• РЕГИСТРАЦИЯ

Джон Локк: Ложный герой либерализма

Павел Кухмиров
Deus vult
1 октября 09:53 1 1187

Если ты хочешь понять какое-то явление — пойми его исток. Расхожая и, на первый взгляд, вполне очевидная истина. Но, тем не менее, вполне соответствующая действительности. Применимо это правило может быть ко всему: и к чему-то малому, значимому лишь в какой-то несущественной мере, и к чему-то большому. Например, к идеологическому направлению, которое, по сути, подчинило себе весь мир. Которое уже несколько столетий безжалостно ломает устоявшееся и внедряет новое: то, что соответствует понятию о благе, разумеется, с точки зрения этой идеологии. Я говорю о либерализме. Восхождение которого продолжается уже пять веков — с самого начала эпохи Модерна.

Сейчас, когда, казалось бы, влиятельность его достигла пика, рост либерализма замедлился. Само это явление начало встречать всё большее сопротивление и на бытовом уровне, и в интеллектуальных кругах. И это неплохой повод попытаться понять, что же на самом деле либерализм из себя представляет. И это тем более необходимо, если учитывать тот факт, что к истокам начали обращаться в том числе и сами либералы. Которые более пристально начали присматриваться к основателям своего направления мысли. Его героям. Одним из которых, вне всякого сомнения, является британский философ Джон Локк.

В какой же мере соответствовал «либеральному идеалу» сам основатель либерализма?

Манускрипт

В библиотеке небольшого американского колледжа недавно был обнаружен затерянный текст одного из выдающихся английских философов, о существовании которого в академических кругах ранее никто даже не подозревал. Его название звучит весьма неожиданно, хоть и вполне актуально для того времени: «Причины для того, чтобы терпеть папистов наравне с другими». Эта работа философа раннего просвещения Джона Локка была обнаружена в архивах Колледжа Св. Иоанна в Аннаполисе, штат Мэриленд, независимым ученым Дж.Си. Уолмсли. Находка, о которой было объявлено не так давно, была встречена с волнением как философами, так и историками. Помимо всего прочего, она имеет ещё и высокую академическую ценность, так как позволяет пролить свет на политические дебаты того времени. Которые, как это ни парадоксально, сегодня имеют такое же значение, как и 400 лет назад.

Автор обнаруженного текста, Джон Локк, без преувеличения занимает центральное место в современной политической философии из-за его основополагающей роли в создании либерализма. Его «Два трактата о правлении» оказали большое и, во многом, определяющее влияние на развитие либеральной демократии. «Послание о веротерпимости», написанное в 1686 и опубликованное в 1689 году, является ключевым текстом в зарождении и развитии идей свободы слова и религиозной терпимости в том виде, в каком они просуществовали всё это время. Чтобы понимать их значимость, достаточно сказать, что обе работы сформировали мышление Томаса Джефферсона и других лидеров американской революции, став, к примеру, идейной базой их приверженности отделению церкви от государства — решения, положившего начало очень многим процессам в мировом масштабе.

Надлежащая забота правительства, утверждал Локк в тексте, касающемся веротерпимости - это защита жизни, свободы, здоровья и собственности граждан. Но государство не должно заботиться о религиозных убеждениях человека или путях спасения его души. И эта идея в общественном и правовом строительстве стала одной из основных на века вперёд. Вот только у самого Локка с этим, как выяснилось, всё было не так очевидно.

Терпимость не для всех

Послания Локка, написанные в то время, когда Европу раздирали религиозные распри и когда нетерпимость и преследования по конфессиональным основаниям были нормой, были мощным аргументом в пользу того, что впоследствии назвали свободой совести. Однако, как выясняется, это было весьма узкое представление о свободе. Целью Локка было распространение проповедуемой им свободы вероисповедания на нонконформистские протестантские конгрегации. Но ни католики, ни атеисты, по его мнению, не заслуживали терпимости: первые - потому, что они присягали на верность «иностранному князю» (папе), вторые - потому, что их взгляды «противоречили сохранению гражданского общества».

И именно в понимании этого заключается значение вновь обнаруженного документа. Написанное примерно за 20 лет до «Послания о веротерпимости», само его название ставит под сомнение большую часть того, что составляет классическое представление о Локке и его наследии. Так что же говорится в этом вновь обретённом источнике?

В одном из своих классических текстов он пишет: «Если папистов можно считать такими же хорошими подданными, как и других, то их можно и терпеть одинаково». Это привело многих ученых к мнению, что Локк был «гораздо более терпимым в некоторых отношениях, чем большинство его современников».

Но теперь это кажется сомнительным. Новая рукопись показывает, что Локк знал о распространении аргументов в пользу религиозной свободы на католиков, но категорически их отвергал. С его точки зрения, католики не были «такими же хорошими подданными, как другие», потому что их вероучения «угрожали обществу» в том виде, какой представлялся Локку правильным. И по этой причине они должны были быть искоренены.

Эта слепота к смыслу терпимости не была свойственна только одному Локку. Вопрос о том, что и кого следует терпеть, был чреват для либеральной мысли серьёзными проблемами на протяжении четырех столетий. Сегодня антикатолический дискурс в той форме, что была приведена Локком, в значительной степени исчез. Но сейчас уже другие конфессии (к примеру, мусульмане и, отчасти, даже православные) столкнулись с той же аргументацией, которая когда–то применялась по отношению к католикам: дескать у них есть «двойная лояльность» и что их убеждения угрожают обществу. Либеральному, а, значит, «идеальному».

И сегодня в обществах «победившего либерализма» вопрос о терпимости так же спорен, как и во времена Локка. От подстрекательства к разжиганию ненависти, от фальшивых новостей до прямых оскорблений — это арсенал одних лишь информационных методов, применяемых к тем, кого либералы считают недостойными «либеральной терпимости». Используя при этом аргументы о «благе общества», которые часто так же пусты, как у Локка.

Истинный герой

Мыслителем просвещения, который первым обозначил, казалось бы, подлинно либеральное отношение к веротерпимости, был не Локк, а еврейский философ из Нидерландов Барух Спиноза, творчество которого слишком мало известно в англоязычном мире. Почему же случилось так, что «иконой» либерализма стал не он, а философ, который, при ближайшем рассмотрении, совершенно не соответствует его идеалам?Является ли это следствием некой исторической ошибки?

И является ли сам Джон Локк для либерализма «ложным героем»?

Это непростой и очень субъективный вопрос. Джон Локк, как обозначил это либеральный историк Джонатан Израэль в серии монументальных книг, был ключевой фигурой «основного» просвещения, в то время как Спиноза был путеводной звездой его «радикального» крыла. По мнению Израэля, основной мейнстрим этого движения был ограничен в своей способности критиковать фундаментальные общественные законы своей интеллектуальной и социальной робостью. Радикальное же Просвещение было гораздо менее склонно идти на компромисс со своими убеждениями о терпимости, демократии и равенстве. Это различие особенно заметно в вопросе о свободе выражения мнений. «Чем меньше свободы суждения предоставляется людям, - говорил Спиноза - тем дальше они удаляются от самого естественного состояния и, следовательно, тем более репрессивен режим».

«Участие государства, - настаивал он - должно быть ограничено действиями людей, а не их мыслями; при этом каждому должно быть позволено думать то, что он хочет, и говорить то, что он думает». Это взгляды, которые кажутся поразительными даже сегодня. Казалось бы, истинным героев для либералов должен являться Спиноза. Но им, тем не менее, является Локк.

С моей точки зрения это глубоко не случайно. Равно, как и то, что причиной подобного расхождения взглядов основателя либерализма с неким «либеральным идеалом» является что угодно, но только не «интеллектуальная и социальная робость». Правда в том, что можно сколько угодно говорить об «идеале», но либерализму уже четыре века и он уже вполне сформировался именно таким, каким его себе представлял Локк.

Именно Локк, а не Спиноза.

Он сформировался двуличным и терпимым лишь к тому, что вписывается в его собственный либеральный проект. Ко всему же остальному современные либералы столь же агрессивны и нетерпимы, каким когда-то был и сам Джон Локк. И в этом нет ничего удивительного. Таковы все мировые проекты. Вот только осознание этого для самого либерализма, как явления, крайне опасно, так как лишает его исключительности. Некоего морального превосходства над другими. Ибо о каком таком превосходстве может идти речь, если у либералов всё так же, как у всех? Только чуть более лицемерно. И чуть менее честно. А ведь именно это исключительность давала либералам даже в их собственных глазах моральное право решать, что достойно терпимости, а что её не достойно. Примерно так, как это некогда делал Джон Локк.

А теперь вопрос: что останется от либерализма, если такая исключительность исчезнет?

(с) Павел Кухмиров.

Текст на сайте газеты "Завтра": http://zavtra.ru/blogs/dzhon_l...

Deus vult

Ротенберги, мосты и товарищ Сталин

Сегодня президент России Владимир Путин наградил бизнесмена Бориса Ротенберга орденом Александра Невского. Официально «за заслуги в развитии физической культуры и спорта». Ротенберг д...

Шмаре и Маре в России не место, гоните их

Все люди чего-то боятся. И у каждого можно найти уязвимое место. Даже у такой наглой и безрассудной девицы, как Мара Багдасарян. У той самой Мары, которая единственная выжила в горящем а...

Дикая охота за литием: Как Tesla свергла Моралеса

Cреди обычной публики принято считать, что разные там революции и перевороты происходят как бы сами собой. Кинематограф добавляет в это представление идею о роли личности в истории. Мол...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...
    Павел Кухмиров 14 ноября 09:02

    Падение: Кто пойдёт дорогой Эво Моралеса

    Меня всегда забавлял известный афоризм о том, что нет ничего более постоянного, чем временное. Ирония, конечно, весьма горькая – достаточно посмотреть на Донбасс, чтобы в этом убедиться. Но, тем не менее, звучит всё же занятно. Однако совсем не забавно другое: данное правило имеет и обратную силу тоже. И нет ничего более временного, чем постоянное.У великого английско...
    487

    Не просто кости

    Иногда с людьми бывает полезно поговорить на их языке. Насколько это возможно, конечно. К примеру, если тебе задают вопрос, постановка которого касается исключительно материальных, экономических моментов, вряд ли имеет смысл в ответ говорить о метафизических основаниях. Даже если сам ты видишь эту проблему исключительно под таким углом.Ещё бывает совсем уж замечательн...
    1004

    Эво Моралес: Стремление к большему

    Последнее десятилетие стало не самым удачным для тех лидеров стран Латинской Америки, что исповедовали левые взгляды и позволяли себе открыто бросать вызов доминирующим в регионе Соединённым Штатам. В каких-то странах этих лидеров сместили в ходе выборов, где-то они умерли при не вполне ясных обстоятельствах, а, к примеру, доведённая до отчаяния внешним давлением и ош...
    2050

    Истинная война

    Самое худшее, что может допустить тот, кто несёт ответственность, за что-то важное — это позволить себе отстать от жизни. Утратить понимание того, что события развиваются и реальность меняется, а не стоит на месте. И это только звучит странно. А на самом деле соблазн впасть в такое непонимание невероятно велик. Причём, впасть вполне сознательно — и такое тоже случаетс...
    1085

    Аркадий Бабченко: Заяц над бездной

    Очень часто в своей жизни человек делает выбор. Он всегда делает его сам и с последствиями этого выбора, хорош он или плох, человеку жить до конца дней его. И чего бы этот выбор ни касался – он всегда меняет человека. То, кем человек является в жизни, практически всегда – следствие его выбора. Не обстоятельств. Не окружающего общества. Не чьих-то поступков. Всё это, к...
    742

    Сила и слабость в Золотом

    Если ты пытаешься дать чему-то оценку, то последнее дело при этом смотреть на трактуемое событие, как на нечто отдельное. Существующее вне контекста. Для того, чтобы получить сколь-нибудь здравое видение, ситуацию надо рассматривать в целом. Как бы банально это ни звучало. Именно такие мысли приходят в голову, когда наблюдаются многие нынешние комментарии, касающиеся ...
    1045

    План «Б»: Украинская «оптимизация» для Донбасса

    Время от времени я задумываюсь: есть ли в глобальной политике что-то более парадоксальное, чем США в роли мирового гегемона? Ведь по своему менталитету США – это глубоко провинциальная страна, которой совершенно не интересно что-либо, находящееся за пределами её границ. Страна, взгляд которой очевидно направлен внутрь себя. И которую не волнует ничего, кроме себя само...
    1896

    Бразилия: Пожары для европейского фастфуда

    Согласно ставшей некоторое время назад популярной т.н. «теории хаоса» всё в мире взаимосвязано настолько, что даже «взмах крыла бабочки в одной стороне света может вызвать ураган в другой». И вряд ли где-то подобные утверждения могут быть ближе к истине, чем в вопросах экологии. Особенно сейчас, в эпоху глобализации.Казалось бы, каким образом нынешнее рекордное количе...
    1333

    Ватикан: Кризис целибата

    Ситуацию начала XXI века можно смело охарактеризовать, как складывающуюся в обстановке тотального кризиса всех консервативных институтов, будь то общественные или культурные. И религиозные институты так же не являются исключением. Нисколько не удивительно, что в подобной обстановке глубокий кризис переживает самый старый и мощный из них — Римско-католическая церковь. ...
    1390

    Постпиар белого вождя

    Знаете, чем меня на самом деле откровенно ужасает украинская политика? Концентрацией постмодернизма. В ней абсолютно всё не то, чем является. В ней абсолютно ничего нельзя всерьёз воспринимать так, как оно выглядит. В ней нет абсолютно ничего настоящего. Ну, почти ничего, но об этом мы поговорим чуть позже. Это какая-то рафинированная «постполитика» с «постпатриотизмо...
    795

    Марш безысходности

    Что может решить один человек? Немного, вероятно. Хотя, ситуации бывают разные. А миллион человек? Многое? Возможно. Достаточное количество народа и вовсе скажет, что миллион человек может решить что угодно, особенно если выйдет на улицы и громко начнёт о чём-то заявлять. Что ж, и такое может быть. Только есть ситуации, когда и миллион человек ничего не решает. Как бы...
    783

    Сирийский Курдистан: Нет друзей, кроме гор

    После приказа Дональда Трампа о полном выходе американских войск из Сирии, геополитические позиции России в регионе значительно усилились. Что является несомненным успехом из-за огромной стратегической важности данного региона. Однако после этого для России неизбежно обострится ряд других вопросов, вызванных тем, что военный уход Америки из сирийского Курдистана може...
    1223

    Гонконг: Брендовая война

    Сценарий так называемых «оранжевых революций» одинаково эффективно применялся в разных концах мира. И в Восточной Европе он оказывался не менее действенным, чем в Северной Африке. Возможно, одна из причин такой эффективности заключена в высоком уровне гибкости данной схемы. По сути, классический «оранжевый сценарий» - это базовая, универсальная модель, на которую «нак...
    1078

    Правила игры: Что сделало возможным стёб над мёртвыми

    Недавно на сужающемся патриотическом пятачке русского интернета настоящую бурю эмоций вызвала очередная выходка очередных комиков с ТНТ. В этот раз они позволили себе пошутить по поводу погибшего Моторолы, а заодно и всех жителей ДНР.Что тут скажешь? Лично у меня очень сложное отношение к Мотороле, но вряд ли он заслужил, чтоб над его памятью стебались клоуны. Равно к...
    1760

    Хор с прогибом

    Три самых прекрасных на свете зрелища — это огонь в камине, звёздное небо над головой и то, как разваливаются чужие иллюзии. Особенно тогда, когда есть возможность не слишком благородно, но от этого с не меньшим удовольствием сказать: ну, я же говорил. Или что-нибудь в этом роде. И ведь часто по поводу таких иллюзий заранее бывает понятно, чего они на самом деле стоят...
    2126

    Долины павших

    Иногда наша жизнь вообще и история в частности очень здорово начинают напоминать лабиринт с зеркалами. В котором ты перестаёшь понимать: то, что ты видишь, находится впереди или позади тебя? Справа или слева? В прошлом или в будущем? И там, где отразилось чьё-то настоящее, может, на самом деле, отражаться твоё будущее. Равно, как и наоборот: чьё-то будущее может запро...
    1139

    Политические зоотехнологии

    Когда-то ещё в школе мне запомнилась одна мысль, озвученная учителем. Суть её сводилась к тому, что все науки, изучаемые человеком, имеют свой базис в природе — то, что ими изучается, существует в ней независимо от людей. Кроме одной науки — экономики. Которая вне человека не существует в принципе. Что ж, мысль интересная. Но, без малого, тридцать лет спустя, думается...
    1115

    США: Молодая ненависть поколения Трампа

    Избрание президентом США Дональда Трампа не просто стало манифестом консервативной части американского общества. Оно стало симптомом его радикализации. Обычно молчаливое консервативное большинство внезапно начало требовать, чтобы американские либералы считались с его точкой зрения. Во многих штатах начались (теперь уже успешные) кампании по фактическому запрету аборто...
    923

    Ритуальные танцы

    Т.н. «мирное урегулирование» на Донбассе всё больше напоминает мне то, что некогда происходило на вершинах ацтекских пирамид: некое максимально ритуализованное действо, где всё имеет чисто символический характер. Кроме одного - человеческой крови. Которая, как раз, вполне настоящая. Раньше она стекала по ступеням пирамиды «Минских соглашений». Теперь на всё той же пи...
    1293

    Формула Бангладеш

    В нашей публичной политике есть вещи, которые откровенно раздражают. Главным образом, своей почти преступной бессмысленностью. Вот представьте себе ситуацию: идёт война, падают снаряды, города обстреливают — и даром, что эту войну войной официально не признают, но люди-то гибнут по-настоящему. И вот пока всё это происходит, офицерский состав занят тем, что громко и ск...
    1011
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика