В Швейцарии будет всего 57 делегаций. Детали в телеграм Конта

Харьков в оккупации, свидетельства очевидцев и факты. Это сделали “герои лишь выполнявшие приказ”

1 568


15—18 декабря 1943 года состоялся «Харьковский процесс» — первый в мире процесс против немецких военных преступников. Он создал юридический прецедент, закрепленный позже Нюрнбергским трибуналом: «Приказ не освобождает от ответственности за геноцид». Судили трех гитлеровцев (капитана Вильгельма Ландхельда, унтер-штурмфюрера СС Ганса Рица, старшего ефрейтора немецкой тайной полевой полиции Рейнгарда Рецлава) и одного коллаборациониста (водителя «душегубки» М. П. Буланова), виновных в массовом уничтожении жителей города. В присутствии 40 тыс. харьковчан преступники были повешены на Благовещенском рынке, где ранее оккупанты сами проводили массовые казни.

Эрвин Фиров — первый комендант оккупированного Харькова.= немец!

Александр Семененко — бургомистр оккупированного Харькова

Алексей Крамаренко — бургомистр оккупированного Харькова. 

Павел Козакевич — последний обер-бургомистр Харькова во время его 2-й оккупации весной 1943

Александр Посевин — командир одного из подразделений харьковской полиции, разоблачён и казнён в 1988 году.

Любченко, Аркадий Афанасьевич — украинский писатель, активный сотрудник оккупационной прессы

Сосновый, Степан Николаевич — агроном, публиковавший в оккупационной прессе статистику голода 1932—1933 гг.

Каждый рассказ харьковчан — это целая летопись зверств и злодеяний фашистов. И в самом деле, каждая улица, каждый переулок, каждый дом имеет свою свежую историю, или вернее, как говорят здесь, свою трагедию... источник: https://web.archive.org/web/20160304131445/http://forum.mediaport.ua/read.php?62,81901

Вот самая ужасная трагедия — улица Тринклера. Здесь был большой госпиталь для военнопленных. Перед уходом из Харькова враги зажгли его, затем забросали здание госпиталя гранатами, и там погибло не менее восьмисот раненых бойцов и командиров. Харьковчане рассказывали, какие нечеловеческие крики и стоны нес ветер из этого здания, объятого пламенем взрывов... Спасаясь от смерти, раненые советские бойцы и офицеры выбрасывались из окон горящих зданий, но здесь же расстреливались из автоматов фашистами. 

Массовые расстрелы советских людей осуществляли фашисты и в лесопарке, расположенном в районе поселка Сокольники, на окраине города Харькова.       

 Это рассказал мне один сосед с нашего двора, когда я, уже второклассник, спросил его: “Почему у Раи-татарки Мангушевой нет одной пятки?”.

. Война, Харьков, оккупация. В этом дворе, тоже в подвале жила татарская семья – мать старуха и 6 детей. С другой стороны прачечной стояло четырех этажное здание Хлебзавода.

Как то под вечер из ворот этого хлебзавода выехала подвода-телега с двумя лошадьми полная с буханками хлеба, свежего, вкусного, пахнущего. Волей случая борт телеги как-то открылся и несколько буханок хлеба упали на мостовую. Пока извозчик и сопровождающий немецкий солдат увидели это, маленькая девчушка лет 8-9, на бешенной скорости схватила буханку хлеба и бегом. Немец увидел, понял, и за ней с винтовкой наперевес. Он гнался за ней по улице, по всем подвороткам и наконец поймал. Привел ее к телеге, забрал хлеб и с огромной силой ударил прикладом по челюсти, сбив ее с ног. И тут он увидел, что она успела на бегу откусить один кусочек хлеба. Озверев, взвел курок оружия, наведя на нее. Собравшиеся люди громко просили и умоляли пощадить. Он пощадил и выстрелил ей в ступень левой ноги.

Это сделал “герой лишь выполнявший приказ"

Где-то через 2-3 месяца у ворот этого же Хлебзавода стоял немецкий офицер и обращаясь к населению, кричал:”Немецкое командование решило дать мирному населению хлеб и другие продукты. Ворота открыты. Заходите, берите хлеба, сколько хотите”.

Тысячи людей бегом, толкая и топча друг друга, ринулись во внутрь четырех этажного здания Хлебзавода. Среди них была, конечно же, и пронырливая Райка-татарка, хотя еще очень хромала, но хлеб – это жизнь. В толпе, еще до ворот, ее кто-то затолкал, наступил на больную ногу. Ужасная боль, плачь. Она вернулась и присела, рыдая, на тротуар около прачечной.

Ворота закрылись. Через несколько минут четырех этажное здание Хлебзавода было полностью взорвано, взлетело в воздух.

Это сделали “герои лишь выполнявшие приказ”.  Развалины этого завода я видел всю свою жизнь там.

Это уже рассказала мне сама Рая Мангушева, молодая красивая девушка, без одной пятки.

…. немцы завоевали деревню (поселенный пункт), где жили Николай с семьей. Старшую сестру Николая угнали в Германию на работу. Пропала без вести.   

 « Немецкие вооружённые силы, которые понесли такие большие жертвы ради освобождения Украины, не допустят, чтобы молодые сильные люди слонялись улицами и занимались мелочами. Кто не работает, должен быть принудительно привлечён к труду. Понятно, что тогда его уже не будут спрашивать, какая работа ему нравится.»        Из газеты «Нова Україна» от 26 ноября 1942 г.

Всех жителей деревни, кого поймали, согнали в церковь. Заперли. Сожгли живыми.

Николай с младшим братом, спрятавшись в близлежащем лесу, наблюдали за происходившим, за тем как уничтожают их семью мать и еще две сестры.

С молодых лет Николай учился в школе и работал, чтобы воспитывать и наставить на правильный путь младшего брата. Работал на заводе токарем на станке.    

   По данным советских властей 120 тыс. человек, в большинстве своем молодежь, были угнаны в рабство в Германию; около 70-80 тыс. погибли от голода, холода и лишений, особенно в зиму 1941/42 г.; около 30 тыс. было убито немцами, включая 16 тыс. оставшихся в Харькове евреев (мужчин, женщин и дете ), остальные скрылись в деревнях. Из воспоминаний жителей Харькова. 1943 г

« Город истерзан и перенёс нечеловеческие муки… Фашистские варвары сожгли почти все институты, кинотеатры, музеи. Разрушено 50 % жилого фонда. Сейчас город ожил, многие уже работают на восстановленных заводах. Жители получают регулярно хлеб, скоро получат воду… По улицам города пойдут трамваи. Харьков возвратился к жизни. «  

 Нынешние власти Украины такую историю своей Родины не ведают и героев своих настоящих героев Советского Союза совсем не знают. Поклоняются героям , которые служили Рейху- посмотрите бургомистрами были украинцы, это по их приказу совершались все зверства в Харькове, А потом был первый суд и казнь. Новейшая история Украины завершает новый виток и снова в суде будут обвинять украинских нацистов за их зверства в период оккупации.

Суицид как способ стратегического давления

Дети переходного возраста часто романтизируют смерть. Многие известные мемуаристы и выдающиеся писатели — авторы автобиографических произведений — вспоминали, как между двенадцатью и во...

Обсудить