Протесты в Беларуси. Прямая трансляция. Обновляется

Как Сталин Трумэна переиграл

10 14274

«Если бы мы опоздали на один–полтора года, то, наверное, испробовали бы этот заряд на себе». Эти слова, по воспоминаниям академика Юлия Харитона, Иосиф Сталин произнёс на церемонии вручения наград за «за исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания». Именно с такой формулировкой 29 октября 1949 года вышел указ о награждении сразу 845 человек. Но в чём же заключались эти особые заслуги? И о чём сказал Сталин? 

29 августа 1949 года — один из величайших дней в истории. И нашей, и мировой. Всякие «лучше бы пенсионерам раздали» и прочие «люди с красивыми лицами», естественно, так не считают. Но кого интересует мнение статистической погрешности? Остальным же расскажем. Даже почти по порядку.

11 февраля 1943 года Сталиным было подписано решение Госкомитета обороны СССР о начале практических работ по созданию атомной бомбы.

Однако же не стоит думать, будто до этого в Советском Союзе не исследовали атом: ещё в 20х годах учёные страны, ещё аграрной, ещё переживающей разруху и прочие последствия интервенций и гражданской войны, вполне успешно вели исследования в самых прорывных по тем временам областях науки.

В 30-е в СССР, как и во всём прогрессивном мире, активно велись исследования атома, а идея же создания бомбы, чьё действие основано на цепной реакции, возникла примерно одновременно в США, Британии, Германии, СССР...

Советские учёные из Харькова (под руководством Фрица Ланге) ещё в 1940 году предложили схему с подрывом обычной взрывчатки, в результате которого из двух докритических масс радиоактивного вещества складывается критическая — то есть классическую на сегодняшний день. Тогда, правда, схему отклонили. Работы велись не только в Харькове: ядерной проблемой занимались как минимум ещё в Москве и Ленинграде. Однако же, на следующий, 41-й, год атомные исследования всё же засекретили и назначили куратора — Молотова. Но разработке советской ядерной бомбы помешало нападение Германии и её евросоюзников — стало не до того.

В том же 41-м были получены первые разведданные об аналогичных работах в США и Британии, потом — о координации усилий этих двух стран. Следующий год принёс информацию о работах по атомному вопросу в Германии. Вывод был однозначным: и союзнички, и противник заняты созданием нового, сверхмощного оружия.

К концу 42-го стало ясно, что США оказались впереди планеты всей, поэтому наша разведка сосредоточилась на добывании информации в Штатах… Сосредоточились настолько эффективно, что довольно быстро узнавали весьма и весьма важные сведения. Тогда же и было принято решение о возобновлении практических работ по созданию собственной урановой бомбы. Руководителем назначили физика Курчатова, была создана Лаборатория № 2 Академии наук СССР(ныне — Курчатовский институт)

Но полноценные работы по воплощению бомбы «в металле» смогли начать только после победы над Германией. Тогда же было начато строительство необходимой инфраструктуры. С нуля. В кратчайшие сроки появились будущие ядерные центры: «Челябинск-40», «Арзамас-16», Обнинск, возникли крупные научные институты и производственные мощности. Курировал проект уже Лаврентий Берия.

Перегнать Америку было невозможно, но догонять надо было срочно — время поджимало. Поджимало оно потому, что вероятность новой войны, уже с бывшими союзниками, была крайне велика. Правда, к ней нужно было подготовиться, и это время на подготовку как раз ставило сроки разработки советской бомбы.

Эта же спешка повлияла и на конструкцию РДС-1 (Реактивный Двигатель Специальный — так, в целях секретности, назвали будущую бомбу) Получаемые от разведки данные говорили о несовершенстве американской конструкции, наши физики могли предложить куда более рациональные решения, но перед ними стояла задача в максимально короткий срок получить рабочее изделие.

Чтобы понять всю серьёзность угрозы и причины спешки, достаточно вспомнить о сроках и деталях американских планов по нападению на СССР: «Пинчер» (1946), «Бройлер» (1947), «Бушвэкер» (1948), «Кранкшафт» (1948), «Хафмун» (1948), «Флитвуд» (1948), «Когвилл» (1948), «Оффтэк» (1948), «Чариотир» (1948), «Дропшот» (1949), «Троян» (1949).

Так, по плану «Чариотир», война должна была начаться с массированных налётов с использованием атомных и обычных бомб. Удару подвергались промышленные, политические и административные центры. За первый период (30 дней) собирались сбросить 133 атомные бомбы на 70 городов, причём на Москву – 8, на Ленинград – 7. Потом, за следующие два года, ещё 200 атомных и 250 тысяч тонн обычных. «Дропшот» предусматривал уже только на первом этапе сброс трёхсот ядерных бомб и четверти миллиона тонн бомб обычных. Всего же планировалось сбросить «целесообразное» количество ядерных зарядов и 6 миллионов тон обычных бомб. В целях экономии решили разработать баллистические ракеты. Согласно этому плану предусматривалась гибель ста миллионов советских граждан, а СССР делился на 4 зоны влияния.

Останавливали американцев лишь отсутствие нужного количество бомб и расчёты, прямо указывающие, что война даже с неядерным СССР грозит непоправимыми, неприемлемыми последствиями. А то и красным десантом в Нью-Йорк.

Короче, секретность создания РДС-1 была таковой, что американцы свято верили: ядерного оружия в СССР не будет раньше середины пятидесятых. Но…

29 августа 1949 года на полигоне под Семипалатинском взорвалась бомба массой 4,7 тонны, диаметром 1,5 метра, длиной 3,3 метра и мощностью 22 килотонны.

Шок за океаном был долгий: только 23 сентября Гарри Трумэн выступил с заявлением о наличии ядерного оружия у СССР. За океаном подорвались пятые точки. Суммарная мощность взрывов неизвестна.

За 4 года до этого, на Потсдамской конференции, Трумэн хвастался Сталину американскими успехами в атомной сфере. Тогдашнюю невозмутимость Иосифа Виссарионовича, обладавшего всей полнотой разведданных, приняли за банальное непонимание.

Прошло 4 года, Сталин и Трумэн поменялись местами. Сталин переиграл Трумэна. А количество ядерных зарядов у СССР для бывших союзников тогда оставалось тайной.

Так почему же 29 августа 49 года — один из величайших дней в истории?

Тогда США лишились ядерной монополии, мир в те дни не стал однополярным. А ещё не началась война. Более разрушительная и страшная, чем закончившаяся 4 годами ранее Вторая мировая.

Мы часто благодарим ветеранов Великой Отечественной за то, что живём. Но есть и те, кто спас нас ещё раз, спустя 4 года после Великой Победы. Те самые 845 человек, награждённые указом от 29 октября 1949 года орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знаками Почета». 30 из них стали Героями Соцтруда.

Наградили всех этих людей за великое дело — создание атомной бомбы. За безмерно трудоёмкую работу, невозможный без соответствующей научной и производственной базы. В СССР эта база была создана. Разведданные же помогали ровно двум вещам: быть в курсе американских разработок и не повторять ошибок бывших союзников. Разведданные повлияли лишь на сроки.

РДС-1 не стала точной копией американского изделия, ни внутри, ни снаружи: вся электроника была отечественной, аэродинамические расчёты производились у нас.

Заложенная ещё в те далёкие годы база помогла нашей стране не только не рассыпаться окончательно в самые тяжёлые времена, но и возродиться.

Согласен? Жми стрелку вверх и заходи в нашу группу в ВК!

Там ты сможешь прочесть не только эту статью, но и другие материалы от наших авторов!

О власти слов и образов над нами...

Сразу понравилась эта незамысловатая, но ясно изложенная статейка. Бывает, когда незнакомый текст, незнакомого автора нами ожидаем, отвечает на назревшие вопросы, откликается в душе.Проблема науки, дл...

Кибервойна: теория и практика Интернет-баталий

В эпоху Интернета развиваются новые социальные явления, а вместе с ними появляются и масштабные проблемы, о которых предыдущее поколение не знало. Технологическая революция изменила быт...

Обсудить
  • В первых абзацах ошибочно указан год указа - 1945.
  • "41-й, год атомные исследования всё же засекретили и назначили куратора — Молотова. " ссылку на документ, плиз. Как-то упустил.
  • Сталин атомную бомбардировку не боялся. Во-первых мощность ее была сравнима с обычными бомбардировками. Во-вторых их было мало. Больший интерес у него и Берии вызывало термоядерное оружие. Идея Олега Лаврентьева - простого сержанта с Сахалина лично Берией привлеченного к разработке - применить дейтерид лития стала ключевой для создания термоядерной бомбы, испытанной в августе 1953 года. Это оружие делало СССР неуязвимым перед любой внешней агрессией. Узнав об этих разработках - финансовая мафия запустила проект по уничтожению Сталина и Берии. Успех этого теракта позволил остановить победу социализма во всем мире и в дальнейшем пивел к крушению СССР.
  • Вроде бы неплохо написали данную статью. Но.....не хватает одного человека. Это лейтенант Флёров. Что же обнаружил Флеров? Он сработал как хороший аналитик разведки, с умом читающий открытые источники. Дорвавшись в промежутке между исполнением служебных обязанностей до свежей научной периодики, он обратил внимание, что в зарубежных журналах практически полностью исчезли публикации по ядерной физике. И это после целой лавины работ в самом конце 30-х годов? Буквально в 1939 году Ган и Штрассман совершили важнейшее открытие – обнаружили факт деления ядер урана под действием нейтронов. Да чего далеко ходить: в том же 1939 году сам Флеров в компании с Константином Петржаком открыли в ленинградском физтехе новый тип деления урана – спонтанный. Флеров сделал вывод о том, что иностранные военные вплотную заинтересовались созданием атомного оружия. "Это молчание не есть результат отсутствия работы; не печатаются даже статьи, которые являются логическим развитием ранее напечатанных, нет обещанных статей, словом, на этот вопрос наложена печать молчания, и это-то является наилучшим показателем того, какая кипучая работа идет сейчас за границей", – писал он Кафтанову в декабре 1941 года. Писал он и своему старшему коллеге Курчатову. К слову, именно в письме Курчатову Флеров впервые обосновал один из распространённейших впоследствии дизайнов атомного оружия – так называемую "пушечную схему". В промежутке всей этой переписки Флеров умудрился сделать в Казани доклад перед весьма представительным собранием физиков, включавшим в себя, в частности, А.Ф. Иоффе и П.Л. Капицу. Государственный аппарат в общем и целом имел представление об актуальности проблемы еще с конца 1941 года. В мае 1942 года вместе с письмом Флерова через секретариат Сталина прошел доклад разведки о том, что на Западе ведутся работы по "урановой проблеме". Тогда же был проверен и факт резкого исчезновения публикаций по ядерной физике из открытой печати. Есть датируемая июнем 1942 года справка физика Виталия Хлопина, возглавлявшего Комитет по урановой проблеме. В ней он указывает: "Это обстоятельство единственно, как мне кажется, дает основание думать, что соответствующим работам придается значение и они проводятся в секретном порядке". Тезисы Флерова подтверждались один за другим. Все это сошлось в одну точку – точку принятия решения. "Надо делать", – лаконично бросил Сталин летом 1942 года, выслушав сводный доклад по теме.
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: