты, которые царь жесточайше подавлял, считая их прямым вызовом своей абсолютной власти.

В неурожайные 1704—1706 годы , когда «глад был по деревням великой», происходило множество крестьянских волнений. В феврале 1706 года в Шацком уезде крестьяне Чернеева монастыря отказались вносить оброк, уверяя, что «от недороду и градобитья они голодают». Была вызвана воинская команда, и крестьян босых и голых сажали в подполье. В сентябре того же года в Окологородном стане Московского уезда крестьяне оказали сопротивление при сборе недоимок и изгнали команду солдат.

В том же 1706 г. крестьяне Муромского и Рязанского уездов вотчин рязанского митрополита воспротивились рекрутскому набору, «не шли записываться и детей своих не пускали» и повиновались только после вызова солдат. Целое лето, с июля по сентябрь 1707 года, длилось восстание крестьян в Ярославском уезде в вотчинах Спасова Ярославского монастыря.

Крестьяне отказались платить недоимки, за что их руководителя Аврамова «посадили за караул». Крестьяне созвали мирской сход, освободили Аврамова, выбрали его в сотские и послали с жалобой в Москву. Крестьяне «с кольем и дубьем и с рогатинами многолюдством расхаживали», сменяли старост, выгоняли приставов и подьячих.

Осенью восстание было жестоко подавлено, «расправу чинили поголовную», били людей плетьми, разоряли дома и забирали пожитки. В 1707 году в Мещевском и Вяземском уездах крестьяне Юхнова монастыря в течение ряда месяцев «посыльных людей за сборами всякими бьют и в деревни не пускают» .

Социальные движения первой четверти XVIII века оцениваются как народные, антифеодальные восстания. В это время Россия вела изнурительную Северную войну. Петр I «рубил» окно в Европу, возвращал России ее исконные территории.

Главные причины народных выступлений в первой четверти XVIII века послужили увеличение государственных повинностей и налогов, связанных с Северной войной, а так же местных платежи и работ. Рекрутские наборы и Принудительные работы на строительстве Санкт-Петербурга, Азова, Таганрога, строительстве каналов. Ущемление прав коренных народов Поволжья, Приуралья, Сибири, преследование старообрядцев.

Одним из наиболее выдающихся городских восстаний в эпоху Петра I явилось астраханское восстание 1705 - 1706 года. Захватив власть, восставшие сумели удержать ее в Астрахани и в ряде присоединившихся городов, Красный Яр, Черный Яр, Гурьев, Терки, в течение почти 8 месяцев.

К 1705 году город Астрахань была крупным торгово-промышленным центром с разнообразным как социальным, так и национальным населением. Астрахань являлась для Московского государства "окном на Восток" – в Персию, Армению, Хиву, Бухару, Индию и другие страны. Из Персии, например, ввозили туда шелк, шелковые парчи, выбойки. Через Астрахань вывозили на восток юфть, полотна, грубые сукна, мелкие товары – иглы, наперстки, зеркала и пр. В метрополию из Астрахани вывозили рыбу, зернистую икру, соль, селитру.

Рыбные промыслы и в особенности судоходство привлекали сюда множество пришлых работных людей. В городе всегда было много русских, армянских, персидских, среднеазиатских и иных купцов. Будучи крайним пунктом Московского государства на востоке, Астрахань являлась сильной крепостью. В городе стоял крупный гарнизон, насчитывавший 3650 человек, здесь было немало опальных стрельцов, сосланных из Москвы после подавления последнего стрелецкого бунта.

Политика Московского государства тяжело отражалась на населении Астрахани. Воевода Ржевский в начале 1705 года взимал непосильные налоги и требовал от стрельцов барщинных работ, "про домашний свой обиход для дров и сена и травы их посылала. Особенно тяжелы был запрет рыбной ловли в районах занятых монопольными компаниями. Это заставляло мелкий посадский люд в Астрахани голодать; особенно сильно страдали бурлаки, зимовавшие в городе; работные люди; ярыжки; разный "гулящий люд".

Хотя основными причинами восстания послужили указы царя Петра I. В них содержались запреты: на ношение русского платья; на длинные бороды. А так же, непрерывные притеснения со стороны местных властей. Сокращение стрельцам на 40% хлебного жалования и отказ им в правах на рыбную ловлю. Появление новых налогов за содержание погребов, бань, проведение свадеб, оказание услуг на заточку ножей и топоров. Монопольная торговля солью государством.

А вот поводом к восстанию послужили многочисленные слухи о том, что царь Петр запретил на 7 лет выдавать астраханских девушек за местных парней. В город принес эти слухи некий Степан из Москвы, и взбудоражил население. О нём известно, что родственников его казнили за участие в знаменитом Стрелецком бунте. Напуганные перспективой породниться с«нехристями», горожане ринулись выдать своих дочерей и сестёр за местных.

На волне этих слухов, 30 июля 1705 года в Астрахани вспыхнуло крупное народное восстание против проводимых царём реформ, а так же вводимых Петром I новых налогов и повинностей. Основной движущей силой восстания были стрельцы, сосланные царём из Москвы после стрелецкого бунта 1698 года. Были вырезаны все иноземцы, а так же казнены воевода Тимофей Ржевский и его приближенные, после чего, власть перешла в руки выборных старшин. Были отменены драконовские налоги, что способствовало популяризации новой власти. Восстание стало набирать обороты и вскоре охватило Красный Яр, Черный Яр, Турьев, Терки.

Однако поднять на восстание другие города Поволжья и Дона не удалось. Попытка взять Царицын, в августе 1705 года, кончилась провалом. А донские казаки ни только не поддержали астраханское восстание, но даже отправили в помощь правительственным войскам двухтысячный отряд.

Обеспокоенный «Астраханским бунтом», Петр I на подавление беспорядков направил несколько полков под командованием генерал-фельдмаршала Шереметева. Те добрались до Астрахани в начале марте 1706 года. Горожане держали оборону несколько дней, но потом сдались. После двух лет «розыска» в Москве были казнены 240 лидеров повстанцев.

Начало XVIII века, в годы правления царя Петра I, стало для царства Русского периодом реформ. Они проходили в тяжелой обстановке войны со Швецией. Этот фактор требовал от властей действий по увеличению сбора налогов. Поводом к восстанию послужил указ российского правительства о введении дополнительных налогов, о чем было объявлено в 1704 году.

Политика Петра І вызвала бурное недовольство инородцев, во многих местностях империи. Которое поддерживалось так же и другими негативными аспектами российской политики в отношении башкир. Началом этих трагических событий стал сбор башкирских родов в Азиевской мечети, которая считалась главной в их землях, между реками Кама и Яик, где и было принято решение о начале восстания.

Летом 1704 года, восстание башкир быстро охватило огромную территорию на степной окраине царства Русского. В 1704 году восстали башкиры и татары Казанского, Мензелинского и Уфимского уездов. Налогов они не платили, а переписчиков изгоняли из своих земель. Западной границей действий повстанцев можно считать Волгу, а восточной — Тобол. На севере оно распространилось до реки Камы около города Кунгура, а на юге, до реки Яик. Башкирское восстание 1705-1711 годов стало одним из ключевых народных выступлений в годы царствования Петра I.

Власти в 1705 году послали в Уфимский уезд карательный отряд под командованием полковника А. С. Сергеева. Он под угрозой смерти потребовал от башкирских старших отдать в казну 5000 коней. Но на деле получился банальный грабеж населения. Карательные войска повели себя жестко и начали запугивать башкир, грабя села и отбирая у них имущество, а также глумясь над мусульманским духовенством и казня знать.

В ответ на этот беспредел, башкиры перестали платить налоги и отправили в Москву делегацию, которую возглавил Дюмей Ишкеев. Но в столице его и сопровождавших арестовали. Дюмея Ишкеева было приказано в кандалах прислать в Казань. После пыток башкирского вождя повесили.

Однако у башкир была своя феодальная верхушка давно мечтавшая о независимости, и она воспользовавшись ситуацией попыталась выйти из российского подданства, отдавшись под власть турецкого султана. Была предпринята попытка создания Башкирского ханства и установления дружеских отношений с Османской империей и Крымским ханством. Ханом был объявлен Хази Аккускаров.

В 1706 году в землях татар и башкир появился сын Шибанида Кучука Султан-Мурад. Он, как и его отец ранее, правил каракалпаками. Оттуда Султан-Мурад двинулся на Северный Кавказ, где заключил союз с чеченцами. Далее проследовал в Крым и Стамбул, к крымскому хану и султану Ахмету III. Но не получил поддержки ни от Гиреев, ни от Османов. В конце 1707 года, повстанцы смогли разгромить полк царской армии и атаковали соседние с их землями уезды: Кунгурский, Вятский и Казанский. Однако башкиры не были едиными. Татары Казанского уезда решили выйти из подданства Романовым, русских в своем крае уничтожить и сделать ханом некоего Султан-Гази.

Весной 1708 года башкирские повстанцы смогли выслать гонцов к восставшим под руководством Кондратия Булавина донским казакам. Вскоре башкиры и татары пришли к Каме и воевали в окрестностях Самары, Сергеевска, Саратова, разоряли Симбирский уезд. В Осинской и Сибирске они также проявляли активность.

Произошло несколько сражений под Уфой, у Сергеевска, Билярска, Каракулинска, Сарапула, Заинска. Сарапул взяли в осаду марийцы и башкиры, под Уфой действовали башкиры, под Кунгуром — башкиры, марийцы, мишари.

В конце 1707 года татары и башкиры взяли Заинск и начали наступление на Новошешминск, Билярск, Сергеевск, Мензелинск. В январе 1708 года силы восставших сосредоточились в районе Казанского уезда. Они заняли деревни Чепчуги, Елань, Черемышево, Аркатова, Ия, Юнусово, Шуран, Чирпы, Савруш, Балтач. Восставшие остановились в 30—40 верстах от Казани, не отважившись на штурм хорошо укрепленного города.

Но с подавлением Астраханского восстания, в 1706 году, царское правительство отказалось от политики переговоров с башкирами. Русские власти, в начале 1708 года, отправили на подавление восстания отряд князя Петра Хованского. Этих сил не хватило и в 1710 году к ним присоединились еще пять полков под командованием Якушкина и отряды калмыков хана Чакдор-Джаба. Русский царь вынужден был отправить на восток войска, отрывая их от войны со шведами в Польше и Прибалтике.

Правительственные войска с помощью колымского войска разгромили восставших, к которым присоединились в то время каракалпаки. Восставшие были вынуждены отступить за Вятку и Каму. Достигнув Елабуги, Хованский снова вел переговоры. Татары начали присягать царю, но борьба отдельных их групп в восточных местностях Татарстана продолжалась в 1709—1711г ода. Основной базой восставших была Башкирия, особенно Зауралье и район Кунгура.

В 1708 году активность башкир спала; только часть из них во главе с Кусюмом продолжала борьбу. Но среди башкир снова наметился раскол. Часть повстанцев хотела продолжать войну, но основная масса башкир стоял за примирение с русскими.

Хотя восстание и завершилось поражением, однако башкирам был сделан ряд уступок. В 1720—1722 годах царь организовал правительственное расследование, которое признало требования башкир справедливыми. Так, введение налогов, которое стало поводом к восстанию, было отменено. Российское государство подтвердило особый статус башкир.

Практически вслед за башкирами поднялось донское казачество, основным лозунгом которого снова стала борьба за "старую веру". Причин для бунта было несколько. Во-первых, правительство наложило запрет на добычу соли, что не могло не вызвать гнев казаков, так как соль была главным источником заработка войска Донского. Во-вторых, в июле 1707 года Пётр I подписал указ о розыске беглых крестьян на Дону и их беспрекословной выдаче. Это казакам также не понравилось. Именно крепостные пополняли казачье войско и делали его сильнее. Даже самые верные Москве, так называемые "домовитые казаки" сделать тут ничего не могли: все бежавшие находились под защитой старинного местного закона, с Дона выдачи нет.

Сначала Петр пытался решить проблему дипломатически, потому, что казаки оказали русскому войску немалую помощь в азовских походах и походах на низовье Днепра, так что ссориться с ними царю не хотелось. Тем более, что Московская Русь вела тяжелейшую Северную войну с шведским супостатом.

На все требования и уговоры Москвы, отказаться от старого обычая, государь получал решительное "нет". Наконец, терпение Петра иссякло, и в 1707 году он послал на Дон карательный отряд, чтобы искать и силой возвращать домой беглецов. Ответственным за выполнение распоряжений был назначен полковник Ю. В. Долгоруков.

Московский отряд на Дону вёл себя крайне жестоко. «А нашу братью казаков многих пытали и кнутом, били и носы и губы резали напрасно, и жён, и девиц брали на постели насильно и чинили над ними всякое ругательство, а детей наших младенцев по деревьям вешали заноги». В ответ на эти зверства "голытьба поднялась и истребила посланный царем отряд, до последнего человека.

С этого момента события восстания Булавина начали разворачиваться очень быстро, и вскоре мятежный атаман собрал под своим началом около 2000 человек. К мятежникам примкнули и те казаки, которые до этого предпочитали оставаться в стороне от этих кровавых событий. Среди них были и запорожцы. Булавина вскоре избрали войсковым атаманом. Правительство поспешило принять ответные меры:

Против него выступил черкесский атаман Максимов, и армия мятежников вскоре разбежалась. Многие булавинцы попали в плен, где были казнены или искалечены, а сам атаман Булавин бежал в Запорожскую Сечь, где его популярность среди рядового казачества начала быстро расти.

Начались активные события восстания под предводительством Булавина в Шульгинском городке на реке Айдар, на территории Луганской области современной Украины. Позднее мятеж охватил значительную часть украинской территории, включая весь северо-востоке и Левобережье, и распространился на Козловский, Тамбовский, Верхнеломовский и Нижнеломовский уезды, то есть на части Тамбовской и Пензенской губерний.

Поддержали Кондратия Булавина и в Запорожской Сечи, куда он бежал после первой неудачи. Позднее главным опорным пунктом мятежников стал город Черкасск, что в Ростовской области. Позднее восстание расширилось вдоль Волги, охватив часть территории Поволжья.

Восстание под руководством атамана Булавина, прошедшее в 1707 – 1708 годах, изрядно взволновало Петра I. Оно случилось почти одновременно с восстаниями в Астрахани и Башкирии, и император закономерно опасался, что бунтовщики могут объединиться. К апрелю 1708 года Булавин собрал уже около 20 тысяч человек и решил для начала разобраться с лояльными царю черкесскими казаками. Уже 1 мая Черкесск был взят, атаман Максимов казнён, что положило конец междоусобице между донскими казаками, но не самому мятежу.

На подавление мятежа на Дон была направлена двадцатитысячная армия, которую возглавил Василий Владимирович Долгоруков, брат убитого князя. Царские войска нанесли войскам повстанцев несколько серьёзных поражений, а сам мятежный атаман предпринял неудачную попытку штурма крепости Азов. После поражения вокруг него созрел заговор, и казачья верхушка решила предать атамана и выдать его врагу, обменяв на амнистию, так что в результате заговора он был убит, не желая сдаваться в плен.

После смерти атамана командование события восстания Булавина стали сходить на нет, командование войском перешло к атаману Игнату Некрасову, которого поддержали другие атаманами. Но правительственной армии в относительно короткие сроки удалось одержать победу. Бунт был подавлен окончательно и бесповоротно, став одним из многочисленных народных восстаний в России XVIII века.

Пётр I приказал отобрать у донских казаков часть подконтрольных им земель, а само донское казачество лишилось независимости. После поражения Донское войско присягнуло Петру I на верность. Другим итогом восстания Булавина стали огромные людские потери, Дон потерял примерно 30% от всего населения. Не менее 8 станиц и городков было уничтожено полностью, их просто стёрли с лица земли в ходе боевых действий.

Многочисленная группа донских казаков после смерти Булавина и подавления восстания вместе с атаманом Игнатом Некрасовым ушли с Дона на Кубань, а в 1740 году, спасаясь от царских войск, перебрались в Османскую империю.

Гетман Иван Мазепа, одна из тех исторических фигур, которые вызывают острые споры по сей день. В русской историографии утвердилось суждение о Мазепе как об эталоне предательства, тщеславном эгоисте и амбициозном авантюристе, ради личной выгоды пожертвовавшем коренными интересами своего народа и даже своего казачества.

Хотя современные украинские авторы пишут о гетмане как о национальном герое. Сам акт подлой измены оправдывают правом вассала поменять вдруг ставшим неугодным хозяина, а так же желанием оградить родную землю от тягот и лишений, вызванных вооружённой борьбой двух имперских хищников. Наконец, стремлением использовать исторический шанс воплотить вековую украинскую мечту о вольном и «незалежном» государстве.

Но большинство казаков, и весь малороссийский народ, пошли не за него, а против него, иуды. Народ инстинктивно почуял ложь в тех призраках свободы, которые ему выставляли. Он уже и прежде лучше самого Петра и его министров раскусил своего гетмана, считал его поганым ляхом, готовым изменить царю с тем, чтобы отдать Украину в рабство ненавистной и презираемой народом Польше.

Так как никакие уверения изменника, никакие лживые обвинения, рассылаемые им на московские власти, не переменили к нему народной антипатии. Народ инстинктивно видел, что его тянут в гибель, и не пошёл туда. Народ остался верен царю даже не из какой-либо привязанности, не из благоговейного чувства к монарху, а просто от того, что из двух зол надо было выбирать меньшее. Как бы ни тяжело было ему под гнётом московских властей, но он по опыту знал, что гнёт польских панов стал бы для него тяжелее.

Итог этой гнусной измены показателен. Военно-стратегический и политический результат мазепинщины оказался равен нулю. Ни поднять общенародное восстание против «москалей», ни даже нанести урон коммуникациям русской армии не удалось.

12 января 1709 года граф Г.И. Головкин писал послу в Дании князю В.Л. Долгорукому: «…весь малороссийский народ обретаетца в верности к Его Царскому Величеству и ис тех мест, где шведы были, а имянно из Ромны и Прилук, все прислали присланных своих с объявлением верности своей». Исторические данные о Полтавской баталии свидетельствуют: участие казаков Мазепы в битве было минимальным.

После Полтавы в биографии Мазепы остаются только поспешное бегство и подлючая смерть на чужбине. Не только финальная измена, но и весь жизненный путь Мазепы характеризует его как человека хитрого, но не мудрого, для которого вполне естественным было предавать товарищей и покровителей. Потому, что происходивший из православной шляхетской семьи с Белоцерковщины, воспитывался в тогдашней Речи Посполитой, при дворе польского короля Яна Казимира, «королевским покоевым» которого он был, по другому поступить не мог…

Мазепа всю жизнь оставался человеком не украинской, а скорее польской культуры и польского уклада, в своей подлой душе ненавидящий русский мир. При этом Мазепа не упускал случая заявить о своей лояльности. Он был обласкан Петром. Став вторым в истории России кавалером Ордена Андрея Первозванного.

Пётр не сразу поверит в предательство своего любимца, Меншиков вынужден убеждать царя: «И тако об нем инако разсуждать не изволте, толко что совершенно изменил». Перебежав к шведам, Мазепа вскоре был готов предать и своего нового хозяина. В конце 1708 – начале 1709 года он вступает в переговоры с Петром, обещая выдать Карла XII или одного из его сановников, но не успел, издох. ..

А символическим завершением его нравственного образа может считаться изготовленный в России специально для Мазепы в единственном экземпляре «Орден Иуды».

Заметным новым явлением в истории народного протеста XVIII века являются волнения и восстания работных людей и приписных крестьян, трудившихся на заводах и фабриках страны. Причины и повод для выступления попытка администрации перевести их в разряд крепостных, нечеловеческие условия труда и многомесячная разлука с семьями. Не все в России понимали и адекватно воспринимали проводимые реформы царя. Которые были больше похожи на геноцид населения.

Хозяйственное освоение огромных территорий Урала и Сибири, строительство заводов, развитие ремесел и торговли, прокладка дорог, стало одним из важнейших задач России в имперский период ее реформирования царём Петром I. Особенно большой рывок был сделан на Урале и в Приуралье, и история этого рывка в XVIII веке не представима без рода Демидовых. У горнозаводского хозяйства Демидовых были налажены тесные экономические связи со многими регионами страны.

Тульском кузнец-оружейник, сумевший мастерством поразить Петра I, получил земли на Урале и в Сибири для строительства металлургических заводов, поставлявших за дешевые цены военные припасы для казны. Так, появиласья «империя» Демидовых, крупнейших уральских горнозаводчиков того времени. Можно сказать, ранняя промышленная элита этого «царства», не сильно признававшая диктат правительства, а так же охотно принимавшая у себя на Урале беглецов со всей России.

Деятельность заводчиков Демидовых способствовала тому, что в кратчайшие сроки уральский регион стал участником мировых торгово-рыночных отношений. Поражает размах и содержание их деятельности: горное дело, черная и цветная металлургия, добыча золота и платины, производство оборонной и гражданской продукции, обустройство огромных территорий и заселение: устройство дорог и рациональной системы землепользования, развитие торговли, многоступенчатой системы политехнического образования, строительство и содержание больниц, приютов, храмов.

Великий царь-реформатор строил новое государство «на обломках» древней Руси. Его отец, Алексей Михайлович начал гонения на свой народ, на лучших граждан, кто хранил духовные традиции «древлего благочестия». Но их убежища одно за другим были обнаружены и разгромлены. Оставшиеся в живых и не сменившие убеждений бежали дальше вглубь России, на Урал, в Сибирь…Исповедники шли на мучения,  бежали в леса, горели в срубах, лишь бы только не предать православную веру.

Демидовы были энергичными предпринимателями, видели проблему во всей полноте, с государственной точки зрения. На их заводах сформировалась уникальная социально-культурная среда. По Божиему промыслу за Уральскими горами старообрядцы оказались  под защитой привилегий, полученных в 1702 году Демидовыми для развития отечественной металлургии. Пути первых русских промышленников и беглых подвижников православной веры пересеклись.

В начале XVIII века на Урале, при поддержки Демидовых, было создано хранителями старой православной веры, «последних людей Древней Руси», «царство раскольников». Сюда потаенными дорогами направились староверы из-под Москвы, из Тулы, из Выгорецких обителей, с реки Керженца, благодаря последней на Урале староверы получили название кержаков.

Демидовы трудился самозабвенно, не жалея сил, и от своих рабочих требовал того же. Слабые не выдерживали его требований и бежали с заводов, жаловались на «тирана». Оставались только настоящие крепкие сильные люди. В большинстве своем это были старообрядцы.

В начале 1720 года Татищев был направлен Берг-коллегией на Урал в составе комиссии, которой поручалось ведение казенных заводов и надзор за частными промышленниками. Ему приходилось действовать в регионе малоизвестном, некультурном, издавна служившем ареной для всяких злоупотреблений. В юрисдикцию Татищева входили преимущественно административно-финансовые вопросы.

Истинный «птенец гнезда Петрова», Татищев имел, так сказать, «абсолютистские» взгляды на соотношение частного и государственного секторов в металлургической промышленности. Естественно, отстаивая привилегию последнего.

Эти меры вызвали неудовольствие Никиты Демидова , видевшего подрыв своей деятельности в учреждении казённых заводов. Вскоре Татищев предъявил Демидову обвинения в том, что, получив от Петра I грамоту только на Невьянский завод, тот «неправильно распространял свои владения и употреблял в работу казенных мастеровых». Вследствие чего последовали обвинения и тяжба с Татищевым.

В самые глухие, потаенные места отправлялись команды со строгим наказом, сжечь притаившийся там раскольничий скит, захваченных обитателей доставить в Екатеринбург.

Башкиры подняли мятеж против российской короны, начав воевать в Зауралье. Мятеж затронул районы уральских заводов. Они нападали на Каменский завод и Камышловскую слободу, а также на другие заводы и поселения. Также было неспокойно в Кунгурском уезде, где нападениям подверглись русские деревни. В это же время ватаги лихих людей совершают нападения на делянки углежогов, приписанных к казённым заводам и рудники.

В то время как, сопротивление крестьян росло вместе с развертыванием заводского строительства и усилением их эксплуатации на заводах. Для обеспечение безопасности рудных заводов, в марте 1721 года, на рудники была переведена команда драгун, которые жили по окрестным слободам. Так при заводах появился свои местные гарнизоны.

Из русских крестьян Татищев организовал вооруженные отряды, с помощью которых ему удалось усмирить зауральскую часть Башкирии. Казалось, что на первых порах Татищев справился с ролью усмирителя края. Но несмотря на то, царская администрация расправлялась с беглецами чрезвычайно жестоко, вплоть до повешения, бегство усиливалось и приняло особенно значительные размеры. Однако вскоре положение вновь осложнилось, так как рабочие металлургических заводов, доведённые местной администрации до отчаяния, подняли восстание.

Основным событием волнений на Уральском заводе, был массовый побег с Екатеринбургского завода работников, а так же побег солдат, которых приставили охранять работных людей. Крестьяне находили сочувствие и помощь среди заводской охраны, состоявшей из солдат, недавно навербованных из тех же крестьян, и они совместно устраивали побеги и чинили нападения.

Не менее напряженное положение отмечено на частных заводах, где эксплуатация была еще сильнее, а самоуправство заводчиков еще бесконтрольнее. Крестьяне не являлись на заводские работы и либо прятались близ своих домов, либо бежали в Сибирь и Башкирию, вооружившись «огненным ружьем», оставляя свой скот и хлеб». На поиски беглецов посылались солдаты, однако вернуть их не удалось.

Однако восстаниями в Астрахани и на Дону не исчерпываются выступления крепостных крестьян в эпоху Петра I. Ожесточённая борьба против феодально-крепостнического гнёта на Руси принимала разнообразные формы. В некоторых случаях она была пассивной и ограничивалась бегством, неповиновением вотчинной и коронной администрации или подачей жалоб на тяжелое положение и просьбами облегчить повинности.

Выступления крестьян были вызваны усилением в стране феодального гнета. Несмотря на то, что стихийная и разрозненная борьба крестьян оканчивалась их поражением, ее значение было велико. Она являлась важным средством противодействия стремлению класса помещиков и абсолютистского государства к безграничной эксплуатации крестьянства. Несмотря на беспощадное, «в страх другим», подавление крестьянских выступлений, антифеодальная борьба не прекращалась.

Особой популярностью пользовались среди крестьян легенды о пленении и заточении «настоящего» царя и легенды о подмене царской дочери немецким мальчиком. «Великого государя скрали немцы у мамок в малых летех»,— говорили одни; «государь семь лет в полону, а на царстве сидит немчин»,— рассказывали другие; царь «не русской породы и не царя Алексея Михайловича сын, взят в младенчестве из Немецкой слободы у иноземца на обмену» и «вместо царевны взяли ево».

Критикуя правительство, крестьяне часто и резко высказывались против бояр и дворян. Особой формой протеста против помещиков, получившей широкое распространение, стали доносы. Зная, что закон обещает за «правый извет» на помещика освобождение от крепостной зависимости, крестьяне, начиная с 1695 года и в течение всей первой четверти XVIII века, систематически приносят как справедливые, так и ложные доносы на своих владельцев. Причиной доносов являлось либо желание освободиться от крепостной зависимости или кабалы, либо стремление отомстить за насилия и побои. Такого рода доносы поступали в Преображенский приказ как от одиночек, так и от целых групп крестьян.

Хотя критика, в конце XVII века, внутренней и внешней политики правительства, порицание приказных порядков, жалобы на рост налогов, осуждение образа жизни и поведения царя и другие «непристойные речи» уже расценивались как тягчайшее политическое преступление.

В других случаях стихийно возникшее недовольство выливалось в вооруженное выступление крестьян, они жгли помещичьи усадьбы, убивали помещиков и ненавистную вотчинную администрацию, отказывались от барщинных работ, уплаты оброков, налогов, самовольно рубили леса, косили луга, захватывали и распахивали землю. Такие выступления, как правило, подавлялись военной силой, причем крестьяне оказывали вооруженное сопротивление.

Примером крестьянских восстаний, произошедших в начале XVIII века, могут служить волнения с 1702 по 1704 года на северо-западе в вотчинах Тихвинского монастыря, где в движение оказалось вовлеченным зависимое население соседних вотчин, к восставшим примкнули их ближайшие соседи, крестьяне Введенского девичьего монастыря. Крестьяне отказывались от сельскохозяйственных работ на монастырь, и монастырские «хлебные пашни остались не паханы, и сенные покосы остались не кошены».

Крестьяне захватывали пашенные земли, сенокосные угодья, а в 1704 году подожгли Введенский монастырь, который от их «поджогу... сгорел весь без остатку». Движение приняло настолько угрожающие размеры, что монастырские власти просили прислать в Тихвин воинскую команду «для усмирения бунта» .

В неурожайные 1704—1706 годы, когда «глад был по деревням великой» ,происходило множество крестьянских волнений. В феврале 1706 года в Шацком уезде крестьяне Чернеева монастыря отказались вносить оброк, уверяя, что «от недороду и градобитья они голодают». Была вызвана воинская команда, и крестьян босых и голых сажали в подполье. В сентябре того же года в Окологородном стане Московского уезда крестьяне оказали сопротивление при сборе недоимок и изгнали команду солдат.

В том же 1706 году, крестьяне Муромского и Рязанского уездов вотчин рязанского митрополита воспротивились рекрутскому набору, «не шли записываться и детей своих не пускали» и повиновались только после вызова солдат. Целое лето, с июля по сентябрь 1707 г., длилось восстание крестьян в Ярославском уезде в вотчинах Спасова Ярославского монастыря.

Крестьяне отказались платить недоимки, за что их руководителя Аврамова «посадили за караул». Крестьяне созвали мирской сход, освободили Аврамова, выбрали его в сотские и послали с жалобой в Москву. Крестьяне «с кольем и дубьем и с рогатинами многолюдством расхаживали», сменяли старост, выгоняли приставов и подьячих.

Осенью восстание было жестоко подавлено, «расправу чинили поголовную», били людей плетьми, разоряли дома и забирали пожитки. В 1707 году, в Мещевском и Вяземском уездах, крестьяне Юхнова монастыря в течение ряда месяцев «посыльных людей за сборами всякими бьют и в деревни не пускают» .

В течение нескольких лет происходили волнения во владениях Симонова монастыря в Устюжской провинции в селе Весь Егонская. Крестьяне этого села в 1703 году отказались платить подати и затем «все годы были непослушны, ничего не давали, ни провианту, ни податей и когда в 1706 году стали сыскивать, учинили бунт». Неповиновение продолжалось весь 1707 год.

Монастырские власти в 1708 году решили взыскать всю накопившуюся за много лет недоимку и с этой целью в село Весь был отправлен приказчик и с ним десять драгун.

Но крестьяне отняли у солдат лошадей, повозки, разбили и привели в негодность оружие, забрали скот и хлеб из амбаров, а документы вотчинной канцелярии уничтожили. Восставшие держали целовальника и старосту в кандалах, а драгун возили скованных по деревням «от села Веси верст за 60» .

Неповиновение продолжалось и в следующем, 1709 году, когда крестьяне отказались послать односельчан на работы в Петербург, не платили оброчных денег и оказали сопротивление сборщику провианта. В село была направлена воинская команда, и в марте 1709 года восстание было подавлено.

События 1707—1708 года, происходившие на Дону, сказывались и на крестьянах центральных уездов и особенно в южных уездах и в волжско- окском районе. К 1708 году относятся сведения о появлении «воров» на Волге между Кинешмой и Юрьевцем и на Оке близ Нижнего.

Повстанцы с Дона сносились с крестьянами Казанского и Симбирского уездов. Восстанием были охвачены все уезды, граничившие с территорией войска Донского: Курский, Тамбовский, Михайловский, Одоевский, Веневский и др. В 1708 году повстанческие отряды действовали в Звенигородском, Вяземском, Бежецком, Галицком, Тверском и других уездах .

Длительное сопротивление в 1708 году оказали крестьяне Спасского монастыря в Ярославском уезде. Крестьяне монастырского села Медведки имели недоимочную задолженность трехлетней давности. В ответ на требование выплатить недоимки крестьяне в январе 1709 года «учинили мятеж», а когда солдаты пытались их «взять за караул, крестьяне сломали житницы, взяли хлеб и ушли все в леса». В апреле неповиновение продолжалось, крестьяне, «бегая», жили в деревнях соседних помещиков; приезжающих сборщиков «многолюдством бьют и увечат, себя же увезти никого не дают».

Выступления крестьян в это время происходили в Смоленском, Дорогобужском и Вяземском уездах. Из этих уездов крестьяне массами уходят к Брянску, «якобы на жительство в новонаселяемую слободу, но перед уходом разоряют помещичьи дворы и животы и людей бьют до смерти...» Посланным солдатским отрядам крестьяне оказывали сопротивление.

Крестьянское движение продолжалось и в последующие годы. В 1710 году происходили волнения в Переяславль-Залесском уезде, во владениях Покровского и Троице-Сергиевского монастырей. Крестьяне не дали собирать в вотчинах провиант для высылки в Нарву и, собравшись до 500 чел., с кольем и дубьем освободили 10 человек, ранее взятых под стражу за «буйство», а стражу избили . Волновались крестьяне Меллера в Верейском уезде, монастырские крестьяне села Вознесенского. В 1712 году, в Копытовской волости Клинского уезда были убиты приказчик Меншикова и приказчик села Раменье Городецкого уезда , вотчины Троице-Сергиева монастыря.

Выступления, подавленные военной силой, происходили в 1716 году в Тульском уезде, в селе Хавкове, а в 1719 году в Дмитровском уезде крестьяне Кириллова монастыря сопротивлялись рекрутскому набору. В Новгородском, Можайском и Мещевском уездах в 1719 году происходили волнения больших масс крестьян, вооруженных оружием, вступавших в столкновение с регулярными войсками.

Одна из «ватаг» сумела даже овладеть на время городом Мещовском и выпустить из городской тюрьмы содержавшихся в ней колодников. Были «ватаги», которые преследовали разбойничьи цели, однако в целом они являлись одной из форм борьбы крестьянства против феодального гнета.

Борьба крестьян вновь усилилась в 1720—1725 году. Этому способствовало введение подушной подати и неурожаи 1722—1724 года. Наряду с множеством «ослушаний» и «дерзостей крестьянских» следует отметить восстание помещичьих крестьян в 1721 году в Кашинском уезде, в селе Никольском. Воинская команда расправилась с восставшими, но в 1723 году волнения вспыхивают вновь с большей силой и охватывают владения многих помещиков. Крестьяне жгли усадьбы, уничтожали крепостные документы, рекрутские списки .

Правление Петра I открыло в русской истории новый период. Россия стала европеизированным государством и членом европейского сообщества наций. Управление и юриспруденция, армия и различные социальные слои населения были реорганизованы на западный лад. Быстро развивались промышленность и торговля, в техническом обучении и науке появились большие достижения.

Но петровские преобразования и их итоги крайне противоречивы. С одной стороны, царствование Петра вошло в отечественную историю как время блестящих воинских побед, оно характеризовалось быстрыми темпами экономического развития. Это был период резкого рывка навстречу Европе. Для этой цели Петр готов был жертвовать всем, даже самим собою и своими близкими.

Одни только прямые налоги-то за 40 лет выросли в три раза. Но многократное увеличение налогов привело к обнищанию и закабалению основной массы населения. Желание догнать Европу в экономическом развитии Петр I пытался реализовать с помощью форсированной «мануфактурной индустриализации», за счет мобилизации государственных средств и использования труда крепостных.

Результатом Петровских реформ стало создание в России основ государственно-монополистической промышленности, крепостнической и милитаризованной. Вместо формирующегося в Европе гражданского общества с рыночной экономикой Россия к концу царствования Петра представляла военно-полицейское государство с огосударственной монополизированной крепостнической экономикой.

Достижения императорского периода сопровождались глубокими внутренними конфликтами. Главный кризис зрел в национальной психологии. Европеизация России принесла с собой новые политические, религиозные и социальные идеи, которые были восприняты правящими классами общества прежде, чем они достигли народных масс. Соответственно возник раскол между верхушкой и низом общества, между интеллектуалами и народом.

Достижения имперского периода сопровождались глубокими внутренними конфликтами. Различные социальные акции происходящие в стране были направлены лично против Петра I и не столько против преобразований, сколько против методов и средств их осуществления.

Правительство остро ощущало ослабление контактов с народом после реформ Петра Великого. Вскоре стало ясно, что большинство не сочувствует программе европеизации.

Хлопнул дверью и оставил хамов-русофобов наедине с собой: Жесткий ответ Путина ошеломил Запад

"Пламенная" речь президента Эстонии в ходе торжественного ужина в Германии была прервана, так как один из почетных гостей устал от его болтовни и покинул зал. Присутствующие напряглись и...

Страшнее «Кинжала»: Россия применила новейшие Х-69, что позволило полностью уничтожить мощнейшую электростанцию Киевской области — Defence Express (ФОТО, КАРТА)

При атаке на Трипольскую ТЭС Россия применила новейшие ракеты Х-69, сообщает Defence Express. Дальность пуска ракет составила около 400 км, превышая оценки дальности Х-69 в 300 км, ка...