Счастье, перевязанное «красной лентой»

0 333

История, которую мне хочется рассказать – о человеческой преданности, верности. А еще о большой любви, помогающей преодолеть любые препятствия. Сила, дарованная этим чувством, позволила Юрию пережить все удары судьбы, не опустить крылья, стать счастливым и дарить счастье близким людям.

…Мы разговариваем, сидя на скамейке во дворе дома, где проживает Юрий со своей семьей. Он ничем не отличается от других: симпатичный молодой мужчина, приятный в общении. Только в глазах – тайна, которая известна нам обоим. И я понимаю, откуда эта льдинка настороженности в его взгляде. Она тает только в те моменты, когда собеседник говорит о дочери. Но как мне хочется, чтобы стена недоверия к людям, которая возводилась в сознании этого человека бывшими друзьями, коллегами, родными, не помешала ему рассмотреть мои добрые намерения и быть откровенным. Поэтому я не спешу.

Юрий все не решается заговорить о главном. Я и не жду этого – мы просто друзья – с тех пор, когда он позвонил в редакцию, чтобы поделиться впечатлениями от опубликованной статьи на тему ВИЧ/ СПИД. Основной ее мыслью было милосердие к инфицированным. Были и еще звонки, разговоры. А потом неожиданное:

– Вы все красиво пишете. А сами общались с ВИЧ-позитивными?

Помню, я немного растерялась:

– Нет, – ответила, – но была бы не против. Что здесь такого? Другое дело, что раскрыть свой статус вряд ли кто-нибудь решится …

– Ну, тогда, может быть, встретимся, поговорим…

– Конечно, давайте…

Думая о предстоящей встрече, я, признаться, долго не могла побороть в себе липкое чувство страха. Нельзя было не догадаться, что Юрий – носитель ВИЧ. И во мне сражались два человека. «Откажись!», – панически кричал один. Другой скептически улыбался: «А слабо? Писать о милосердии легко, а сама ты милосердна?». Второй победил…

Наша первая встреча состоялась в городском кафе. Юрий протянул руку. Не знаю почему, но я расценила этот жест как своеобразное испытание. Улыбнулась и протянула руку в ответ. Он крепко сжал мою ладонь и немного подержал в своей.

Потом мы долго говорили, но темы, послужившей поводом для встречи, не касались. Я заранее для себя определила первой не начинать, а Юрий не решался. «Ну и ладно, – подумала я, прощаясь. – В конце концов еще один друг появился. И это здорово».

Позже Юрий сказал:

– Я хотел оценить тебя – ты просто журналист, ищущий сенсации, или действительно ратуешь за милосердие… Ты все обо мне поняла, но не побежала сразу после этого руки мыть, как делали даже родные мне люди, не стала расспрашивать о ВИЧ. Ведь от меня отвернулись многие друзья…

Сначала знала только мама – она тяжело переживала это известие, полагая, что я нахожусь одной ногой в могиле. Я не смог скрыть сей факт и от человека, которого считал своим лучшим другом. К тому же так хотелось сочувствия и понимания! Но в результате от него об этом узнали многие – некоторые общие знакомые от меня просто шарахались! Друг пытался общаться, но после каждого рукопожатия протирал руки влажными салфетками. В конце концов, я вычеркнул его из своей жизни.

«Прокаженными» чувствуют себя почти все из нас – раскрыть свой статус сродни геройству! Это мужественный поступок, учитывая отношение к ВИЧ-позитивным. Я долго думал и решил рассказать тебе все – моя история поучительна. Нам нелегко выживать среди вас – тех, у кого статус отрицательный…

Я пообещала выслушать его. После этого мы еще долгое время перезванивались. И вот – вторая встреча.

– Тебе, наверное, интересно, как это произошло, – несколько торопливо начал он свой рассказ. Но под моим сочувствующим взглядом немного расслабился. – Я тебя удивлю, но… сам бы хотел об этом знать! Везде пишут о группах риска – это люди, ведущие беспорядочную половую жизнь, наркоманы, гомосексуалисты. Но ни к одной из этих групп я не принадлежу. То, что называют «сексом», для меня лишь венец чувства, когда ты хочешь подарить любимому человеку всего себя без остатка. Не взять, а подарить. Поэтому у меня нет длинного донжуанского списка, которым гордятся многие парни, а до женитьбы было всего две девушки. Есть предположение, что носителем была последняя, отличавшаяся «любвеобилием» и переменчивостью. Но разыскать ее я не смог.

Потом появилась Аня. Интуиция подсказала, что это мой человек. И я не ошибся – мы понимаем и дополняем друг друга. Очень быстро приняли решение пожениться – хотелось, чтобы окружающие принимали наши отношения всерьез. Была красивая свадьба, на которую собралось много родных и друзей.

Спустя месяц уехали отдохнуть в Турцию – родители подарили тур на свадьбу. Еще в путешествии почувствовал себя неважно – вдруг поднялась температура, начало болеть горло, увеличились лимфоузлы. Я списал это на акклиматизацию и попробовал лечиться сам. Большую часть отпуска провел в номере отеля. Потом симптомы простуды прошли, но лимфоузлы так и остались увеличены. Это и послужило поводом для визита к врачу. Та, осмотрев меня, назначила сдать анализы. Среди прочих был и тест на ВИЧ.

Не знаю, откуда, но у меня появилась тревога. На втором приеме доктор сказала, что нужно пересдать анализ. Мелькнула страшная догадка, я измучился, ожидая результатов. Начал искать в Интернете информацию о симптомах ВИЧ и пришел в ужас, когда они совпали с моими болезненными ощущениями.

Потом была встреча с врачом отдела профилактики СПИД. От него я услышал: «У вас обнаружен вирус иммунодефицита».

Не было слез, терзаний: какая-то давящая пустота внутри. А мысли – только об Ане, ведь теперь анализ предстояло сдать и ей. Как сообщить об этом? Были мысли о суициде. Но подумал, что Аня останется одна, наедине с бедой… Мой уход был бы верхом эгоизма…

Помог психолог отдела профилактики СПИД – она взяла на себя этот разговор… Ожидал всего – слез, упреков, настроил себя на то, что придется расстаться. Но Аня повела себя совсем неожиданно: после визита к психологу, выплакавшись, подошла ко мне, обняла и сказала: «Ну что ж, будем жить…».

Когда выяснилось, что у нее, слава Богу, нет вируса, я пытался оттолкнуть ее от себя: «Ты здоровая красивая женщина, у тебя все впереди, не теряй со мной времени», – убеждал я ее. А сам думал: без нее моя жизнь станет рутиной, просто существованием. Но я люблю ее и желал ей лучшей доли! Она сердилась: «А обо мне ты подумал? Как я буду без тебя?»

И началась наша новая жизнь. Аня радовалась, как ребенок, когда удавалось найти в Интернете хоть каплю позитивной информации! Оказалось, что при определенных условиях мы могли бы даже ребенка иметь. Аня стала просто бредить этой идеей: ходила по врачам, консультировалась у специалистов отдела профилактики СПИД, искала тех, кому удалось родить здоровых детей. Я удивлялся, как она искренне верила, что все получится, а сам, перечитав множество литературы, не был настроен так оптимистично.

Единственным безопасным для Ани способом забеременеть было искусственное оплодотворение. Существует способ очистки спермы, но лишь за рубежом, и это – нереальные для нас деньги. Аня уговаривала рискнуть и, применяя антиретровирусную терапию, попробовать зачать совместного ребенка. Я был счастлив оттого, что меня настолько любят – такого, какой я есть. Но идти на это я не мог, ведь на кону было здоровье дорогого мне человека! Потом прочитали много негативной информации о методе ЭКО и отбросили эту идею. Мне тяжело было смотреть, как она, мечтая о ребенке, смотрит на мамочек с колясками, на малышей в песочнице…

…На изучение информации, подготовку, консультации, вычисления благоприятного и безопасного периода ушло два года. Каждый день мы делали маленький шаг к нашей мечте. Когда Аня забеременела, сменили место жительства, опасаясь, что те, кто знает о моем статусе, могут навредить ребенку… Малышка родилась на два месяца раньше срока, но сейчас ей почти год, она здорова. И Анечка тоже. Я счастлив и живу ради моих женщин!

…Таких, как я, много. Большинство – глубоко несчастны, затравлены. Чтобы поддержать их, я и решился рассказать свою историю. Да, мы не такие, как все – должны вести немного другой образ жизни, принимаем препараты… Но ведь многие заболевания, предполагают то же самое – диабет, например… Несколько помогают встречи с такими же ВИЧ-позитивными в отделе профилактики СПИД и группе взаимопомощи ВИЧ-позитивных, беседы с психологом. Но хотелось бы, чтобы люди, которых эта беда обошла стороной, относились к нам милосерднее. От этого зависит и их безопасность – это неправильно, когда есть страх раскрытия статуса. Ведь от вируса не застрахован никто, мой пример – тому подтверждение…

P.S. Имена героев истории изменены

А почему в Белоруссии нет мигрантов? Что Лукашенко для этого сделал
  • Beria
  • Вчера 09:57
  • В топе

Ответы "Белоруссия - бедная" и "Там ничего не строят и нет работы" - не принимаются! Начнем с того, что в Белоруссии в 2015 году все-таки ввели закон о тунеядстве, на к...

Доказала свою эффективность - новейшая "Деривация-ПВО" запущена в широкую серию.

Примерно три-четыре месяца назад появились довольно интересные кадры, на которых запечатлена эффектная работа новейшего зенитно-артиллерийского комплекса "Деривация-ПВО", которая, судя ...