Что в России настоящий экстремизм?

3 8193

Понятие «экстремизма» в России деградирует с большой скоростью. Многие по праву считают, что сегодня экстремизм стал инструментом насаждения порочных явлений 37 года, когда за решеткой зачастую оказываются не преступники, а те граждане, которые высказывают критическую оценку действующей власти. Динамика количества осужденных за экстремизм растет с каждым годом. В 2013 году за экстремизм осудили 275 человек, в 2014 — 347 человек, в 2015 — аж 424 человека (данные взяты из открытых источников). Аналитиками предполагается, что к 2017 году это число может вырасти в два раза. И если во всем мире экстремистами считают ярых фанатиков, призывающих к насильственному свержению власти, то в России при помощи жесткой 282 статьи Уголовного кодекса искореняется любое инакомыслие. Как вы понимаете, с появлением «экстремистских статей» в России умерла демократия, предполагающая свободу слова.

Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) неоднократно отмечала расплывчатость формулировки понятия «экстремизм» в российском законодательстве и рекомендовала следующее: «…пересмотреть определение экстремизма в федеральном законе о противодействии экстремистской деятельности для обеспечения того, чтобы оно распространялось лишь на серьезные случаи, связанные с ненавистью и насилием… четко изложить те критерии, которые должны соблюдаться для того, чтобы объявить какой-либо материал экстремистским».

Председатель Мониторингового комитета Парламентской Ассамблеи запросил мнение Венецианской комиссии относительно Федерального Закона Российской Федерации «О противодействии экстремистской деятельности». По мнению Венецианской комиссии «Закон об экстремизме, вследствие широкого и неточного словоупотребления, в особенности в «основных понятиях», определяемых в Законе, таких как определение «экстремизма», «экстремистской деятельности», «экстремистских организаций» или «экстремистских материалов», — предоставляет слишком широкое усмотрение в своём толковании и применении, что ведёт к произволу».

Однако российскими властями очевидно были проигнорированы все рекомендации европейских коллег, в результате чего в «экстремистов» превратились простые граждане. Дошло до того, что на скамье подсудимых оказываются даже те люди, которые сделали безобидный репост в соц. сетях. 

Например, мать-одиночка из Екатеринбурга Екатерина Вологженинова приговорена к 320 часам обязательных работ и уничтожению ноутбука за репост в социальной сети картинки. С самого начала дела Вологженинова была включена в список экстремистов, из-за чего не могла снять более 10 тысяч со своего банковского счета, причем даже эти деньги подвергались дополнительному контролю.

Аналогичная ситуация сейчас разворачивается в Жигулевске. Мать-одиночку Анну Дмитриеву обвиняют в экстремизме за репост «Вконтакте». Изначально суд посадил Анну под домашний арест без права выходить на работу. Хотя помимо малолетнего сына у нее на иждивении еще и мать-инвалид. Причем в случае Анны, Сбербанк вообще без всякого суда полностью лишил ее возможности снимать ее же собственные деньги со счета и зарплатной карты в этом банке, включая социальные пособия на малолетнего сына. Лишив Анну возможности заработка, обрекая на бедность ее семью, государство фактически «отключило» Дмитриеву от социума. Впоследствии суд все же разрешил матери-одиночке ходить на работу, но заработанные деньги она по-прежнему не может получить, так как ее счета также заблокированы Сбербанком. Причем какая-либо переписка со Сбербанком ей самой запрещена судом, а на другие письма и даже запросы адвокатов Сбербанк цинично ссылается на «банковскую тайну».

57-летнего самарского школьного учителя Анатолия Гусева Красноглинский районный суд оштрафовал на две тысячи рублей за публикацию в сети стихотворения, которое было признано экстремистским. После общения с сотрудниками ЦПЭ Гусев удалил стихотворение, однако уголовное дело на него в сентябре все-таки завели.

В Перми талантливого 50-летнего резчика по дереву Сергея Каменева тоже превратили в «экстремиста». «Борцам с экстремизмом» показалось, что в его работах есть элементы похожие на нацистскую символику.

В Москве мать-одиночку Ольгу Авилкину пытаются обвинить якобы в распространении экстремистского материала через ее электронную почту. В деле, по всей видимости, нет вообще оснований для уголовного преследования, т.к. нет ни одного доказательства вины москвички, однако следствие уже передало дело в суд, который упорно гнет ту же линию.

По нашему мнению, такому беззаконию в 37 году поразились бы даже сотрудники НКВД. Считаем, во всех этих случаях полностью проигнорирована презумпция невиновности. Вина граждан по сути даже не доказана. Более того, выстроена такая беспощадная система, что с людьми не проводятся предварительные беседы, не выносятся предупреждения о том, что материал нужно удалить, что какой-то материал признан экстремистским. Сразу лепится уголовная статья, сажают под домашний арест или в тюрьму. И никого не волнует, что человек просто мог не знать, что тот или иной материал признан экстремистским, тем более зачастую ответственность «за экстремизм» вменяют спустя годы после публикации материала, который в то время вовсе не был запрещен. Или власть предлагает нам наизусть знать весь огромный реестр подобных материалов? Но даже это никому не гарантирует возможности избежать уголовной ответственности за «экстремизм», тем более с учетом его сумбурности часто вообще невозможно понять о каком именно тексте там идет речь. Скажите, многие ли вообще помнят содержание всех понравившихся вам заметок, которые вы год или два назад опрометчиво лайкнули в соцсети? Здесь надо отметить и то, что до сих пор нет четких формулировок, что реально считается экстремизмом, а что -нет. Откуда граждане могут знать - репостят они экстремизм или нет, если даже сами ЦПЭшники толком этого, видимо, не знают? По нашему мнению, многие уголовные дела фабрикуются на основании домыслов «борцов с экстремизмом», которые скорее всего в силу «профессиональной деформации» видят «экстремизм» в любой, даже самой обоснованной критике органов власти, но делаются полностью слепы и глухи, когда с экранов ТВ представителей оппозиции выставляют «врагами народа». Об этом собственно и предупреждались российские власти со стороны ЕКРН и Венецианской комиссии.

Более того, по мнению ряда журналистов, в России термин «экстремизм» приобрёл однозначно отрицательный смысл и главным образом используется в государственных СМИ для создания негативного имиджа и преследования общественных активистов, членов оппозиционных движений, независимых журналистов. Буквально недавно такая травля была применена к Общероссийской политической партии «ВОЛЯ», ликвидированной за экстремизм по решению Верховного суда, по нашему мнению, необычайно поспешно. «ВОЛЯ» стала первой ликвидированной за «экстремизм» партией прямо во время избирательной кампании с ее участием. После того, как решение вступило в силу, СМИ выпустили ряд неоднозначных сюжетов о гражданских активистах, которые поддерживали партию. Уверены, что проверить содержание этих сюжетов на предмет возбуждения ненависти и вражды к этим активистам никто из «борцов с экстремизмом» не озадачился. Отметим также, что законность решения Верховного суда по ликвидации политической партии ставится под сомнение многими правозащитниками в связи с очевидным нарушением основополагающих принципов правосудия.

Невольно возникает также закономерный вопрос: кто виноват в том, что люди вынуждены критиковать действия системы власти, и имеют ли вообще жители России право прямо и открыто высказывать свое мнение о ситуации в стране? В Википедии есть очень внятное этому объяснение: «Росту экстремизма обычно способствуют социально-экономические кризисы, резкое падение жизненного уровня основной массы населения, тоталитарные политические режимы с подавлением властями оппозиции, преследованием инакомыслия, внешней интервенцией... — в этих случаях можно говорить о «вынужденном экстремизме».

Можно ли ситуацию в России считать «вынужденным экстремизмом»? Растут тарифы ЖКХ, цены на лекарства, продукты питания, жильё абсолютно недоступно, из-за падения рубля снизились зарплаты. Количество бедных в стране увеличилось. Как пишут открытые источники, минувшим летом 36% семьям в России не хватило денег, чтобы купить самое необходимое, а почти четверть (23%) граждан оказались не в состоянии оплатить даже ЖКХ. Число безработных в стране перевалило за 1 млн. Государство открыто заявляет о готовности распродать остатки прибыльных предприятий, использующих неисчислимые богатства и ресурсы России, иностранному олигархату. А мы сами нищаем. Теперь уже земли отдают иностранцам под видом территорий опережающего развития.

Вот и получается, что россияне доведены политикой действующей системы власти до такого состояния, что уже не могут молчать. Они вынуждены обсуждать это, пусть даже в соц. сетях. Но что делают президент и депутаты? Прислушиваются к гражданам и устраняют свои ошибки? Мы считаем, что вовсе нет! Они принимают (президент тоже в этом участвует – он подписывает закон) ряд репрессивных законов, типа «пакета Яровой». Для чего? На наш взгляд, чтобы просто не слышать, заткнуть всех и дальше продолжать ту же политику, которая в итоге может привести к гибели целой страны? Поможет ли исправить ситуацию очередное «закручивание гаек» вместо эффективных мер по улучшению жизни народа? Наше мнение — однозначно нет! Скорее уж такие действия ведут к обратному результату — ответному ужесточению протестов, провоцируют реальные угрозы общественной безопасности.

Кстати, Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г. даёт следующее определение понятия «экстремизм»: «Экстремизм — какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность….».

Так что же на самом деле в России настоящий экстремизм?

Никогда мы не будем братьями

То, что было написано давно, интересно перечитывать, спустя годы. Этой статье уже много лет. Интересно, кто оказался прав? Никогда мы не будем братьямини по родине, ни по матери.Ду...

Постпраздничное. Как наши бывшие союзники отметили День Победы

Завершились мероприятия, посвящённые 76-летию Великой Победы над гитлеровской Германией. Самое время оглянуться на прошедшую неделю и посмотреть, чем занимались наши бывшие союзники в э...

Мир на пороге религиозных войн и средневекового мракобесия

Мне тут пришла на днях в голову мысль, что «тёмная материя» – это сферы Дайсона, где живут высокоразвитые инопланетяне. А с нами они никогда контактировать не будут, потому чт...

Обсудить
  • У нас-- даже критика нарушений чиновников или Ненадлежащее исполнение ими же обязанностей--- уже Экстремизм...Повторяется ситуация 30 годов прошлого столетия-- Перегибы местечковых властей и Репрессии по малейшему подозрению...Прикрываясь исполнением Закона и Конституции..Подставляя Президента Росии !
    • Narod
    • 19 декабря 2016 г. 22:18
    В оккупации по другому не бывает...