Мировоззренческая позиция вместо «Национальной идеи».

81 9657

Доктор юридических наук, профессор, председатель СКР Александр Бастрыкин в апреле 2016 года опубликовал статью [1], посвященную методам борьбы с экстремизмом в России. В качестве одного из главных опорных пунктов Александр Иванович отметил важность наличия в обществе национальной идеи, принятой на государственном уровне. В частности он пишет:

Крайне важно создание концепции идеологической политики государства. Базовым ее элементом могла бы стать национальная идея, которая по-настоящему сплотила бы единый многонациональный российский народ. В концепции можно было бы предусмотреть конкретные долгосрочные и среднесрочные меры, направленные на идеологическое воспитание и просвещение нашего подрастающего поколения.

Событие представляется знаковым по той причине, что впервые в новейшей истории страны руководитель одного из силовых ведомств публично заявляет о необходимости иметь концепцию идеологической политики. Это особенно любопытно в связи с тем, что в Конституции РФ в статье 13 пункт 2 есть положение по этому поводу, которое гласит:

Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Правоведы вполне могут спорить о том, можно ли поставить знак равенства между понятиями «идеология» и «концепция идеологической политики». Наверняка какие-то нюансы и отличия найдутся, но важно здесь увидеть другое – налицо озабоченность со стороны руководства нашей страны вопросами идейной и даже мировоззренческой ориентации нашего общества. Но носит ли этот сдвиг тектонический характер (ведь речь идёт в том числе о внесении изменений в Конституцию!) или это всего лишь случайная оговорка?

В этой статье будет сделана попытка исследовать готовность нашего общества к возможным фундаментальным изменениям, к которым возможно и подталкивает А.И. Бастрыкин. Для того, чтобы войти в контекст проблематики, обратим внимание на некоторые любопытные моменты непосредственно в самом тексте. Что же интересного можно увидеть в этой работе?

***

Александром Ивановичем был упомянут «российский народ».

На сегодня понятие «российского народа» носит характер чего-то весьма неопределённого, ещё неоформившегося. Происходит это во многом из-за того, что смысловое контейнирование этой фразы находится в самой начальной фазе своего формирования, а потому пока непригодно для полноценного использования. Таким образом необходимо отчётливо понимать, что включение этого выражения в текст является попыткой опереться на нечто, что на данный момент не сформировалось, а присутствует лишь потому, что реальные альтернативы отсутствуют. Для наглядности можно привести несколько обратных примеров, где нет подобной смысловой пустоты, несмотря на схожий контекст использования.

Пример 1. «Американский народ» (англ. American people). Говоря эту фразу, пожалуй никто из американцев не заикнётся о том, что он-де не понимает, о чём идёт речь. Это вполне сложившееся выражение, которое даже закреплёно в их конституции. Стоит отдавать себе отчёт в том, что смысловое закрепление произошло у них далеко не сразу. После того, как в 1787 году отцы-основатели американской нации выработали свод положений, названных ими конституцией Соединенных Штатов Америки, прошло ещё очень много лет и немало войн, прежде чем заявка на новый уклад утвердилась. Таким образом, использование фразы «Американский народ» не является фикцией или симулякром. Это вполне устойчивая на сегодня смысловая конструкция. Граждане США, включая президента страны, вполне комфортно оперируют этим понятием в своих публичных и частных выступлениях и никаких неудобств не возникает.

Пример 2. «Советский народ». Тем, кто не застал в сознательном возрасте времена СССР, сложно понять, что это вообще такое. Некоторые смыслы существуют скорее на уровне ощущений и впечатлений, но вот говорить об этом бывает сложно. Потому они могут и не присутствовать в явном, чётком (как в предыдущем примере) виде в прессе, телевидении и т.д. Это полностью относится к рассматриваемому здесь понятию. Успехи СССР в деле образования, культуры, науки, промышленности и т.д. способствовали тому, чтобы в лексиконе стран мира появилась соответствующая мощная фраза – «советский народ». Но СССР канул в Лету и советский народ как общность прекратил своё существование так и не успев полноценно сформироваться за 73 года своей сложной истории. Идиому «советский народ» сегодня вполне можно толковать логикой, но на практике её использование возможно с определёнными ограничениями. Являлись ли, к примеру, народы СССР в последние 5-7 лет своего совместного существования единым многонациональным советским народом?

И, тем не менее, пусть в неполной форме, пусть скорее из области логики, но «советский народ» - это словосочетание, имеющее свой сложный, но всё-таки осязаемый смысл.

Произнося же фразу «российский народ» говорящий проваливается в смысловой вакуум. За этой фразой сегодня мало что стоит, она не наполнена какими-либо сильными смыслами и идеями. На неё, строго говоря, невозможно опереться и потому даже возникает позыв заменить её на что-то менее противоречивое, например, на фразу «граждане РФ». Схожие проблемы имеет и слово «россияне», предложенное, как говорят, в начале 90-х Б.Н. Ельциным. Отчасти такое положение дел объясняется тем, что прошло всего каких-то четверть века с момента введения этих лексических единиц в оборот, что с точки зрения истории – просто миг. За этот срок толком не успело закрепиться ни то, ни другое выражение. В таком положении дел, при вдумчивом размышлении, состоит трудно скрываемая трагедия целого поколения людей, включая конечно и А.И. Бастрыкина, потерявших одно созидательное означающее, но пока не видящих ничего достойного взамен.

Для тех, кто хотел бы более глубоко разобраться, что такое лексическая единица, как формируется значение, чем значение отличается от понятия, можно посоветовать учебник В.А. Белошапковой «Современный русский язык». В контексте этой статьи, для лучшего понимания того, на чём базируется в своих рассуждениях автор, необходимо познакомиться с работой «Русский язык в мировоззренческом противостоянии XXI века», часть I.

Возникает логичный вопрос, нельзя ли вместо экспериментов со словами-новоделами взять что-то из нашей истории, что могло бы иметь объединяющий эффект не только для «граждан РФ», «россиян», но в идеале и для людей из других стран, для которых русский язык и культура – это часть личной культуры.

Долго искать не нужно. Такое слово есть.

Русские.

Но почему же Александр Иванович не использовал это слово в своём публичном обращении? Что заставило его искать замену этому, казалось бы, вполне подходящему слову? Может он чего-то опасался или был в чём-то не уверен?

Дело в том, что это могучее слово с точки зрения своего места в языке и истории проходит сегодня через период сложной трансформации. Как и всё наше общество. Оно – слово «русский» – очень мощное, в нём заключен целый космос смыслов и вряд ли при встрече с этим словом кто-то (включая наших недругов) может остаться равнодушным. Но, в виду сложных исторических процессов, сегодня данное означающее также не имеет строгой структуры, обусловленного контекста своего использования. Для сравнения, никаких коллизий сегодня не возникнет с использованием слов с внешне похожим контекстом, например «японец», «эстонец» и т.д. Но использовать слово «русский» - сегодня это сложно как никогда!

Может ли кто-то сегодня внятно ответить на вопрос о том, кто такой русский? Скорее всего нет, ведь старых опор уже нет либо они ненадёжны, а новые пока не сформированы.

Уже давно нет для этого понятия этнических оснований, т.к. в России зачастую невозможно однозначно определить, где заканчивается один этнос и начинается другой. Как, скажите, разделить белоруса с еврейскими корнями от русской, у которой бабушка – татарка? Особенно если это муж и жена? Тот же, кому «вдруг удастся» провести в этом вопросе границы, привязать это разделение к географической карте, а потом ещё и вбить это в головы людей, может стать могильщиком нашего государства. Таких провокаторов нужно беспощадно высекать.

Некоторые тем не менее могут напомнить, что геном русских мол уже прочитан (галогруппы R1a, I и N характеризуют русских), а потому лабораторно вполне реально установить, кто русский, а кто нет. В таком случае что делать с такими близкими в этом смысле (то есть по крови), но такими далёкими и чуждыми от нас ментально народами, как поляки, чехи, прибалты? Насильно всех русифицировать или всё-таки отказаться от слепой веры в исключительность чистой крови?

Нужно ясно понимать, что русский сегодня – это далеко не только (и не столько!) тот, кто имеет определённую структуру ДНК в крови. Опора на чистых носителей какого-либо этноса в нашей стране не может играть созидающую роль, это абсурд!

«России готовят участь СССР. Есть ли варианты?», статья

Не может быть также и религиозной основы. Русский – это не обязательно православный христианин. Роль Православия в истории страны не стоит преуменьшать или наоборот, излишне возвеличивать. Это часть нашей истории. Однако вряд ли будет верно считать, что какая-либо религия, как структура и свод положений, должна играть центральную роль в обществе будущего. Вера в сверхъестественное – слишком деликатная тема, чтобы что-либо навязывать.

«Религия во спасение. Где остановиться?», статья

Но что тогда остаётся?

Принадлежность к русскому языку и культуре? Да! Это вне всякого сомнения является сильной опорой как сейчас, так и для будущего. Пожалуй это тот самый цемент, который держит сегодня наше общество вместе, создаёт так остро необходимую общность между людьми столь разными с этнической, религиозной точек зрения, разных с позиции своего текущего формального гражданства и местонахождения.

Однако эта опора зыбка. Заблуждением будем считать, что просто само по себе свободное владение русским языком или прочтение всех романов Толстого даёт какую-то гарантию отождествления себя с единым многонациональным народом. Примеров обратного, когда это не работает, к сожалению, множество.

Поэтому здесь приходится мыслить дальше, пусть это и будет мучительно, невыносимо сложно. Необходимо нащупать ту опору, которая вместе с русским языком и культурой создадут целостную картину мировосприятия. Такая опора, будучи предъявлена, в своей базовой части должна быть понятна и ясна любому, даже школьнику. И в то же время должна уходить в глубину до той степени, когда затрагиваются самые глубинные слои человеческого устройства, а потому иметь много уровней восприятия, помимо видимых базовых позиций.

Тот читатель, кто сталкивался и смог как-то сжиться с предыдущими статьями автора, уже понимает, о чём идёт речь. В качестве возможного ориентира для новой (но такой естественной для нашей культуры) опоры была предложена идея полноценной реставрации центральной роли отеческой фигуры в нашем обществе.

Именно с реставрации отцовской парадигмы в России может начаться действительное возрождение нашего общества как главного идейного противовеса Западному укладу жизни, основанному на идеях неолиберализма и бесконечного стимулирования потребления. Неравнодушные люди сегодня много говорят и пишут о том, что им глубоко противен вышеупомянутый уклад. И такие отклики являются прекрасным индикатором того, что направление, вектор размышлений вероятно нащупан верно. Однако необходимо понимать, каковы же его истоки в глубинном, даже где-то философском смысле. Без этого будет невозможно понять, каким образом мужчина в качестве отцовской фигуры может быть чем-то вообще интересным и могущим что-либо поменять, ведь это так контрастно противоречит феминизированной позиции Запада.

Для того, чтобы представлять, в чём особенная важность становления мужчины как отца, стоит понимать, что речь идёт в первую очередь о его структурирующей роли в отношениях между ребёнком и матерью. Определённый порядок в головах закладывается в человеке с младенческих лет. То, под чьим влиянием прошли детские годы человека, как затем прошёл переход из ребенка во взрослое состояние, на кого ребенок ориентировался в своём становлении – всё это закладывает фундамент, который со всей неминуемостью и определяет, что из себя будет представлять человек в будущем.

Именно отец как структурирующая фигура играет решающую роль в том, чтобы мать отпустила ребёнка от себя, позволив тому становиться самостоятельным. Именно отец, как устанавливающий закон, объясняет сыну, что мать – это его женщина (а дочери, что он мужчина её матери). И тогда ребёнку предстоит искать себе объект привязки во внешнем мире, а не оставаться в губительных диадных отношениях! Именно отец как символическая фигура показывает ребенку, как много в мире, действительно интересных дел и явлений, кроме матери. Именно отец, как представитель культуры, способствует тому, чтобы ребенок однозначно определился по полу и в дальнейшем превратился в мужчину (или женщину), а не пребывал вечно в каком-либо промежуточном состоянии.

Провал или намеренное препятствие в выполнении отцовских функций с высокой вероятностью ведёт к появлению в семьях, а значит и в обществе, людей с нарушенной психической структурой. Об этом много пишут специалисты в области психиатрии и психоанализа. И тогда на улицах городов начинают со всё нарастающей динамикой появляться шизофреники, наркоманы, маньяки, педофилы и т.д. Стоит напомнить, что перечень всевозможных личностных расстройств согласно справочнику DSM (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders) от версии к версии, то есть в последние десятилетия, существенно вырос. Дело не в том, что улучшилась диагностика. Дело в структурном, преднамеренном развале отцовской парадигмы в современном цивилизованном обществе, и, как следствие, взрывной рост всевозможных расстройств. Современные либеральные подходы в вопросах распределения ролей в семье, в вопросах, к примеру, сексуального воспитания детей, усугубляют и без того непростое положение дел. Налицо подавляющая на текущем историческом отрезке роль негативной женской стороны, тёмной всепоглощающей матери, которую для краткости автор назвал – "Mother". Кто-то может её остановить?

В рамках этого обзора, для тех, кто хотел бы увидеть более глубокий разбор заявленных позиций, настоятельно рекомендованы к прочтению следующие материалы:

«К чему ведёт невыполнение отцовских функций», статья.
«Реставрация отцовской парадигмы в России», статья 

В сложившейся ситуации, кому-то на нашей небольшой планете необходимо встать на другую сторону, на сторону мужского начала и при этом не скатиться в банальную тиранию (деспотизм), что безусловно также ужасно в своём чистом виде. Это время перехода от общества цивилизации к обществу культуры. Хотя бы на отдельно взятом пространстве.

«Человек Культуры vs. человек Цивилизации», статья

Единственной страной, в которой на сегодня снова возможен такой переход – это Россия. Почему снова? Потому что одна попытка у нас уже была. И пусть та попытка закончилась провалом через 73 года, тот бесценный опыт тем самым был глубоко вшит в бессознательное, в язык, в самую суть народа. Больше никто в мировой истории не пытался построить общество, могущее дать реальную альтернативу капитализму как сущности (и неолиберализму, как его современной репрезентации). И теперь вновь наступает время, когда необходимо вспомнить опыт гигантов прошлого и уже на новом качественном уровне замахнуться на построение нового общества.

«Русский язык в мировоззренческом противостоянии XXI века», часть II. Взгляд на вопрос, почему общество, стоящее на основе русского языка и культуры – это наиболее подходящий фундамент для реставрации отцовской парадигмы.

Следует понимать, что понятие «русский» тем самым будет расширено до философской или, что точнее, мировоззренческой позиции. Таким образом, речь идёт о борьбе за умы и души в рамках каждого отдельно взятого человека. Пусть пока позиции Mother выглядят непоколебимыми, но это только вопрос воли отдельных сильных людей, чтобы что-то началось меняться. Борьба между Мут и Ра, начатая в Древнем Египте тысячи лет тому назад, продолжается и сегодня. С подачи автора это противостояние в современном мире названо борьбой Mother и Отца. Основными носителями противостоящих идейных позиций сегодня являются англоговорящие, как естественные адепты Mother, и русскоговорящие, как носители порядка Отца (да, последнее - это пока желаемое состояние, а не фактическое). Именно этим глубоко сидящим конфликтом объясняется острота давно идущей вражды между Западным миром с США и Англией во главе и Россией, которая постепенно выходит на принципиально новое место в своей истории.

«Что спрятано в английском языке? Влияние грамматического строя на мировоззрение». Статья о глубинных основах современной англоамериканской политики. Эта статья особенно ценна своими комментариями!

Не побоявшись однозначно встать на новую позицию, Россия станет местом, где начнётся быстрая кристаллизация нового (или хорошо забытого старого) миропорядка, предлагающего альтернативу современному Западному неолиберальному обществу. И в этой борьбе у нас будет много сторонников по всему миру, которые сегодня слишком забиты и подавлены и потому себя почти никак не проявляют. Русские – то есть люди с определённой мировоззренческой позицией – станут для них последней надеждой и оплотом. Но, чтобы что-то поменялось, необходимо каждому неравнодушному как можно быстрее осознать со всей остротой суть проблемы, а потом сделать свой осознанный выбор. В любом обществе, даже в любом конкретном человеке внутренняя борьба между Mother и Отцом будет идти всегда, это бесконечная борьба. Это также естественно, как и то, что периодически наступает голод и сон. Но, имея определённый порядок в голове, человек будет очень по-разному решать свои проблемы. Кто-то будет их решать за счёт бесконечной экспансии, захвата ресурсов, подавления несогласных, а кто-то, зная, что где-то нужно знать меру и остановиться, начнёт строить совместное созидательное существование.

***

Как обычно бывает, наиболее ценно, когда у теории, есть подтверждающая практика. Личный пример может оказаться убедительнее многих томов теории.

Автор подготовил такой пример. И, хотя он и касается человека, которого уже давно с нами нет в живых, его пример актуален и в наше время. Речь далее пойдёт о Ф.М. Достоевском. Большинство из читателей неплохо знают его труды, кто-то даже несколько раз перечитал какие-то романы. Однако лишь немногие хорошо знакомы с биографией нашего великого мыслителя. Между тем в контексте этой статьи в жизни Достоевского есть страницы, на которые будет очень любопытно обратить внимание.

Казино в Баден-Бадене.

Уже в почтенном возрасте 46 лет писатель впервые поехал (вынужденно, кредиторы донимали) за границу, в Европу и сразу же попал там в сети казино. Фёдор Михайлович оказался азартным, безрассудным игроком. В рулетку он погружался со всей страстью, исчерпывая себя до самого дна. Это увлечение изматывало и погружало Достоевского в такие пучины безысходности, что, казалось, оттуда он уже никогда не выберется. Вот как описывает Л.И. Сараскина [2], биограф Достоевского, его пагубную страсть:

«В следующие семь дней Ф.М. опять проигрывал, выигрывал, снова проигрывал; закладывал, выкупал и снова закладывал часы, просил срочно прислать деньги, немедленно проигрывал всё присланное, обещая «взять трудом», то есть сесть за работу, но оставался и продолжал играть. Идея жить в игорном городе все более овладевала его сознанием…
Однако первое, что случилось с в Баден-Бадене, был «воксал», казино, рулетка и проигрыш. Отныне писатель идёт вслед за героем «Игрока» след в след; дикая мысль соединяется со страстным желанием, комбинация предчувствий принимается за фатальное предначертание, страсть превращается в манию. Демоны азарта овладевают им всецело.» (2, стр. 472-473)

И еще:

«Счастье, однако, продлилось недолго: Ф.М. уехал на три дня и вернулся без денег, без кольца и без пальто. Играл с мечтой о десяти тысячах и не расстался с ней, даже когда вернулся пустой; и как только жена немного успокоилась, объявил ей, что непременно поедет в Саксон ещё раз. Снова надо было унижаться перед Катковым, умолять Анну Николаевну хотя бы о 25 рублях, писать Яновскому, а пока закладывать вещи, сносить презрение закладчиков, слать в Саксон последние франки на выкуп пальто и кольца… Через два дня жена обошла несколько купцов, чтобы заложить или продать кружевную мантилью, а перед сном почуствовала острые толчки в живот – забился их ребёнок…» [2, стр. 485]

И ещё:

«Взволнованное переживание позднего отцовства, заботы о хлебе насущном, ближайшие и отдаленные долги, усилившиеся припадки (климат Женевы усугублял падучую), послеродовое нездоровье Анны Григорьевны – всё это плохо вязалось с усердной работой над романом, печатание которого уже началось и требовало ритмичного продолжения. И опять – желая разом выпутаться из положения, когда кредит истощён, вещи заложены, акушерка, сиделка, квартирная хозяйка и купцы-закладчики ждут срочных выплат, когда не на что вызвать доктора и купить лекарства для жены, - Ф.М., повинуясь проклятой мечте, снова устремился в Саксон-ле-Бен: маленькой Соне не исполнилось и месяца тогда, когда, оставив жену с младенцем на руках, он отправился на рулетку.
Демоны игры, однако, не дремали и издевательски посмеялись над фанатиком zero. Сразу по приезде он за полчаса проиграл более 200 франков – всё, что было с собой. «Прости, Аня, я тебе жизнь отравил! И ещё имея Соню!... Ангел мой, я тебя бесконечно люблю, но мне суждено судьбой всех тех, кого я люблю, мучить!... Пришли мне как можно больше денег». Он снова заложил кольцо, не было денег на отель и обратную дорогу…
На следующий день он проиграл деньги, вырученные за кольцо.» [2, стр. 490]

Рулетка завладела умом писателя на долгие годы, принеся много горя как самому писателю, так и его молодой жене. Так, за время своей поездки по Европе семья Достоевских не только ещё глубже влезла в долги, испортила отношения с рядом знакомых и родственников, но и прошла через взаимные жестокие, бесконечные упрёки и, как апофеоз, смерть их первенца. Казалось, что ничто уже не сможет вырвать Фёдора Михайловича из цепких лап всепоглощающей страсти, той самой, которая берёт своё начало в диадных отношениях, когда мать не отпускает своего ребёнка, намертво привязывая его к своей символической груди.

Но что же было дальше? Нет, он не умер словно от переедания, как обжора или как наркоман от последней дозы. Он не свалился замертво со стула, как некоторые нынешние геймеры и не прыгнул с высотки. В момент глубочайшего своего падения в Достоевском сыграла его глубинная культура, безусловно унаследованная им благодаря воспитанию.

Фёдор Михайлович остановился!

Давайте столкнёмся с тем, как это случилось [2, стр. 546]:

«Недельная поездка на рулетку в апреле 1871 года, предпринятая в момент тяжелого творческого кризиса, была инициирована, как уверяла позднее Анна Григорьевна, именно ею, выдавшей мужу сотню «свободных талеров» и предвидевшей проигрыш… Впервые за десять лет он боялся проиграть. Накануне видел во сне покойного отца («но в таком ужасном виде, в каком он два раза только являлся мне в жизни, предрекая грозную беду, и два раза сновидение сбылось»), а также свою 25-летнюю Аню, но совершенно седой. Сон потряс его до глубины души. И всё же он поехал, пришел в воксал, стал у стола и начал ставить мысленно, угадал десять раз кряду, угадал даже шанс zero. Он был так поражён чудом мысленной удачи, что включился в игру и в пять минут выиграл 18 талеров. Он мечтал привезти домой хоть что-то, хоть 30 талеров, но вскоре проиграл всё и на взволнованное, тревожное письмо жены ответил «подло и жестоко», требуя прислать денег… Тем же вечером с ним приключилась странная история. Выбежав из казино, Ф.М., как очумелый, бросился к священнику Янышеву, который однажды, в подобных же обстоятельствах, уже выручал его. «Я думал дорогою, бежа к нему, в темноте, по неизвестным улицам: ведь он пастырь Божий, буду с ним говорить не как с частным лицом, а как на исповеди». Но заблудился и, когда дошёл до церкви, которую принял за русскую, узнал (ему сказали в лавочке), что это – еврейская синагога. «Меня как холодной водой облили». Бросился обратно в отель и всю ночь писал Ане, плакал, каялся, просил прощения – так же, как и прежде, десятки раз.
Достоевский был уверен, что этот раз – последний. «Теперь эта фантазия кончена навсегда… Я никогда не ощущал в себе того чувства, с которым теперь пишу. О, теперь я развязался с этим сном и благословил бы Бога, что так это устроилось… Не думай, что я сумасшедший, Аня, ангел-хранитель мой! Надо мной великое дело свершилось, исчезла гнусная фантазия, мучившая меня почти 10 лет. Десять лет … я всё мечтал выиграть. Мечтал серьёзно, страстно. Теперь же всё кончено! Это был ВПОЛНЕ последний раз! Веришь ли ты тому, Аня, что у меня теперь руки развязаны; я был связан игрой, я теперь буду об деле думать и не мечтать по целым ночам об игре, как бывало это. А стало быть, дело лучше и спорее пойдёт, и Бог благословит!.. Я перерожусь в эти три дня, я жизнь новую начинаю… А до сих пор наполовину этой проклятой фантазии принадлежал».
Действительно, опыт 1871 года положил предел многолетнему кошмару. В пламенных висбаденских письмах Достоевского звучало страстное обещание – не ходить к здешнему батюшке Янышеву за деньгами, которые могут быть снова брошены на игорный стол. «Не беспокойся, не был, не был и не пойду!.. К священнику же не пойду, не пойду, клянусь, что не пойду!»; «К священнику не пойду, ни за что, ни в коем случае. Он один из свидетелей старого, прошедшего, прежнего, исчезнувшего! Мне больно будет и встретиться с ним!»

Эта история удивительна ещё и ролью, подвигом женщины. Не будь Анны Григорьевны рядом, кто знает, как бы закончил свои дни писатель. Её терпение и любовь, вера в то, что муж возьмётся за ум, поддержка мужа даже в самые отчаянные дни стали залогом счастливого завершения этого тяжкого испытания. А ведь он могла обратиться в полицию, могла развестись, могла устраивать постоянные истерики с рукоприкладством и т.д. Обратите внимание, что в день озарения писателя Достоевская сама выдала мужу «свободные сотню талеров». Это полностью нелогичное действие на самом деле имело скрытый, символический смысл, даже если сама Анна Григорьевна этого до конца не осознавала. Она сделала своеобразную ставку, как в казино, на то, что её муж – это человек Культуры и он рано или поздно обязательно остановится сам.

Сегодня этот небольшой фрагмент биографии Фёдора Михайловича может стать для современников поводом задуматься, что сидит в глубине каждого из нас? Умеет ли каждый из нас останавливаться в своих «потребительских предпочтениях» в мире, в котором это потребление всевозможными инструментами стимулируется? Как воспитать в этих условиях детей так, чтобы выработать у них определённый, здоровый взгляд на мир? Какова роль женщины в семье и в обществе – она ровня мужчине во всём или у каждого пола есть своя сложная, но особенная роль?

Ответы на эти сложные вопросы в глубинах каждого человека в конце концов и предопределят исход противостояния между «Mother» и «Отцом». Произойдёт ли где-то в мире полноценная реставрация отцовской парадигмы? Если да, то где?

И кто такие Русские в XXI веке?


Ужасный Русский.


ПЕРЕЧЕНЬ МАТЕРИАЛОВ ПО ССЫЛКАМ:

1. А. И. Бастрыкин. Пора поставить действенный заслон информационной войне // Коммерсантъ-Власть. №15 от 18.04.2016 г., стр.20.

2. Сараскина Л.И. Достоевский. М.: Молодая Гвардия, 2011 г.

3. Анри Труайя. Фёдор Достоевский. М.: Амфора, ООО, 2015 г.

Истерики военкур радуют

Сегодня целый день с удовольствием наблюдаю за истерикой военкурятника в связи с арестом предположительно коррумпированного генерала Попова. Вы же орали, дебилы, о необходимости борьбы с коррупци...

Они ТАМ есть: выжившие

Тебя когда-нибудь били толпой? Когда уже нет сил сопротивляться, когда мысль одна: «Ляг и тебя не тронут». И тут какая-то сила поднимает тебя, и ты наносишь удар, и еще удар, и еще… А твои противники...

Европа продолжает самоубиваться.Кража процентов

Как сообщил глава МИД Чехии Ян Липавский, Евросоюз всё-таки одобрил использование доходов от замороженных активов Центробанка России для помощи киевскому режиму. «Мы одобрили...

Обсудить
  • Из всей статьи согласен только с заголовком. С "российским народом" уже не согласен. Также как и с обоснованием отказа от "русского народа".
  • какие-то эдиповы комплексы...
  • Начал за здравие, а дальше "растекаше мыслию по древу...." А чего огород городить? Русский - это тот, кто ощущает себя русским! Кто за бугром с гордостью говорит: " Я - русский!" И всем становится всё понятно! А разбирательства, кто чуваш, кто уйгур, можно оставить для для внутреннего пользования, так сказать, для уточнения. Кроме нас, этого всё равно никто не поймёт...
  • Спасибо за статью! Правда ожидала другого (из заголовка), но это к делу не относится. Мировоззренческая парадигма -это, безусловно, больше чем идеология.. Идеологии (идеи) сменяют друг друга, мировоззрение, как характер, остается. Согласно статье, парадигма отца -это то, что остановит распад и не позволит миру скатиться в тар-тарары. Позволит нам повзрослеть и стать ответственными. Это, я думаю, то, чем жила дохристианская Русь и что было утрачено и теперь возвращается. Да будет так!
  • Вообще то РФ нужна идеология а не какой то суррогат в виде идеи.