Памяти Дмитрия Корнилова

0 1169

«Дмитрий Корнилов умер…» Эту фразу я услышал от коллеги зимним днём 2002 года, придя на лекции в Донецкий институт турбизнеса, где тогда преподавал. Чувство в тот момент было одно: безвозвратно ушла целая эпоха…

Мне посчастливилось познакомиться с этим человеком осенью 1991 года на собрании Интердвижения Донбасса, куда меня, тогда ещё первокурсника, привело нежелание мириться с уничтожением моего Отечества. Хорошо помню то неравное противостояние с нарождающейся бандеровщиной, в которое всем нам тогда пришлось вступить: и агитационную кампанию, и уличные акции, и работа на участках декабрьского референдума.

Интердвижение стало тем саженцем, из которого выросло могучее древо сражающегося за свободу Донбасса. Дмитрий Корнилов по сути дела взлелеял этот росток в первые, самые трудные для него годы. И это был не единственный момент, где он стоял у истоков: другим таким проектом стала газета «Донецкий кряж», без которой вряд ли случилась бы Русская весна. Именно его исследовательские и публицистические работы стали первым камнем в фундаменте той идеологии, под знаменем которой шахтёрский край восстал против нацизма.

В последний день января 2017 года исполняется пятнадцать лет с того момента, как Дмитрия Корнилова нет больше с нами. Но живы его идеи и мысли, нашедшие в наши дни сотни тысяч новых сторонников.

О человеке, поднявшем знамя борьбы Донбасса за свои права, нашим читателям рассказывает его брат – известный политолог и публицист Владимир КОРНИЛОВ:

- В первую очередь, Дмитрий для меня - мой родной и единственный брат. Могу прямо сказать: мне повезло с братом. Он был для меня и другом, и учителем. Он, в отличие от своих ровесников, не стеснялся возиться с младшеньким, часто брал меня с собой в поездки. Наверное, поэтому мы всегда были и единомышленниками. Мы часто спорили с ним о методах борьбы, о лозунгах и целях, но никогда не расходились в понимании конечных целей этой борьбы.

- Лично мне Дмитрий Владимирович запомнился человеком сильного и многогранного таланта: потомственный лингвист, занимавшийся диссертационным исследованием под руководством известного языковеда Евгения Отина, член Учёного совета Донецкого отделения Ассоциации молодых историков СССР, прекрасный педагог, побеждавший на областных учительских конкурсах профессионального мастерства…

- Дмитрий преподавал английский язык в школе поселка Опытное (сейчас там проходит линия фронта. - Прим.). Попал туда по распределению: несмотря на его блестящие оценки, он считался «диссидентом», а потому ему не разрешили остаться работать в университете. Мало того, ему была заказана работа и в самом Донецке. Вот и выбрал он сельскую школу, которая была ближе всего к дому. Там он быстро стал душой учеников: мне потом многие рассказывали, что не один из выпускников этой школы успешно поступил на романо-германский факультет тогда ещё ДонГУ. Дмитрий без труда выиграл конкурс «Лучший учитель области». Он был эрудирован, начитан, был ходячей энциклопедией. И самое поразительное, при всей своей занятости он всегда старался помочь любому. Кто бы по какой-нибудь мелочи к нему ни обратился, он бросал все и старался найти самый оптимальный ответ или путь решения проблемы. Все чужие беды и незадачи он принимал близко к сердцу - возможно, это его и сгубило...

- Помню, как Дмитрий Владимирович однажды сказал о себе: «Я рождён для оппозиции...» Что привело его в число основателей Интердвижения Донбасса, а после - сделало его лидером?

- Мне кажется, любой честный человек пригоден лишь в оппозиции: во власти честным людям обычно делать нечего. Да собственно, поэтому Дмитрий стал мозгом и душой Интердвижения.

Скажу честно, на какое-то время у моего брата отбили охоту заниматься и интересоваться политикой: на первом курсе университета он нелицеприятно высказался о внутренней политике КПСС и против него была открыта серьёзная травля. Его чуть было не исключили из комсомола, что тогда автоматически означало исключение из вуза. За него заступились однокурсники, но дамоклов меч над ним был занесён, поэтому он на несколько лет с головой ушёл исключительно в науку, вообще нигде не комментируя политические события.

Поэтому так получилось, что к концу 1980-х годов я, его младший брат, был гораздо более политически активен и постепенно втянул старшего в политические события, я его позвал пару раз на митинги. Дмитрий загорелся, начал сам выступать, мы с ним и решили, что пора создавать Интердвижение, целью которого была борьба за сохранение нашей Родины – СССР.

- Ещё одна яркая страница его жизни - журналистика...

- Решение о том, чтобы перейти в журналистику, далось Дмитрию непросто: уж больно он любил школу и свою педагогическую работу, мечтал защитить диссертацию и уйти с головой в науку. Но время было такое, когда нужно было бороться, не сидеть сложа руки. С конца 1980-х годов Дмитрий превратился в значимую фигуру на политической арене Донбасса: активно печатался в изданиях политической направленности, принимал участие в организации акций, митингов, демонстраций. В конце концов, это стало несовместимо с работой в школе. Он стал профессиональным политическим обозревателем, не прерывая при этом политической деятельности. Благодаря ему «Донецкий Кряж» сформировался как рупор русского движения не только Донбасса, но и значительной части Восточной Украины.

- У человека, уходящего в расцвете сил, всегда остаются нереализованные планы. О чём мечтал Дмитрий Владимирович в последние годы жизни, что ему хотелось бы осуществить больше всего?

- Его мечтой было написание книги «Две Украины». Он долго работал над ней, был близок к завершению. Но в конце января 2002 года, когда Дмитрию было всего тридцать девять лет, с ним случился инсульт... Прошло уже полтора десятилетия, а у меня до сих пор перед глазами эта страшная картина, когда мы несём его в больницу на носилках, а он, уже понимая, какая беда с ним приключилась, всё равно порывается встать, постоянно повторяя одну и ту же фразу: «Я должен допечатать девять строк в статью...» Он так и не допечатал эти девять строк, не закончил несколько глав своей фундаментальной книги. И ушёл от нас 31 января 2002 года, однако оставил за собой массу трудов, которые актуальны по сей день. Да нет, я бы даже сказал, сейчас они ещё более актуальны, чем были тогда! Всё, что предсказывал мой брат в своих «Двух Украинах», всё, о чём он предупреждал, сбылось. Он был предвестником, предтечей всех тех событий, которые переживает сейчас наш Донбасс…

https://mianews.ru/ru/2017/01/...

Макара обложили со всех сторон

"Монтаж и провокация!" После фееричного пранка от Вована-Лексуса на певца хлынули уголовные дела. Он в полной оторопи Немножко прошлого В свое время я был подписан на Толю Шария. Потом о...

Датская угроза

Датчане — храбрые люди, наследники викингов. В 1397 году они даже объединили в рамках Кальмарской унии Данию, Швецию и Норвегию. Учитывая же, что Норвегии тогда принадлежали также Гренл...